КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 28.01.2016
21:36  История народов Узбекистана. От образования государства Шейбанидов до Великой Октябрьской революции (Ташкент, АН УзбССР, 1947)
18:30  Китай объявляет войну Соросу, - La Repubblica
18:11  США думают о новой кампании против ИГИЛ в Ливии, - Financial Times
18:10  Космическая война с Россией и Китаем? Пентагон призывают к ней подготовиться, - Washington Post
17:44  В казахстанских аэропортах ловят носителей "свиного гриппа"
16:15  Швеция первой в Европе начинает массовую депортацию беженцев
15:52  Легенды Бишкека: Призрак в СИЗО-1, - Г.Куренев
15:49  Гадание на нефтяной гуще. Бизнесмены и чиновники пытаются предсказать цены на черное золото
15:20  Была бы я таджикской женщиной, вообще не выходила бы замуж, - Н.Карпова
15:19  ТаджАрмия. Традиции предков плюс современное вооружение, - И.Махкамов
15:17  Кыргызстан: Массовый отток рабочей силы из республики – признак развитости общества? - Роза Азаматова
14:42  КырПравительство. Суета сует, - Д.Подольская
14:41  Бишкекская ТЭЦ: бумага или камень? - С.Шамшиев
14:33  Старое ружье вывело следователей на причины гибели группы Дятлова
14:32  Предчувствие глобальной катастрофы.., - Е.Карин
13:55  Весь Донбасс - это одна большая пророссийская политическая партия, - Андрей Бабицкий
13:32  Когда патриот говорит "надо!", экономика отвечает "есть!" - Рашид Гарипов
13:31  Акимы-строители Баканасского зиккурата (фото) - монумента "Мангилик ел", ушли от ответственности
11:55  В Шымкенте все-таки довели до суда мажора Танкеева, в пьяном виде задавившего 4 человек
11:18  Кыргызам открыли проезд через узбекский анклав Сох
11:06  "Танцующие мальчики" и сексуальное насилие в Афганистане. Как дети-сироты развлекают последователей "древних традиций", - РО
10:57  $ 20 млн выделит Всемирный банк для того, чтобы "занять" казахстанскую молодежь
10:28  "Каждый табурет – это также индивидуальность". В Бишкеке открывается выставка табуреток (анонс культурного мероприятия)
10:19  На линиях огня (репортаж из Сирии), - В.Проханов
10:15  Таджикистан: вода и электричество - проблемы общенационального масштаба, - Х.Насимов
10:04  Черный интернационал. Необходимо поддержать борьбу умеренного ислама с экстремистскими течениями, - Яков Кедми
10:00  Новый законопроект депутатов Кыргызстана: Лицо, сообщивший о взятке, получит 30% суммы взятки...
09:58  Ротшильды ищут компромисс с Китаем. Что стоит за атаками миллиардера Сороса на юань? - А.Иванов
09:53  Ученый-генетик из Казахстана Елибай признан невиновным в убийстве жены в Австралии, по причине... невменяемости
09:48  Вслед за мамонтом. Загадка массовой гибели казахстанских сайгаков волнует биологов всего мира, - "Э-К"
09:40  Исламский банкинг может помочь России компенсировать потери от санкций
09:36  Бумажное объединение Евразии. Участники ЕАЭС создадут единую биржевую инфраструктуру
09:11  В Казахстане обнаружены обломки вертолета UP-MD 600-N и пятеро погибших
08:30  Китай защитил Северную Корею от США. Джон Керри не смог убедить Пекин ввести жесткие санкции против Пхеньяна
08:16  Таджикистан: солдат солдата бьет и… убивает, - О.Калонов
00:22  Настали страшные времена... В Европу беспрепятственно переселился целый Халифат мигрантов, - Э.Лимонов
00:12  Гниль власти. Элиты как неизбежное зло, - И.Алкснис
00:01  Ливийский парламент приказал долго жить Правительству нацединства. Вялотекущая война продолжится, - Е.Медведев
00:00  Метастазы рабства: этикетка важнее сути, - Нарын Айып
Среда, 27.01.2016
21:53  Международный суд начал расследование военных преступлений Саакашвили
20:17  Таджикские трудовые мигранты привозят все меньше денег из России, - А.Саркорова
19:05  Власть толпы. Разборки по-кыргызски, - С.Байтиков
19:00  На юге Казахстана пропал вертолет санавиации
18:56  Кыргызстан: Кризис после землетрясения обнажает изъяны системы, - А.Лелик
18:54  С "лидером нации" - к дремучему феодализму, - М.Наимов
18:43  Сколько российских агентов в Турции? - Мевлют Тезель
18:29  Туркменистан. Введен запрет на эксплуатацию бывших праворульных автомобилей
18:22  Таджикистан лишил оффшорные компании преференций, - А.Ашуров
18:12  Турция финансирует ИГИЛ, покупая у него нефть, - Newsweek
17:25  "Дело Лизы Ф.". Западные СМИ отчаянно пытаются "смазать" резонансное секс-преступление в Берлине
17:24  Война и мир для Афганистана. Переговоры в Кабуле способны изменить геополитику региона, - А.Дубнов
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    Узбекистан   | 
История народов Узбекистана. От образования государства Шейбанидов до Великой Октябрьской революции (Ташкент, АН УзбССР, 1947)
21:36 28.01.2016

История народов Узбекистана.

II том

От образования государства Шейбанидов до Великой Октябрьской революции

Под редакцией: чл. - корр. АН СССР, заслуж. деятеля науки УзСССР С.В. Бахрушина и кандидатов исторических наук В.Я. Непомнина и В.А. Шишкина

Издательство АН УзССР

Ташкент - 1947

стр. 231 - 245

Часть II

Глава VIII. Завоевание узбекских ханств царизмом

§ 2. ЗАВОЕВАНИЕ ТАШКЕНТА И ОБРАЗОВАНИЕ ТУРКЕСТАНСКОГО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРСТВА.

Взятие русскими войсками Ташкента.

Осенью 1864 г. Черняев сделал первую неудачную попытку овладеть Ташкентом. Эту попытку Черняев возобновил весною 1865 г. На этот раз он действовал более осмотрительно. Предварительно была занята крепость Ниязбек, являвшаяся ключом к водному хозяйству Ташкента. Овладение Ниязбеком давало Черняеву господство как над оросительной системой Ташкента, так и над районом, снабжавшим город хлебом. Он, прежде всего, распорядился прекратить подачу воды в Анхор (магистральный оросительный канал), орошавший посевы и сады Ташкента. В результате Ташкент остался без воды. Одновременно резко ухудшилось и положение с хлебом. Город оказался в осаде, "точно драгоценный камень в оправе перстня". Черняев добивался добровольной сдачи Ташкента, рассчитывая на выступление многочисленных в городе сторонников мира с русскими. Расчеты его не оправдались. При первых же известиях о приближении царских войск ташкентцы обратились за помощью в Коканд, поскольку Ташкент находился под властью кокандских ханов. Фактический правитель Кокандского ханства Алимкул поспешил на выручку с отрядом кокандских войск. Собрав ташкентскую знать и сарбазов (полурегулярные войска), Алимкул обратился к ним с горячей речью, призывая их бороться за свою независимость. С приходом кокандцев число защитников Ташкента достигло 30 тысяч человек. В это число входили сарбазы (из них 2 тыс. одетых в латы), "шапочники", "чернохалатники" (городская стража), 2 тыс. человек конницы, молодые индийские рабы и, наконец, "гази" - "борцы за веру" из гражданского населения города.

Со стороны русских, по официальным сведениям, во взятии Ташкента принимало участие 1950 солдат. При отсутствии дисциплины и должной организованности, а также при слабой военной технике ханских войск, собравшихся в Ташкенте, численное превосходство их не играло решающей роли.

Решительные действия против города Черняев повел с юга, со стороны Камаланских ворот, может быть, с целью помешать подходу возможной помощи извне, от Коканда или Бухары. Алимкул расположил свои силы вне города, разбив сарбазов на несколько отрядов и расставив артиллерию, состоявшую из 36 пушек. Первое сражение произошло 9 мая 1865 г.

Когда русские войска перешли широкий и глубокий арык Салар и под прикрытием артиллерийского огня стали приближаться к городу, ташкентские войска бросились им навстречу. Завязался бой. По описанию очевидца, "все небо покрылось дымом и пылью". Русские были вынуждены отойти на соседнюю возвышенность и занять оборонительную позицию. Это вызвало большую радость среди осажденных. Мухаммед-Салих, автор любопытных записок об осаде Ташкента, свидетелем которой он был, пишет, что окрестные жители "от семилетнего мальчика до семидесятилетнего старика несли сарбазам кушанья, шербет, горячие лепешки, сладкие и кислые фрукты по случаю победы". Но русские солдаты перешли вновь в наступление и потеснили ташкентское войско. Закипел такой "страшный бой", что "комья земли взлетали высоко вверх, от этого все небо было покрыто пылью; нельзя было различить, где люди, оружие; от орудийных выстрелов глохли уши; крупные снаряды ташкентцев, как звезды, летели на головы врагов". Наконец, ташкентцы дрогнули и обратились в бегство. Первыми бежали жители квартала Сибзар во главе с "испугавшимся выстрелов русских пушек" кази-каляном (верховным судьей). За ними ушли с поля сражения кипчаки, киргизы и андижанский отряд, входившие в состав кокандских войск. Среди общего смятения Алимкул был смертельно ранен. Место начальника ташкентских военных сил занял родственник кокандского Худояр-хана - султан Мир-Сейид, которого даже провозгласили ханом. Большое участие в деле дальнейшей защиты Ташкента принял, по некоторым данным, Садык Кенесарин совместно с ташкентцем Рустам-беком и казахом Мулла-Кушуком.

Смерть Алимкула нанесла большой удар делу обороны Ташкента. Среди защитников появились признаки глубокого разложения и неустойчивости, началось дезертирство, были случаи прямой измены. Кокандские войска стали разбегаться.

После смерти Алимкула и ухода из Ташкента большей части кокандских войск, в городе усилилась ориентация на Бухару. Народные массы обвиняли местную знать в недостаточно энергичном ведении войны, но, как это часто бывает при стихийных движениях в феодальные эпохи, искали защиты в среде самих феодалов и обращали с надеждой взоры к бухарскому эмиру. В городе вспыхнули волнения. По настоянию народа, к эмиру Музаффару было отправлено специальное посольство с просьбой о помощи. Эмир поставил условием, чтобы султан Мир-Сейид был выслан в Бухару. Среди

ташкентцев это требование вызвало большие разногласия: была группа, которая не хотела отдавать новоизбранного хана "в чужие руки", так как он "стоит во главе обороны и является знатоком государственных дел". На совещании ташкентской знати было заявлено, что "до тех пор, пока есть голова на плечах, мы не отдадим никуда своего предводителя". Несмотря на такие заявления, Мир-Сейид, по-видимому. под давлением народных масс, был спешно выслан в Самарканд. В Ташкент вступил присланный эмиром из Самарканда Искандер-бек. Между тем Черняев прервал военные действия и выжидал исхода начавшейся в городе смуты. Он не терял надежды покончить дело без кровопролития, так как знал о наличии в Ташкенте значительной партии сторонников мира и подчинения русской власти. Не имея полномочий на ведение войны и действуя всецело на собственный риск, он нуждался в фикции добровольного подчинения Ташкента русской власти и пытался спровоцировать соответствующие действия со стороны известной части ташкентцев. Но когда выяснился успех сторонников бухарской ориентации, он перешел к решительным действиям. Первым делом он занял дорогу на Бухару и тем отрезал путь войскам эмира. В ночь с 14 на 15 мая начался штурм Ташкента. Русские войска захватили без труда городские стены, но внутри города им пришлось преодолеть очень сильное сопротивление. Улицы были местами забаррикадированы; приходилось брать с бою даже отдельные дома. "Посланные небольшие отряды по смежным улицам, - по словам Черняева, - встречали самое ожесточенное сопротивление". Пробиваясь по узким и тесным улицам, один отряд дошел до цитадели и занял ее, но тотчас оказался осажденным. Дворец внутри цитадели загорелся, подожженный, по одним сведениям, русскими снарядами, а по другим, - самими ташкентцами; близость порохового склада делала дальнейшее пребывание в крепости опасным; русским солдатам удалось лишь с величайшим трудом вырваться из нее.

Уличные бои продолжались 15 и 16 мая.

Из города началось бегство "почетных лиц", купцов и вообще богачей с семьями и слугами. Покинул город и Садык Кенесарин. 17 мая ташкентская знать, убедившись в бесцельности дальнейшего сопротивления, вступила в переговоры о сдаче. К Черняеву направились "почетные просвещенные лица" во главе с кази-каляном, муфтием и аксакалами четырех частей города, вместе с представителями от каждого прихода. Черняев объявил депутации свои условия: были составлены четыре мирных договора для каждой из четырех частей города. Черняев обязался не вмешиваться в религиозную жизнь населения; налоги ограничивались зякатом и хараджем, взимаемым в соответствии с размером урожая. Договоры были скреплены печатями и подписями. Главному инициатору соглашения кази-каляну были пожалованы золотая медаль и бархатный халат; получили подарки также городские аксакалы и другие лица. Населению города было предписано сдать оружие. На следующий день Черняев посетил кази-каляна, который устроил в его честь угощение. Затем Черняев проследовал на базар, осмотрел Шейхантаурское кладбище, где его внимание привлекла могила доблестного защитника Ташкента Алимкула, побывал в главной мечети и в важнейших медресе и даже присутствовал на занятиях студентов.

Заискивания Черняева перед мусульманским духовенством и знатью и стремление к популярности имели определенную цель. Он хотел добиться от жителей Ташкента официального документа о якобы добровольном, по их собственной инициативе, подчинении власти российского императора. Такой документ был нужен, чтобы оправдать перед европейским общественным мнением наступление царской России. Лица, к которым Черняев сначала обратился, ответили отказом и были арестованы; тогда кази-калян, сторонник подчинения России, составил соответствующее заявление, которое было скреплено печатями аксакалов и других видных лиц Ташкента.

Причины падения Ташкента.

Падение Ташкента после недельной осады было обусловлено не только техническим превосходством русских войск и отсутствием единого и крепкого военного командования у ташкентцев. Тут, как и всегда, сказались отрицательные стороны феодальной раздробленности, выразившейся в соперничестве Бухарского и Кокандского ханств. Коканцские феодалы больше всего боялись, как бы бухарский эмир не утвердился в Ташкенте; поэтому одной из первых мер, принятых Алимкулом по приезде в город, была расправа со сторонниками Бухары. С другой стороны, "...сколько жители Ташкента ни посылали к эмиру Музаффару, сколько ни взывали к нему о помощи, никакого результата не было". Более того, в эту критическую минуту эмир воспользовался тяжелым положением, в какое попал кокандский хан вследствие войны с русскими, и выступил "со многими войсками и ревущими пушками" в поход на Коканд, рассчитывая овладеть частью его территории. При таких обстоятельствах ташкентцы не имели основания доверять ни кокандцам ни бухарцам. Они понимали, по словам Мухаммед-Салиха, что если бухарцы "придут, то не ради нас,... а... ради захвата области". Такое же недоверие существовало между ташкентцами и кокандцами, в лице которых городское население видело представителей ненавистной им власти кокандских ханов. Во время военных совещаний кокандцы даже стояли отдельно. Не доверяли ташкентцы, как сказано, и энергичным казахским царевичам из дома Кенесары. Пестрота племенного состава также мешала единству действий. В бою 9 мая пример бегства показали отдельные племенные группы.

Среди самих ташкентцев существовала значительная группа сторонников мира. Это были, говорит Мухаммед-Салих, "люди с подлым и отвратительным характером, продающие мусульманскую религию. Им безразлично, чем они торгуют - седлом лошади или религией". Были случаи прямой измены и предательства. Некоторые представители городской верхушки, в частности купечества, находились в непосредственных сношениях с русским командованием. Наконец, было много людей индиферентных, "бессердечных, трусливых, не думающих ни о загробной жизни, ни о жизни в этом мире". Они "воинам не помогали, а вместо того отходили с возвышенности на равнину и оттуда убегали куда-то".

Разладу среди защитников Ташкента способствовала также острота классовой борьбы между различными группами городского населения, вызванная беспощадной эксплуатацией трудящихся феодалами и купечеством. "Несчастие народа заключается в том, - пишет Мухаммед-Салих, - что, начиная с Адама и по сегодняшний день, существуют раздоры и вражда... между нищими и шахом, между эмиром и населением". Рабы как местного происхождения, так и индийцы, сносились с русским командованием и информировали его обо всем происходившем в городе. С другой стороны, богачи, опасавшиеся за свое благополучие, едва военное счастье повернулось в сторону неприятеля, бежали из города или стали искать пути к примирению с победителями.

Политическая обстановка после занятия Ташкента.

Завоевание Ташкента было произведено без распоряжения петербургского правительства, по инициативе местного военного командования, но самовольный поступок Черняева, увенчавшийся блестящим успехом, был одобрен в Петербурге, и Черняев был щедро награжден. Судьба Ташкента, однако, оставалась некоторое время неопределенной. Оренбургский генерал-губернатор Крыжановский, приехав в завоеванный город в сентябре 1865 г., объявил Ташкент независимым владением, думая этим актом окончательно вырвать его из сферы возможного влияния и Коканда и Бухары. Оба ханства продолжали находиться в состоянии войны между собой. Кокандцы еще старались удержать то положение в Средней Азии, какого они успели добиться в первой половине XIX в., между тем войска эмира бухарского продолжали движение в глубь Кокандского ханства; в то же время эмир требовал, чтобы русские войска очистили Ташкент, который он хотел присоединить к своим владениям. Черняев осенью 1865 г., не считаясь с директивами Крыжановского и предупреждениями военного министра, предпринял новое движение на Джизак, расположенный на пути из Ташкента в Самарканд. Это дало повод Крыжановскому обвинить Черняева в том, что он стремится самовольно заключить с Бухарой соглашение. Серьезность положения усилилась, когда в Бухаре было задержано присланное Черняевым посольство, привезшее проект мирных условий. "Здесь каждый говорит свое, - писал из Ташкента в феврале 1866 г. один чиновник министерства иностранных дел, - партия Черняева - одно, Крыжановского - другое. Новая экспедиция Черняева подняла на ноги здесь все воинство; все рвутся туда, каждый желает отличиться". В спорах между Черняевым и Крыжановским верх взял последний что повлекло за собой отозвание Черняева в начале марта 1866 г. Сменивший его генерал Романовский был поставлен в подчиненное к Крыжановскому положение. В сношениях с Бухарой Романовскому предписывалась умеренность, но ему не запрещалось вести военные действия, и последние продолжались в 1866 г. 8 мая войска эмира потерпели поражение у Ирджара (на Сыр-дарье, ниже Ходжента), а 24 мая был взят Ходжент (ныне г. Ленинабад). В августе Крыжановский сделал распоряжение о принятии Ташкента, Ходжента и Зачирчикского края в подданство России. В сентябре в Ходжент прибыло посольство бухарского эмира для переговоров о заключении мира, но переговоры не привели ни к чему, и Крыжановский выступил против бухарской крепости Ура-тепе, которую и взял 2 октября. 18 октября был взят Джизак; 21 октября была занята без боя и взорвана близлежащая крепость Яны-курган. Весной и летом 1867 г. происходили столкновения между русскими и бухарскими войсками уже на путях к Самарканду.

Образование Туркестанского генерал-губернаторства.

Размах, который приняли завоевания в Средней Азии, вызвал коренную реорганизацию управления завоеванным краем. В 1867 г. из завоеванных земель было образовано особое Туркестанское генерал-губернаторство в составе Сырдарьинской и Семиреченской областей с центром в Ташкенте.

Первым туркестанским генерал-губернатором был назначен лично близкий к Александру II инженер-генерал К. П. Кауфман. В качестве генерал-губернатора Кауфман был наделен чрезвычайно широкими полномочиями: ему было предоставлено даже право самостоятельного ведения как военных действий, так и дипломатических сношений. Кауфман продолжал войну с Бухарой, но военные действия уже не отличались прежней решительностью. Кауфман не был спокоен за свой тыл. В письме к Милютину от 13 ноября 1867 г. он писал, что мусульмане "показывают столько холодной сдержанности, столько равнодушия, даже неуважения к представителю верховной власти, что можно предположить существование какого-нибудь лозунга... Я пришел к убеждению, - отмечал далее Кауфман, - что настроение умов здесь неладное, что нерасположение к русской власти и готовность воспользоваться удобным случаем, чтобы освободиться от нее, действительно существует".

Два ведомства - иностранных дел и военное - навязывали свое мнение Александру II, который одобрял противоположные предложения и по очереди соглашался то с мнением о желательности активных военных действий, то с мнением о необходимости во что бы то ни стало избежать ухудшения русско-английских отношений. В целях укрепления тыла, Кауфман стремился к достижению соглашения с кокандским ханом Худояром. Последний согласился утвердить договор, проект которого был выработан Кауфманом. Согласно этому договору, русским купцам предоставлялось право повсеместного пребывания в Кокандском ханстве и устройства караван-сараев; русские купцы были уравнены с мусульманскими в отношении уплаты пошлин; разрешен был транзит русских товаров через Кокандское ханство. Обеспечив себя со стороны Коканда, Кауфман мог теперь развернуть военные действия против Бухары.

§ 3. ПАДЕНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ БУХАРСКОГО, ХИВИНСКОГО И КОКАНДСКОГО ХАНСТВ

Положение в Бухарском ханстве.

Решительные военные действия против Бухары начались в первые месяцы 1868 г. Непосредственным поводом послужили как действия бухарской феодальной верхушки, так и политика самого эмира. Среди правящих бухарских кругов - светских, духовных и купечества - одержали верх элементы, настроенные воинственно. Эмира обвиняли в слабости. Энергичную агитацию повело духовенство. Поднялись учащиеся многочисленных в Бухаре медресе. Составлена была фетва об обязательности "священной войны"; фетву "волей-неволей" скрепили печатями все городские казии. Огромная толпа собралась на Ригистане и пыталась прорваться в арк (цитадель). Стража едва успела запереть ворота. Эмиру Музаффару пришлось "поставить ногу в стремя выступления на священную войну" и выехать, с войском навстречу неприятелю.

Русские войска уже шли на "священный город" - "раеподобный" Самарканд. В Самарканде среди населения тоже не было единства. Как и в Ташкенте, здесь была значительная группа лиц (особенно среди купечества), которой война была невыгодна и которая была поэтому склонна к миру. Но очень велико было и настроение в пользу "газавата". Во главе военной партии, как и в Бухаре, стояли духовенство и учащиеся медресе, которых активно поддерживало трудовое население города. Центрами пропаганды были медресе, в стенах которых собирались муллы. Самаркандское начальство, в лице наместника эмира Ширали-инака и кази-каляна, опасаясь осложнений с русским командованием, пыталось прекратить пропаганду, но почетные лица, посланные наместником для уговоров в медресе Тиллякари, где заседало многолюдное и крайне возбужденное собрание духовных лиц и учащихся, были избиты, двое из них - до смерти. Наместник направил в медресе отряд войск, который окружил здание. Учащиеся стали кидать с крыши палки и камни и стрелять из ружей. Тогда войска ворвались внутрь медресе и перебили без разбора всех, не успевших бежать. Среди убитых было несколько влиятельных улемов и мударрисов. "В общем, - говорит современник, - произошло то, чего не было в этом городе со дня возникновения ислама до настоящего времени".

Положение в городе обострялось происходившей в его стенах классовой борьбой против феодальной власти, в лице Ширали-инака. Весь народ был "...в ужасе от творимых им насилий и вымогательств". Самаркандцы желали Ширали смерти и, "выйдя из терпения", обратились к эмиру с просьбой его сменить, обещая, что в случае удовлетворения их просьбы "они с женами и детьми все от малого до большого пойдут против русских и будут сражаться до последнего человека". На эту просьбу эмир ответил суровой расправой, что еще больше усилило недовольство. Состояние смуты в Самарканде усугублялось "разногласиями и распрями" среди лиц, стоявших во главе города. Ширали-инак подозревал находившегося в Самарканде старшего сына эмира Абдулмалика (или Катта-тюря) в стремлении устранить его от власти, интриговал против царевича и добился от эмира указа о его высылке.

Сдача Самарканда.

При таких обстоятельствах трудно было ожидать сильного сопротивления. У самого города, на Чупанатинской возвышенности, русских встретили бухарские войска, расположившиеся под защитой одного из рукавов Зарафшана. Здесь 1 мая 1868 г. произошел бой, решивший судьбу Самарканда. К изумлению бухарцев, русские солдаты на их глазах перешли по грудь в воде проток, отделявший их от неприятеля, и бросились в атаку. Сарбазы пытались оказать сопротивление, но беспорядочная конница, состоявшая из недисциплинированных "гази" (борцов за веру), обратилась в бегство. Тогда и сарбазы покинули Чупанатинские высоты. Убегая, они по дороге бросали свои мундиры и оружие. Раненный в битве Ширали-инак скрылся из Самарканда. Возмущенное население разгромило его дом и имущество.

Вечером того же дня на совещании аксакалов с духовенством было решено послать к Кауфману делегацию с изъявлением покорности. 2 мая рано утром делегация во главе с кази-каляном прибыла в русский лагерь на Чупанатинские высоты и заявила Кауфману, что самаркандцы не впустили в город отступавшие бухарские войска и сдаются на милость победителя. Кауфман "милостиво" принял изъявление покорности. В тот же день он торжественно вступил в Самарканд во главе своих войск. У ворот Шахи-Зинда Кауфмана встретили аксакалы. Пройдя через Ригистан, войска вошли в цитадель и подняли русский флаг. "Древнейший и знатнейший город Средней Азии, центр мусульманства - Самарканд, гордый своей исторической славой, без выстрела пал", - писал царю генерал-губернатор. На следующий день Кауфман собрал самаркандскую знать и, обратившись к ней с речью, убеждал сохранять верность новой власти. Ему отвечал глава самаркандского духовенства - муфтий красноречивым и льстивым заверением в "верноподданстве" и покорности. Затем последовала раздача медалей и почетных халатов. Полагая, что этими мероприятиями обеспечено подчинение высших классов, Кауфман предложил призвать разбежавшихся горожан вернуться обратно, "к мирному труду". В окрестности города от его имени было разослано обращение с обещанием помилования всем, кто изъявит покорность. Отовсюду стали прибывать делегации с дарами. Из окрестных городов только Чилек и Ургут не давали о себе знать.

Чилек оказался покинутым бухарскими войсками, а в Ургуте засел местный бек. Русский отряд под начальством генерала Абрамова пробился сквозь баррикады, защищавшие подступы через сады к ургутской крепости, и взял ее штурмом. Без боя был занят Катта-курган, превращенный затем в базу дальнейшего наступления на Бухару. После того как мирные переговоры с эмиром Музаффаром не дали никаких результатов, Кауфман, совершенно успокоенный насчет предполагаемой преданности самаркандцев царской власти, решил продолжать поход, оставив в Самарканде лишь небольшой отряд.

Восстание в Шахрисябзе.

Падение Самарканда произвело сильнейшее впечатление в Бухарском ханстве и вызвало взрыв негодования против эмира, не сумевшего организовать оборону "священного города". Во главе недовольных стал собственный сын эмира - Абдул-малик (Катта-тюря), который поднял знамя восстания в Хисаре. К нему примкнули полунезависимые беки Шахрисябза, во главе с Джура-бием, "скинув с себя одежду покорности и облачившись в кольчугу вражды и восстаний". Провозглашен был газават. Слабая сторона движения заключалась в том, что с освободительной борьбой против царского завоевания в этом движении сочетался момент феодального мятежа наследника эмира против своего отца. В Хисар стали со всех сторон стекаться "борцы за веру". Восстание против эмира под лозунгом газавата против "неверных" ширилось очень быстро. В Хисаре, Ширабаде, Кулябе и других городах были смещены наместники Музаффара; вся Шахрисябзская область вышла из повиновения эмиру. Готовились к походу для освобождения Самарканда. Шахрисябзские беки вступили в сношения с самаркандцами.

Зерабулакская битва.

Русское командование было мало осведомлено о военных приготовлениях в Шахрисябзе. Кауфман, ничего, по-видимому, не подозревая, углубился с войсками в бухарские владения. 2 июня произошло решительное сражение с войсками эмира на Зерабулакской возвышенности. Накануне боя эмир обратился к своим войскам с призывом отомстить за позор Самарканда и стереть "грязное пятно, которое носят самаркандцы на своих халатах". На рассвете русские солдаты бросились на штурм высот, занятых неприятелем. Первая атака была отбита. Когда русская пехота вторично пошла в атаку, навстречу ей под звуки флейт и барабанов устремилась отборная гвардия эмира, богато разодетая в красные халаты, но русская артиллерия расстреляла ее почти в упор и рассеяла. Это решило исход боя. Бухарские войска обратились в бегство. Только незначительной части их удалось добраться до Кермине, где пребывал эмир.

Самаркандское восстание.

1 июня, накануне того дня, когда произошло Зерабулакское сражение, шахрисябзские беки подошли к Самарканду и заняли окрестные возвышенности. После ухода русских войск из Самарканда, в городе началось народное движение за освобождение от завоевателей. В мечетях муллы произносили зажигательные проповеди. В мастерских ремесленников ковалось оружие. Городские аксакалы вступили в сношения с шахрисябзскими беками. Движение возглавил ишан Умар-ходжа, живший в одном из пригородных кишлаков; он собирал войска и снабжал их оружием.

Появление под стенами города шахрисябзских войск послужило сигналом к восстанию. В самый день Зерабулакского боя, 2 июня, отряды Умар-ходжи и Джура-бия беспрепятственно вступили в Самарканд. К ним присоединились жители города. Русский гарнизон, состоявший из 650 человек, заперся в цитадели вместе с русскими купцами, торговавшими в городе. В течение, двух дней восставшие штурмовали крепость, обстреливали осажденных с крыш соседних домов, подожгли ворота, несколько раз врывались даже внутрь крепости. Русские отбивались мужественно и сами обстреливали из пушек соседние здания и Ригистан. Но положение становилось настолько критическим, что командование гарнизона, отчаявшись в возможности дальнейшего сопротивления, уже обсуждало вопрос о том, чтобы покинуть стены цитадели и укрыться в большом дворце эмира, расположенном внутри крепости. Однако 3 июня шахрисябзские беки получили известие о разгроме бухарских войск при Зерабулаке и поспешили уйти со своим отрядом.

Горожане и жители окрестных кишлаков продолжали штурм цитадели собственными силами, выкопали из земли припрятанные ручные пушки и начали обстреливать крепость с крыши соседнего медресе; все их усилия оставались, однако, безрезультатными. Осада тянулась до 7 июня, когда Умар-ходжа, убедившись в бесцельности дальнейшей борьбы, при слухах о приближении Кауфмана, шедшего на выручку осажденного гарнизона, бежал в Бухару.

8 июня войска Кауфмана вошли в город, Ригистан был взят после упорного сопротивления, почти все его защитники были перебиты.

Договор с Бухарой 1868 г.

Зерабулакское поражение и ликвидация восстания в Самарканде решили исход войны с Бухарой. К Кауфману явился посол от эмира с заявлением, что последний готов подписать договор с Россией. Условия соглашения (от 23 июня 1868 г.) сводились к следующим основным пунктам. Бухара признавала русский протекторат и уплачивала 500 тысяч рублей военной контрибуции. Самарканд и Каттакурганский округ присоединялись к России. Бухара лишалась права вести самостоятельные сношения с иностранными государствами.

Заключение мира на таких тяжелых для Бухары условиях усилило народное недовольство политикой эмира Музаффара. Осенью того же года с новой силой разгорелось восстание под предводительством Абдулмалика. При содействии русских военных сил движение было, однако, подавлено. Абдулмалик бежал сначала в Коканд, а затем в Кашгар к правившему тогда Восточным Туркестаном Якуб-беку, позднее переселился в Индию, долго жил в Бомбее, где и умер в начале XX в. Завоеванные русскими войсками города Шахрисябз и Китаб были присоединены со всеми их округами к непосредственным владениям бухарского эмира и в них вместо власти феодалов-беков установилась власть эмира. Мятежные беки, принеся повинную русским властям, окончили свою жизнь на русской службе.

Завоевание долины Зарафшана закончилось Искандеркульской военной экспедицией 1870 г., когда к Зарафшанскому округу были присоединены фактически независимые от Бухары небольшие горные бекства - Матча, Фальгар, Кштут, Магиан и др.

Договор 1868 г. надолго определил как международно-правовое положение Бухары, так и ее отношение к Российской империи. Впоследствии 18 сентября 1873 г. договор 1868 г. был дополнен несколькими статьями, предоставлявшими новые преимущества России. Бухарскому ханству была передана тогда часть отошедших к России хивинских владений на правом берегу Аму-дарьи. Договором 1873 г. в Бухаре окончательно уничтожалось рабство и, кроме того, учреждалось постоянное русское представительство.

Царское правительство стремилось использовать власть бухарского эмира для того, чтобы упрочить свое господство в Средней Азии и удержать в повиновении народные массы страны. Поэтому, подчиняя себе среднеазиатские ханства, оно не затрагивало и не умаляло произвола ханов над их вассалами и подданными. Стремясь сохранить ненавистное для трудового населения господство ханов, царское правительство поддерживало самый жестокий феодальный произвол. Подчинение Бухарского ханства очень ясно показало невозможность для феодально-раздробленного государства, каким была Бухара, противостоять государству, в котором шло быстрое развитие капиталистических отношений и уже давно сложилась крепкая государственная централизованная власть. Слабые попытки эмиров положить конец феодальной раздробленности вызывали только "недовольство и возмущение", которые нередко выливались в волнения и явились, по словам местного писателя-современника, "причиной упадка". Одну из причин неудачи обороны Самарканда самаркандцы видели в соперничестве наместника эмира Ширали-инака и царевича Абдулмалика. К этому присоединилась межплеменная вражда. Даже на "узбекских вождей", т. е. старшин отдельных узбекских племен, нельзя было положиться, тем более на туркменских. Так предводитель текинцев ушел со своим войском из-под Самарканда в направлении Мерва, опустошив лежавшие на пути бухарские земли. Притеснения феодалов вызвали в самый острый момент борьбы с царскими войсками возмущение городского населения, выразившееся в разгроме дома Ширали-инака. Газават против "неверных" явился лозунгом борьбы как против иноземных завоевателей, так в известной мере и против тех групп местных феодалов, которые стремились подчиниться власти царского правительства. Этим объясняется, что и сам эмир и многие из феодалов относились враждебно к идее газавата.

Завоевание Хивы.

Следующим этапом в истории завоевания Средней Азии русским царизмом был захват Хивинского ханства. Для успешного завершения задуманного предприятия решено было нанести одновременно удар с трех сторон - из Ташкента, Оренбурга и с Кавказа. Значение последнего направления для завоевания Туркмении и Хивы определилось уже в 1869 г., когда по инициативе кавказского командования русские войска высадились на восточном берегу Каспийского моря и основали г. Красноводск. Кавказскому командованию, некоторое время спустя, было подчинено и основанное оренбургским военным начальством еще в 1834 г. Мангышлакское укрепление (с 1845 г. - Александровский форт).

План похода был разработан с большой тщательностью. Намечено было одновременно двинуть кавказские войска через Красноводск и Мангышлак. Ташкентский отряд выступил под непосредственным командованием туркестанского генерал-губернатора Кауфмана, являвшегося вместе с тем главным начальником всей экспедиции. Приблизительно в то же время (в феврале 1873 г.) из Эмбинского укрепления вышел оренбургский отряд под командой генерала Веревкина. Красноводский отряд попал в безводную пустыню между Красноводским заливом и Хивинским оазисом и, потеряв значительную часть верховых и вьючных животных, вынужден был вернуться и отказаться от дальнейшего участия в экспедиции, Мангышлакский отряд полковника Ломакина тоже сильно пострадал в пути по пустыне, вследствие отсутствия необходимого количества верблюдов. Попытка реквизировать верблюдов насильно у казахов, кочевавших в Бузачи привела к открытому их возмущению. В конце концов, остатки отряда соединились в Кунграте с отрядом генерала Веревкина, уже вступившим в оазис.

Туркестанский, оренбургский и кавказский отряды подошли к Хиве во второй половине мая 1873 г., нигде не встречая серьезного сопротивления. Хивинцы, пытавшиеся задержать русские войска при переправе через Аму-дарью, были без труда рассеяны артиллерией. Под городом Хивой произошла незначительная стычка. Кауфман с туркестанцами расположился бивуаком километрах в 20 от города. Веревкин с оренбуржцами стоял под самыми стенами Хивы. При приближении русских хан Мухаммед-Рахим поторопился послать к Кауфману парламентеров для переговоров о сдаче. Одновременно прибыл и посол бухарского эмира с поздравлениями по случаю победы. Между тем в Хиве произошел переворот. Хан был свергнут и бежал из города. Его дядя, выдвинутый на его место частью хивинских феодалов, вступил в переговоры с Веревкиным о сдаче города, В то же время к Кауфману явился посланец от бывшего хана с изъявлением покорности. Воспользовавшись тем, что переговоры затянулись, Веревкин, жаждавший боевых отличий, инсценировал взятие Хивы штурмом, несмотря на то, что хивинцы не только не оказывали сопротивления, но, сидя на стенах, оставались спокойными зрителями приготовлений к приступу. Разбив гранатами ворота, Веревкин занял город якобы с бою в ту самую минуту, когда отряд Кауфмана строился с противоположной стороны города для торжественного вступления в него с музыкой. Веревкин имел, таким образом, формальное основание утверждать, будто бы он завоевал Хиву. К великой досаде Кауфмана, Веревкин и его сослуживцы получили соответствующие награды.

Договор с Хивой 1873 г.

1 июня 1873 г. Мухаммед-Рахим-хан предстал униженным просителем перед лицом главнокомандующего. Пробыв несколько дней в русском лагере на положении пленника, он был восстановлен Кауфманом на ханском престоле и, в качестве законного хана, отпущен в Хиву.

Начались переговоры между Кауфманом и ханскими сановниками. Признав предписанные ему царским командованием мирные условия, Мухаммед-Рахим-хан сохранил свое ханское достоинство. В письме к Александру II от 1 августа того же года хан согласился на все требования. Согласно мирному договору от 12 августа 1873 г., хивинский хан, как и бухарский эмир, лишился права вести самостоятельные внешние сношения. Другие важнейшие пункты договора предусматривали присоединение всей хивинской территории на правом берегу Аму-дарьи к России и обеспечивали русским купцам право свободного ведения в Хиве беспошлинной торговли. В течение 20 лет, до августа 1893 г., Хива должна была уплатить России военную контрибуцию в размере 2200 тыс. рублей. Хан должен был уничтожить в своем государстве рабство и работорговлю. На правом берегу Аму-дарьи, недалеко от столицы ханства, было построено Петро-Александровское укрепление (ныне гор. Турткуль), долженствовавшее удерживать в повиновении хивинского хана.

Августовский договор 1873 г., в основных своих чертах сохранивший силу до 1917 г., являлся документом, определявшим взаимные отношения Хивы и империи. Он имел в русско-хивинских отношениях такое же значение, какое имел русско-бухарский договор 1868 г.

Договор 1873 г., не затронув внутреннего строя ханства, превратил Хивинское ханство в вассальное государство царской России.

Восстание Пулат-хана.

Военные действия против Бухары окончились превращением бухарского эмира в вассала Российской империи. Такой же исход имел поход 1873 г. на Хиву. Более гибкая политика кокандского хана Худояра отсрочила на некоторое время полное уничтожение независимости третьего узбекского ханства - Кокандского. Регулирование бухарских дел в 1868 г. привело к временному разрешению отношений также и с Кокандом. Часть территории ханства с городами Ташкентом, Ходжентом и другими была присоединена к империи; русские купцы получили право свободного пребывания и свободной торговли в ханстве. Однако по сравнению с договорами, навязанными другим узбекским ханствам, Коканд оказался в наилучшем положении. Сохранена была основная часть территории - Фергана с главными городами и столицей Кокандом; зависимость от России чувствовалась слабее, и в делах внутреннего управления Худояр-хан был более самостоятелен.

Падение ханства было ускорено внутренними причинами. Поводом для лишения Коканда независимости явилось восстание 1874-1876 гг. Лишившись части своей территории, Худояр-хан пытался вознаградить себя беспощадным выколачиванием податей из населения. Брожение среди жителей ханства усиливалось распространением ложных слухов о предстоящем введении во вновь подчиненных ханствах воинской повинности.

От феодального произвола особенно страдали кочевники - киргизы, находившиеся под властью Коканда. Уже в 1871 г. в киргизских районах ханства вспыхнуло сильное движение, направленное против власти кокандских феодалов, но оно было подавлено. В дальнейших событиях киргизы-кочевники тоже играли очень большую роль. Из их среды выдвинулся и предводитель восстания Исхак-мулла Хасан-оглы, по происхождению киргиз из Маргеланского уезда. Исхак-мулла имел некоторое образование; он учился в медресе, хотя не кончил курса, одно время занимался торговлей табаком, потом служил работником у одного феодала. В 1872 г. группа недовольных кокандских феодалов выдвинула план возведения на престол одного из сородичей Худояра - Пулат-бека, проживавшего в изгнании в Самарканде, но тот уклонился от подобной авантюры. Тогда Исхак-мулла, по соглашению с заговорщиками, принял на себя самозванно имя Пулат-бека и стал во главе восстания, которое вспыхнуло в начале 1873 г. и охватило в первую очередь беднейшую часть населения. В 1874 г. движение приняло широкие размеры; им воспользовались некоторые видные феодалы, чтобы свести личные счеты с Худояром. Среди них на первом месте стоял Абдуррахман-афтобачи (придворное звание, которое обозначало лицо, подававшее хану афтобу, т. е. рукомойник). Он был сыном казненного Худояром кипчака Мусульманкула, некогда всевластного правителя Коканда. При массовом избиении кипчаков, сопровождавшем падение Мусульманкула, юный Абдуррахман был пощажен и даже приближен к ханскому двору; тем не менее он затаил мысль о мести за отца и соплеменников. Он поддерживал все время сношения с киргизами, искусно возбуждая среди них враждебное отношение к хану. Почти одновременно изменил Худояру его старший сын Насреддин, правитель Андижана, и брат Мурад-бек, правитель Маргелана. "В это трудное и злосчастное время, - писал Худояр, - люди, которых я считал верными и надежными... с войском перешли на сторону моих врагов - бунтовщиков-киргизов и, соединившись с ними, пошли на меня войной".

Ош, Андижан, Ассаке оказались в руках восставших. Худояр, бессильный справиться с восстанием, решил отдаться "под могущественное покровительство государя-императора" и обратился к Кауфману, с дружеской просьбою направить на город Коканд русское войско с артиллерией в возможно скором времени, дабы замыслы восставших не осуществились". При слухах о приближении восставших в столице ханства - Коканде поднялось сильное волнение. "Базары закрывались, товары перевозились в более отдаленные от центра города места, на перекрестках... дервиши проповедовали народу... жители покупали оружие". Часть гарнизона Коканда во главе со вторым сыном хана ушла из города на соединение с восставшими. "Возбужденное состояние народа" охватило и другие города и селения ханства. Ненависть к "отступнику-хану" и его приближенным, грабившим народ и продавшим родину царизму, переносилась на русских. Провозглашен был газават.

Худояр, не дожидаясь помощи от царского командования, бежал 22 июля 1875 г. с семьей из своей столицы в Ташкент под прикрытием русского посольства, выезжавшего из пределов Коканда. После бегства Худояра, ханом был провозглашен его сын Насреддин-бек. Началось наступление кокандцев на русские владения. В Ташкенте и других городах, уже занятых русскими, распространялись воззвания, в которых Худояра обвиняли в том, что он, "заблудившись от истины, делая русским много подарков, получив от белого царя титул светлейшего хана,... для своей пользы вцепился в подол неверного царя" и, наконец, покинул страну. Все мусульмане призывались дать общий отпор завоевателям: "Ополчитесь крепко... для священной войны, собирайтесь вместе, нападайте со всех сторон и будьте готовы к этой войне".

Но если народные массы шли на борьбу за независимость своей родины, то новый хан искал примирения с царскими властями, чтобы укрепиться на престоле. Насреддин вступил в переговоры с Кауфманом, заверяя его в своей лояльности в отношении России. Со своей стороны, и Кауфман в первый момент склонен был видеть в кокандских событиях лишь смену правителей на ханском престоле. 4 августа состоялось между ним и Насреддином соглашение, согласно которому Кауфман признал последнего ханом на очень умеренных условиях. Но к этому времени сам хан уже не был в состоянии остановить начавшееся движение за газават. Отряды кокандцев продолжали производить набеги на пограничные русские владения, вторгались даже в долину Ангрена и в ближайшие окрестности Ташкента, угрожали Ходженту. Для русских властей создавалось "положение дел весьма трудное и серьезное". Высланный из Ташкента русский отряд нанес под стенами крепости Махрам поражение кокандцам, хотя они были хорошо снабжены артиллерией. После этого успеха Кауфман предложил хану новые, более тяжелые условия мира. Хан поспешил заявить о своем согласии. 29 августа Кауфман победителем прибыл в Коканд. Кокандская знать во главе с ханом встретила его просьбами о прощении. Убедившись, что Насреддин "лично не повинен во вторжении кокандцев" в русский Туркестан и что "с ним можно иметь дело". Кауфман заключил 22 сентября договор, согласно которому кокандский хан признавал себя покорным слугой российского императора, отказывался от права непосредственных дипломатических сношений с другими государствами и от каких-либо, военных действий без разрешения генерал-губернатора, уступал России земли по правому берегу верхнего течения Сыр-дарьи с Наманганом, открывал свои владения для русских купцов и предпринимателей и обязывался уплатить контрибуцию. Таким образом, кокандские феодалы ценою независимости своей страны сохраняли личное свое благосостояние.

Известие о позорной капитуляции хана вызвало новую волну восстания, центром которого стал Андижан. Восставшие провозгласили ханом Исхак-муллу под именем Пулат-хана (Пулат-бека), подняв его по древнему обычаю на белом войлоке. Пулат-хан стал пользоваться всеми прерогативами ханской власти: чеканил монету, издавал указы, назначал правителей в города, захваченные его сторонниками. Под Андижаном русский отряд, посланный против Пулат-хана, потерпел неудачу и должен был отступить. 9 октября восставшие нанесли поражение ханским войскам и овладели Кокандом. Насреддин, подобно Худояру, бежал под защиту царского оружия в Ходжент, и Пулат-хан торжественно вступил в столицу ханства. Маргелан был захвачен повстанцами. Кипчаки вторглись в Наманганский район и едва не овладели Наманганом, но 11 ноября под Балыкчи повстанцы были разбиты генералом Скобелевым. Скобелев двинулся дальше, беспощадно сжигая и разоряя кишлаки и избивая жителей. У Андижана под начальством Абдуррахмана-афтобачи сосредоточились значительные силы. Скобелев подошел к Андижану и подверг город убийственной бомбардировке; по его собственным словам, до 20 тыс. человек было погребено под развалинами. Войска Абдуррахмана бежали. 9 января Скобелев вступил в разгромленный Андижан. Абдуррахман-афтобачи и некоторые другие феодалы уже давно искали случая войти в соглашение с царским командованием. После падения Андижана произошло свидание Абдуррахмана со Скобелевым, в результате которого афтобачи и другие феодалы, обеспечив себе прощение, изъявили покорность. Царское командование назначило во всех районах ханства на должности казиев преданных русской власти лиц. Пулат-хан удалился с остатками своих сил в крепость Уч-курган, но среди его окружения нашлись изменники, которые оповещали Скобелева обо всех его действиях. В ночь с 27 на 28 января 1876 г. отряд, высланный Скобелевым, овладел Уч-курганом. Сам Пулат-хан успел скрыться, но был вскоре пойман и казнен в Маргелане. Той же участи подверглись и наиболее видные его сподвижники.

Присоединение Кокандского ханства.

Подавив народное движение, Кауфман решил покончить с независимостью Коканда. 19 февраля 1876 г. Кокандское ханство было упразднено и вместо него была образована Ферганская область, военным губернатором которой был назначен генерал Скобелев, начальник карательной экспедиции, столь жестоко расправившейся с непокорными кокандцами. Восстание Пулат-хана явилось, таким образом, последним этапом борьбы народных масс Коканда за независимость своей страны. Однако по своему характеру движение это было очень сложно. Началось оно с восстания трудовых масс кочевников киргизов против кокандских феодалов, вызванного налоговой политикой Худояр-хана. Как всякое крестьянское движение в условиях феодального строя, движение носило стихийный характер. Восставшие провозгласили ханом самозванца Исхак-муллу (Пулат-хана). Массовое движение было использовано феодалами, боровшимися против ханской власти и придавшими ему обычные для феодальной эпохи черты мятежа вассалов против своего сюзерена. Когда же восстание превратилось в национально-освободительную войну против иноземных завоевателей, феодалы, испуганные размахом движения, отошли от него, нашли почву для соглашения с царизмом и предали народные массы.

Первый этап русского завоевания - подчинение трех узбекских ханств - был закончен.

передал - Эрик Ханымамедов, Волгоград

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1454006160
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх