КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 19.01.2012
23:23  ЕСПЧ приговорил Францию выплатить семье беженцев из Казахстана Поповых 13 тысяч евро
21:15  А.Логинов: Чьи уши торчат за событиями в Жанаозене?
20:12  Счетный комитет РК уличает акимат Атырауской области в бюджетном раздолбайстве
20:01  З.Ахтамшоев: Таджикистан. Нездоровая нация – начало деградации
19:06  Таджикский строитель Х.Холов в Санкт-Петербурге стал академиком словесности
18:46  Л.Папырин: Современное состояние Сарезского озера представляет наибольшую опасность для государств ЦА (ответ Д.Икроми)
18:41  Гастарбайтеры за 2011 год перевели из РФ в Таджикистан $2,96 млрд. Рост - 33%!
18:36  А.Оторбаева: Кыргызстан. БесТОЛКовость "оптимизации"
18:34  Д.Подольская: Мандат.kg. Кто на новенького?
18:28  "НГ": Дамаск не нуждается в наблюдателях. Россия не поддержит введение арабских миротворцев в Сирию
18:25  Г.Фасхутдинов: Кадровые перестановки в правительстве Таджикистана носят косметический характер
16:24  "Telegraph": Россия увеличивает военную помощь Кыргызстану
15:22  "Financial Times": Ни Иран, ни Запад на самом деле не хотят переговоров
14:04  В Таджикистан пригласят российских скинхедов и футбольных фанов. На молодежный фестиваль
14:02  Казахстанскую фигуристку Узурову дважды наказали за чрезмерное обнажение на Юношеской Олимпиаде (фото)
12:25  Н.Нуртазина: Серали Лапин (1868-1919) - казахский просветитель, исламист, контрреволюционер
12:19  М.Кыдыралиев: Заниматься "ПОПУлизаторством"?! Новые кадры Кыргызстана
12:10  Financial Times: Египет. Требуются стойкие туристы
11:57  В Караганде издан 2-томный труд профессора З.Тайшабая "Казахский хан - Абылай"
11:50  Экс-главу АО "Наурыз Банк Казахстан" Ержанова приговорили к 5 годам лишения свободы
11:10  "КрЗвезда": Ждать перемен на героиновом фронте, или Как поставить таджикскую границу "на замок"
11:06  Первый Усть-Каменогорский (Восточно-Казахстанский) православный архиепископ Гавриил ушел на пенсию прослужив только 2 месяца
11:01  Э.Мамедов: Азербайджан. Светское государство в опасности?
10:54  Казахстанский лыжник Сергей Малышев завоевал бронзу на юношеской зимней Олимпиаде
10:52  Н.Мендкович: Афганистан - переговоры о мире в военном контексте
10:49  "КП": Война в Иране начнется в конце месяца? Чем насолил Иран великой Америке?
10:46  "НИ": Буйство демократии. В Туркменистане зарегистрировано восемь кандидатов на пост главы государства
10:32  Обвиняемый в угрозах Обаме узбек Кодиров томится в тюрьме
10:28  Каллиграф из Афганистана М.С.Хедри создал самый большой в мире Коран. Страница - 2,28 на 1,55 метра (фото)
10:11  Должность начальника СИЗО стоила в Киргизии $50 тыс. - расценки от главы ГСИН
09:26  Герольд Бельгер: Один шаг до ненависти. Квазирадетели материнского (казахского) языка зачастую и являют­ся его подлинными врагами
09:22  Сапа Мекебаев: Ну не нравятся жертвенным баранам наши обычаи!
09:20  М.Юсин: "Аль-Каида" завоевывает Йемен. Стране грозит распад
09:14  А.Королевская: Эволюция сирийских "Братьев-мусульман" и перспективы их закрепления у власти
09:00  Д.Тайнан: Имидж Казахстана помогают подправить ведущие мировые пиар-компании
08:13  П.Львов: Катар – карлик с амбициями гиганта или просто мираж в аравийской пустыне ?
07:15  П.Рябов: Что означает и к чему приведет захват исламистами йеменской Рады?
07:11  В Израиле протестуют против расизма евреи-негры
00:44  Р.Кадыржанов: Пока существуют казахи, будет существовать трайбализм
00:33  Е.Омаров: Казахи происходят от арийцев. Это уже доказано!.. Например, брились наголо. Считалось, что лысые мужчины – умные
00:09  CNN: Режим Ассада сопротивляется не на жизнь, а на смерть
00:08  "Associated Press": Иран вытаскивает козыри в экономической войне
00:07  В Кокшетау в музее им. Малика Габдуллина увольняют родственников писателя
00:04  М.Иволгин: Нехудожественная самодеятельность. Творческое бессилие ОСДП Казахстана проявляется даже в плагиате
Среда, 18.01.2012
23:32  Биатлонистка Галина Вишневская (Казахстан) взяла бронзовую медаль Юношеской Олимпиады
22:56  "КП": Как убивали СССР. В январе 1991 г. в Вильнюсе литовцы стреляли в своих. Постановил литовский суд!
19:48  Астана. Партия "Ну-Отан" утвердила свой депутатский список
18:16  М.Магеррамов (Компартия Казахстана): Выборы - борьба идеологий, а не конкурс эстрадных звезд
17:21  Лицензировал дочь. В Киргизии завели дело на заместителя МВД Джунушалиева
16:31  А.Токмаков: В Киргизии собираются уволить каждого пятого чиновника
15:30  "Jamestown": Россия решением ОДКБ ограничила самостоятельность внешней политики Таджикистана
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    ЦентрАзия   |   Казахстан   | 
Н.Нуртазина: Серали Лапин (1868-1919) - казахский просветитель, исламист, контрреволюционер
12:25 19.01.2012

СЕРАЛИ ЛАПИН (1868-1919) – КАЗАХСКИЙ ПРОСВЕТИТЕЛЬ, ИСЛАМИСТ, КОНТРЕВОЛЮЦИОНЕР

Период конца XIX – начала XX вв. стал переломной эпохой в истории Казахстана и всего Востока. То, что называют "пробуждением Азии", непосредственно относится и к нам. Народы Востока вступили тогда в новую эру, которая проходила под знаком просвещения, обретения национального достоинства, поиска своей идентичности, критического пересмотра существующей системы ценностей, предполагавшего активную модернизацию через заимствование достижений европейской цивилизации.

В Казахстане рождается плеяда ярких ренессансных личностей, воплощавших в себе идеал самоотверженного патриота и одновременно – проводника исторического диалога Востока и Запада. В основном это были питомцы российских учебных заведений, которые вопреки расчетам колониальной администрации, планировавшей сделать из них свою социальную опору, критически восприняли официальную культуру метрополии. Вместе с тем они уже переросли традиционную систему, увидев в ней много недостатков и ложных наслоений, и выдвинули свою программу модернизации.

Это интеллектуальное явление называли "нахда" (на арабском Востоке), "джадидизм" (у российских мусульман) и пр. Появление новой национальной элиты в странах Востока, имперских окраинах России, в частности, было выдающимся, феноменальным явлением, значение которого историками подчас недооценивается. Помимо других кардинальных изменений, просвещенная элита, став во главе национально-освободительного движения, сообщила ему новый импульс и совершенно новое качество и реалистическую перспективу. Главным был отказ от вооруженных методов борьбы и обоснование реформаторства, мирных, парламентских способов достижения политической свободы – поистине выдающийся вклад исламских мыслителей и просветителей нач. ХХ в. в национальную идеологию. "Чернила ученого столь же достойны уважения, как и кровь шахида", – этот постулат ислама стал особо актуален в наступившую эпоху реформаторства.

Многие в Казахстане знают или хотя бы слышали о лидерах "Алаш Орды": Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Миржакуб Дулатов. Популярно и знакомо всем имя Мустафы Чокая – борца за свободу всей Центральной Азии, несостоявшегося Президента нового Туркестана и издателя антисоветского берлинского журнала "Яш Туркестан". Но ведь еще немало ярких личностей той генерации, о которых массовый читатель не имеет никакой информации. Одни из них – Серали Лапин (Лапы-улы) – весьма своеобразный казахский политический деятель начала ХХ века, который, как и многие представители того поколения, был энергичным человеком с разносторонними интересами и большой эрудицией. С. Лапин успешно проявил себя сначала в науке (в частности, в востоковедении), затем в юридической практике, и, наконец, в политической деятельности.

Имя Серали Лапина в советскую эпоху было предано забвению по вполне понятной причине: он не только не принял сторону коммунистов-большевиков, но в борьбе с Советами пошел на союз с консервативным среднеазиатским духовенством, возглавив исламскую организацию "Шуро-и улема", а в конце примкнул к т.н. басмачеству – вооруженному протестному движению мусульман против Советской власти. Умер С. Лапин при невыясненных обстоятельствах в Средней Азии в 1919 г. Такова вкратце трагическая судьба казахского деятеля.

Как стала возможным такая метаморфоза, когда питомец Санкт-Петербургского университета, блестяще образованный юрист и ориенталист, педагог и просветитель С. Лапин бежал к басмачам, сотрудничал с клерикалами, с немецкой разведкой (одержимый целью во что бы то ни стало уничтожить ненавистный ему режим Советов) и, наконец, устав от борьбы и лишений, ничего не добившись, нашел упокоение в тихой гробнице средневекового святого Шахи-Зинда в Самарканде ?

Серали Мунайтпасович Лапин родился в 1868 г. близ Ак Мечети, переименованной царской администрацией в Перовск (современная Кызыл Орда Республики Казахстан). Учился в Ташкенте – тогдашнем административном центре Туркестанского генерал-губернаторства, куда входили помимо среднеазиатских территорий южный Казахстан и Семиречье. Ташкентскую учительскую семинарию он закончил в 1889 г. Начальные знания арабского и персидского языков, полученные в традиционном мактабе, С.Лапин получил возможность совершенствовать в стенах семинарии. Дело в том, что в данном русском учебном заведении, исходя из учета местных условий, наряду с основными предметами, преподавались и восточные языки. С.Лапин проявил особые дарования в восточной филологии.

После окончания семинарии С.Лапин был оставлен там преподавателем и проработал в этой должности три года. Затем он работал переводчиком при Самаркандском областном военном губернаторе. Молодого человека влечет духовная культура ислама, литературные и архитектурные шедевры Востока. С.Лапин активно сотрудничает с местными русскими востоковедами и краеведами. Так, он впервые осуществил знаменитые переводы на русский язык надписей на архитектурных памятниках Самарканда – мавзолеях Гур-Эмир, Шир-Дор, Тилля-кари, Шахи-зинда, мечети и медресе Биби ханым, медресе Улугбека, усыпальнице Шайбани хана и др. Высокопрофессиональные переводы с арабского и фарси сопровождались научными комментариями, дополнениями из фольклорных источников. Книга С.Лапина "Перевод надписей на исторических памятниках г. Самарканда" была издана в Самарканде в 1895 г. В том же году он выпустил русско-узбекский словарь, состоявший из 4000 слов с краткой грамматикой узбекского языка.

Эти книги, свидетельствующие о вкладе казаха С.Лапина в изучение культуры Узбекистана, имели тогда большую практическую и познавательную ценность для русских ученых и краведов, только начавших всерьез изучать язык, быт и обычаи местных народов Туркестана. С.Лапин также изучал найденные им персидские рукописи "Шах - наме" и сделал перевод этой великой восточной поэмы на казахский язык. Поэтическое переложение "Шах наме" осуществили после него его земляки – поэты Молда Ораз, Турмагамбет. С.Лапина хорошо знали и даже ссылались на него известные русские ориенталисты. Приехавшие в Среднюю Азию с научной целью петербургские востоковеды В.В.Бартольд и Н.Н.Веселовский брали уроки тюркского языка у С.М.Лапина.

В дальнейшем С.Лапину благодаря его незаурядным способностям удается продолжить образование в столице Российской империи. В 1891 г. он успешно окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. В период 1901-1917 гг. С. Лапин работал адвокатом в Сырдарьинской и Самаркандской областях. Разумеется, С.Лапин не мог стоять в стороне от нараставшей во всех национальных окраинах России политической борьбы. Как востоковед и просветитель, знаток культуры и обычаев казахов, узбеков, таджиков, туркмен, каракалпаков, кыргызов и других народов края, он считал своим долгом внести лепту в их просвещение и реабилитацию их культуры. Например, в 1900-1904 гг. С.Лапин поднимает на страницах русской печати интересную и актуальную проблему восстановления и употребления подлинных самоназваний народов русского Туркестана – казахов (которых Россия упорно продолжала называть "киргизами", "кайсаками"), узбеков (официально именуемых тогда "сартами"), киргизов (окрещенных русскими чиновниками "кара-киргизами" или "дикокаменными киргизами"). Это вызвало живой отклик и дискуссию. В частности, в спорах о слове "сарт" принял участие В.В.Бартольд.

Вовлеченный в публицистику, считая газету трибуной идеологической борьбы, Серали Лапин отстаивает на страницах русскоязычных периодических изданий права казахов. Заметим, что казахи тогда составляли большинство коренного населения не только в масштабе всего казахстанско-среднеазиатского региона, но и в границах Туркестанского края. Касалось это земельного, религиозного, школьного и др. вопросов. Известен документ, в котором С.Лапин, обращаясь к официальным властям, как компетентный человек, оперируя статистикой и неоспоримыми фактами, анализирует нарастающее обнищание кочевников Туркестанского края, и одним из зол считает спекуляцию и экономическую эксплуатацию кочевников со стороны торговцев-евреев.

Поддерживая все, что содействует национальному прогрессу, С.Лапин стал активно пропагандировать возникшие в ту эпоху новые реформированные мусульманские школы – так называемые джадидские новометодные школы, в которых наряду с религиозной грамотой внедрялись светские предметы, русский и родной язык, перестраивалась методика обучения. С. Лапин увидел в них прообраз современной конкурентоспособной национальной школы. Как известно, царизм вместо того, чтобы приветствовать модернизацию старого мусульманского мактаба и его трансформацию в сторону светского национального образования, стал тайно бороться с ними, преследуя педагогов-новаторов, не брезгуя даже временным союзом с реакционным исламским духовенством (которое, в свою очередь, также ополчилось против новаций интеллигенции и прогрессистски настроенных молодых мулл). Причина была одна: Россия как метрополия испугалась возможности возникновения реальной альтернативы русским правительственным школам, появления в стране конкурентоспособной школы мусульман.

Казахский юрист уже встал в оппозицию к существующему режиму, официальной имперской политике, когда стал защищать новый тип школ для мусульман. Известно, что его преследовал Перовский уездный начальник, сделавший все, чтобы дискредитировать С.Лапина в глазах земляков, не пренебрегая и клеветой. Так, интеллигент-просветитель поневоле стал политиком, борцом за свержение ненавистного режима царя. По своим взглядам Серали Лапин примыкал тогда к русским либералам, кадетам, но более корректным будет отнесение его к джадидам – реформаторски и оппозиционно настроенной элите мусульманских народов империи, сформировавшейся к нач. ХХ в.

В западной историографии принято считать, что казахское политическое движение "Алаш" (во главе с Алиханом Букейхановым) также примыкало к общемусульманскому джадидизму, представляя его национальную модификацию. "Алаш" (позже автономия "Алаш-Орда") географически представлял степные области Казахстана (т.н. "Киргизский край"). Тогда как туркестанские, южные казахи, сохраняя связь с "Алаш", все же в силу объективных обстоятельств, а именно политико-административных границ, искусственно созданных Россией, оказались более активно втянутыми в своеобразные культурно-политические процессы, происходившие на территории собственно Туркестана. Позже это логически приводит к образованию т.н. "Кокандской автономии" во главе с туркестанским казахом Мустафой Чокаем. Именно с учетом этого обстоятельства следует понимать эволюцию взглядов и политическую деятельность С.Лапина.

В 1908-1910 гг. С.Лапин живет снова в Санкт-Петербурге. В столице империи в эти бурные годы он работал в бюро мусульманской фракции III Государственной Думы. Вместе с юристом Бахытжаном Каратаевым он составлял для фракции чрезвычайно важный документ: проект землеустройства казахов. Следует упомянуть активное участие С.Лапина в организации строительства мусульманской мечети в Петербурге. В целом, Серали Лапин был авторитетным членом т.н. "мусульманского движения" народов России, о чем говорит его участие в 1914 г. в работе всероссийского мусульманского съезда.

Начало ХХ века было отмечено стихийным нарастанием народного недовольства и ростом антиколониальных выступлений. В Казахстане главной причиной эскалации социально-политической ситуации было массовое противозаконное изъятие у кочевого населения его земель. Катастрофически ухудшалось материальное положение народа. А когда вдобавок к этому вышел Указ царя о мобилизации казахов и других "инородцев" на первую мировую войну (на тыловые работы в прифронтовой полосе), то терпению масс пришел конец. Народ предпочел умереть, чем жить в унижении и рабстве.

Грозное национально-освободительное восстание 1916 года оставило глубокий след и незаживающую рану в душе народа. Его вожди были "последними могиканами", т.е. героями-батырами традиционного типа (Амангельды, Бекболат и др.). Все они были убиты при различных обстоятельствах, в основном царскими колонизаторами; сотни людей осуждены в качестве уголовников и сосланы на каторжные работы в Сибирь, приговорены к смертной казни; целые аулы и регионы были подвергнуты карательным акциям, когда пулеметы не делали пощады ни детям, ни женщинам, а на оставшихся в живых была наложена огромная контрибуция. В результате зачисток, а также массового бегства кочевников в пределы Китая был нанесен огромный ущерб этнодемографической ситуации, значительно уменьшилась численность казахского населения… Плюс ко всему царская администрация все-таки поставила "инородцев" Туркестана на колени и принудила подчиниться указу: одетые в серые шинели и солдатские сапоги десятки тысяч бывших кочевников и дехкан смиренно прибыли в товарных вагонах поездов на линию фронта. Помогать русским побеждать немцев…

Хотя большинство казахской либеральной интеллигенция не поддержало выступление 1916 г., призывая массы к компромиссу с самодержавной Россией, стараясь, с одной стороны, предупредить неизбежное кровопролитие, с другой – выиграть время и изыскать политические способы достижения национального самоопределения, все же в душе она страдала и сочувствовала массам. Это кровавое событие потрясло интеллигенцию до глубины души, что отразилось позже в их художественных произведениях. Но помимо простого сострадания джадидская интеллигенция делала все возможное для облегчения участи несчастных мобилизованных, защиты их прав, заступалась за тех, кто был уже осужден и ждал приговора. Многое сделал как правозащитник А.Букейханов, в результате активной работы которого солдатам-казахам стали платить за тяжелую работу хоть какие-то деньги, обеспечивать элементарные санитарные условия, давать выходные и пр.

Правозащитником в это трагическое время стал и Серали Лапин. Его высокую гражданственность и патриотизм доказывают факты заступничества им в качестве талантливого юриста-адвоката и ограждения от смертной казни многих представителей казахского, кыргызского, узбекского народа, осужденных за участие в противоправительственных выступлениях 1905 и 1916 гг. Данный вопрос еще ждет своего исследования, но ясно одно: только истинный патриот и гуманист мог, рискуя собственным благополучием и карьерой, в сложный час идти на спасение соплеменников, вообще другого человека. Это был яркий пример реального или практического патриотизма, а также образец мастерского использования знаний, образования, приобретенных у метрополии, в интересах своей нации. Стоит сказать, что в ту эпоху уже были примеры противоположного поведения: отдельные субъекты, овладевшие русским языком и грамотой, начинали сразу зазнаваться перед своими сородичами, презирать родную культуру, верой и правдой служить начальству и т.п..

В 1917 году социально-политическая напряженность в империи достигла своего апогея. События сменяли друг друга с неимоверной быстротой. В феврале произошла буржуазно-демократическая революция, свергнувшая с престола царя. Все, кто страдал от реакционного режима поддержали ее. Разумеется, ликовали и мусульмане, "инородцы". Россия была объявлена республикой, что было неслыханной новостью как для ее граждан, так и для соседних государств. Национальная интеллигенция резко активизировала политическую борьбу за автономию своих народов, требовала от Временного правительства скорейшего решения земельного вопроса, уравнения в прав мусульман и православных, разрешения открывать свои школы и т.д.

Однако демократическим силам не хватало единства и солидарности, были сильны разногласия, обиды и взаимное недоверие, которое было на руку другой политической силы, набиравшей силу в обстановке хаоса и всеобщей вражды – одурманенных идеей мировой революции партии экстремистов-большевиков. В великому несчастью как самого русского народа, так и национальных меньшинств, в октябре 1917 г. в результате вооруженного переворота в стране победила Советская власть – власть ультрареволюционеров и террористов; власть, основанная на лжи и демагогии, на отрицании Бога и всякой святыни, готовая попрать любую традицию во имя достижения своих утопических целей. В национальном вопросе Советы, прикрываясь демагогией и обманом, в действительности (как показал горький исторический опыт) оказались продолжателями политики великорусского шовинизма, а по жестокости и цинизму в сотни раз превзошли царских генералов и губернаторов.

Политические лидеры Центральной Азии, как и все здравомыслящие силы российского общества (ученые, предприниматели, священники) с ужасом восприняла такой поворот событий. Октябрьская революция, что называется, была экспортирована на окраины. В Казахстане абсолютное большинство коренного населения ее не поняли и не поддержали. Но она нашла поддержку в русскоязычной части его населения (исключая верхушку казачества и правящую администрацию). В целях борьбы с Советской властью мусульмане региона пытаются лихорадочно создавать свои, альтернативные органы власти. Это – знаменитые Алаш-Орда и Туркестанская (Кокандская) автономия, которые в конце концов были уничтожены коммунистами.

Именно в контексте подготовки Кокандской автономии следует понимать интересный факт из биографии С.Лапина, когда он в июле 1917 г. приходит к руководству известной исламской организации "Шуро-и улема", состоявшей в основном из консервативно настроенных мусульманских иерархов, опиравшейся на многомиллионные массы, делавшей ставку на шариат и традиционные ценности народов. Ясно, что к такому решению придти бывшему просветителю-джадиду было нелегко. Как уже упоминалось, до прихода коммунистов в мусульманских сообществах империи все еще не утихали споры и не был преодолен раскол между консервативными муллами и реформаторски настроенной новой элитой. Бескомпромиссная борьба шла вокруг вопросов реформы мусульманской школы, положения женщины, политико-правовых аспектов модернизации и т.д.

Казахская интеллигенция, хотя и уважала отдельных представителей мусульманского духовенства, но в антиколониальном движении все же старалась дистанцироваться от старых мулл. Поэтому в борьбе за автономию Туркестана Мустафа Чокай, Мухамеджан Тынышпаев, Махмуд-ходжа Бехбуди, Мунаввар Абдурашидханов и др. известные личности Центральной Азии создают политическую организацию "Шуро-и исламия" ("Исламский совет), в которой собрались те, кто стоял на платформе джадидизма.

Но Серали Лапин со своими сторонниками неожиданно примкнул к муллам-традиционалистам, которые его выдвинули в качестве лидера более консервативной исламистской организации "Шуро-и улема" ("Совет улемов"). На этой почве между Серали Лапином и Мустафой Чокаем возникли напряженность и недопонимание. Хотя, как писал в своих воспоминаниях М. Чокай, их личные отношения были вполне нормальными и даже добрыми: оба они были родом из Ак-Мечети; С.Лапин, будучи старше М.Чокая почти на 20 лет, относился к своему земляку как к младшему брату. В конце концов, в результате переговоров и компромиссов на IV курултае мусульман Туркестана в г.Коканде (Ташкент был в это время в руках Советов и стал их политическим центром) в ноябре 1917 г. была провозглашена Туркестанская автономия – как выражение истинного волеизъявления коренных народов, составлявших абсолютное большинство населения края. Премьер-министром стал М.Чокай. Серали Лапин вошел в состав избранного съездом Народного Совета.

Объявление Кокандской автономии произошло после того, как Ташкент (Советская власть), создавая свои органы власти (Совнарком), цинично игнорировал мнение коренного населения, не включив в его состав никого из его представителей. Тем не менее, даже после создания Кокандской автономии, национальные лидеры, в том числе С. Лапин, все еще стремились найти с Советской властью компромисс, и, верные своей философии ненасилия, делали все, чтобы не допустить вооруженного столкновения и массовой гибели населения. Это напряженное равновесие, своеобразное двоевластие в регионе первым нарушили Советы: в январе 1918 г. многочисленные отряды русских красногвардейцев (среди которых были и пылавшие ненавистью к мусульманам местные армяне), окружили город Коканд и захватили его. Они устроили в нем беспрецедентную резню, от которой содрогнулся весь мир. Хорошо описывается эта зверская расправа над мусульманами в зарубежной, англо-американской советологической литературе. Известно, как чудом спасся от нее Мустафа Чокай, сумевший бежать из города, переодетый в узбекский национальный костюм.

Что касается Серали Лапина, то многие события его жизни в те трагические для всей Центральной Азии дни окутаны тайной. Несомненно одно: он не меньше, чем М. Чокай и другие национальные лидеры, был до глубины души потрясен произошедшим. Воочию увидев до каких крайних пределов вероломства, жестокости и террора могут пойти пришедшие к власти в России коммунисты, он убедился в том, что время иллюзий, наивной веры просветителя в гуманистическую природу человека, в его разум и совесть прошло. Или, по крайней мере, это неприемлемо в отношении данной конкретной исторической ситуации.

Быть может, Серали Лапин был прав в своем страстном желании примирить мусульманских консерваторов и модернизаторов, все исламские течения, все тюркские мусульманские народы, и это поняли (правда, слишком поздно) чересчур упрямые представители как светской интеллигенции, так и духовенства. Ибо очевидно, что случившаяся катастрофа с ужасными последствиями для цивилизационного развития всего региона во многом стала возможной из-за отсутствия элементарного взаимопонимания и единства. В дальнейшей судьбе С.Лапина – в бегстве на территорию Бухарского эмирата, участии (скорее всего в роли идеолога) в т.н. "басмаческом" движении против Советов, а также связях с Германией и, наконец, в смерти в 1919 году – остается еще много неясного и загадочного.

Он был похоронен в мавзолее Шахи-Зинда в г. Самарканде. В той самой гробнице, надписи на которой он с трепетом переводил с арабского языка в юношеские годы, а легенды о похороненном там святом царе Шахи-Зинда, гордо понесшем в руках свою отрубленную врагами голову, с благоговением слушал и записывал со слов самаркандских старцев…

Назира Нуртазина,
доктор исторических наук
nazira_n@rambler.ru

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1326961500
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх