КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Среда, 20.01.2010
21:44  Н.Жанабилов возглавил Ситуационный центр Совбеза Казахстана
14:24  Экс-глава КНБ и посол в США Абдулазиз Камилов назначен первым заместителем главы МИД Узбекистана
14:15  К.Боконбаев: Кыргызстану нужна легислатура
14:13  И. Каримов переназначил еще пятерых хокимов областей и мэра Ташкента
14:08  Мехди Халайи: Иранская республика страха
13:59  В Таджикистан из Дубая экстрадирован брат осужденного экс-командира Президентской гвардии Гаффора Мирзоева - Абдурасул
13:54  Р.Отунбаева: Переданные в аренду Узбекистану и Таджикистану кыргызстанские пастбища стали невозвратными
13:40  Индийские длиннохвостые попугаи начали массово мигрировать в Узбекистан
13:36  В Ташкенте открыт Hi-Tech Bank
13:27  Independent: "Казахмыс" занял первое место среди гигантов Лондонской фондовой биржи
13:18  Объявленный в международный розыск бывший председатель Комитета по борьбе с наркобизнесом Казахстана Исагалиев арестован в Турции
13:02  ВВС: ООН насчитала миллиарды долларов взяток в Афганистане
12:54  Нацбанк осуществил самую крупную эмиссию облигаций в Узбекистане
12:48  "Горжусь своим дедом! Горжусь своим отцом!". Школьники Киргизии пишут сочинения о Героях Великой Отечественной
12:30  Налоговые органы Узбекистана будут реформированы-модернизированы
12:22  М.Делягин: "Собираясь выносить Ленина из Мавзолея, вспомните, чем обернулось для России вскрытие гробницы Тамерлана!"
12:02  Российская Высшая школы экономики с марта начинает проведение предметных Олимпиад в странах СНГ (анонс)
11:39  А.Народецкий: Путь из тупика. Кризис усугубил положение мигрантов из Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана
11:02  "Къ": Киргизия и Узбекистан трутся границами. В вооруженных столкновениях уже есть пострадавшие
10:58  Л.Колосов: Туркменский блеф. Год прошел - проблемы остались
10:33  В.Агафонов: Как спасти Счастливую Аравию от "Аль-Каиды". Запад открывает еще один фронт борьбы с терроризмом
10:26  С.Крон: Если завтра война. США и Израиль готовы бомбить иранские ядерные объекты
10:16  А.Матвеев: Вероятность войн и конфликтов в СНГ будет нарастать - итоги и перспективы "содружества"
10:12  В Таджикистане вновь подняли тарифы на электроэнергию. Еще на 20%
10:07  А.Тынаев: Контр-генерал. Спровоцирует ли арест оппозиционного лидера Исмаила Исакова политический кризис в Кыргызстане?
09:48  А.Еремин: Без паники. Арал уже четыре раза умирал
09:04  "Литер": Банковский расклад-2009. Казахстан выдержал нещадное давление мирового финансового кризиса?
08:45  "Взять живым". Умер писатель, фронтовой разведчик - дважды Герой Советского Союза Владимир Карпов
08:08  Д.Кусаинов: Четыре мгновения Майдана. Виктор Ющенко стал для украинцев Борисом Ельциным
07:55  Д.Мухаринова: Идеологи казахстанской армии
07:48  Россия предлагает СНГ определиться с будущим. Среднеазиатский визит Шувалова
07:42  Экс-зампред Верховного народного суда Китая Хуан Сунъю осужден на пожизненное заключение. За взятки в $735 тыс
01:12  "НГ": Огненная дорога к независимому Белуджистану. Радикальные исламисты используют в своих целях разделенный народ ЦентрАзии
00:57  И.Шабан: Черные дни для "черного золота" наступят уже в феврале
00:46  "АП": Что хочет бизнес от президента Таджикистана?
00:38  "КЗ": "Окно" в космос. Оптико-электронный узел в Таджикистане - главный козырь российской системы контроля космического пространства
00:23  И.Егоров: Имитация борьбы. США проигрывают антинаркотическую войну в Афганистане
00:17  Daily Beast: Атака на президентский дворец в Кабуле - это всего лишь первый выстрел
00:13  Лучшие футболисты Киргизии Дэниэл Таго и Дэвид Тетте хотят обратно из Таджикистана. Не туда бежали?
00:10  З.Бжезинский: США должны противостоять атаке Израиля на Иран
00:09  О.Захидов: Гость в заложниках. "Хороший" промысел нашли сотрудники правоохранительных органов Таджикистана
00:04  Ариэль Коэн: Иранская стратегия России - уловка для Обамы
00:02  "РГ": Кириллица - это круто. Разработан новый шрифт с поддержкой всех языков России
00:01  О.Садыхзаде: ГУАМ может себя реанимировать (полемика)
Вторник, 19.01.2010
21:35  В прокуратуру Австрии подан иск. Экс-зятя Назарбаева Р.Алиева могут обвинить в убийстве любовницы
19:31  В Туркмении прошел первый чемпионат страны по спортивному метанию ножа
18:23  В Чечне погиб матерый Чингисхан
17:43  К.Сиямарданов: Назад в прошлое. Очередная зима в Таджикистане... не хватает энергии, в домах жгут уголь
17:42  В Иссык-Кульской области задержаны шесть активных функционеров "Хизб ут-Тахрира"
16:32  "РС": Кабул - ни правительства, ни спокойствия
16:26  Ш.Полатова: В Туркменистане от СПИДа можно откупиться
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    ЦентрАзия   | 
Ариэль Коэн: Иранская стратегия России - уловка для Обамы
00:04 20.01.2010

Администрация Обамы надеется, что Россия поможет усилиям США, направленным на прекращение ядерной программы Ирана. Однако обзор российской политики в отношении Ирана, проводившейся, начиная с середины 1990-х годов, при президентах Борисе Ельцине, Владимире Путине и Дмитрии Медведеве, демонстрирует, что интересы России в Иране фундаментальным образом расходятся с американской повесткой дня. Влиятельные группы с особыми интересами – службы безопасности, отрасль атомной энергетики, нефте- и газодобывающие компании и ВПК – рьяно возражают против любых значительных перемен в российской стратегии по отношению к Ирану. Таким образом, наивно, если не сказать опасно, надеяться, что Москва окажет решительную помощь в рамках Совета безопасности ООН или в двусторонних отношениях, касающихся Ирана. Администрация Обамы и Конгресс США должны признать эту неудобную правду.

Для США пришло время реалистично взглянуть на российскую стратегию в отношении Тегерана. Администрация Обамы должна разработать более широкую стратегию, убедительно показывающую, что Иран потерпит поражение, даже если ему удастся заполучить ядерное оружие, и четко демонстрирующую русским, что риски оказания поддержки Ирану перевешивают потенциальное вознаграждение.

Если говорить конкретно, то Конгресс США 111-го созыва должен перестать ожидать, что Россия поддержит санкции Совета безопасности ООН, и перестать предлагать Москве дополнительные стимулы.

Конгресс должен вновь ввести санкции против российских частных и государственных компаний, ведущих дела с иранскими энергетическими компании, армией и службами безопасности.

Конгресс должен потребовать, чтобы президент удостоверил соблюдение Россией существующих санкций.

Конгресс должен аннулировать право президента не требовать выполнения санкций, связанных с Ираном и наложенных на российские компании, в целях национальной безопасности.

США должны настоять, чтобы Россия остановила продажу Ирану своих систем противовоздушной обороны С-300 и отозвала российских ученых-"отступников", работающих в Иране над чувствительными технологиями.

США должны взять на вооружение "защитную" стратегию, призванную сдержать иранскую ядерную угрозу и противостоять ей, а также предоставить ядерные гарантии своим союзникам на Ближнем Востоке, включая Израиль, Египет и Саудовскую Аравию. США должны развернуть видимые средства сдерживания, включая подавляющие ядерные силы, рядом с Ираном, на боевых кораблях, самолетах или постоянных базах. Эти наступательные силы должны держать под прицелом объекты, которые понадобятся Ирану для начала стратегической атаки, тем самым обрекая любое подобное нападение со стороны Ирана на провал.

Подобные меры станут решительным посланием Тегерану, направленным на сдерживание его ядерных амбиций.

Иранская стратегия России

Последние два столетия Россия проводила стратегию постоянного взаимодействия с Ираном. Сегодня Москва задабривает Тегеран продажей ядерных и ракетных технологий и оказанием дипломатической поддержки, одновременно поощряя его амбиции по господству в Персидском заливе, где Иран бросает вызов суннитским союзникам США и американскому присутствию в регионе. Фонд "Наследие" (Heritage Foundation) выражал свою обеспокоенность этой опасной российской политикой еще в 1997 году.

Россия, утомленная пылкой исламистской риторикой Ирана, хочет защитить свое "мягкое подбрюшье" в Центральной Азии и на Кавказе от вмешательства Тегерана. Некоторые московские стратеги, возможно, и понимают, что в долгосрочной перспективе Иран может превратиться в геополитического соперника на мусульманских территориях бывшей Российской и советской империи, но они не считают, что конфронтация с Тегераном необходима или неизбежна сегодня.

Российские лидеры считают, что Иран является восходящей ближневосточной "региональной супердержавой", и не хотят бросать ему прямой вызов. Усиление напряжения на Ближнем Востоке и плохие отношения между Вашингтоном и Тегераном отлично устраивают Москву. Таким образом, идеологический антиамериканизм Кремля, а также кажущиеся геополитические и экономические интересы означают, что Москва вряд ли будет в значительной степени вмешиваться в программу ядерных вооружений Ирана.

Однако, вооруженный ядерным оружием Иран изменит правила игры и станет затяжной и дестабилизирующей угрозой региону и миру. Иран наверняка будет использовать свой ядерный арсенал, чтобы запугивать своих соседей, сдерживать США и другие ядерные державы и предоставлять дипломатическое прикрытие своим террористическим представителям – Хамасу и Хизболле. Ядерный Иран вероятно окажет негативное влияние на американское присутствие в Персидском заливе и на союзников США на Ближнем Востоке, вызвав региональную гонку ядерных вооружений, в которую могут вступить Саудовская Аравия, Турция, Сирия и Египет. Ядерный Иран также станет угрозой существованию Израиля, что, предположительно, является неприемлемым для США и Европы. Если Вашингтон позволит ситуации испортиться настолько, что единственными практичными вариантами действий останутся бомбежка Ирана или уступка Тегерану, США дадут другим странам понять, что ядерное оружие – это верное средство, способное заставить США и Израиль пойти на уступки.

Россия и Иран во время администрации Буша

Во время администрации Буша, усилия, призванные убедить Россию не предоставлять иранским муллам дипломатическое прикрытие, провалились. Администрация Буша попыталась отменить поправку Джексона-Вэника, благодаря которой СССР было отказано в нормальных торговых отношениях, но Конгресс отказался пойти на это.

Во время своего второго срока президент Джордж У. Буш попытался дать Владимиру Путину видимую роль в процессе убеждения Ирана отказаться от своей ядерной программы, неохотно согласился на строительство Россией ядерного реактора в Бушере и поддержал Россию, чтобы та обогащала уран для гражданской атомной энергетики Ирана. Он также стремился подписать с Москвой Соглашение 123, чтобы усилить сотрудничество в сфере гражданской атомной энергетике. Это соглашение дало бы России возможность поставлять в США ядерное топливо на сумму в 10-15 миллиардов долларов ежегодно. В 2008 году администрация отказалась от подписания Соглашения 123 после августовской войны между Россией и Грузией.

Три набора слабых санкций Совета безопасности ООН, одобренных в этот период, не смогли остановить обогащение урана в Иране. Хотя Россия и Китай, в конце концов, поддержали все три набора санкций, они успешно сотрудничали в том, чтобы сделать эти санкции, по сути, бессодержательными.

Конгресс парализован: прошлые и текущие законопроекты по санкциям

Конгресс США попытался встать во главе процесса, противостоящего усилиям Ирана по превращению в ядерную державу, и сделал это со смешанными результатами. Закон о санкциях против Ирана ввел санкции против иностранных фирм или физических лиц, инвестировавших за один год более 20 миллионов долларов в энергетическую отрасль Ирана, а также тех, кто продает Ирану оружие массового уничтожения или "дестабилизирующие" виды обычных вооружений. Конгресс 110-го созыва разрабатывал несколько законопроектов, которые должны были ужесточить Закон о санкциях против Ирана, однако ни один из них не был одобрен.

Один из этих законопроектов, H.R.1400, аннулировал бы право президента не требовать выполнения санкций на основании государственного интереса. Он также должен был расширить диапазон субъектов, которые могли попасть под эти санкции, особенно в энергетической отрасли и секторе кредитов. Другой законопроект, H.R. 2880, предполагал санкции против любой компании, продающей Ирану бензин. Хотя Иран и является ведущим экспортером нефти, он вынужден импортировать до 40 процентов потребляемого в стране бензина из-за неумелого управления и недостаточных инвестиций в нефтеперерабатывающие заводы. Действующие законы не предполагают никаких санкций против компаний, продающих Ирану бензин.

На рассмотрение Конгресса 111-го созыва было предложено несколько схожих законопроектов. Эти законопроекты также нацелены на иранский импорт бензина и продуктов нефтепереработки. Сенат одобрил резолюцию о том, что правительство США не будет покупать какую-либо продукцию у любой компании, получающей более 1 миллиона долларов в доходах от продаж энергетической отрасли Ирана. Этот запрет также коснется фирм, продающих нефть для Стратегического нефтяного запаса США. В апреле 2009 года на рассмотрение Конгресса были представлены дополнительные законопроекты, нацеленные против поставок энергоресурсов в Иран. Эти законопроекты стремятся расширить санкции и распространить их против любой компании, продающей Ирану продукты нефтепереработки или оборудование, которое увеличит его нефтеперерабатывающие мощности.

Несмотря на эти усилия Конгресса и политику "перезагрузки", предпринятую администрацией Обамы по отношению к России, Москва, похоже, не горит желанием присоединиться к США и Европе в их попытках не дать Ирану разработать ядерное оружие. Напротив, российские лидеры, похоже, намерены извлечь пользу из ядерного Ирана.

Россия на помощь? Не так быстро...

Многие в администрации Обамы и ее окружении считают, что Кремль может согласиться надавить на Иран, чтобы тот отказался от своих ядерных амбиций. Например, высокопоставленная двухпартийная комиссия, организованная Никсоновским центром (Nixon Center) и Белферовским центром (Belfer Center) Гарвардского университета, недавно предложила такой подход. Среди мер, предложенных комиссией, есть и рекомендация о том, чтобы превратить Россию в "партнера, в том, что касается ведения дел с Ираном". Однако, чтобы оценить готовность России сотрудничать с Западом, следует сравнить действия России с ее публичной риторикой, направленной на внешнюю аудиторию, и рассмотреть и то, и другое в контексте кажущихся интересов России и ее крепких и многогранных отношений с Ираном.

Некоторые в Вашингтоне интерпретировали российские заявления как знак того, что Кремль может быть более расположен сотрудничать по поводу Ирана, чем в прошлом. В ходе прошедшей в Кремле весной 2009 года встречи за закрытыми дверями президент Медведев предположительно выразил "обеспокоенность" запуском иранского спутника "в очень откровенных выражениях". Однако, спустя лишь несколько дней после заявления Медведева, замминистра иностранных дел России Сергей Рябков заявил: "Мы по-прежнему считаем, что на данный момент не существует никаких признаков того, что ядерная программа Ирана переключилась на военные цели". Это заявление перекликается с недавними замечаниями Путина, изворотливо сравнившего иранскую программу с индийской программой гражданской атомной энергетики. В сделанных ранее публичных заявлениях другие российские лидеры характеризовали ядерную и "гражданскую космическую" программы Ирана как мирные.

Совсем недавно Медведев отказался исключить возможность наложения на Иран санкций во время своего приезда на заседание Генеральной ассамблеи ООН в США. Однако премьер-министр Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров, по сути, отреклись от позиции Медведева и заявили, что Россия не поддерживает новые санкции против Ирана.

Различающиеся представления об угрозе. Заявления российских чиновников, военных и элиты служб безопасности показывают, что Россия не поддерживает санкции, и что Москва не рассматривает вооруженный ядерным оружием Иран в качестве угрозы. Во время недавней поездки в Россию, я встречался с высокопоставленными советниками премьер-министра Путина и президента Медведева, которые сказали мне, что "у России хорошие отношения с Ираном и значительные экономические интересы в этой стране. Иран никогда не поддерживал исламистский терроризм на Северном Кавказе, и Россия станет последней страной, на которую Иран направит свои ракеты, даже если он получит ядерное оружие". Кроме того, и Путин, и Лавров предостерегли против любых военных ударов по Ирану и отказались поддержать эмбарго на поставки бензина.

Главный редактор престижного журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов заметил недавно, что "Если сравнивать отношение к Ирану России, США и Израиля, то Россия считает его гораздо более рациональным и надежным государством".

Еще хуже то, что, по информации американского разведсообщества, Москва по-прежнему помогает Ирану в разработке баллистических ракет и, возможно, помогает его военной ядерной программе. Еще в 2007 году американская разведка обвинила Россию в нарушении соглашений о нераспространении ядерного оружия и предоставлении технологии производства баллистических ракет Ирану и Северной Корее и заявила, что "отдельные российские компании продолжают предоставлять помощь иранской программе по производству баллистических ракет. Мы считаем, что помощь российских компаний… помогла Ирану продвинуться в сторону самодостаточности в производстве баллистических ракет".

В марте 2009 года глава Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен засвидетельствовал, что Иран накопил достаточно ядерного топлива для производства ядерной бомбы. Это стало первым столь исчерпывающем комментарием со стороны высокопоставленного чиновника Пентагона. На сегодняшний день у Ирана есть полторы метрических тонны низкопробного обогащенного урана, а Франция и Россия предложили обогатить 75 процентов от этого объема для использования в медицинском ядерном реакторе Тегерана. На тот момент, когда писалась эта статья, Иран не принял это предложение.

Совсем недавно "секретное приложение" к отчету МАГАТЭ показало, что у Ирана есть "достаточно информации" для производства ядерного оружия, и что Тегеран "вероятно, протестировал" ключевой компонент. Этот попавший в прессу отчет указывает на то, что ядерная программа Ирана продвинулась гораздо дальше, чем считалось ранее. Информация МАГАТЭ может пролить свет на сообщения о том, что российские ученые разрабатывают ядерные боеголовки для Ирана. По сообщению британской газеты The Times, Израиль предоставил России список ученых, работающих в Иране, и потребовал, чтобы Кремль предпринял шаги, чтобы остановить это. Если это - правда, то это означает, что Запад был неправ, полагая, что вооруженный ядерным оружием Иран противоречит государственным интересам России. Это также означает, что Россия не может быть добросовестным партнером в усилиях по остановке ядерных усилий Ирана.

Подобное развитие событий, без сомнения, расстроило администрацию Обамы, протянувшую Ирану руку и надеявшуюся на поддержку России в Совете безопасности ООН. Некоторые расхваливали прошедшую в октябре 2009 года женевскую встречу между Ираном и пятью постоянными членами Совета безопасности плюс Германия, посвященную ядерной программе Тегерана, как успешный пример взаимодействия. Однако Иран отказался подписать какие-либо соглашения по экспорту и обогащению своего урана, и без иранского сотрудничества Россия и Китай могут не поддержать режим "парализующих санкций".

К вопросу о доктрине Примакова. Россия использует Иран в качестве фигуры в партии многомерных шахмат, которая совмещает в себе реалистичное признание сравнительной слабости Москвы по отношению к Вашингтону со стремлением России вытолкнуть Америку из региона Персидского залива, являющегося жизненной важной зоной военного и политического превосходства. Кроме того, гонка вооружений в Персидском заливе может сыграть на руку российскому экспорту вооружений. В конце концов, во время ирано-иракской войны 1980-1988 годов Москва продавала оружие обеим сторонам конфликта. Кажущиеся геополитические и экономические преимущества нестабильного Персидского залива, где американское влияние идет на убыль, перевешивают любую российскую обеспокоенность по поводу ядерного Ирана.

Сегодня коммерческие интересы России в Иране простираются от миллиардных сделок по продаже оружия до передачи ядерной и космической технологии до прибыльных нефтяных и газовых контрактов для российских государственных компаний.

Кремль считает Иран не угрозой, а партнером и временным союзником, помогающим бросить вызов американской мощи через расширение регионального и международного влияния России. Хотя иранская повестка дня явно отличается от российской, Кремль использует Иран как геополитический таран против США и их союзников в регионе Персидского залива и на Ближнем Востоке. С точки зрения Кремля российская поддержка ядерной программы Ирана и продажи Тегерану оружия являются не только хорошим бизнес-решением, но и помогают продвигать геополитическую повестку дня, которой не менее 20 лет.

Эти усилия являются частью стратегии, направленной на создание многополярного мира. Эта стратегия, названная мною "доктриной Примакова" в 1997 году, была сформулирована в ответ на кажущийся закат советского статуса в последние годы холодной войны, возникновение независимых государств в Восточной Европе и на территории Евразии и последовавшее за этим расширение НАТО. В начале 1997 года тогдашний министр иностранных дел Евгений Примаков и его иранский коллега Али Акбар Велаяти (Ali Akbar Velayati) выпустили совместное заявление, назвав присутствие США в зоне Персидского залива "абсолютно неприемлемым".

Сегодня и Россия, и Иран выступают в поддержку стратегии "многополярности" как на Ближнем Востоке, так и по всему миру. Они стремятся ослабить американскую мощь, пересмотреть действующие международные финансовые организации, отойти от доллара в роли резервной валюты и ослабить НАТО и ОБСЕ. Они также работают над созданием антиамериканской коалиции, призванной уравновесить евро-атлантический альянс. Коалиция, вероятно, будет включать в себя Россию, Иран, Венесуэлу, Сирию и террористические организации, такие как Хамас и Хизболла. Россия соблазняет Китай, Индию и другие государства, чтобы нейтрализовать американское влияние.

С момента прихода к власти Путин проводит свою собственную версию доктрины Примакова. Придя к власти, Путин просигнализировал о важности Ирана, аннулировав соглашение Гора-Черномырдина 1999 года. Соглашение требовало, чтобы Россия перестала поставлять в Иран вооружения после того, как действовавшие контракты истекли в 1999-2001 годах.

У России также есть в Иране прекрасные источники разведывательной информации. Сотни иранских инженеров и ученых проходили обучение в российских университетах и военных академиях, а российские ученые работают в ядерной и космической программах Ирана. Бывший президент Хашеми Рафсанджани (Hashemi Rafsanjani) учился в московском Университете им. Патриса Лумумбы. Через эти сети Россия получает информацию об иранских усилиях по получению доставляемого ядерного оружия, и извлекает из этого выгоду. Однако былые действия России указывают на то, что Россия любит играть за обе стороны. Москва демонстрирует некую отзывчивость на запросы США, а иногда даже на израильские просьбы, в то же время действует непреклонно, давая Ирану возможность осуществить свои желания, включая баллистические ракеты и космические технологии.

Россия и "гражданская" космическая программа Ирана. В ежегодной оценке угроз, выпущенной в феврале 2008 года, директор национальной разведки Джей Майкл Макконнелл (J. Michael McConnell) заявил, что Иран занимается разработкой и размещением баллистических ракет большего радиуса действия, способных переносить ядерные боеголовки. Однако в отчете не было упоминаний о российском участии в этом проекте. Однако, российская технологическая помощь явственно просматривается в баллистической и космической программе Ирана. Российские ученые и эксперты напрямую и косвенно принимали участие в этой программе в течение многих лет. 5 февраля 2008 года Иран запустил баллистическую ракету, описанную как "космическая ракета-носитель".

В марте 2009 года Иран запустил свой первый спутник, произведенный внутри страны. Это произошло раньше назначенного срока, а для запуска использовалась построенная в Иране ракета Сафир-2 ("Посол"). Сафир – это версия ракеты Шахаб-3, использующаяся для запуска спутников, и, вероятно, она создана на основе российских технологий. Российские специалисты помогают разработать ракету Шахаб-5 с большим радиусом действия, используя производственные мощности, техническую документацию и топливо, экспортируемые из России. Ракета Шахаб-5 основана на северокорейской ракете Тепходонг-2, но, по сообщениям, именно россияне поспособствовали передаче технологий из Пхеньяна в Тегеран.

Самым опасным является успешное тестирование Ираном двухступенчатой баллистической ракеты на твердом топливе под названием Саджил. Эта ракета способна достичь любой точки на Ближнем Востоке, а также некоторых регионов России и Европы. Если Саджил модернизировать, она сможет долететь и до Лондона. В течение 10-15 лет ее можно будет довести до уровня межконтинентальной баллистической ракеты.

Российская поддержка ядерных амбиций Ирана. Стремление России помочь Ирану также может быть результатом того, что Москва явно считает США и НАТО угрозой. Если Иран сможет построить баллистические ракеты большого радиуса действия и вооружит их ядерными боеголовками, это может напугать страны НАТО, где расположены важные военные базы США. Отказ союзников НАТО предоставить Соединенным Штатам помощь в будущем конфликте на Ближнем Востоке может разбить сплоченность альянса, и Москве остается лишь приветствовать подобный результат. Таким образом, возможно, что Россия использует Иран как важную фигуру на шахматной доске, не только для того, чтобы угрожать американским интересам в Персидском заливе, но и для того, чтобы со временем ослабить трансатлантический альянс.

Ядерная инфраструктура Ирана получает российскую поддержку с 1992 года. Россия предоставила технические знания, ядерное топливо, оборудование, запчасти и другие компоненты для реактора в Бушере и защищала его от санкций ООН. Россия и Иран завершили строительство Бушерской АЭС 25 февраля 2009 года, и испытания реактора прошли успешно. После успешного тестирования, сам запуск Бушерской АЭС произойдет в 2010 году. Россия и Иран недавно согласились подписать 10-летний контракт на поставки ядерного топлива и управление реактором с помощью российских экспертов. Однако, если использовать комплекс "неофициально", он способен производить достаточно ядерного материала для производства 30 атомных бомб в год.

Иран лихрадочно развивает свой собственный потенциал по обогащению урана, чтобы перерабатывать реакторное топливо в ядерный материал для ракет. Это ослабит мировые усилия по нераспространению ядерного оружия и бросит вызов заявленной президентом Обамой приоритетной задаче по избавлению мира от ядерного оружия. Очевидно, что Россия не разделяет эти цели администрации США.

Российская гарантия безопасности для Ирана. Москва делает вид, что может играть жизненно важную роль посредника с Тегераном, но ее дела убедительнее слов. В марте 2009 года государственные новостные агентства России подвтердили, что еще в 2007 году Москва подписала контракт на поставку в Иран систем воздушной обороны С-300, и что "сам контракт... постепенно выполняется". Однако прошлой весной российские власти просигнализировали, что поставка систем зависит от доброй воли Кремля. Эта система вкупе с российскими ракетами земля-воздух ТОР-М1, которые уже используются Тегераном, даст Тегерану щит против воздушных атак, направленных на его ядерные объекты.

Как только у Ирана окажется активная, многоуровневая система противовоздушной обороны, чтобы отразить нападения с воздуха, и как только он оснастит баллистические ракеты ядерными боеголовками, у него появится возможность уничтожить Израиль (что является открыто заявленной целью режима) и ударить по мишеням на Ближнем Востоке и в Европе. Помимо этого, если и когда у него появятся межконтинентальные баллистические ракеты, Тегеран получит возможность напрямую угрожать США. В этом случае мы окажемся перед выбором, явно напоминающим о ранних днях холодной войны: сдерживать или наносить превентивный удар.

Энергетическое сотрудничество. В дополнение к продажам вооружений и совместной работе над ядерной программой, у Кремля есть далеко идущие планы по работе в энергетической отрасли Ирана. Кремль находится в процессе создания газового картеля, схожего с ОПЕК, с Ираном и другими ведущими производителями газа. Дав старт этому картелю, Москва надеется улучшить свой статус энергетической супердержавы и контролировать газовые проекты и трубопроводы в Евразии. Она также планирует стать влиятельным субъектом рынка в отрасли сжижженного природного газа. Москва и Иран также занимаются внедрением в жизни крупного энергетического и транспортного коридора, который должен соединить Индийский океан, Каспийское море и Европу.

Россия вряд ли станет рисковать этой амбициозной повесткой дня в обмен на уступки администрации Обамы. Очевидно, что если Россия игнорирует угрозы распространения ядерного оружия, берущие свое начало в стремлении Ирана получить ядерное оружие, у Москве более нет заинтересованности в геополитическом статусе-кво, и она готова рискнуть, чтобы ослабить кажущуюся "гегемонию" США на Ближнем Востоке.

Высокие ставки для США

Администрация Обамы должна внимательно изучить попытки предыдущих администраций соблазнить Россию и уговорить ее стать партнером в процессе обуздания Ирана. К сожалению, все эти попытки провалились. Долгосрочные интересы Москвы в Иране препятствуют существенному сотрудничеству или любой потенциальной "большой сделке". Некоторые сторонники реалистичной политики в Вашингтоне и профессиональные российские пропагандисты утверждали, что США должны отменить планы времен Буша по развертыванию системы ПРО в Польше и Чехии (что президент Обама уже и сделал), свернуть отношения с бывшими советскими республиками и игнорировать ужасные нарушения Москвы в области правления закона и прав человека - все это в обмен на предполагаемое российское сотрудничество, чтобы не дать Ирану превратиться в ядерную державу. Однако даже этого может быть недостаточно. Администрация Обамы может по-прежнему надеяться на эту сделку, но крайне маловероятно, что Москва когда-нибудь выполнит свою часть негласного соглашения.

Что должны сделать Конгресс и администрация США

Сегодня опасно быть наивным. Учитывая значительные российские интересы и амбиции, любая большая сделка практически наверняка потребует, чтобы Соединенные Штаты заплатили чрезмерно высокую цену в ущерб своим друзьям и союзникам. Вместо этого, администрации Обамы нужно разработать более широкую стратегию таким образом, чтобы Иран проиграл даже если получит ядерное оружие. Эта стратегия должна ясно продемонстрировать русским, что риск оказания поддержки Ирану перевешивает потенциальное вознаграждение.

Для противодействия иранской ядерной программе Конгресс и администрация США должны:

Перестать ждать, когда Россия поддержит решительные санкции Совета безопасности ООН, и предлагать России дополнительные стимулы. Администрация Обамы должна избавить себя от любых подобных ожиданий, потому что кажущиеся долгосрочные государственные интересы России выступают за стратегические отношения с Ираном и против режима любых значимых санкций. Вместо этого США должны начать действовать с коалицией согласных, от Европы до Индии, и наложить полноценные и деструктивные санкции на Тегеран, чтобы остановить военный компонент ядерной программы этой страны. Санкции должны включать в себя эмбарго на поставки бензина и запчастей к самолетам, более действенные финансовые и банковские санкции, а также другие меры, которые заставят иранский режим страдать до тех пор, пока ядерная программа страны не будет полностью демилитаризована и сделана прозрачной.

Вновь внести на рассмотрение в Конгрессе санкции против российских частных и государственных компаний, ведущих дела с Ираном, особенно компаний, которые продают вооружения, технологии изготовления спутников и баллистических ракет, нефть, газ и нефтепродукты, услуги в области добычи нефти и газа. Эти ранее санкционированные меры, поддержанные обеими партиями, включены в законопроекты, находящиеся на рассмотрении Палаты представителей и Сената. По мере того, как конфронтация с Ираном движется к своей решающей стадии, Конгресс должен также потребовать, чтобы президент удостоверил соблюдение Россией существующих санкций, и должен аннулировать право президента не требовать выполнения санкций, связанных с Ираном и наложенных на российские компании, в целях национальной безопасности.

Принять "защитную" стратегию, для сдерживания и противостояния иранской угрозе. США и их союзники должны разместить действенные средства противоракетной обороны против потенциальной иранской ядерной угрозы, включая перехватчики SM-1 дальнего действия. Администрация Буша планировала развернуть систему ПРО в Польше и Чехии для защиты от ограниченного удара иранских баллистических ракет. Администрация Обамы отказалась от этих планов, предложив вместо этого менее крупную и более дешевую систему, основанную на ракетах SM-3, которые частично развернуты на крейсерах Aegis. Этого может оказаться слишком мало и слишком поздно. США должны продолжить сотрудничество с Израилем по развертыванию израильских систем ПРО, включая системы THAAD, SM-3 и Arrow-2. США должны развернуть схожие системы в Персидском заливе. Наконец, США должны предоставить ядерные гарантии своим союзникам на Ближнем Востоке, включая Израиль, Египет и Саудовскую Аравию. Это станет решительным посланием Тегерану, направленным на сдерживание его ядерных амбиций. США должны развернуть видимые системы сдерживания поблизости от Ирана, включая системы на боевых кораблях, самолетах и постоянных военных базах. Эти наступательные силы должны держать под прицелом объекты, которые понадобятся Ирану для начала стратегической атаки, тем самым обрекая любое подобное нападение со стороны Ирана на провал.

Заключение

Россия считает Иран партнером и фактическим союзником в своих планах по изменению баланса сил на Ближнем Востоке в ущерб Америке, ослаблению влияния США в регионе, продаже вооружений и ядерных технологий обеим сторонам и поддержанию высоких цен на нефть, что должно помочь российскому бюджету.

Россия заблокировала ряд санкций Совета безопасности ООН после российско-грузинской войны и оказала лишь ограниченную поддержку предыдущим санкциям. Ирония состоит в том, что в долгосрочной перспективе Россия и ее союзники в регионе, вероятно, испытают давление со стороны вооруженного ядерным оружием Ирана и других ближневосточных стран, которые могут разработать свои собственные ядерные арсеналы для противодействия Ирану.

В ситуации, когда Россия оказывает иранским амбициям дипломатическую, технологическую и военную поддержку, а цена "большой сделки", наверняка, будет слишком высокой, США оказываются лицом к лицу с гораздо более сложной проблемой. Потенциальные последствия ядерного удара по Европе или Израилю оправдывают развертывание действенной системы ПРО в качестве страховки от иранского нападения. За пределами этого, если дипломатия и санкции провалятся, США, Европе и Израилю придется задуматься над военным решением проблемы. Во время президентской кампании 2008 года кандидаты Барак Обама и Хиллари Клинтон оба заявили, что "все варианты остаются на столе". Они и должны оставаться на столе до тех пор, пока иранская проблема не будет решена.

Оригинал публикации: Russia"s Iran Policy: A Curveball for Obama

Опубликовано: 15/01/2010
("The Heritage Foundation", США)
Ариэль Коэн (Ariel Cohen)

Источник - ИноСМИ
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1263935040
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх