КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Вторник, 29.03.2016
22:06  Захват самолета подорвал планы на Египетское лето
22:03  В России озаботились спасением... отечественных востоковедов
20:59  Сможет ли Таджикистан заменить Турцию для российских туристов?))
20:25  Геройски погибшим в Пальмире российским спецназовцем был оренбуржец Александр Прохоренко (фото)
19:43  Южная угроза. Боевики ДАИШ, пользуясь слабостью афганских вооруженных сил, проникают в Таджикистан, - А.Ходжаев
19:18  Вторая древнейшая профессия как оружие массового поражения, - Д.Седов
17:21  Чем больше наши либералы будут критиковать и ругать Сталина, тем выше будет уважение к нему народа, - афоризмы от В.Третьякова
16:16  ГКНБ предотвратил террористические взрывы в Кыргызстане. Задержаны 7 подрывников
15:54  КырПравительство назвало абсурдом распространение подделки правительственного протокола по горе Унгар-Тоо
15:34  "Боко Харам" - террористы, слишком кровожадные даже для "Аль-Каиды", - Елена Ханенкова
15:32  Грязная информационная война США против иностранных политических лидеров, - Нил Никандров
15:28  Кыргызстан. Стабильность государства: впереди планеты всей, - Н.Айып
15:25  Угонщик самолета Egypt Air Ибрагим Самах задержан, жертв нет
13:58  В таджикском Аште до сих пор стоит памятник Генералиссимусу Сталину (фото)
13:29  Новые послы Казахстана: К.Саржанов - в Бразилии, Е.Утембаев - в Узбекистане, Н.Сейтимов - в Таджикистане, Т.Уразаев - в Армении
13:19  Исфара. Таджикско-киргизская граница. Договор достигнут
12:57  Новые послы Таджикистана: П.Давлатзода - в Китае, З.Косими - в СаудАравии
12:32  Монгольский парикмахер Монхнасан стал чемпионом мира Hairworld 2016
12:18  В плохой компании. Как долларовые заимствования усилили мировой кредитный кризис, - Сергей Минаев
12:08  Террористическая опасность в арабских странах, - П.Густерин
11:52  Как готовили наложниц: секреты султанского гарема, - Ю.Цыганкова
11:48  В Алматы открылась выставка замечательного скульптора Алексея Четверикова (фото)
11:44  7 привычек таджикских жен, которые понравятся любому мужчине
11:32  Казахстанский стилист Вика Станевич стала абсолютной чемпионкой мира по макияжу
11:28  Бывшему госсекретарю Кыргызстана Сарыгулову предъявлено обвинение в "попытке захвата власти"
11:26  Как мигранты разрушили Римскую империю, - М.Самохин
10:42  Террористы захватили и угнали на Кипр египетский пассажирский аэробус А-320
10:23  Обескураживающяя угроза. Произошла глобализация авторитаризма, - American Interest
10:17  "Хозяин - подчиненный. ЦентрАзия обречена оставаться вечной периферией...", - Людвик Влодек
09:12  Терроризм по Фрейду. Нет никакой войны между христианством и исламом, есть только.., - Шарбатулло Содиков
09:07  Как стать следующим президентом в Центральной Азии, - Б.Панниер, А.Вальсамаки
08:53  Староиндийская защита. У кого самая большая демократия в мире? - Л.Григорьев
08:44  Пакистанские христиане ответили за Сирию. Нападение в Лахоре стало частью новой стратегии ДАИШ, - С.Строкань
08:38  Кто не рад разгрому "воинов джихада" в Пальмире, - Н.Бобкин
00:36  Турция: секретный суд над журналистами султана, - Corriere della Sera
00:28  Джихад в тени "Исламского государства". Как "Аль-Каида" меняет тактику и добивается успеха на фоне мировой борьбы с ИГ
00:27  Почему либеральная демократия сдает позиции, - А. дель Валль
00:26  "Никакого этноса под термином "узбек" не существовало...". Ответ на статью Н. Мингбаева и Ш. Норбаева "О науке, методологии и узбекской истории" (полемика), - академик А.Аскаров
00:18  Европейцы борются из-за российского газа, - Хани Шади
00:01  В Таджикистан завозится все, от спичек… до тюбетеек, - Д.Факиров
Понедельник, 28.03.2016
22:49  Вся полиция Европы брошена на поимку исламистов. Силовики разыскивают как минимум восьмерых террористов, - "НГ"
20:22  WIR: швейцарская альтернатива деньгам мировых ростовщиков, - В.Катасонов
20:20  Европа закрывает глаза на военные преступления и репрессии в Турции, - М.Агаджанян
19:32  Таджикистан: взяточники в погонах, - Мухсин Ятимов
19:23  Россия списала госдолг Узбекистана ($864 млн) в обмен на отказ от претензий на имущество СССР
18:04  Новым главкомом Сухопутных войск Украины назначен "герой" Дебальцево генерал Попко
17:51  В Шанхае опустили доллар. На тайной встрече американскую валюту приговорили
17:49  Украинский поезд прилип к "Шелковому пути". Вагоны в простое, нет грузов...
17:45  Изучаем национальные коврики. Вышел в свет труд "Кыргыз шырдагы"
17:36  10 немного жутковатых фактов о древней Японии
17:19  Эрдоган плетет новые интриги, - Антон Мардасов
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    ЦентрАзия   |   Узбекистан   | 
"Никакого этноса под термином "узбек" не существовало...". Ответ на статью Н. Мингбаева и Ш. Норбаева "О науке, методологии и узбекской истории" (полемика), - академик А.Аскаров
00:26 29.03.2016

После прочтения данной статьи мне стало ясно, что ее авторы, как они сами признают, не являются специалистами по весьма сложной проблеме происхождения узбекского народа. Но, как они сами пишут, они учились на историческом факультете вуза, но не нашли себе место в академической науке Республики Узбекистан, занимались доступной им работой для того чтобы зарабатывать себе на хлеб , а в свободное время, как патриоты истории своего народа, интересовались научными исследованиями, публикациями разных авторов. Эти работы, как мне кажется, их интересовали, им давали пищу для обоснования своей нелепой антинаучной концепции по вопросу происхождения узбекского народа. Основная суть их концепции заключается в том, что история узбекского народа начинается с момента проникновения кочевых узбеков во главе Шайбанихана в Моверауннахр из Дашти-Кипчака, тем самым они отрицают исторические корни узбекского народа, состоящие из двух разноязычных автохтонных этнических пластов и нагло считают, что история народов Средней Азии до XV века является таджикской.

Видимо, они не представляют всю сложность проблемы, как изучение истории происхождения узбекского народа, исторические корни которой, вопреки ложным представлениям авторов статьи, восходят к эпохе поздней бронзы, а не к эпохе завоевания Средней Азии кочевыми узбеками из Дашти-Кипчака.

Узбекский народ в этническом плане не является исключительно тюркским или как предлагают нам господа Мингбаев и Норбаев, отюреченными монголами. На самом деле, узбекский народ является этническим синтезом разноязычных племен и народов, ассимиляция которых происходила на протяжении не менее двух с половины тысяч лет1. Позднее (в 1924 г.) в результате политики Советов единый тюркский этнос Средней Азии был разобщен на отдельные национальные республики. Однако, давно (как минимум в XI-XII вв.) сложившийся в качестве тюркоязычного этноса наш народ по советам русских востоковедов получил название "узбек".

В историчесом прошлом никакого этноса под термином "узбек" не существовало. Термин "узбек" сначала (в конце XIII-начало XIV в.) появился как политическое объединение групп молодых воинов восточного Дашти-Кипчака. Затем (во второй половине XIV-XV вв.) это военно-политическое объединение молодых воинов превратилось в название населения всего региона Дашти-Кипчака. Теперь, все кочевые узбеки и отюреченные монгольские родо-племенные группы стали называться узбеками.

Поэтому, в восточных письменных источниках позднего средневековья Дашти-Кипчак упоминался как "Узбек эли", "Узбеклар мамлакати" ("страна узбеков"). Тюрки и отюреченные монголы, в связи с завоеваниями Чингизхана и после него также проникли в Мавераннахр и его окрестности. Но они проникли сюда со своими родо-племенными названиями. Потому что, в то время в степях Дашти-Кипчака термин узбек ("Узбек эли", "Мамлакати Узбек") как общенародное название еще не сформировалось.

Как выше отмечалось, эти термины в Дашти-Кипчаке, появились примерно в середине XV века. Кочевые узбеки, во главе одного из лидеров чингизида Шайбанихана, воспитанника Бухарских медресе, проникли в наши земли в составе 92-х родо-племенных групп, отобрали власть у ослабевших темуридов и установили свою власть.

Ради справедливости надо отметить, что это было всего лишь династийное изменение, поэтому в Мавераннахре не появилось государство под названием узбек, в системе местных и государственных управлений не произошли коренные изменения. Страна по-прежнему развивалась интенсивно во всех сферах жизни. Особенно, при Шайбаниде Абдуллахане II страна бурно развивалась в сферах хозяйственно-экономической, культурной, в торговых отношениях и в монументальном строительстве. Хотя в советской историографии это развитие не получило своего подлинного отражения, оно должным образом нашло свое отражение только в историографии периода независимого Узбекистана (на пример, в III томе новой издании "История Узбекистана").

К сожалению, шайбаниды и их преемники аштарханиды, не смогли управлять страной как Абдуллахан II. Из-за межаристократических интриг и межфеодальной борьбы внутри страны государство искусственно разделилось на три части (Хивинское ханство, Бухарский эмират и Кокандское ханство), которые возглавляли ведущие племена кочевых узбеков, именами которых не называлось ни одно ханство. Потому что, основное население не было лишь из кочевых узбеков, его ядро состояло из древних оседлых тюрков и отюреченных сартов.

Это историческая действительность! Отказаться от нее равносильно отказу от прошлой истории и богатейшего культурного наследия, созданных нашими предками с древнейших времен. Считать, что история узбекского народа начинается от кочевых шайбанидских узбеков означает, что вся история и созданное до этого времени этнокультурное наследие принадлежат лишь таджикам. Поэтому этим сложным вопросом должны заниматься и занимаются специалисты. Не зря говорится в народе - "чумчуқ сўйса ҳам қассоб сўйсин" - "даже воробья должен резать мясник".

Авторы статьи обижаются на то, что мы критикуем отсутствие научности в их статье. В ответ они пишут, что "Аскаров и Инамов много апеллируют к научности и науке как таковой в попытке набрать очки под сенью красивых слов. Но, тем самым они разоблачают свой безответственный подход к научной методологии и исторической дисциплине, впопыхах забывая, что площадка, выбранная нами – не поле академической рати, но всего лишь интернет-издание, а формат статьи, соответственно, научно-популярный. В этом плане требовать от нас научности равносильно игре краплеными картами. Но, возникает другой вопрос – насколько сами Аскаров и Инамов верны мифической "научности"?

Из контекста видно, что для них научность и академическая наука пустая болтовня, "попытка набрать очки под сенью красивых слов". Они говорят, что они выступают не в научных журналах, а всего лишь в изданиях интернета, где все можно публиковать. Поэтому, от них нельзя требовать научной методологии и исторической дисциплины.

Если они считают себя сыновьями узбекского народа и тем более, историками, то не были бы так далеки от дилетантского подхода к родной истории и не выступали бы с подобной не научной позиции. Ведь, в современном мире, интернет открыт и для молодежи. Молодежь читает всякие статьи и у них создается не научное, а методологически неправильное представление о родной истории. Студенты вузов и ученики коллеждей и старших классов предпочитают читать историю в интернете, чем слушать скучные лекции молодых учителей, еще не подготовленных в теоретическом и научно-методологическом плане. К большому сожелению, пропагандировать официально важность интернетных материалов в вузах стало традицией. А мы представители старшего поколения не можем смотреть на это безответственно.

Опубликованная нами в интернете статья "О несостоятельности статьи "Старые проблемы новой узбекской историографии" была написана не как ответ Мингбоеву и Норбаеву, а написана для молодежи, что бы они не заблуждались, читая статьи всяких дилетантов по истории происхождения узбекского народа. В статье мы писали о задачах исторической науки, о роли и становлении духовной культуры, о роли истории в духовно-нравственном воспитании нации.

А наши оппоненты в своей ответной статье оценивали наше мнение как пережиток и не более чем политический инструмент, якобы долженствующий служить таким абстрактным целям, как "духовная культура" и "духовное воспитание нации". Далее они пишут, что академическая наука не должна контролироваться государством, она должна базироваться на строгой, методологически сверенной исследовательской деятельности, результаты которой должны отражаться в научных статьях и монографиях, не оперироваться такими абстрактными, ненаучными категориями, как "преемственность", "духовность", "автохтонность" и "пришлость".

За исключением таких фраз, как "академическая наука должна базироваться на строгой, методологически сверенной исследовательской деятельности, результаты которой должны отражаться в научных статьях и монографиях", суждения наших оппонентов являются выдумкой и ложной, и призывают к искажению отечественной истории.

Они апеллируют к воспитательной роли педагогической науки. Но приведем еще одну цитату: "еще существует педагогическая историческая дисциплина, призванная обеспечить лояльность населения, хранить историческую память и формировать единую идентичность. Она уже говорит людям, кто является кем, не претендуя на абсолютную объективность, но и в ее кодификации необходимо считаться с наработками академических исследований". Также роль исторической науки перед обществом они воспринимают весьма узко, о чем свидетельствует трактовка их следующих высказываний: "Аскаров, в лучших традициях советской науки, старается придать вопросу политический контекст, объявляя своих врагов "пантюркистами" и "паниранистами";… а конструктивистов обвиняя к "призыванию к межэтническим конфликтам"". "Мы же констатируем, что историк – не политик, и если Аскаров возомнил себя политиком, который вправе указывать многомиллионному обществу, как видеть свою историю, значит, он предал академическую науку".

"Конструктивизм – не политическая идеология, а теория в философии науки, альтернативная теории этноса, более современная и широко распространенная во всем мире. Конструктивисты не призывают к межэтническим конфликтам, наоборот, изучая их, они констатируют, что под ними лежат не какие-то надуманные "объективные этнические критерии", а социальный конфликт, прикрытый этнической ширмой. Тем самым они доказывают, что этничность – это конструкт, существующий только в головах, это – не объективная реальность; что нет никаких четких границ между нами;…". "Пантюркизм и паниранизм – это политические течения, они не учитывают никакого исторического контекста, руководствуясь только современным состоянием дел. Ученый же должен руководствоваться не политическими пристрастиями, но фактами".

Из контекста видно куда ведет конечная цель оппонентов. Нет, дорогие молодчики! Во-первых, история должна служить обществу и учитывать этнополитическую ситуацию, существовавшую в регионе с древнейших времен; во-вторых, вы плохо представляете идейную сущность пантюркизма и паниранизма, появившихся в первые годы советской власти и активизировавшихся в тюркоязычных республиках после распада СССР; в-третьих, нет, дорогие "философы", современный конструктивизм, как философическое течение, отрицает этногенетический этап истории этноса и как политический инструмент, ищет пищу для разжигания к межнациональным противоречиям, тем самым, отрицает этнообразующие факторы этноса. "Все мы – пишут авторы ответной статьи,- в первую очередь люди, и только потом узбеки, таджики, мусульмане, христиане. Это – теория научного либерализма и толерантности, которая подвергает резкой критике теорию этноса, предполагающую деление людей по этническому,

расовому и языковому признакам".

Из контекста видна главная цель оппонентов. Они констатируют, что "надо взять факты из повседневной жизни и достаточно их констатация; нет необходимости научно анализировать их на основе исторической научной методологии. Сам народ, что нужно им из них, сам подбирает; Нет необходимости пропагандировать воспитание молодежи в духе национальной и идейной духовности. История должна развиваться именно на такой теории либерализма и толерантности". Это явно открытая пропаганда, призывающая к межнациональной вражде, направленная против мирной жизни в регионе, идеологическая диверсия.

Далее они пишут: "Аскаров – археолог, а не этнолог или лингвист, и посему, несмотря на все официальные регалии, не является признанным авторитетом в вопросах этногенеза и лингвистики". Это правда, я не лингвист, но знаком с научными трудами лингвистов и строго следуя научной этике, использовал их разработки в написании своих работ.

Проблемой этногенеза и этнической истории узбекского народа занимаюсь с 1983 года, опубликовал целый ряд научных статей в журналах и научных сборниках. Издал две монографии и организовал ряд научных конференций по затрагиваемой проблеме. Выступал с докладами в региональных и международных конференциях. Что еще вам нужно, господа!

Если вы опираетесь на выступление археолога А.Сагдуллаева, который в своей спорной статье (журнал "История Узбекистана", №3, 2015 г.) критикует мою работу ("Узбек халкининг келиб чикиш тарихи"), то ошибаетесь. На эту статью есть мой ответ в журнале "История Узбекистана" №1, 2016 года и несколько положительных статей в республиканской печати. Удивительно, что по вашему мнению А.Сагдуллаев, не опубликовавший ни одной научной статьи по этногенезу, признанный специалист по этногенезу узбеков, а Аскаров - автор целого ряда научных статей и двух солидных монографии - нет! У вас есть малейшая человеческая совесть?

Что касается моего второго оппонента. При последнем обсуждении моей монографии на расширенном заседании ученого совета (26.IX.2015 г.) Института востоковедения АН Республики Узбекистан, где участвовали историки, археологи, этнографы, этнологи, источниковеды и другие, арабист А.Ахмедов, увидев настроение выступающих, молча, ушел из зала заседания, а спустя 12 дней после ученого совета, где была рекомендована на публикацию моя работа, направил директору института необоснованный интригующий отзыв и потребовал, чтобы его отзыв был включен в протокол заседания. Его отзыв и мой ответ с протоколом заседания с официальным письмом института передали в издательство, где работа скоро вышла из печати. Вот лицо моего второго оппонента. А. Ахмедов, как и А.Сагдуллаев не опубликовал ни одной статьи по этногенезу и этнической истории узбекского народа, тем самым они оба из чисто личной неприязни ко мне, пытались необъективно очернить мою работу.

Я при написании своих научных работ широко использовал данные древнекитайских письменных источников, благодаря дружеской помощи китаеведа, проф. А.Ходжаева. Он известный ученый широкого диапазона. По ранней истории тюркоязычных народов нет письменных источников кроме китайских. А мои оппоненты А.Ахмедов и А.Сагдуллаев не признают данных древнекитайских письменных источников. Это потому, что данные древнекитайских источников не служат традиционным представлениям советской историографии. Поэтому, они оба ищут "грязь под ногтями" в работах тех, кто смотрит на историю с новыми взглядами и подходами.

Теперь, господа Мингбаев и Норбаев, если вы такие знатоки по истории узбекского народа, не стоит охаивать на страницах интернета, вначале напишите и опубликуйте научный труд по происхождению своего народа! Если ваше концептуальное убеждение примет народ, то обязательно скажут вам спасибо.

Обычно, новая идея, поднятая в научных трудах по причинам объективного и субъективного подхода оппонентов не всегда воспринимается сразу, особенно тогда, когда у автора имеются завистники.

В таких случаях дилетанты истории, воспользовавшись этим, стараются показать себя в качестве критика даже ученых с большим научным опытом в области науки. В роле таких попугаев здесь вижу Мингбаева и Норбаева.

В моих книгах, опубликованных в 2007 и 2015 гг. детально было дано представление о том, кто были арийцы, кого можно назвать арийцами в этническом плане, об этом даны соответствующие сведения, согласно которым обосновано, что арийский этнос никогда не существовал. Арийцы являются социальным явлением развития кочевого этапа жизни скотоводческих племен Евразийских степей, инициативным слоем общества, аристократическим пластом зарождающегося раннеклассового общества. Они, вопреки исторической лингвистике и археологическим исследованиям, не были носителями древнеиранских языков. Согласно сопоставительному научному анализу древнекитайских источников, язык арийцев принадлежал к прототюркскому этносу. О миграции их на юг, начиная с середины II тыс. до н.э., свидетельствуют археологические материалы, особенно среднеазиатского региона.

Господа Мингбаев и Норбаев! Вы превратились в рабов великого панираниста В.В. Бартольда и его последователей. Раз взялись разобраться с историей своего народа, больше слушайте ученых с богатым опытом и багажом по истории родного края. Не забывайте, существующую здесь с древнейших времен этнополитическую ситуацию.

В.В. Бартольд крупный и весьма эрудированный ученый. Однако, при его жизни в Средней Азии не были развиты такие отрасли исторической науки, как археология, антропология, нумизматика, этнология, тюркология – все они находились в зачаточном состоянии. Известные письменные источники и редкие письменные находки считались ираноязычными. Благодаря чтению Г. Бабаяровым, М. Исхаковым, Ш. Камолиддиновым подлинных нумизматических материалов стало известно, что ираноязычное чтение нумизматических материалов академиком Э.В. Ртвеладзе оказалось ложным, в большой части они являлись древнетюркскими. Если надпись на монете не носила древнеиранское содержание, то она воспринималась как "неизвестная письменность".

Мои оппоненты в лице А.Ахмедова и А.Сагдуллаева отрицают этногенетический аспект археологических материалов. Они считают, что проблемы этногенеза узбеков изучаются только на основе письменных источников. В письменных источниках нет данных, связанных непосредственно с языком. Поэтому привлечение А.Аскаровым для решения вопроса этногенеза узбекского народа археологических материалов не приемлемо. Они голословно стремятся убедить читателей, что из керамики и других артефактов материальной культуры нельзя "выжать сок" для этногенеза, с чем никак нельзя согласиться. Во-первых, А.Ахмедов по базовому образованию - математик, далек от истории и археологии. Поэтому ему трудно понять роль археологии в изучении этногенеза и этнической истории. Плюс к этому, хотя он источниковед, но из-за личной неприязни к источниковедам по древнекитайским иероглифам, не хочет признавать адекватность древнекитайских письменных источников.

Хотя в древнекитайских источниках есть материалы, разоблачающие капризы А.Ахмедова. Например, в древнекитайских источниках, относящихся к III-II тыс. до н.э. тюркские племена гузы упоминаются как "ху", тиек - "ди", ривем - "рунг"2. Л.Н. Гумилов в своей работе "Хунну" пишет, что этноним "хунн" в истории Китая впервые встречается 1764 году до н.э., потом хунны встечались дважды, то-есть 822 и 304 годах до н.э.3 Хунны как тюркоязычные племена признаются в историографии запада; во-вторых, если глубоко научно вникнуть в анализ археологических артефактов, можно убедиться, что археологический материал также имеет этногенетический аспект в истории этноса. Например, по данным археологических исследований, начиная с эпохи бронзы из северо-восточных районов степей Евразии в районы Средней Азии начали интенсивно проникать прототюркские племена. Проникновение их имело постоянный характер и в эпоху раннего железа, в античности, не говоря период прихода хионитов, кидаритов, эфталитов, тюркского каганата в эпоху раннего феодализма. Эти миграционные процессы хорошо отражены в материалах археологии. Основываясь на анализе археологических материалов, можно сказать, какой комплекс принадлежит культуре оседлой части населения, а какой - к культуре кочевников или оседающих кочевников.

В условиях Средней Азии на анализе археологических комплексов, погребальных обрядов и религиозно-духовного представления носителей культуры, безошибочно можно определить, кто ираноязычный согдиец или хорезмиец, а какая культура принадлежит тюркоязычному населению.

Для того, чтобы прийти к таким выводам исследователь должен иметь большой научный диапазон и тонкое чутье в познании материала. Кроме того, археолог - исследователь должен подняться со ступени археолога на ступень историка, обладающего большим опытом в исторической интерпретации археологических артефактов.

К большому сожалению, многие археологи остались археологами, не выросли до ступени историка. Видимо, археолог А.Сагдуллаев, судя по его рассуждению, где он не видит этногенетического аспекта археологических материалов в истории этноса, так и остался археологом. Если он при чтении моей работы был бы более объективным, без личной неприязни ко мне, то он бы понял меня правильно. К сожалению, проблема этногенеза узбеков его не интересует, он воспитан в духе паниранизма.

Согласно данным, представленным А.Ходжаевым, на основе расшифровки древнекитайских письменных источников, в низовьях реки Хуанхэ в III-II тыс. до н.э. существовали северо-китайские местные княжества "Шя"(2205-1766 гг. до н.э.), "Шонг" 1766-1122 гг. до н.э.), "Чжоу"(1122-771 гг. до н.э.), в системе государственных управлений которых работали летописцы по имени "ши". В задачи этих летописцев входила фиксация происходящих событий, как внутри страны, так и вне. Эти "ши" также одновременно оставили сведения о соседних племенах и народах, проживающих к северу, к северо-востоку и к северо-западу от них. Они их упоминали неуважительными словами, называя их дикарями и варварами, которые часто неожиданно появляясь на чужих землях, растаптывали засеянные поля, на конях уносили женщин и детей. Они живут в легких кибитках. Их основная пища мясо и молоко. Судя по описанию, речь идет о кочевых племенах, от которых в условиях степей требовались подвижность, ловкость, что характерно для образа жизни степных племен Евразии эпохи бронзы.

Из истории Китая до нас дошли имена некоторых "ши"(Са Же, Рюй Сунг). В "Большом китайском иероглифическом словаре" ("Хитой тили катта иероглифлар луғати"), составленном на основе материалов книги Сыма Цяна "Исторические памятники" ("Тарихий хотиралар") написано, что на северо-западной границе северокитайского государства "Шя" проживают предки хуннов - "ху", "ди", "рунг". Термины "ху", "ди", "рунг" на местном языке звучат как "тиек" (по китайски "ди", "ривем" по китайски "рунг"), "гуз" (по китайски "ху"). Они были предками хуннов с китайскими названиями4. Аналогичные сведения встречаются в словаре "Этимология слов" ("Сўзлар этимологияси") Си Юан5. Если "тиек" было общим названием (прототюркских - А.А.) родственных племен, то "гуз" и "хунн" являются отдельными племенами, входящими в союз племен "тиек"6. Во второй части ("Хуннлар тазкираси") Истории Ханской династии пишется, что "на юге существует Великий Хан, а на севере сильный "Ху". Историк Восточной Ханской династии Чженг Шюан пишет, что "ху" современны сюнну", то есть хунну7. По словам китаеведа А. Ходжаева "ди" в китайских иероглифах также читается как "динглинг". Как подчеркивает китайский историк Дуан Лянчин "гуйфанги" времени северокитайского княжества "Шя", "Шонг", "Чжоу" являлись предками "динглинг"8. Другой китайский историк Люй Симян пишет, что "прежде названные племена динлин (динглинг) теперь стали называться "чиле", "теле". Сейчас мы их обобщенно называем "уйгур"ами, а в западной историографии они называются "тюрк"ами9.

Таким образом, из вышеизложенных данных китайских историков и исторических словарей, основанных на анализе древнекитайских письменных источников можно прийти к выводу, что на севере, северо-востоке и северо-западе древнейших китайцев в III-II тыс. до н.э. проживали скотоводческие прототюркские племена, предки хуннов. Именно на этих территориях степей Евразии, точнее в восточной части этого региона распространились кочевые племена Андроновской культурной общности в эпоху бронзы. Следовательно, местные кочевые племена эпохи бронзы - тиек, гуз, сюнну (хунн), гуйфанг, динглинг и другие (по китайски ху, ди, рунг и др.) можно отождествить с племенами андроновской культурной общности, так как древнекитайская характеристика "варварских" прототюркских племен вполне соответствует археологической характеристике и хронологии андроновсих племен. После чего у меня появилась идея, что носители Андроновской культурной общности, вероятно, говорили на разных диалектах древнетюркского языка, который я предлагаю назвать не тюркским, а прототюркским.

Общеизвестно, что древняя письменность, как жизненная потребность, вначале появилась в обществе оседлых племен. В ней на ранних этапах кочевого общества не было необходимости. Поэтому, у тюркоязычных предков письменность появилась намного позже, чем у оседлого населения.

Хотя и несколько позже, но письменность у тюркоязычных предков была. Например, "иссыкская письменность" сакских племен или "неизвестная письменность" племен юечжи; образцы последней были найдены более чем в десяти пунктах. А.С. Омонжолов и другие лингвисты-тюркологи доказали, что "Иссыкская письменность" является наиболее ранним образцом древнетюркской письменности. Она обнаружена в центральной части распространения древнетюркского языка. В этих областях широко распространены носители Андроновской культуры и представлены все ее хронологические этапы.

К сожалению, в историографии советского периода носители Андроновской, Дандыбай-Бегазинской культур считались ираноязычными, даже всемирно известный историк, академик Б.Г. Гафуров свою монументальную монографию "Таджики" (издание 1972 г.) написал в духе паниранизма. В его работе красной нитью проходила идея, что древнеиранский язык проник на территорию Средней Азии из Восточной Европы в эпоху бронзы. На самом деле, древнеиранский язык в персидском мире и в Средней Азии имел автохтонную основу, что было доказано объективными фактами в моих научных работах. Это одно из новых положений, выдвигаемое мною в монографии "Узбек халкининг келиб чикиш тарихи".

Господа Мингбаев и Норбаев, не осознав этого, не стесняются клеветать, что "А.Аскаров проповедует антинаучные концепции, а это - нонсенс!".

Обычно, в науке новые идеи рождаются в процессе сопоставлений фактов, научных наблюдений и их научного анализа, подвергаются объективным и субъективным сопротивлениям. Однако, их нельзя бояться. Потому что, это диалектика жизни, без них ни наука, ни общество не будут развиваться. Каждая новая идея, поднятая в научных работах, несмотря на объективные и субъективные оценки, служит стимулом к рождению все новых и новых работ. В этом плане, также имеет важное научное значение монография А.Аскарова. Работы А.Аскарова не будут разбиты " в пух и прах" в академической науке, так как выступления А. Сагдуллаева, Мингбаева и Норбаева не обоснованны и уже получили свою оценку. Наоборот, они показали свое предательское лицо перед своим народом.

Ваша иносказательная реплика об антропологических типах каждого исторического корня предков узбекского народа не уместна, так как я опирался на научные выводы антропологов. А вы, основываясь на данных, полученных из анализа этнографической группы кочевых узбеков, распространяете это на весь узбекский народ, и преподносите как историческую действительность.

Известные антропологи академик В.П. Алексеев, профессора Л.В. Ошанин, В.В. Гинзбург, Т.А. Трофимова, Т.К. Ходжойов не отрицают протоевропеоидности прототюрков эпохи бронзы. Однако, начиная с раннежелезного века, в связи с проникновением в степи Южной Сибири из Дальнего Востока, носителей Карасукской культуры, в составе европеоидного населения восточной части Евразии появились элементы монголоидного типа с древнетюркским языком. Со временем монголоидная черта усиливается и приток их (хиониты, кидариты, эфталиты) в Среднюю Азию становится интенсивным. В эпоху Западного Тюркского каганата не осталось ни одного района в Средней Азии, куда не проникли тюрки.

В VIII в. арабы с целью остановить их приток, вокруг оазисов построили оборонительные стены. Но, тюркский этнический пласт здесь до этого был столь мощным, даже при Саманидах основу армии составляли тюркские гулямы и генералы. Это означало то, что тюркский этнический пласт узбекского народа, даже при Саманидах, состоял, в основном, из оседлых тюрков, говорящих на огузских, карлуко-чигильских диалектах.

Даже, сами саманиды по происхождению были из ферганских огузов. Об этом в 2011 г. вышла монография известного источниковеда Ш.Камолиддинова под названием "Саманиды".

Пока никто не оспаривает научные заключения Л.В. Ошанина, В.В. Гинзбурга и Т.К. Ходжайова о том, что современный узбекский народ и равнинные таджики имеют, в основном, единую антропологическую внешность, оба они относятся к "типу среднеазиатского междуречья" Большой Индо-Европеоидной расы.

Действительно, в связи с появлением монголоидных карасукцев в большей восточной части степей Евразии и постоянного проникновения племен с монголоидными чертами в районы Моголистана, в составе Дашти-Кипчакских кочевых узбеков усилилась монголоидность среди тюркоязычного населения. В свою очередь, в связи с походами Чингизхана и Дашти-Кипчакских узбеков в Среднюю Азию монголоидный тип стал преобладать в кочевой и полукочевой части узбекского народа.

По заключению антрополога Т.К. Ходжайова начиная с XVII века монголоидный элемент постепенно проникает и в оседлую часть населения. Ассимиляция разных типов в физическом облике нашего народа местами продолжалась и в последующие века. Это естественно! Но, несмотря на это, узбеки и таджики, как представители "типа среднеазиатского междуречья" остались по-прежнему европеоидными.

Уважаемые оппоненты! В своих выводах об антропологическом облике узбекского народа не надо опираться на анализе антропологии отдельных этнографических групп. Внимательно читайте труды антропологов, где они характеризуют физический облик всего населения. Иначе, неправильными своими антропологическими толкованиями оскорбляете свой народ. Вы даже не постеснялись оскорбить Л.В. Ошанина своими нелепыми выводами: "Поскольку в советский период узбеки были объявлены потомками древних иранцев, такие антропологи, как Ошанин, несмотря на заметные монголоидные признаки, обнаруженные ими у узбеков, приписывали узбекам древнеиранское происхождение в силу установленной доктрины". Во-первых, в советской доктрине не сказано, что узбеки являются непосредственно потомки древних иранцев; во-вторых, Л.В. Ошанин также не писал, что узбеки по происхождению восходят к древним иранцам.

Не старайтесь создать из капли фальшивое море, не делайте вывод из слов иностранцев, им не понять чаяния нашего народа. Ваш пример, взятый из статьи У. Спенсера основывается всего лишь на анализе ДНК 366 этникосов – потомков по происхождению кочевых узбеков. Распространить их как оригинальный материал на весь узбекский народ здесь не уместно.

Уважаемые читатели интернета! Обратите внимание на то, что пишут мои оппоненты: "Пока единственное детальное генетическое изучение узбекского этногенеза осуществлено Уэллсом Спенсером в 2001 году. В этом исследовании узбеков10 представлено 366 человек из разных регионов Узбекистана". Авторы данного исследования отмечают, что: "Действительно, генетические расстояния между различными популяциями узбеков, разбросанных по всему Узбекистану, не больше, чем расстояние между многими из них и каракалпаков. Это говорит о том, что каракалпаки и узбеки имеют очень похожее происхождение". Если сказать правду, каракалпаки также по происхождению из Дашти-Кипчака, лицевая (физическая) внешность которых принадлежит "южносибирскому типу", а узбеки, как выше отмечалось относятся к "типу среднеазиатского междуречья".

Мингбаев и Норбаев без стыда пишут, что "Авторы статьи выражают свое удовольство еще и тем, что в последние годы в научных работах узбекских ученых народными героями считаются такие известные исторические личности, как Томирис, Ширак, Спитамен (против персов и греков), Муканна (против арабов), Джалалиддин Мангуберды (сражался против монгольских захватчиков), Амир Темур (освободил от монголов), Дукчи Эшан, "басмачи" и джадиды (против царской России)". "Мы говорим: нет, не "в последние годы". Показательна еще одна цитата моих оппонентов: "Томирис, Ширак, Муканна, Спитамен, Джалалиддин Мангуберды канонизированы в официальной узбекской историографии в советское время, и это в очередной раз показывает, что серьезных изменений современные ученые Узбекистана в этом плане внести не смогли. Томирис, Ширак, Спитамен, которые являются мифологизированными условно историческими лицами, на самом деле не оставили и не могли оставить никакого следа в исторической памяти народов современной Средней Азии, которые сформировались тысячелетиями позже. Джалалиддин Мангуберды, хоть и является историческим персонажем, но его истинный облик не соответствует надуманному ореолу "патриота" и "борца" против монголов. Он был представителем не народа, а конкретной династии, о массах же думал в самую последнюю очередь, что отражено, например, в его официальной биографии, и боролся против монголов ради ресурсов, а не родины. Когда же он потерял территории своего отца, то, как и подобает кочевнику, перевел взгляд на Иран, Кавказ и Ближнюю Азию, где попытался создать свое государство. Но не это главное. Главное –историческая память. Нет в исторической памяти, в фольклоре ни одного среднеазиатского народа ни одного предания, связанного с названными лицами. О них мы узнали в советское время – пора это признать".

Назвать исторические личности Томарис, Спитамена "мифологизированными условно историческими лицами" или Джалалиддина Мангуберди "надуманным патриотом и борцом", также и "кочевником" не соответствует исторической действительности. Внимательно читайте "отца истории" Геродота и других античных авторов и монографию академика Буниятова "Государство Хорезмшахов". Вспомните борьбу Джалалиддина с войсками Чингизхана на переправе реки Инда и объективную оценку Чингизхана о героических действиях Джалалиддина Мангуберди. Неблагодарные Мингбаев и Норбаев без стыда пишут, что "нет в исторической памяти, в фольклоре ни одного среднеазиатского народа ни одного предания, связанного с названными лицами".

В предыдущей нашей статье мы критиковали Н. Мингбаева и Ш. Норбаева в том, что они не правильно считают, что история узбекского народа начинается с момента проникновения кочевых узбеков во главе с Шайбаниханом в Мавераннахр из Дашти-Кипчака, тем самым они отрицают исторические корни узбекского народа, состоящего из двух разноязычных автохтонных этнических пластов и нагло считают, что история народов Средней Азии до XV века является таджикской. В ответ они пишут, что "Это – неправильное прочтение наших взглядов. Узбекские историки очень боятся, что их лишат исторического наследия, относящегося к периоду до XV века. Мы не отрицаем роли предыдущих народов, однако подчеркиваем решающую роль Шейбанидов в сложении узбекского народа. Не будь Шейбанидов – не было бы узбеков, не было бы Узбекистана".

В предыдущей нашей статье мы выдвигали такой тезис: "Наука этнология определяет, что история происхождения каждого народа состоит из трех этапов. На первом этапе, на основе экономических и культурных связей проживающих территориально близких, говорящих на различных языках и диалектах племен и родов, происходит этнокультурное сближение, взаимопроникновение и этническое смешение, то есть, протекают этногенетические процессы. Этот этногенетический процесс, являясь длительной объективной исторической реальностью в истории каждого народа, в итоге заканчивается формированием отдельно взятого народа, следовательно, этногенетический процесс завершается формированием народа. Значит, народ является продуктом длительных этногенетических процессов и совокупности этнических единиц. Этап этногенеза в истории народа охватывает период от того момента, когда он начал формироваться в качестве племени, народности".

Этот научно-методологический тезис не устраивает наших оппонентов и, считая себя корифеями методологии, критикуют нас следующими фразами: "Такое советское понимание этнологии и этногенеза давно кануло в лету. В процессе этногенеза не бывает объективных границ, невозможно определить, где начало, а где конец. Советская наука предполагала, что созданные в СССР социалистические нации – конечный этап этногенеза местных народов… этнические процессы происходили с осознанной целью – для формирования конкретных узбеков, таджиков, казахов и т.д., которые уже не изменятся, не исчезнут, которые – на века". Далее, продолжая, они пишут: "Такое упрощенное понимание этногенеза давно уже никем не воспринимается всерьез. В этногенезе нет начала и конца, общности появляются и исчезают, исключением не являются и современные этносы – не удивимся, если через 500 лет новые нации будут рассматривать нас как "промежуточный процесс" на пути их формирования. Раз уж мы знаем, что этногенетические процессы не всегда взаимосвязаны, обязательно ли считать согдийцев, по случайности переселившихся в Зеравшанскую долину три тысячи лет тому назад, нашими непосредственными предками? Считают ли американцы своими предками индейцев, австралийцы – аборигенов, русские – скифов, англичане – кельтов? Тем более, вклад согдийцев, хорезмийцев и прочих восточных иранцев в этногенез узбеков отнюдь не очевиден". Этим они себя показали как интриганов в истории этноса, разоблачили свою безграмотность в истории вообще.

Видимо, нет необходимости дальше спорить с такими дилетантами, как Н.Мингбаев и Ш.Норбаев, по сложной многовековой истории узбекского народа. Лучше предлагаю уважаемым читателям интернета следующие представления моих оппонентов. Пусть они судят, кто прав, кто неправ: "Не будь нашествия Чингисхана, возможно, тюркский элемент не удержался бы даже на указанных территориях своего первичного распространения. Каким бы "монстром" ни был Чингисхан, как это преподносится в Узбекистане, от его завоевания в конечном итоге больше пострадали местные персофоны. ... После проникновения в регион "монголов" еще несколько областей было подвергнуто тюркизации. Так, чагатайский хан Кебек построил город Карши, который стал не только торговым и культурным центром Маверауннахра, но и опорой тюркоязычия в Кашкадарье. Хан Хайду восстановил город Андижан, который стал крупнейшим тюркоязычным поселением региона. Хорезм был окончательно тюркизирован благодаря нахождению там огромных групп золотоордынских (с начала XIV в. – узбекских) племен, в первую очередь – кунгратов… Действительно, до сих пор во всех названных городах и селениях, за исключением Маргилана и исчезнувшего Ахсы, большинство составляют таджики. Многих узбекских городов и поселений, известных в Ферганской долине ныне, просто не было до XVI века. Наманган был построен на месте Ахсы в XVII в., Коканд – восстановлен в начале XVIII в. со стороны родоначальников узбекской династии Минг, Шахрихан – со стороны хана Умаршейха в первой четверти XIX в., Фергана –со стороны русских под названием Скобелев"...

"Вышеизложенные факты говорят сами за себя: во-первых, в Ферганской долине тюркский элемент начал доминировать только благодаря переселению узбекских племен в XVI-XVIII вв., во-вторых, почти все города и поселения Долины, указанные Бабуром как таджикские, по сей день остаются таджикскими (кроме Маргилана), а многие крупные узбекские города и пункты (за исключением очень рано тюркизированных Кувы, Оша, Узгена и Андижана) созданы и заселены позднее, т.е. всепоглощающая ассимиляция и тюркизация иранского населения не более чем научный миф…..Начиная с завоевания страны Шейбаниханом, наплыва узбеков и не прекращавшегося до последнего времени вытеснения из долинных частей края таджикского элемента тюркским. Таджики в конце концов здесь остались только в самых больших селениях, более или менее хорошо защищенных…Что любопытно, на территории Коканда осевшие узбеки начали быстро терять племенную идентичность, в Бухаре же она, наоборот, сохранялась даже у осевших городских групп"…."Необходимо отметить другой важный аспект, связанный с Хорезмом. На протяжении многих столетий эта область была самостоятельной и культурно обособленной….В начале XVI в. узбекские полководцы Ильбарс и Бейбарс независимо от Шейбанихана создали здесь узбекское хивинское ханство… Представьте, что было бы, если не Ильбарс и Бейбарс: Хорезм сегодня был бы отдельной страной, население которого не называло бы себя узбеками, не было бы того культурного наследия, которое создано в Хорезме узбекскими династиями. И традиционные аргументы, мол, не было бы названия "узбек", но зато народ был тем же, что и сейчас – это пустое сотрясание воздуха: нет единого самоназвания – нет единой нации…Персы и таджики говорят на одном языке, но не являются одной нацией…..Кочевые узбекские племена, в огромном количестве переселившиеся из Дашты Кыпчака, обеспечили численный перевес тюркского элемента в центральных и южных областях Маверауннахра, в центральных и западных районах Ферганы.… Благодаря Шейбанидам тюрки превратились в численно и политическую доминирую- щую силу региона. Не будь их, на значительных территориях Узбекистана до их пор звучала бы в основном персидская речь….Небольшая часть тюрков, у которой сформировалась другая идентичность, вошла в состав узбеков в начале XX века".

В заключении второй части ответной статьи Н.Мингбаев и Ш.Норбаев очернили многовековую богатую историю узбекского народа и без стыда пришли к выводу, что "узбекские историки хотят быть очень древними, самыми древними в регионе. Для этого им необходимо показать себя потомками древних иранских народов, и таким образом объявить преемниками всех государств и культур, которые существовали в Средней Азии. Отчасти эта точка зрения, сформированная в советское время, по принципу "самый древний – самый великий", должна, по их идее, быть ответом на претензии историков и политиков соседних стран, которые обычно националистически относятся к узбекам и пытаются принизить их роль в истории Средней Азии. Таким образом, они хотят избавиться от ярлыка "пришлые захватчики" и показать себя "местными", "коренными" и "автохтонными". Но сегодня – не СССР. Мы живем в XXI в. "Автохтонность" ни международным правом, ни мировой исторической наукой не воспринимается как аргумент в подобных спорах. Глубоко националистический взгляд, что якобы народы бывают "коренными" и "пришлыми" и якобы право государственности имеют только "коренные", уже считается в лучшем случае моветоном, в худшем – проявлением нацизма и фашизма".

"Да, у нас проблемы с соседями, которые также претендуют на "древность" и "автохтонность" (в особенности таджики), но необходимо перестать оглядываться на соседей и придумывать лозунги в форме "сам дурак". Узбекский народ должен иметь смелость пересмотреть свою историю, пусть и соседи последуют нашему примеру, а если не последуют – их проблемы. Кто будет претендовать на многотысячелетнюю государственность,- тот обречен на позор перед лицом мирового сообщества. Единственными прямыми потомками древнейших народов являются ягнобцы – носители новосогдийского языка. Даже пуштуны и памирские народы – остатки дотаджикских иранских насельников, и те являются потомками племен, переселившихся в регион не ранее II-I вв. до н.э., и не имеют отношения к древним бактрийцам. А нынешние тюркские языки пошли от языка Тюркского каганата – докаганатские тюркские языки, если бы существовали в нашем регионе, очень сильно отличались бы от современных узбекского, казахского, туркменского и пр."

"Не узбеки вошли в состав таджиков или чагатаев, согдийцев или хорезмийцев – это они вошли в состав узбеков, переняли их идентичность, их историю и культуру. Кого же считать своим предшественником – ассимилировавшего или ассимилированного? Поэтому для истории узбеков и других народов Средней Азии дотюркские и доперсидские пласты не имеют никакого значения."

"Самарканд был разрушен в начале XIII в., отстроен в конце того же века, и заселен заново. Но после он опять был разрушен в результате междоусобиц в XVIII в. Его заново отстроил последний выдающийся государственный деятель Бухары – эмир Шахмурад (1785-1800). Он приказал отстроить новые кварталы на месте развалин и переселил сюда население из 34 узбекских и таджикских городов и поселений, среди которых – Ташкент, Пенджикент, Андижан, Заамин, Ямин, Ургут, Кашгар, Андижан, Ургенч, Шахрисабз, Урмитан, Дахбид и др. Махалли с такими названиями по сей день существуют в Самарканде, а люди, живущие в них, помнят историю переселения своих предков. Что это означает? Что бахвальство узбекских историков относительно трехтысячелетней истории Самарканда совершенно неуместно, ибо это – фактически город, отстроенный 200 лет назад, заселенный выходцами из различных сторон региона, которые не имеют никакого генетического, культурного либо языкового отношения к далеким согдийцам, основавших на этих землях поселение под названием "Самарканд" в VIII-VII вв. до н.э.".

"Заметим также, что предлагаемая нами концепция полностью удовлетворяет требованиям Аскарова, который считает историю источником "духовного воспитания". Дело в том, что главное историческое достояние Узбекистана – мемориальные достопримечательности Ташкента, Хивы, Бухары, Коканда, Самарканда и Ургенча построены в подавляющем большинстве представителями узбекских династий в XVI–XIX в. А что осталось от согдийцев и хорезмийцев? Пара развалин со следами безусловно выдающейся, любопытной культуры. Да, Афросияб и Тупраккала – выдающиеся памятники древности, но, при всем уважении, в плане культурного влияния и духовного значения они не могут сравниться с шедеврами Самарканда, Хивы и Бухары, и, в отличие от них, никогда не станут национальными символами. Вся письменная культура, литература и историография на тюркском языке также была создана при Тимуридах и узбеках. Что же оставили после себя согдийцы? Те многочисленные рукописи и отрывки, сохранившиеся до наших дней, при всей своей любопытности, весьма далеки от шедевров уйгура Навои, барласа Бедиля, юза Агехи, минга Надиры, утарчи Суфи Аллаяра, чингизида Абульгазы Бахадурхана, тимурида Бабура, кунграта Феруза".

"Шейбанихан за десять лет сумел создать крупное и крепкое государство, охватившее все основные территории Тимуридов. Фактически он воссоздал империю Тимуридов и поставил на трон кровного Тимурида – своего дядю Кучкунчихана, внука Мирза Улугбека. Его дело продолжали такие выдающиеся Шейбаниды, как Убайдуллахан и Абдуллахан II. При них Шейбаниды считались одними из четырех крупнейших государств мусульманского мира – наряду с Османами, Сефевидами и Бабуридами. Шейбаниды были союзниками Османов против Сефевидов и вели активную борьбу против них и Бабуридов за влияние в Хорасане. Не будь их, наш регион был бы поглощен Сефевидами. Так почему же мы не должны помнить и почитать полководцев и правителей, без которых не было бы и нас в нынешнем состоянии, в погоне за сомнительной славой быть потомками хорезмийцев, согдийцев или бактрийцев, туманная и толком не известная история которых никак не повлияла на нас?".

Завершая свое выступление я пришел к окончательному выводу, что таким "знатокам" истории не нужны советы специалистов, а наоборот, необходимы покровители, ищущие "грязь под ногтями".

Академик Аҳмадали Асқаров, эл.почта: akhmadali.askarov@mail.ru

тел: +998(94) 644 55 09.

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1459200360
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх