КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 03.03.2016
20:10  Путин наградил жену Медведева почетной президентской грамотой
19:47  Последний тявк. В армии Казахстана начались "испытания минно-розыскных собак"
19:22  Барак Обама и сюртук Наполеона, - Д.Седов
19:13  Бросьте, в Иране все без изменений, - Игорь Панкратенко
19:06  ДАИШ наладило экспорт секс-рабынь-езидок по всему миру
17:20  "Бирдиктуу оппозициячыл куч" (БОК) - новая единая оппозиционная сила Кыргызстана
17:18  Кыргызский Муфтият надо почистить, - Абдымамбет Сариев
16:33  Перемирие в Сирии. Плана "Б" у России и США не будет, – А.Синицын
15:26  Эрдогана могут свергнуть в любой момент, - С.Серебров
15:05  Гибель Джунгарии. Как пала последняя кочевая империя Центральной Азии, - В.Моисеев
14:58  Смерть в прямом эфире: боевик ИГИЛ снял свою гибель от пули снайпера (видео)
14:45  Китай: структурные реформы или "жесткая посадка"?
14:38  В Таджикском нацуниверситете ввели новый предмет - "Эмомали Рахмон – архитектор нового государства таджиков"
14:35  Муаммар Каддафи: страницы арабской трагедии. Свет, тени и мрак, - Азимбай Гали
14:26  Крадущийся каракурт, затаившийся скорпион: какие еще опасности таит Кыргызстан?
14:23  Болгария вместо России пригласила на День Освобождения от Турецкого ига... Эрдогана
14:19  Энергоперспектива региона: туркменский газ или таджикский свет? - "DW"
14:14  Россия-Турция: История подпитывает взаимное озлобление, - Дориан Джонс и Элизабет Оуэн
14:12  Кыргызстан: Действия самозваных поборников морали остаются безнаказанными, - А.Лелик
14:10  На грядущей Олимпиаде в Бразилии выступит отдельная сборная беженцев
13:06  НПО Кыргызстана. Найди шпиона, - Д.Подольская
12:03  Ислам против террора: беспроигрышная ситуация, - Н.Айып
11:48  В зоопарке Алматы сдохли от чудовищных условий содержания последние снежные барсы (ирбисы)
11:09  Только через патент. Россия ужесточит правила приема на работу гастарбайтеров
10:10  Заварили шелуху. В Таджикистане переходят на луковый чай, - "АП"
10:03  КазПарламент "уточнил" бюджет 2016 года. Дыра дефицита вырастет с 723 до 902 млрд тенге
09:19  В неоплатном Баку. Россия просит Азербайджан рассчитаться за оружие
09:07  В Актобе судом запрещена деятельность веб-сайтов по продаже кастетов и отмычек
09:00  Турция на заднем дворе Европы, - Нури Элибол
08:28  США готовят "энергомайдан" в России? Почему не растут мировые цены на нефть, - В.Ваньков
08:22  Россия решила объединить половину человечества. Евразийский союз и ШОС идут к экономической интеграции, - "СП"
08:21  Атамбаев прилетел в Москву за деньгами, - Г.Михайлов
08:16  Умерла популярная советская киноактриса Наталья Крачковская
07:08  Пятеро казахстанцев вошли в список миллиардеров журнала Forbes 2016 - Утемуратов, Кулибаевы, Ким и Ибрагимов
07:00  Кто разоружил аятолл?... Назарбаев раскрыл казахстанцам политическую тайну
06:27  Журналисты Казахстана обратились к Назарбаеву с просьбой защитить Сейтказы Матаева
02:08  Китайский Шелковый путь пройдет по железным дорогам Центральной Азии, - А.Мордвинова
00:37  Языки народов Центральной Азии. Историко - лингвистический анализ, - Р.Бобохонов
00:20  Англия против Турции. Мосульский конфликт (ноябрь 1918 г.), - А.Глазова
00:10  Кто и как вывел армяно-курдский вопрос из большой политики? - С.Тарасов
00:07  Пекин, а не Нью-Йорк стал столицей миллиардеров
00:03  Шансы на успех перемирия в Сирии, - Ицхак Леванон
Среда, 02.03.2016
21:51  Все включено! Фитнес-секс-клубы для старых казахстанских рысаков, - Е.Умаров
20:08  Москва. Путин договорился с Атамбаевым "диверсифицировать" отношения
19:45  Как Киеву добиться компенсации от Монголии. За Батыя, - Д.Седов
18:21  Чубайс клянчит у Путина $2 млрд, якобы, на нано-проекты с Индией
17:50  Контанго! На нефтяном рынке готовится суперспекуляция
17:42  Иран продолжает идти своим путем, - Н.Бобкин
17:41  Мировая торговля: тревожные симптомы 2015 года, - В.Катасонов
17:00  Путин довел ситуацию в Сирии до логического победного конца, - Эмил Клабус
16:53  В афганском Джелалабаде моджахеды напали на консульство Индии
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    ЦентрАзия   | 
Языки народов Центральной Азии. Историко - лингвистический анализ, - Р.Бобохонов
00:37 03.03.2016

Центральная Азия является одним из древнейших очагов мировой цивилизации. Сохранились и дошли до наших дней древнейшие, древние и средневековые памятники материальной и духовной культуры многочисленных народов, проживающих в этом регионе в разные исторические эпохи. Древнейшие пласты индо-иранской культуры, древние памятники эллинистической эпохи, раннесредневековая тюркско-сельджукская мифология, средневековая таджикско-персидская культура, позднесредневековое чагатайское культурное наследие и т.д. широко исследованы и изучены, как в отечественной, так и в зарубежной исторической науке. Тем не менее, до сих пор некоторые вопросы истории и культуры народов Центральной Азии недостаточно изучены в силу разных причин. Это, прежде всего, вопросы этногенеза, этнического языка и этнического расселения народов Центральной Азии в древний и средневековий периоды истории. Данная работа посвящена изучению этнических языков региона в разных периодах истории. Мы пытались в кратком изложении дать этническим языкам региона максимально объективную историко-географическую и этно-лингвистическую характеристику. Более того, мы пытались установить связь исторических языков с современными языками Центральной Азии, хотя это не всегда нам удавалось. Речь идет, прежде всего, о мертвых языках, которые так или иначе повлияли на возникновение и развитие новых языковых систем в Центральной Азии.

Современные языки народов Центральной Азии являются важными, если не главными, элементами суверенитета новых национальных государств в постсоветском пространстве. Конечно, для суверенитета другие атрибуты, как этнос, народ, нация, этноним (самоназвание), территория, культура и экономика не менее важны. Но вопрос этнического языка всегда был и остается по сей день очень важным и чувствительным для всех народов Центральной Азии. В истории региона произошли многократно насильственные, за редким исключением мирные и непринужденные, ассимиляции народов, но этнический язык всегда становился главным фактором культурного возрождения и консолидации народов. Более того, потеряв свой этнический язык, часто исчезали сами народы, как это случилось с согдийцами, бактрийцами, ягнобцами, сартами и т.д. В особенности, история исчезновения сартов в этом смысле более показательна, как по своему масштабу, так и по своей трагичности. Об этом более подробно в работе автора [1]. Были и другие примеры, когда исчезали сами поработители – монголы, имея слабый и неразвитый язык, в отличие от порабощенного иранского и тюркского населения.

В постсоветское время мы наблюдаем картину, когда историки Центральной Азии в угоду своих национальных интересов стали придумывать новые мифы, которые опровергают некоторые научные данные, полученные в ходе антропологических, археологических, этнографических и лингвистических экспедиций, которые проводились в разных регионах Центральной Азии в советские годы. Подвергаются сомнениями также результаты некоторых научных экспедиций, которые проводились в Туркестанском крае в царское время. Более того, некоторые архивы, где хранятся отчеты и записи этих экспедиций, либо закрываются, либо уничтожаются вовсе. Таким образом, частично, а иногда полностью (по некоторым проблемам) игнорируется советская и дореволюционная историография Центральной Азии. Взамен предлагается новая национальная и частично зарубежная историография, которая является менее объективной, поскольку в дореволюционное и советское время число зарубежных исследователей, участвовавших в этих экспедициях, было ничтожно мало. Поэтому, труды многих зарубежных авторов написаны, преимущественно, на базе российских и советских источников. Мы с проблемой фальсификации истории и интерпретации исторических фактов часто сталкивались, когда в постсоветское время начали изучать историю и культуру народов Центральной Азии.

Следует отметить, что вопросы этноса, этногенеза, этнонима (самоназвание), этнического языка и этнического расселения в Центральной Азии стали очень актуальными в период Национально-территориального размежевания. Об этом можно подробно прочесть в работе автора "Национально-территориальное размежевание и создание союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.)[2]. В результате размежевания появились новые национальные республики в составе СССР, которые в постсоветское время де-факто и де–юре стали суверенными национальными государствами. Постсоветские историки региона поспешно писали свои национальные истории в новой редакции, некоторые из них изданы, другие готовятся к печати. Об этом подробнее в работе автора "Историография Таджикистана нового и новейшего времени"[3]. В этих работах вновь затрагиваются проблемы этногенеза, этноса, этнонима, этнического языка, этнической карты Центральной Азии и т.д. Каждый называет свой этнос и свой этнический язык древнейшими. В новых учебниках по истории часто пишется о несправедливых итогах размежевания, о несправедливой советской национальной политике в Центральной Азии, критикуется советский модернизационный проект в республиках региона. Некоторые авторы пошли дальше. Например, в Узбекистане Тимур-ланга объявили национальным героем и назвали отцом всех узбеков. Другие авторы возвели главарей басмаческого движения на пьедестал почета и назвали их также национальными героями. Об этом подробнее в работе автора "Басмачество – как священный джихад против советской власти в Центральной Азии"[4]. Третьи обвиняют советскую власть в том, что она якобы уничтожила модернизационный проект джадидов, который был гораздо лучше советского, поскольку он очень удачно реализовался в Турции в новейшей истории. Об этом подробнее можно прочесть в работе автора "Джадидизм – как школа модернизации ислама в Центральной Азии"[5]. Историография Центральной Азии в новейшей истории, к великому сожалению, примерно в таком духе представлена со стороны историков региона. Конечно, такая историография региона не всеми воспринимается в мировой исторической науке. Она не признается даже в других регионах постсоветского пространства, в том числе России. Поэтому многие российские и зарубежные авторы не согласны с некоторыми учеными Центральной Азии в освещении российской и советской историографии. В данной работе мы вынуждены вновь исследовать проблему этнических языков Центральной Азии с точки зрения академической науки, уделяя больше внимания трудам дореволюционных, советских и зарубежных авторов.

Теперь обо всем по порядку. Начинаем свое исследование с древних языков и письменностей, которые оказали огромное влияние на формирование и эволюцию языковых систем народов Центральной Азии в древней, средневековой, новой и новейшей истории. Следует отметить, что современные языки Центральной Азии возникли на базе двух исторических языковых систем: иранских и тюркских. Эти исторические системы в разные исторические периоды взаимодействовали с другими языковыми системами в других географических зонах Азии, Европы и Северной Африки.

Арамейский язык – забони оромӣ - ارامی زبان - языковая ветвь семитской группы, на которой говорили в стране "Арам", т. е. в Сирии, Месопотамии и в ближайших районах. Первые упоминания об арамейцах мы встречаем в клинописных памятниках XIV в. до н.э., как о группе племен "Арими" и "Ахламэ", которые кочевали в районе к западу от реки Ефрата и появлялись временами в разных пунктах Междуречья, где пытались осесть и подчинить себе местное население. Основные же волны арамейцев направились на северо-запад, параллельно берегу Ефрата, в Сирию, где ими в X в. до н.э. был основан ряд самостоятельных княжеств. Здесь арамейцы перешли к земледелию, покорив местное население и ассимилировав его в языковом отношении. Параллельно с этим идет постепенное проникновение арамейского языка в Месопотамию, население которой в IX-VIII в. до н.э. (т. е. в эпоху ассирийских завоеваний) говорит уже в значительной степени на арамейском языке. Основание Ново-вавилонского государства (Халдейского), объединившего значительную часть Передней Азии, способствовало еще большему распространению арамейского языка, который становится языком торговых сношений и господствует на крупных торговых путях из Месопотамии в Египет и в южную Аравию. В персидскую эпоху арамейский язык является официальным языком для западной половины государства. На нем говорило на западе население Сирии, за исключением финикийского побережья и части Палестины, на востоке - Месопотамия, область Тигра до гор Курдистана и Армении и Суристан. По торговым путям арамейский язык проникает в глубь Аравии, а вместе с военными колониями доходит до Ассуана в верхнем Египте[6].

В древнейшую эпоху, пока на арамейском языке еще говорили одни кочевники, в нем не замечается распадения на наречия. Когда же арамейский язык стал языком земледельческого населения, ведущего замкнутое хозяйство, он распался на две группы наречий: 1) западную группу - в Палестине и Сирии и 2) восточную - в Месопотамии и в прилегающих горах до Армении на севере и до Персидского залива на юге. Из последней группы наибольшее значение получило наречие северной Месопотамии, известное под названием - сирийский язык. Начиная с VII в., т. е. со времени завоевания Ближнего Востока арабами, арамейский язык быстро вытесняется арабским. В настоящее время сохранились лишь остатки арамейского языка на западе в некоторых пунктах Антиливана и на востоке в виде новосирийского или "айсорского" языков[7].

Графика арамейского языка обозначает лишь одни согласные; гласные же обозначаются весьма скудно. В позднейшее время для обозначения гласных развилась система над - и подстрочных значков, так называемая пунктуация. Старейшие арамейские надписи написаны старофиникийским алфавитом. Пальмирские и набатийские надписи начертаны своеобразным алфавитом, развившимся из финикийского. Параллельно с этим при писании на папирусах развивается более курсивный "древнеарамейский" алфавит, давший начало, с одной стороны, еврейскому "квадратному" шрифту, с другой стороны, сирийскому "эстрангело", которым написаны древнейшие сирийские рукописи[8].

Пехлеви - пазенд – паҳлавӣ - پهلوی - консонантное левостороннее письмо семитского типа. Окончательно сложилось к III-II вв. до н.э. и обслуживало вплоть до арабского нашествия персидский язык (индоарийская семья языков) в Эраншехре (Иране). На основе пехлеви был разработан авестийский фонетический алфавит для передачи священного, давно вымершего языка зороастрийского культа. Пехлеви - официальное письмо позднеассирийских и древнеперсидских канцелярий VI-IV вв. до н.э. Оно послужило источником для большинства национальных иранских и тюркских систем письма: парфянской, среднеперсидской (собственно говоря, пехлеви), уйгурской, хорезмийской, согдийской, орхоно-енисейской и др. На среднеперсидском языке шрифтом пехлеви в III-IX вв. писались переводы с древнеиранского языка "Авесты" (Библии зороастрийцев) и комментарии к ней "Зенд". Поэтому письмо пехлеви называлось еще пазенд. Название "пехлеви" происходит от эпонима Parthavia (Парфия), страны, располагавшейся к юго-востоку от Каспийского моря[9]. Существовало много разновидностей пехлеви:

1.Северо-западное пехлеви – собственно парфянское письмо династии Аршакидов II в. до н.э .- III в. Имело примитивные, отдельные друг от друга графемы. Засвидетельствовано на монетах и геммах. Древнейшие памятники -хозяйственные документы на черепках из Нисы, I в. до н.э. Парфянский язык наравне с греческим и арамейским был официальным языком Парфии.

2. Юго-западное пехлеви (парсик) - письмо династии Сасанидов, III-VII вв. Первоначальный ареал распространения – южная часть Ирана – Парса (Фарс), Содержало обильные лигатуры, гетерограммы. Древнейшие памятники – легенды на монетах правителей.

3.Восточное пехлеви малоизвестно. Например, хорезмийское письмо, известное в низовьях Амударьи со II в. до н.э. по IX в. Известны надписи на монетах I-VIII вв., эпиграфика: надписи на керамике (самые ранние -III-II вв. до н.э.) и серебряных сосудах, хозяйственные документы на дереве и коже (из архива царского дворца в Топрак -Кале, III в.), эпитафии на оссуариях (из Ток-Калы и Миздахкана, VII-VIII вв.). К XVI в. хорезмийский язык окончательно вытесняется узбекским. Для согдийского языка (долина Зеравшана) во II в. введено вертикальное слитное письмо. Бактрийцы (тохары) со II в. перешли на греческий алфавит. Со II в. до н.э.- I в. сохранились краткие надписи на керамике, найденные в Афганистане и Южном Узбекистане. К XII в. бактрийцы ассимилированы персами[10].

Бактрийский язык - Забони бохтарӣ – باختری زبان - один из иранских языков, мертвый среднеиранский язык восточной группы. Был распространен в областях по верхнему течению Амударьи, между Гиссарским хребтом на севере и Гиндукушем на юге (древняя Бактрия, раннесредневековое название - Тохаристан). Был одним из официальных языков Кушанского царства (конец I-III вв.) и эфталитского государства (V-VI вв.). Диалектное членение в памятниках бактрийского языка не прослежено, арабские источники X-XI вв. упоминают о диалектах на территории Тохаристана, часть которых можно отнести к бактрийским[11].

Фонетический состав бактрийского языка устанавливается предположительно (в памятниках графически различаются не все фонемы). Вокализм содержал 9 фонем: долгие гласные ā, ī, ū, ē, ō, краткие a, i, u, ə. В грамматической структуре бактрийский отошел от древнеиранского языка дальше, чем другие средне­иранские языки восточной группы: утрачена категория рода, сохранились лишь 2 флективных падежа (прямой и косвенный); древние флективные формы прошедшего времени заменены аналитическими. Для синтаксиса характерны определительные словосочетания с релятивным местоимением-артиклем (i)[12].

Во II в. до н. э. - I в. н. э. для фиксации бактрийского языка применялась, очевидно, разновидность арамейского письма. Она представлена в двух кратких надписях на керамике, найденных в Северном Афганистане и Южном Узбекистане. Со II в. н. э. бактрийский язык пользовался греческим алфавитом. Старейшие памятники бактрийского языка на греческом алфавите относятся ко II в., наиболее важный из них - надпись, обнаруженная при раскопках храма в Сурхкотале (Северный Афганистан). От других эпиграфических памятников II в. сохранились лишь фрагменты: надписи из Дашти-Навур (Центральный Афганистан), Дильберджина (Северный Афганистан) и Айртама (Южный Узбекистан). Наиболее поздние из датированных эпиграфических памятников относятся к IX в. В Восточном Туркестане найдены 9 фрагментов рукописных текстов на бактрийском языке (один из них написан манихейской разновидностью арамейского письма). Бактрийский язык был ассимилирован таджикским-новоперсидским языком, распространившимся на территории Тохаристана; этот процесс завершился, вероятно, в XI-XII вв.[13].

Согдийский язык - Забони суғдӣ - سغدی زبان Ягнобский язык - Забони яғнобӣ - یغنوب زبان Язык согдийцев относится к восточно-иранской подгруппе индоиранской группы языков. Засвидетельствован памятниками конца I в. до н. э. - IX в. н. э., главным образом религиозного содержания, найденными в разных местах Центральной Азии. Существуют тексты буддийские, манихейские и христианские. Между ними, помимо особенностей содержания, связанных с религиозными различиями, имеются некоторые расхождения в языке и письме. Согдийский язык, как и другие среднеиранские языки, характеризуется значительным разрушением древнеиранской флексии и переходом от синтетических форм выражения грамматических отношений к аналитическим. В фонетике наблюдается последовательная спирантизация звонких смычных. Потомком согдийского языка является ягнобский язык[14].

Язык ягнобцев распространен в Таджикистане (главным образом в долинах рек Ягноб и Варзоб). Число говорящих на ягнобском языке около 2,5 тыс. человек ( оценка 1970 г.), относится к восточной группе иранских языков и восходит к одному из диалектов исчезнувшего согдийского языка. Имеет западный и восточный, а также переходные говоры, различающиеся рядом фонетических и морфологических черт. В ягнобском языке 8 гласных (в том числе 5 долгих - i, e, о,ū, γ - и 3 кратких - i, а, и) и 27 согласных фонем. Гласные фонемы (i, и) имеют большое число вариантов; перед носовыми m и n гласный "о" иногда переходит в и. Согласные противопоставлены по глухости - звонкости, огубленности - неогубленности. Полная регрессивная ассимиляция наличествует на стыке глухих и звонких пар согласных. Ударение на конце слова, либо (чаще) на предпоследнем слоге. Морфологические черты: у существительных есть категория числа, 2 падежа (прямой и косвенный); грамматическая категория рода отсутствует. Прилагательные падежных форм не имеют, не изменяются по числам. Употребляются всегда перед существительными. Собственно ягнобские числительные употребляются только в пределах первого десятка. В ягнобском языке сохранился древнеиранский способ образования разновременных личных глагольных форм от одной основы. Глагол имеет развитую систему времен, 3 наклонения (изъявительное, сослагательное, повелительное), 3 типа личных окончаний, не имеет залоговых противопоставлений. В лексике большой процент заимствований из таджикского языка, а также из русского языка (через таджикский). Язык бесписьменный[15].

Хорезмийский язык – Забони хоразмӣ - خوارزمی زبان - язык населения древнего государства Хорезм в Центральной Азии, в низовьях реки Амударья. Относится к иранской группе индоевропейской подгруппе языков. Древнейшие надписи (на керамике) арамейским письмом V - III века до н. э. Вследствие арабского нашествия, с VIII века нашей эры стал применяться арабский алфавит. В основном известен ученым по словам и фразам, встречающимся в арабоязычной литературе X - XIII веков, в арабской графике с добавочными знаками, и по отдельным надписям на керамике (V - III века до н. э.), монетах, по документам на дереве и коже (с III - IV века) арамейским письмом[16].

С первых веков нашей эры происходит проникновение гуннских тюркоязычных групп в Хорезм, а в эпоху Тюркского каганата с середины VI века процесс тюркизации усилился и достиг апогея в сельджукидскую эпоху в XI веке. В 1220 году, в результате нашествий войск Чингисхана, Государство Хорезмшахов распалось, Хорезм вошел в состав улуса Джучи, а затем в Золотую Орду. В 1-й половине XIV в. Хорезм переживал новый период расцвета, к этому времени, видимо, закончился процесс тюркизации языка хорезмийцев[17].

В хорезмийском языке, для фонетики характерны два ряда аффрикат č, и с, наличие щелевых J, d. В морфологии в именной парадигме прослеживаются три, в отдельных подсистемах четыре падежа, два рода и числа, артикли. В глаголе - архаичное флективное образование прошедшего времени (в ряде глаголов - с аугментными элементами) и инновационное аналитическое построение перфекта, плюсквамперфекта, будущих времен и ряда модальных форм. Для синтаксиса характерны препозиция определения, тяготение глагола к концу предложения.До нас дошли некоторые топонимы, созданные на основе древнехорезмийского языка: Ургенч, Хазарасп, Хива, Гурлен, Питняк и т.д.[18].

Персидский язык – Забони форсӣ - فارسی زبان - родной язык персов, официальный язык Исламской Республики Иран. Распространен по всей территории Ирана (население более 65 млн. человек, примерно половина – персы). Персидский, как и близкородственные ему таджикский и дари Афганистана, относится к юго-западной группе иранских языков. Современный персидский язык сформировался за последние 70–80 лет на основе живой персидской диалектной речи и классического персидского языка (язык классической персидско-таджикской литературы IX–XV вв.), на базе которого развились три близкородственных языка – персидский, таджикский и дари Афганистана (расхождения начались с XVI–XVII вв.). Таким образом, огромное литературное наследие на классическом новоперсидском (Рудаки, Фирдоуси, Омар Хайям, Саади, Хафиз, Руми, Джами и т.д.) является общим для народов Таджикистана, Ирана и Афганистана[19].

Современный персидский язык отличается от классического персидского, причем на всех языковых уровнях – в фонетике, морфологии, синтаксисе, лексике. В основе устной формы литературного языка лежит тегеранский диалект. Известны также персидские диалекты Кермана, Исфахана, Новгана (Мешхед), Бирдженда, Систана, Себзевара и т.д. В целом диалекты персидского языка изучены мало. История персидского языка зафиксирована на протяжении более 2500 лет. В ней выделяются три основных периода: древний, представленный древнеперсидским языком (VI - IV вв. до н.э.), средний (среднеперсидский язык, III - IV вв. до н.э. – VIII - IX вв. н.э.) и новый, представленный классическим персидским и современным персидским (с VIII - IX вв. по настоящее время)[20].

Персидский язык в ходе своего исторического развития претерпел значительные изменения в фонетической, грамматической и лексической системах, пройдя путь от языка с развитой системой флективных форм (в древнем персидском) до аналитического языка. Имеется 6 гласных фонем – i, e, ä, å, o, u; два дифтонга – , . В системе консонантизма 22 фонемы. Существительные характеризуются категориями числа и определенности/неопределенности. Ударение в большинстве слов падает на последний слог. Категорий падежа и рода нет. Глагол характеризуется категориями лица, времени, залога, наклонения. Все глаголы спрягаются по единому типу спряжения и по структуре делятся на простые и сложные. Для связи слов в предложении используются изафетная конструкция, предлоги и послелог - ra. Изафетная конструкция – это особый способ выражения атрибутивной связи, при которой ее показатель (безударная изафетная частица; в персидском - e) присоединяется к определяемому слову (а не к определению), напр.: šahr-e bozorg "большой город" (букв. "город-который большой"), äsb-e pedär "лошадь отца". Лексическое ядро составляют исконно иранские слова, много заимствований из арабского языка (до 50% всей лексики), турецкого, французского, английского и других языков. Для персидской письменности используется арабская графика с добавлением четырех букв, которая быстро внедрилась после завоевания Ирана арабами в VII в. Первые письменные памятники относятся к первой половине IX в.[21].

Чагатайский язык - Chig"atoy tili - جغتایی زبان - средневековый тюркский письменно-литературный язык, достигший наибольшего оформления и единообразия как язык классический в тимуридских уделах (бывший Чагатайский улус) во 2-й половине XV-XVI вв. Среди тюркологов нет единства в толковании чагатайского языка и определения его временных границ. П. М. Мелиоранский датировал чагатайский язык в пределах XIII - XVIII вв. А. Н. Самойлович усматривал в развитии среднеазиатско-тюркского письменно-литературного языка три связанных между собой периода, первый - с XI в.; название чагатайский язык он относил к третьему периоду (XV - начало XX вв.); это наиболее распространенная концепция, с небольшими уточнениями придерживаются зарубежные тюркологи. В 30-60-х гг. XX века вместо термина "чагатайский язык" употреблялся термин "староузбекский язык", под который подводились и более ранние памятники тюркской письменности (А. К. Боровков, А. М. Щербак, языковеды Узбекистана). Термин "чагатайский язык" подчеркивает наддиалектный характер письменно-литературного языка, воспринявшего традиционные черты письменно-литературного языка более раннего периода: сочинения на чагатайском языке были широко читаемы тюркоязычными народами, населяющими территорию от Босфора до Алтая и Индии (С. Е. Малов), чему способствовала арабская графика, допускавшая вариативность огласовки[].

В XV-XVI вв. были четко дифференцированы прозаический и поэтический варианты чагатайского языка, в творчестве А. Навои и Бабура завершена смена его диалектной ориентации. В итоге базисная морфологическая система чагатайского языка в своих определяющих чертах, в том числе падежном склонении, была приведена в соответствие с тюркским городским Койне Андижана XV - начала XVI вв. Выявляемые признаки базисной системы могут быть квалифицированы как "староузбекские" элементы в чагатайском языке В поэтическом варианте, сохранявшем традиционную смешанность разнородных форм, вес "староузбекских" элементов несколько ниже. Распространенным остается подход к периодизации истории языка, при котором проводится хронологическая грань между чагатайским языком и староузбекским языком, равно как и попытки построить периодизацию при опоре главным образом на историко-культурные факторы[23].

Уйгурский язык - Uyg"ur tili - اویغوری زبان - принадлежит к древним письменным языкам тюркской системы. Носителем его была народность, обитавшая на юге современной Монголии и в районах Гучена-Хами (современный Синь-Цзян). В VIII в. уйгуры, объединив ряд племен, основали государство, занимавшее значительные территории в Центральной Азии. К этому периоду относится создание уйгурской письменности, заимствованной у согдийцев, к которым в свою очередь проник (очевидно после III в. н. э.) переднеазиатский арамейский алфавит. В IX в., после распадения уйгурского государства, правившие племена спустились к югу, образовав княжества в районе Хами и вблизи современного Гань-Чжоу в провинции Гань-Су[24].

Сведения о древнем уйгурском языке приводятся в известном труде XI в. "Диван-у-луга-ти-т-турк" Махмуда Кашгарского. Интересные данные приводит Фахреддин Мубарек-шах Мерверруди (начало XIII в.), указывающий на заимствование у согдийцев алфавита, легшего в основу уйгурской (а через него и монгольской) письменности. До наших дней сохранилось большое количество памятников на уйгурском языке, главным образом религиозного содержания. Наиболее интересным памятником является более поздний трактат Юсуф Хас-Хаджиба - "Кутадгу-билиг" (цитируется также "Кудатку-билик" - "Приносящее счастье знание"), датируемый 1070 г. В более поздний период уйгурский язык вытесняется чагатайским, однако уйгурская письменность сразу не исчезает. В 1432 году Бакыр Мансур-Бахши составил для гератского эмира Джелалиддин Фируз-шаха сборник поэтических отрывков, писанный на чагатайском языке, но уйгурским шрифтом[25].

Из современных живых языков в прямой связи с древним письменным уйгурским языком стоит реликтовый язык тюркской системы - так называемый "желтых уйгуров" (сарыг-уйгуров) и салыров, живущих в китайских провинциях Гань-Су и Цин-Хай. Современный уйгурский язык принадлежит к языкам тюркской системы и распространен в китайской провинции Синь-Цзян, а также среди выходцев оттуда, живущих в трех республиках Центральной Азии - Узбекской, Казахской и Киргизской. Уйгурский язык распадается на ряд диалектов: кашгарский (наиболее распространенный), илийский, турфанский, хамийский, аксуйский, котанский и лобнорский. Все эти диалекты имеют общие фонетические особенности, за исключением лобнорского, представляющего промежуточную ступень от синьцзянских уйгурских говоров к более архаичному по своему строю языку ганьсуйских "желтых уйгуров"[26].

Литературный язык, принятый у уйгуров, был создан в советское время главным образом на основе живых кашгарского и илийского диалектов. Создание у уйгуров литературного языка на основе живых говоров произвело огромную культурную революцию, ибо раньше уйгурский народ был бесписьменным - чагатайский язык был недоступен для народа. В советское время на уйгурском языке издавался несколько газет республиканского значения - "Шарк Хакикаты", "Колхозчиляр Авази", "Кзыл Туг" и ряд районных газет в Казахстане и Узбекистане. Была создана большая учебная литература для многочисленных уйгурских школ и, наконец, выросло несколько поколений уйгурских писателей, большинство которых жили и творили в Казахстане. Росла уйгурская литература и в Узбекистане, где проводился интересная работа по записи фольклора. Народное творчество уйгуров имеет большое художественное значение для всех регионов Центральной Азии[27].

Монгольский язык - Монгол хэл - مغولی زبان - под термином "монгольский язык" понимают как древний, письменный монгольский язык, так и современный живой монгольский язык. Точно фиксировать время появления у монголов письменности не представляется возможным. Известно лишь, что система письменности, введенная Чингизханом, о которой мы можем судить по некоторым памятникам, по происхождению своему уйгурская. Старый письменный монгольский язык, ныне сильно отличающийся от живого разговорного, по видимому и в XIII в. отличался от тогдашних наречий и уже тогда представлял собою архаичную форму языка. Письменный монгольский язык восходит таким образом к одному из древнемонгольских наречий дочингизхановского периода. Можно лишь смутно догадываться о том, что он сложился на основе наречия керентов, одного из наиболее мощных и культурных племен, покоренных Чингизханом[28].

Монгольский алфавит был заимствован от тюркского народа уйгуров, которыми он в свою очередь был получен от иранского народа согдийцев. Согдийский же восходит к северному-семитическому (одному из арамейских) алфавиту. Старый монгольский алфавит и орфография окончательно выработаны в XVI в. От этого монгольского алфавита произошел манджурский и ойратский, или западно-монгольский, алфавиты. Кроме этого алфавита у монголов появилось в XIII же столетии еще так называемое квадратное письмо, созданного на основе тибетского алфавита. Эта письменность просуществовала недолго, и памятники ее исчерпываются несколькими фрагментами документов, написанными на одном из живых монгольских наречий XIII и XIV вв.[29].

Ставший общим для значительной части монголов, объединенных Чингизханом, старый литературный монгольский язык подвергся влиянию монгольских говоров той эпохи и в XVI в. получил окончательное оформление. На этом обновленном языке появилось несколько переводов буддийских сочинений, в том числе с уйгурского языка, благодаря чему в монгольском литературном языке есть много уйгурских заимствований. В конце XVI в. в Монголии возродился пришедший было в упадок буддизм, в связи с чем и монгольский письменный язык подвергся некоторым изменениям. Устаревшие и малопонятные слова и выражения были окончательно заменены новыми. Был открыт доступ диалектическим влияниям. Тогда же в язык вторглось множество тибетских заимствований в связи с усилением буддийской пропаганды. Таким образом, монгольский письменный язык вошел в классический период своей истории. Наибольшего расцвета этот классический письменный монгольский язык достиг в конце XVII и начале XVIII вв., когда в Пекине и Южной Монголии сильно распространилось книгопечатание (печатание конечно только ксилографическим способом). Распространившись среди разных монгольских племен, классический письменный язык с течением времени испытал многочисленные влияния со стороны отдельных наречий и постепенно вылился в несколько областных литературных наречий, очень близких друг к другу, но отличающихся некоторыми местными особенностями[30].

Все же эти литературные наречия стоят чрезвычайно далеко от живого языка. Живой разговорный монгольский язык очень сильно отличается от языка письменности, представляя собою в сущности другой язык. Трудность изучения письменности заключается как раз в том, что изучающий ее монгол должен по сути дела изучить вместе с алфавитом еще новый язык, правда, относительно близкий к его родному, но все же другой. Различия эти касаются всех областей: словаря, синтаксиса, морфологии и фонетики. Под разговорным монгольским языком обычно понимают халха-монгольский язык, на котором говорит основное население в Монгольской народной республике. С 1930 г. в МНР был начат переход на латинский алфавит и новый литературный языка на основе халха-монгольского разговорного языка. С 1943 года - письменность на основе кириллицы[31].

Халха-монгольский язык, вместе с языком монгольской письменности, входит в монгольскую семью языков. Эта семья делится на следующие группы: северно-монгольские языки: бурятский, калмыцкий, ордосский, хамниганский, ойратский; южно-монгольские языки: дагурский, шира-югурский, дунсянский, баоаньский, язык ту (монгорский); особняком стоит могольский в Афганистане[32].

Язык сартов – Забони сартӣ - Sart tili - سارتی زبان О языке сартов энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона дает следующее пояснение: "сарты по наружности очень похожи на таджиков, но в отличие от последних, живущих среди них разбросанно и сохранивших свой персидский язык, сарты говорят на особом тюркском наречии, известном под именем сарт-тили[33]. По мнению П. И. Лерха, наречие сартов ближе всего к чагатайскому литературному языку, а в отдельных пунктах приближается к народному наречию узбеков и казахов."[34]. Этнический атлас Узбекистана, подтверждая сведения из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, сообщает, что сарты говорили на особом сартском языке (так называемый сарт тили). Его можно считать продолжением или разновидностью чагатайского языка[35]. Согласно Советской исторической энциклопедии для сартов было характерно: "окающий" и "йокающий" говоры[36].

Всего согласно первой всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г. в Российской Империи насчитывалось 968 655 сартов, для сравнения совокупная численность сартов превышала численность узбеков (726 534 человек) и среди других народностей империи говорящих на турецко-татарских наречия (тюркских наречиях) была четвертой по численности, уступая лишь киргиз-кайсакам (4 084 139 человек), татарам (3 737 627 человек) и башкирам (1 321 363)[37].

Создатели чагатайской литературы Бабур и Алишер Навои в своих письменных работах отмечали существование народности сарт наряду с другими народами, населяющими среднеазиатский регион, но сами не относили себя к этому этносу[38]. Бабур в своих произведениях если говорит о населении Андижана употребляет слово "тюрк", если о Маргиане, то "сарт". По мнению исследователя А. Самойловича Бабур отличает сартов от таджиков когда говорит, что население города Кабула и несколько селений состоит из сартов, когда в других селениях и вилаятах живут другие народы, в том числе таджики. В чем Бабур видел разницу между таджиками и сартами, неизвестно; едва ли имеется в виду разница в языке, так как при перечислении языков, на которых говорили в Кабульской области, не упоминается ни сартовский язык, ни таджикский, а только персидский (фарси) - вероятно, общий язык таджиков и сартов. В других местах сочинения Бабура таджики не упоминаются; при описании, например, Ферганы туркам и их языку противополагаются только сарты и их язык.[39] Алишером Навои сопоставляется сартский язык с тюркским. Абулгази в "Родословная тюрок" говорит об узбеках и сартах в Хиве и Ургенче. Бартольд подчеркивает, что это разделение сохранилось до начало ХХ в. В Бухаре под сартом подразумевалось земледельцы и городское население[40].

Арминий Вамбери в своем произведении "Путешествие в Среднюю Азию" описывает и дает сартам следующую оценку: Сарты, называемые в Бухаре и Коканде таджиками, - древнее персидское население Хорезма, число их здесь относительно невелико. Постепенно они смешали свой родной персидский язык с тюркским. Сартов, как и таджиков, можно узнать по их лукавству и изяществу; узбеки их не очень любят. Характерно, что, хотя уже пять столетий они живут вместе, смешанные браки между узбеками и сартами были очень редки[41]. В другой части своего произведения Арминий Вамбери описывает происхождение сартов как отюреченных по языку потомков древних хорезмийцев[42].

Говоря о "персидском происхождении", Вамбери употреблял здесь, как и в других местах, термин "персидский" в более широком значении, относя его ко всем народам, говорящим на иранских языках. "Сарт" вышедший ныне из употребления термин, которым в дореволюционной Средней Азии обозначалось обычно ремесленное и торговое население, преимущественно городское, а в некоторых случаях и оседлые сельские жители, ираноязычные и тюркоязычные, в противоположность кочевникам. В средние века, начиная с XI в., термин "сарт" в среднеазиатских источниках применялся в значении "купец". Впоследствии этот термин приобрел отчасти этническое содержание, но значение его изменялось в зависимости от времени и местных условий в различных частях Средней Азии. Таким образом, "сартами" называли таджиков, сохранявших свой язык, а также тех таджиков, кто воспринял тюркский язык и впоследствии слился с узбеками, в Фергане в XIX в. "сартами" именовалось оседлое население, состоявшее из узбеков и таджиков[43].

Памирские языки – Забонҳои помирӣ - پامیری زبانهای - группа родственных языков, относящаяся к иранской ветви индоевропейской семьи языков. К памирским языкам относятся: шугнано-рушанская языковая группа (включает близкие подгруппы - шугнано-баджувскую, рушано-хуфскую, бартангско-орошорскую и сарыкольскую), язгулямский, ишкашимский и ваханский языки. Некоторые ученые относят к памирским языкам мунджанский язык. Памирские языки, за исключением язгулямского и мунджанского, распространены как в Таджикистане (Горно-Бадахшанская АО Таджикской республики), так и в сопредельных районах Афганистана, Пакистана и КНР. Язгулямский язык распространен только в Таджикистане, а мунджанский - в Афганистане и Пакистане. Число говорящих на всех памирских языках в ГБАО РТ более 160 тыс. чел.(оценка Всемирного Банка за 2015 г.). Все памирские языки бесписьменные. Язык письменности современных памирцев - таджикский, афганских - фарси-дари, пакистанских - урду, китайских - уйгурский. Памирские языки объединяют черты, благодаря которым они противостоят другим языкам иранской группы. Фонетические особенности: наличие так называемых межзубных ϑ и δ и заднеязычных щелевых[44].

Есть другая классификация и этно-лингвистическая характеристика памирских языков: Памиирские языки - ареальная группа языков, входящих в восточноиранскую группу иранских языков, на которых говорят так называемые памирцы. Распространены в Западном Памире (Горный Бадахшан), разделенном между Таджикистаном, Пакистаном, Китаем (юго-запад Синьцзян-Уйгурского автономного района), Афганистаном.

1.Северо-Памирские языки. Язгулямский язык компактно представлен в долине реки Язгулам Ванджского района ГБАО. Старованджский язык, бытовавший до конца XVIII в. в долине Ванджа, уступил место таджикскому языку. 2.Шугнано-рушанские языки. Шугнанский язык представлен в таджикском и афганском Бадахшане. В пределах Горно-Бадахшанской автономной области он бытует в административном центре области - городе Хороге, Шугнанском и Рошткалинском районах. На баджувском говоре шугнанского языка говорят в селениях Верхний и Нижний Баджув Рушанского района ГБАО, на шахдаринском и барвазском - в Рошткалинском районе ГБАО. Рушанский язык - правобережные и левобережные вдоль по реке Пяндж селения памирского и афганского Бадахшана.Хуфский язык - ущелье правого притока Пянджа, селения Хуф и Пастхуф. Некоторыми исследователями хуфский рассматривается как диалект рушанского языка.Бартангский и близкий ему рошорвский языки - долина Бартанга Рушанского района. Для них прослеживается диалектное деление на равмедский, сипонджский и сарезские говоры[45]. Сарыкольский язык бытует в основном в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая и в пакистанском Читрале. Мургабские сарыкольцы на Восточном Памире подверглись ассимиляции с киргизами.Генетическая близость названных языков шугнано-рушанской группы настолько велика, что взаимопонимание может быть достигнуто при употреблении родного языка или диалекта почти во всех случаях. Затруднения могут возникнуть только при общении носителей шугнано-рушанской группы языков-диалектов с сарыкольцами. Шугнанский язык в силу широкой территориальной распространенности и многочисленности носителей играет роль языка межпамирского устного общения наряду с таджикским языком ("межпамирский фарси")[46].

3.Южно-Памирские языки. Ишкашимский язык компактно бытует в нескольких селениях Ишкашимского района ГБАО, близкий ему сангличский - в афганском Бадахшане.Ваханский язык представлен в верховьях реки Пяндж в Ишкашимском районе ГБАО, в афганском Бадахшане, в отдельных селениях на севере Пакистана и Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая.Мунджанский язык распространен в афганском Бадахшане в верховьях реки Кокча, а близкий ему язык йидга - в Пакистане.Общение между носителями мунджанского, ишкашимского, ваханского, язгуламского языков и языков-диалектов шугнано-рушанской языковой группы осуществляется в основном на межпамирском таджикском и, отчасти, на шугнанском[47]. Памирские языки наряду с пушту, осетинским и ягнобским входят в восточноиранскую группу иранских языков и родственны вымершим языкам саков (скифов), бактрийцев, согдийцев, хорезмийцев и других восточноиранских этносов[48].

Туркменский язык – Turkmen tili - ترکمنی زبان - распространен в Туркменистане, а также в Узбекистане, Таджикистане, Казахстане, Каракалпакской АО Узб. Р и Ставропольском крае РФ, в Иране и Афганистане, в Турции, Ираке и других стран. Число говорящих на туркменском языке в мире около 8,5 млн. чел. (данные Всемирного Банка за 2010 г.). Принадлежит к огузской группе тюркских языков (сформировался на базе западных племенных языков огузов, но в процессе развития приобрел некоторые черты, характерные для тюркской языковой кыпчакской группы). Основные диалекты: текинский, йомудский, эрсаринский, салырский, сарыкский, човдурский и т.д. Диалект ставропольских туркмен традиционно называют трухменским языком[49].

Основными фонетические особенности: сохранение первичных долгих гласных, развитая губная гармония гласных, наличие межзубных [ç] и [з] на месте [с] и [з] других тюркских языков и т.д.. Морфологические черты: существительное имеет категории числа, принадлежности, падежа. В литературном языке 6 падежей. Прилагательные грамматически неизменяемы. Именные, глагольно-именные части речи в функции сказуемого имеют категорию сказуемости. Глагол имеет 5 наклонений, 5 залогов. Старый литературный туркменский язык был преимущественно языком поэзии. Современный литературный туркменский язык сформировался после Октябрьской революции 1917 года. До 1928 года туркменский язык использовал арабский алфавит, позднее - латиницу, а с 1940 - письменность на основе русской графики., в постсоветское время вновь на основе латиницы[50].

Киргизский язык - Кыргыз тили - قرقیزی زبان - относится к киргизско-кыпчакской группе тюркских языков. Распространен в Киргизии, частично - в Наманганской, Андижанской и Ферганской областях Узбекской республики, в некоторых горных районах Таджикской республики, в соседних с Киргизией районах Казахской республики, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР, в западных районах МНР, на северо-востоке Афганистана и Пакистана. Общее число говорящих на киргизском языке в мире свыше 4 млн. чел. (Оценка Всемирного Банка за 2009 г.). В самой Киргизии выделяют 2 диалектные группы - северную и южную, по другой классификации, - северную, юго-западную и юго-восточную, различающиеся в основном в фонетике и лексике[51].

Особенности киргизского языка в фонетике: восьми кратким гласным фонемам противопоставлены восемь долгих (долгота вторичная), последовательно выдержан сингармонизм, в анлауте характерна звонкая аффриката ж[дж], соответствующая начальным й‑/ж‑/дь‑... других тюркских языков; в ауслауте из звонких согласных возможен лишь фрикативный однофокусный г/ғ/. Морфология типичная для тюркских языков. Указательные местоимения имеют, как правило, две формы - с конечным ‑л и без него (бул/бу ‘этот’). Отрицательный аспект глагола образуется при помощи аффикса ‑ба‑..., но в некоторых случаях может быть выражен аналитически, при помощи отрицательного слова "эмес". В лексике значительный пласт образно-подражательных слов. В литературном языке, в основу которого лег северный диалект, незначительное количество арабских и персидских заимствований, много заимствований из русского языка. Обогащение лексики литературного языка происходит в основном за счет собственных средств киргизского языка, в 60-80‑х гг. ХХ в. усилился приток слов из южных диалектов. В синтаксисе развиты аналитические глагольные конструкции. Для сложноподчиненного предложения нетипична союзная связь компонентов, чаще используется морфологическое оформление сказуемого придаточного предложения. Национальная письменность создана в 1924 г. на основе арабского алфавита, после 1926 на латинице, с 1940 - на русской графической основе[52].

Казахский язык - Қазақ тілі - قزاقی زبان - государственный язык Республики Казахстан, язык казахов, как коренного населения этого государства, так и проживающего за его пределами (в Китае, Монголии, России, Узбекистане и т.д.). Казахский язык относится к кыпчакской группе тюркских языков (северо-восточная часть ареала). Известно, что кыпчакский ареал охватывает Казахстан, а также некоторую часть Восточной Европы: Крым (северная часть), Северный Кавказ, низовья Волги и часть Узбекистана. К этой же группе языков относятся башкирский, караимский, карачаево-балкарский, кумыкский, крымско-татарский и татарский, а также наиболее близкие к казахскому языку каракалпакский и ногайский. На казахском языке разговаривают 14 миллионов человек (оценка Всемирного Банка за 2013 г.): свыше 9 миллионов в Казахстане, около 2 миллионов в Китае (на севере Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР создан Или-Казахский автономный округ); более миллиона в Узбекистане, 800 тысяч в России (в Астраханской области есть школы, в которых преподают на казахском языке), по 100 тысяч в Туркменистане и Монголии, примерно 40 тысяч в Киргизии. Несмотря на огромный ареал носителей языка, четко выраженного диалектного членения в казахском языке нет[53].

В конце XVI века формируется так называемое Казахское ханство, которое на самом деле делилось на три достаточно независимых межплеменных объединения - Младший, Средний и Старший казахские жузы. Старший жуз (Улы жуз, Семиречье) включал племена албан, дулат, жалайыр, канглы, сары-уйсин, суан, сиргели, шаншкылы и др. В Среднем жузе (Орта жуз, степные районы Центрального Казахстана, долины рек Сырдарья, Ишим, Тобол и др.) жили в основном племена аргын, керей, кипчак, конграт, найман. Младший жуз (Киши жуз, Западный Казахстан) состоял из племенных объединений алим-улы, бай-улы (роды адай, алчын, жаппас и др.) и жети-ру (роды жагал-байлы, кер-дери и др.). Территорию нынешнего Казахстана занимали в основном кочевники-скотоводы. В южных степях было развито земледелие. До Октябрьской революции в России казахский язык ошибочно назывался киргизским по имени другого тюркского народа - киргизов, а казахский народ именовался киргиз-казаками и киргиз – кайсаками[54].

Современный казахский язык очень близок к староказахскому, становление и развитие которого пришлось на XIII-XIV века. В XV-XVI веках на него оказывал влияние язык среднеазиатских кыпчаков. О существовании литературного казахского языка можно говорить со второй половины XIX века, когда появились произведения поэтов и просветителей Абая Кунанбаева и Ибрая Алтынсарина. До этого роль литературного языка играл чагатайский язык, он же тюрки (койне многих тюркских языков XV-XVI веков), который, разумеется, не мог не оказать влияние на современный литературный казахский язык[55].

Четкого диалектного членения не имеет. В лексике и фонетике некоторых говоров имеются незначительные отличия. Характерные черты фонетики - наличие 9 гласных фонем, последовательное соблюдение небной гармонии (уподобление по степени подъема), соблюдение губной гармонии до второго слога включительно. В морфологии наличествует форма ‑атын//‑етін для образования форм времени и причастия. В синтаксисе широко представлены конструкции, образуемые причастиями и деепричастиями; союзная связь компонентов простого и сложного предложения ограничена. В лексике сохраняется основной общетюркский пласт, арабские и персидские заимствования малочисленны. Письменные памятники с XIX в. Письменность до 1930 на основе арабской графики, затем на основе латиницы, а с 1940 г. на русской графической основе[56].

Узбекский язык - O"zbek tili - ازبکی زبان - распространен в Узбекистане, а также в других республиках Центральной Азии и в Северном Афганистане. Число говорящих на узбекском языке свыше 19 млн. чел. (данные Всемирного Банка за 2000 г.). Относится к юго-восточной (среднеазиатской), или карлукской, группе тюркских языков. Диалекты современного разговорного языка генетически разнородны (в их формировании участвовали носители карлукской, кыпчакских, огузской диалектных групп), условно делятся по фонетическому признаку на 2 группы - "окающие" (говоры городов Ташкента, Самарканда, Бухары и др. и прилегающих районов) и "акающие" (делятся на две подгруппы в зависимости от употребления начального согласного "и" или "дж"); классификация советского ученого А. К. Боровкова. В основе современного литературного узбекского лежит ташкентско-ферганская "окающая" группа говоров. К XIII в. (по мнению других ученых, к XV-XVI вв.) складывается литературно-письменный староузбекский язык, в определении и именовании которого нет единого мнения[57].

Фонологические особенности узбекского языка: отсутствие первичных долгих гласных звуков. Вторичные (заместительные) долготы появляются в результате выпадения смежного с гласным согласного звука. Наблюдается фонетическая ультрадолгота или эмфатическое удлинение отдельных гласных. Отсутствуют (в ведущих говорах) сингармонические чередования гласных и деление аффиксов на передние и задние. По грамматическому строю узбекский язык, как и все тюркские языки, агглютинативный. Письменность до 1927 года - на основе арабской графики, с 1927 года латинизированный алфавит, с 1940 года на основе русской графики, в постсоветское время на основе латиницы[58].

Таджикский язык - Забони тоҷикӣ - تاجیکی زبان - язык таджиков, основного населения Таджикистана. Является государственным языком Республики Таджикистан. Число говорящих на таджикском языке в самом Таджикистане (более 6 млн. чел. - данные Всемирного Банка за 2012 г.), в мире (Таджикистан, Узбекистан, Афганистан и других стран - более 30 млн. чел. по неофициальным данным). Таджикский язык восходит к языку классической персидско-таджикской литературы IX–XV вв. и относится к юго-западной группе иранских языков. Известно более 50 таджикских диалектов и говоров. Согласно принятой классификации, таджикские диалекты делятся на четыре большие группы: 1) северная, 2) южная, 3) юго-восточная (дарвазская), 4) центральная (верхнезеравшанская). С конца 1920-х годов велась большая работа по сближению литературного таджикского языка с разговорным. В 1930 г. в качестве основной диалектной базы для обновляемого литературного языка были приняты северные диалекты, в первую очередь говоры Бухары и Самарканда. Расхождения с западным (иранским) вариантом персидского языка фиксируются примерно в XV веке. Литературный таджикский язык значительно отличается от персидского языка только фонетически, а введение в 1939 году алфавита на основе кириллицы еще более закрепило эти различия. Таджикский язык сравнительно с персидским отличается большей архаичностью лексики и отдельных фонетических явлений, несколько лучше сохраняя наследие классического периода (IX-XV веков). С другой стороны, разговорная речь подверглась значительному тюркскому (прежде всего узбекскому), а с XX века еще и русскому лексическому влиянию[59].

Таджикский – язык флективно-аналитического типа. Аналитизм отмечается как в имени, так и в глаголе, где наряду со старыми флективными формами много новых аналитических. В фонетике 6 гласных и 24 согласных звука. Грамматических категорий рода и падежа нет. Падежные отношения выражаются синтаксически: порядком слов в предложении, согласованием, изафетной конструкцией, сочетанием с предлогами и послелогами. Одним из основных средств связи слов служит изафет, т.е. для связи слов в предложении используются изафетная конструкция, предлоги и послелог - ро. Изафетная конструкция – это особый способ выражения атрибутивной связи, при которой ее показатель - безударная изафетная частица. Особой категории вида нет, она частично передается временными формами. Выделяются наклонения: повелительное, изъявительное, сослагательное и предположительное. Имеется также особое аудитивное (неочевидное) наклонение; два залога: активный и пассивный. С IX в. до 1930 г. использовалась письменность на основе арабского алфавита с добавлением некоторых знаков, с 1930 до 1940 гг. – латиница, а с 1940 г. по настоящее время – алфавит, разработанный на основе русской графики с добавлением некоторых знаков. Таджикский – язык номинативного строя. Основное ядро лексики составляют исконно иранско - таджикские слова. Имеются многочисленные заимствования из арабского (относящиеся к эпохе VII–VIIII вв.), более поздними по времени являются, как было отмечено выше, узбекские заимствования, в советский период (1921–1991 гг.) в таджикский язык вошло много русизмов[60].

Язык бухарских евреев - Забони яҳудиени Бухоро – بخاری - еврейско-таджикский диалект, разговорный и литературный язык бухарских евреев. Фактически является говором таджикского языка. Был распространен в основном в Узбекистане: в Ташкенте, Самарканде, Бухаре, городах Ферганской долины, а также в сопредельных с Узбекистаном районах Таджикистана и Казахстана. Число говоривших на еврейско-таджикском диалекте в СССР до начала массовой репатриации бухарских евреев в Израиль (1972-73 гг.) составляло (по оценкам, основанным на советских переписях) около 30 тыс. человек. Сейчас больше всего носителей проживает в Израиле (около 50 тысяч), а также в США, Австралии и других странах. В Центральной Азии осталось около 10 тысяч носителей еврейско-таджикского диалекта[61].

Еврейско-таджикский диалект принадлежит к северной группе диалектов таджикского языка и в таджикской диалектологии называется самаркандско-еврейским диалектом. В основном он близок самаркандско-бухарскому диалекту, а в речи бухарских евреев из Ташкента и Ферганской долины прослеживаются некоторые фонетические особенности ферганских диалектов. Синтаксис еврейско-таджикского языка характеризуется, с одной стороны, большей свободой, с другой стороны, меньшим набором придаточных предложений. Лексика включает некоторое (по сравнению с рядом других еврейских языков - относительно небольшое) количество заимствований из древнееврейского как религиозно-ритуального, так и бытового характера (šulħon - "низкий „восточный" столик"), а также ряд слов иранского языкового фонда, вышедших из употребления в литературном таджикском языке, или обладающих в еврейско-таджикском более древней семантикой[62].

До XIX в. литература бухарских евреев продолжала создаваться на классическом еврейско-персидском языке и была частью еврейско-персидской литературы .Основы литературного еврейско-таджикского языка были заложены в конце XIX в. в Иерусалиме рабби Шимоном Хахамом (1843-1910 гг.), основателем своеобразной литературной школы, занимавшейся в основном переводами с иврита на еврейско-таджикский язык книг как религиозного, так и светского содержания, в том числе произведений восточноевропейской Хаскалы. С конца 1880 г. по 1914 г. в Иерусалиме было издано свыше 100 книг на еврейско-таджикском языке - результат интенсивного переводческого труда рабби Шимона Хахама и ряда его сподвижников и учеников. Издания на еврейско-таджикском языке периодически выходили в Израиле в 1950-60-х гг. С репатриацией бухарских евреев в Израиль в 1970-х гг. начались регулярные передачи израильского радио на еврейско-таджикском языке[63].

Совершив небольшой экскурс вглубь веков, мы убедились в том, что современные языки народов Центральной Азии имеют глубокие исторические корны и возникли в результате взаимодействия с другими и более древними языками Ирана и Турана (историческое название большей части нынешней Центральной Азии, впервые было широко применено в историческом эпосе "Шахнамэ" Фирдоуси – автор). Более того, эти древние языки дали в ранний средневековый период основной словарный фонд современным языкам региона. Арабская графика после прихода ислама в регион стала универсальной письменностью для всех языковых систем Центральной Азии.

Мы в ходе нашего анализа также убедились в том, что иранские и тюркские языковые системы сыграли главную роль в формирование и эволюции почти всех, за исключением монгольского, языков Центральной Азии. Монгольский язык в силу своей архаичностью и неразвитостью не смог конкурировать с иранскими и тюркскими языками. Поэтому монгольский язык не только отступал, но и растворился и исчез в регионе, хотя монгольское правление в Центральное Азии и Иране довольно долго просуществовало. До прихода монголов явное преимущество было на стороне иранских языков. Это объяснялось следующим факторам. Иранская языковая семья в отличие от тюркской более древняя и имела всегда свою письменность. Персидская империя охватывала на протяжение веков многие земли нынешней Центральной Азии, поэтому иранские языки повсюду возникали и эволюционировали не только в равнинной части, но и в горной местности региона. Более того, древние языки иранской группы всегда были связаны с религиями и конфессиями региона, прежде всего, зороастризма. Многие иранские народы были оседлыми земледельцами или городскими жителями, которые создавали устойчивый фон развитие своих собственных языков, чего не скажешь про тюркские кочевые племена в равнинной части Ирана и Турана. Иранское городское население в Центральной Азии на протяжении многих веков передали самые наилучшие элементы материальной и духовной культуры всем тюркским кочевым племенам региона. Сегодня топонимика региона изобилует иранскими названиями, не только в городах, но и в сельской местности. Это название городов, улиц, рынков, рек, каналов, городских озер и водоемов, флоры и фауны, исторических памятников, культовых сооружений (религиозных центров, мечети, медресе, мазары и т.д.), а также название населенных пунктов в сельской местности, жилищ, одежды, пищи и т.д.

Тюркские народы также оставили богатое культурное наследие. В отличие от иранского оседлого населения они вели кочевой образ жизни и вынуждены были передвигаться сезонно по всей равнинной части Ирана и Турана. Они не только переняли многие элементы материальной и духовной культуры иранского населения, но и распространяли их на обширном историко - географическом пространстве – Евразии. Тюркские народы всегда имели богатый устный фольклор, например, киргизский исторический эпос - "Манас". В отличие от постоянных и оседлых иранцев, тюркские народы были пассионарии и подвижны, поэтому они смогли на протяжении веков постепенно вытеснить иранское население с равнинных мест. До прихода монголов тюрки – сельджуки разгромили таджикско – персидское государство Саманидов и создали более мощную империю – Гезневидов(XI -XII вв.). После прихода монголов большая часть тюркского населения, как и иранского, вынуждено было уходить из родных мест. Таджикское население уходило в горы Зеравшана, Балджувана, Дарваза и Бадахшана, а тюркское население двигалось через северо - западной части иранского нагорья в сторону Анатолии. Оставшееся иранское и тюркское население постепенно ассимилировались с монголами и этот процесс был долгим и затяжным. Сами монголы также растворились среди народов Центральной Азии, появились новые народы, которые постепенно вошли в новый тюркский супер этнос. Но этот этнос в отличие от древнего классическо тюркского народа был разнороден и в дальнейшем функционировал под лозунгами пантюркизма и панисламизма.

Идеи пантюркизма и панисламизма в новой и новейшей истории Центральной Азии повлияли на формирование новых национальных государств в период размежевания. Иранское население – таджики были также под влиянием пантюркистской идеологии, поскольку паниранизм как националистическое течение в начале ХХ века не получило широкое распространение в Центральной Азии. Паниранизм проиграл, пантюркизм победил, кочевники победили, оседлые проиграли, иранская языковая система проиграла, тюркская языковая система победила, Центральная Азия стала частью тюркского мира не только по языку, но и по культуре и идеологии. Небольшая горная страна – Таджикистан была оторвана от древних очагов культуры – Самарканда и Бухары, а также от других древних городов Центральной Азии, где на протяжении веков преобладало иранское - таджикское население.

Источники и литература

1.Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и создание союзных республик в Центральной Азии (1924-1936 гг.), - ч.1. //www. centrasia. ru/ news. php? St = 1435859460; Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и создание союзных республик в Центральной Азии(1924-1936гг.). Ч. 2. //http: //www. centrasia.ru /news. php? st = 1435875660.

2. Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и создание союзных республик в Центральной Азии(1924-1936гг.). Ч. 2. //http://www.centrasia.ru/news.php?st=1435875660.

3.Бобохонов Р.С. Историографии Таджикистана нового и новейшего времени// www.centrasia.ru/newsA.php?st=1437514500.

4.Бобохонов Р.С. Басмачество – как священный джихад против советской власти в Центральной Азии. Часть первая // http: //www .centrasia.ru/newsA. php?st=1430799600; Бобохонов Р.С. Басмачество - как священный джихад против советской власти в Центральной Азии. Часть вторая //http: //www. centrasia.ru/news.php?st=1430978880.

5.Бобохонов Р.С. Джадидизм – как школа модернизации ислама в Центральной Азии//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1424558880.

6. Renan E. Histoire générale et système comparé des langues sémitiques, изд. 3-е, P., 1863; Nöldecke Th. Mandäische Grammatik, Halle, 1875; Lidzbarsky М., Handbuch der Nord-Semit. Epigraphik, Weimar, 1898.

7. Nöldecke Th. Die semitischen Sprachen, Lpz., 1819; Cooke G., Text-book of North-semitic Inscriptions, Oxf., 1903; Dalman G. Grammatik des jüdiseh-palästin. Aramäisch. (Palästin. Talmud, Onkelos, Pseudo-Jonatan, Jerusalem. Talmud), Lpz., 1905; Margolis M. Lehrbuch d. aram. Sprache d. babylonischen Talmud, München, 1910.

8. Marti K., Kurzgefasste Grammatik der biblisch-aramäischen Sprache, Berlin, 1911; Strack H. L., Grammatik des Biblisch-Aramäisch, München, 1921; Литературная энциклопедия. - В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929-1939 и т.д.

9.Salemann C., Mittelpersisch, в кн.: Grundriss der iranischen Philologie, Bd 1, Abt. 1, Straßburg, 1895-1901; Nyberg H. S., A manual of Pahlavi, pt. 1, Texts, alphabets, index..., Wiesbaden, 1964; pt. 2, Ideograms, glossary..., Wiesbaden, 1974; MacKenzie D. N., A concise Pahlavi dictionary, L. 1971.

10. Расторгуева В. С., Среднеперсидский язык, М., 1966; Расторгуева В. С., Молчанова Е. К., Среднеперсидский язык, в кн.: Основы иранского языкознания. Среднеиранские языки, М., 1981 и т.д.

11.Лившиц В. А. К открытию бактрийских надписей на Кара-тепе, в кн.: Буддийские пещеры Кара-тепе в Старом Термезе, М., 1969; Лившиц В. А. Кругликова И. Т., Фрагменты бактрийской монументальной надписи из Дильберджина, в кн.: Древняя Бактрия, в. 2, М., 1979; Стеблин-Каменский И. М. Бактрийский язык, в кн.: Основы иранского языкознания. (Среднеиранские языки), М., 1981; Maricq A.. Inscriptions de Surkh-Kotal (Baglān). La grande inscription de Kanişka et l’étéotokharien, l’ancienne langue de la Bactriane, "Journal asiatique", 1958, t. 246.

12. Henning W. B. The Bactrian inscription, "Bulletin of the School of Oriental and African Studies", 1960, v. 23; Gershevitch I. The well of Baghlan, "Asia Major", 1966, v. 12; Gershevitch I. Nokonzok’s well, "Afghan Studies", 1979, v. 2; Gershevitch I. The Bactrian fragment in Manichean script, "Acta Antiqua Academiae Scientiarum Hungaricae", 1980, t. 28; Humbach H. Baktrische Sprachdenkmäler, Tl 1 - 2, Wiesbaden, 1966 - 67.

13. Harmatta J. The Bactrian wall-inscriptions from Kara Tepe, в кн.: Буддийские пещеры Кара-тепе в Старом Термезе, М., 1969; Fussman G. Documents épigraphiques Kouchans, "Bulletin d’École Française d’Extrême Orient", 1974, t. 61; Davary G. Dj. Baktrisch. Ein Wörterbuch, Hdlb., 1982; Lazard G. Grenet Fr. Lamberterie Ch. de, Notes bactriennes, "Studia Iranica", 1984, t. 13.

14.Согдийский сборник. Сб. статей о памятниках согдийского языка и культуры, найденных на горе Муг в Таджикской ССР, Л., 1934; Gauthiot R. et Benveniste E., Essai de grammaire sogdienne, avec preface de A. Meillet, р. 1 - 2, P., 1914 - 1929.

15. Gershevitch I., Grammar of Manichean Sogdian, Oxf., 1954; Хромов А. Л., Ягнобский язык, М., 1972.

16. Фрейман А. А. Хорезмийский язык, [ч.] 1, М. - Л., 1951.

17.Боголюбов М. Н. Местоимения в хорезмийском языке// "Краткие сообщения института народов Азии", 1963, с. 67.

18.Henning W. В. The structure of the Khwarezmian verb, "Asia Major", new series, 1955, v. 5, p. 1; Humbach Н. Neue chwaresmologische Arbeiten, "Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft", 1973, Bd 123, H. 1.

19.Персидско-русский словарь. Сост. Б.В.Миллер. М., 1953; Рубинчик Ю.А. Современный персидский язык. М., 1960.

20.Ефимов В.А., Расторгуева B.C., Шарова Е.Н. Персидский, таджикский, дари. – В кн.: Основы иранского языкознания. М., 1982; Персидско-русский словарь. Под ред. Ю.А.Рубинчика, 2 изд., тт. 1–2. М., 1983.

21.Мошкало В.В. Персидский язык. – В кн.: Языки мира. Иранские языки I. М., 1997.

22. Мелиоранский П. Турецкие наречия и литература, в кн.: Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь, т. 34, СПБ, 1902; Самойлович А. Н., К истории литературного среднеазиатско-турецкого языка, в сборнике: Мир-Али-Шир, Л., 1928; Малов С. Е. Мир Алишер Навои в истории тюркских литератур и языков Средней и Центральной Азии, "Изв. АН СССР. Отд. литературы и языка", 1947, т. 6; Кононов А. Н. Родословная туркмен, М.-Л., 1958; Щербак А. М. Грамматика староузбекского языка, М.-Л., 1962. 6.Боровков А. К. Лексика среднеазиатского тефсира XII-XIII вв., М., 1963.

23. Фазылов Э. И. Староузбекский язык, т. 1-2, Таш., 1966, с.71; Наджип Э. Н. О средневековых литературных традициях и смешанных письменных тюркских языках, "Советская тюркология", 1970, №1; Благова Г. Ф. Тюркское чагатаj - русское чагатай-джагатай, "Тюркологический сборник 1971", М., 1972; Абдурахмонов Г., Шукуров Ш., Узбек тилининг тарихий грамматикаси, Тошкент, 1973; Brockelmann C., Osttürkische Grammatik der islamischen Litteratursprachen Mittelasiens, Leiden, 1954; Eckmann J., Chagatay manual, Bloomington, 1966.

24.Позднеев Д. Исторический очерк уйгуров (по китайским источникам), СПБ, 1899; Ольденбург С. Исследование памятников старинных культур Кит. Туркестана, Журн. мин. нар. просв., СПБ, 1904, ч. 353.

25.Малов С. Е. Сказки желтых уйгуров, "Живая старина", СПБ, 1912, XXI, вып. 2 – 4; Бартольд В. В. Новая рукопись уйгурским шрифтом в Британском музее. Доклады Российской Академии наук, январь - март, Л., 1924; Малов С. Е. Два уйгурских документа (в сб. об-ва по изучению Таджикистана, посвященном В. В. Бартольду, Ташкент, 1927).

26.Малов С.Е. Уйгурские рукописные документы экспед. С. Ф. Ольденбурга. Записки Ин-та востоковедения Академии наук СССР, Л., 1932, Т. I.

27.Muller W. F. K. Uigurica (Abhandlungen der Berliner Akademie der Wissenschaften, Bd. I-IV), 1908-1931; Radlow V. V., Uigurische Sprachdenkmaler, Leningrad - Lpz., 1928.

28.Ковалевский О. Монгольско-русско-французский словарь, т. I - III, Казань, 1844 – 1849.

29. Голстунский К. Ф. Монгольско-русский словарь, т. I-III, СПБ, 1893-1895; Руднев А. Д., Лекции по грамматике монгольского письменного языка, СПБ, 1905.

30. Рамстедт Г. И. Сравнительная фонетика монгольского письменного языка и халхаско-ургинского говора, СПБ, 1908; Владимирцов Б. Я., Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия. Введение и фонетика, Л., 1929.

31. Поппе Н. Н. О системах письменности, применявшихся монголами и авторами трудов о монгольском яз., "Культура и письменность Востока", Баку, 1929, V.

32. Поппе Н. Н. Практический учебник монгольского разговорного языка (халхаское наречие), Л., 1931; Schmidt I. J., Grammatik der mongolischen Sprache, СПБ, 1831.

33.Сарты // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). - СПб., 1890-1907.

34.Там же.

35.Этнический атлас Узбекистана. Археология узбекской идентичности.Ташкент, 2002.

36.Сарты. Советская историческая энциклопедия- М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова. 1973-1982.

37.Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Под ред. Н.А.Тройницкого. т.II. Общий свод по Империи результатов разработки данных Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. С.-Петербург, 1905. Таблица XIII. Распределение населения по родному языку.

38.Этнический атлас Узбекистана. Археология узбекской идентичности.Ташкент, 2002.

39.Бобомуллоев С.: Бартольд В.В о таджиках (к вопросу об этногенезе)//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1347599400.

40. Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и создание союзных республик в Центральной Азии (1924-1936 гг.), - ч.1. //www. centrasia. ru/ news. php? St = 1435859460; Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и создание союзных республик в Центральной Азии(1924-1936гг.). Ч. 2. //http: //www. centrasia.ru /news. php? st = 1435875660.

41.Арминий Вамбери. Путешествие в Среднюю Азию. М.2011//http://kungrad.com/history/biblio/vamberi/vamberi8/

42. Там же.

43.См.: Бартольд В. В. Сочинения Т. II, ч. 1 M., 1963, с. 462. О других значениях термина "сарт" в разное время см. там же, с. 196-197, 460 462, Бартольд В. В. Сочинения Т. II, ч. 2 M, 1964, с. 303-305.

44.Языки народов СССР. т. 1, М., 1966; Соколова В. С. Генетические отношения язгулямского языка и шугнанской языковой группы, Л., 1967.

45. Соколова В.С. Генетические отношения мунджанского языка и шугнано-язгулямской языковой группы, Л., 1973

46.Пахалина Т. Н., Памирские языки, М., 1969.

47.Tomaschek W., Centralasiatische Studien, t. 2 - Die Pamir-Dialekte, W., 1880; Geiger W., Die Pamir-Dialekte, в кн.: Grundriss der iranischen Philologie, Bdl, Abt. 2, Stras., 1901; Morgenstierne G., Indo-iranian frontier languages, v. 2, Oslo, 1938.

48. Пахалина Т. Н., Памирские языки, М., 1969.

49. Поцелуевский А. П., Избр. тр., Аш., 1975; Баскаков Н. А., К истории изучения туркменского языка, Аш., 1965 (лит.).

50. Грамматика туркменского языка, ч. 1, Аш., 1970; Русско-туркменский словарь, М., 1956; Туркменско-русский словарь, М., 1968; Туркмен дилиниц, диалектлеринин. очерки, Ашгабат, 1970.

51.Юнусалиев Б. М. Киргизский язык, в кн.: Языки народов СССР, т. 2, Тюркские языки, М. 1966 (лит.); Киргизско-русский словарь, сост. К. К. Юдахин, М., 1940; 2 изд., М., 1965; Русско-киргизский словарь. М., 1957; Кыргыз тилинин фразеологиялык сөздүгү, Фр., 1980.

52.Батманов И. А. Грамматика киргизского языка, в. 1-3, Фр. - Каз., 1939 – 40; Батманов И.А. Современный киргизский язык, в. 1, Фр., 1963. Юдахин К. К., Киргизско-русский словарь. М., 1965; Юнусалиев Б. М. Киргизский язык, в сборнике: Языки народов СССР, т. 2, М., 1966.

53. Мелиоранский П. М., Краткая грамматика казахско-киргизского языка, ч. 1 - 2, СПб., 1894 – 97; Мусабаев Г. Г., Современный казахский язык, ч. 1. Лексика. Алма-Ата, 1959; Современный казахский язык. Фонетика и морфология, Алма-Ата, 1962; Жубанов Х., Исследования по казахскому языку, Алма-Ата, 1966.

54. Мусаев К., Казахский язык, в кн.: Закономерности развития литературных языков народов СССР в советскую эпоху, М., 1969; Қалиев Ғ., Сарыбаев Ш., Қазақ диалектологиясы, Алматы, 1979.

55. Қазақ әдеби тілінің қалыптасу тарихы мен даму жолдары, Алматы, 1981;Томанов М., Қазақ тілінің тарихи грамматикасы. Фонетика, морфология, Алматы, 1981.

56. Махмудов Х. Х., Мусабаев Г. Г., Казахско-русский словарь, Алма-Ата, 1954;Қазақ тілінің түсіндірме сөздігі, т. 1-10, Алматы, 1974 - 86;Кенесбаев І. Қазақ тілінің фразеологиялық сөздігі, Алматы, 1977.

57.Кононов А. Н. Грамматика современного узбекского литературного языка, М.-Л., I960 (лит.); Шоабдурамонов Ш. Ш., Ўзбек адабий тили ва ўзбек халк шевалари, Тошкент, 1962.

58. Решетов В. В. Узбекский язык, в кн.: Языки народов СССР, т. 2, М., 1966 (лит.); Русско-узбекский словарь, т. 1 - 5, Таш., 1950 – 56; Узбекско-русский словарь, М., 1959.

59. Русско-таджикский словарь. Под ред. А.Дехоти и Н.Н.Ершова. М., 1949; Таджикско-русский словарь. Под ред. М.В.Рахими и П.В.Успенской. М., 1954; Расторгуева B.C. Опыт изучения таджикских говоров. М., 1964.

60.Керимова А.А. Таджикский язык. – В кн.: Языки народов СССР. М., 1966; Ефимов В.А., Расторгуева B.C., Шарова Е.Н. Персидский, таджикский, дари. – В кн.: Основы иранского языкознания. М., 1982.

61.Назарьян Р. Бухарские евреи в Самарканде: история и современность//Евреи Евразии. №2, 2004.

62. Зарубин И. И. Очерк разговорного языка самаркандских евреев // Иран. - Т. 2. - Л., 1928; Jәcov kәlantәrof. şoә̦lәji inq"laв. - sәmәrqәnd - taşkent: ozвekistan dәvlәt nәşrijәti, 1928; Muloqandūv.B.N Alefbe. - Toşkent: Naşrijoti Gosudarstvogiji Taәlimi Pedagogiji ŪzSSR, 1939.

63.Назарьян Р. Бухарские евреи в Самарканде: история и современность//Евреи Евразии. №2, 2004.


Автор:
Бобохонов Рахимбек Сархадбекович, старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН. rahimbobokhonov@yandex.ru

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1456954620
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх