КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 14.01.2010
14:16  С.Козлов: Почему к европейским демократическим ценностям казахстанцы должны приобщаться через задницу?
09:32  Б.Ломборг: Двукратное ура неуступчивости Китая
09:21  Немецкий епископ Айххольц требует обеспечить свободу вероисповедания в Кыргызстане
08:48  Каково будущее Афганистана без НАТО?
08:27  Самарканд – спорная территория. В Средней Азии возможен передел границ?
08:21  "Foreign Policy": Почему Россия враждует с Белоруссией. Длинные трубопроводы портят отношения между соседями
08:01  Усыновленная в Казахстане девочка стала наследницей миллиардного состояния Johnson & Johnson
07:59  Т.Аладьина: Призрак Алмарасанского ущелья. Пугает дачников Алматы
07:40  С.Тарасов: Москва и Анкара начали играть по-крупному
07:30  "Time": Китай опасается слишком быстрого развития
07:22  А.Абдужабборов: Историю не перепишешь… Таджиком или узбеком был выдающийся писатель А.Каххар? (полемика)
07:18  Еurasianet: Система здравоохранения Туркменистана находится в плачевном состоянии
07:13  А.Майтанов: Атырауский НПЗ преследует череда пожаров
07:10  Stratfor: Россия и ее соседи в 2009 году - внешнеполитические итоги
06:54  С.Расов: Либерал-демократы "взяли" парламент Узбекистана
06:52  И.Ярцев: Соблазнение трубопроводом. Тегеран зовет Москву стать участником стройки газопровода "Мир" из Ирана в Индию
06:44  Девушка в хиджабе. Новый облик кызылординок
06:40  Т.Исаев: Продуктовая оборона. Казахстан начинает бороться за продовольственную независимость
06:31  П.Гельтищев: Обречены на сотрудничество. Россия и Иран планируют совместную работу в энергетике на 30 лет
06:24  Слухи о досрочном роспуске Мажилиса не оставляют казахстанских депутатов в покое
03:59  Г.Пашаева: Геополитический цугцванг вокруг Карабаха
03:32  Кыргызстан зачем-то хочет приобрести у Китая беспилотные самолеты
02:20  Д.Ашимбаев: Кабмин замедленного действия. Правительству К.Масимова исполнилось 3 года...
02:19  Сапа Мекебаев: Особенно остро чувствуешь себя мужчиной, получив удар между ног
01:19  А.Старостин: Как Наполеон и Павел I чуть не завоевали Индию (история)
01:10  С.Мамедов: Баку диверсифицируется. Азербайджан начал поставки газа в Россию
01:09  Г.Михайлов: Дебют младшего Бакиева. Обещанное Москве Бишкек готов отдать Пекину
00:57  "Къ": Турция нашла попутчиков российскому газу. Россию могут пригласить в Nabucco
00:53  Фонд Сороса спонсирует создание в Киргизии 9-ти веб-сайтов "по социально значимым вопросам"
00:51  "Economist": Черные тучи над "тюльпанными" полями. Инакомыслящие в Кыргызстане все чаще гибнут не своей смертью
00:49  Ю.Флыгин: Памяти востоковеда А.Шмидта, вернувшего в Ташкент священный Коран Османа
00:44  С.Матаев: За прессой не занимать! Генпрокуратура РК заподозрила СМИ в нанесении ущерба дружественным отношениям Казахстана и Китая
00:27  "Шпигель": Потерянное десятилетие. Чему нас учит опыт десяти лет излишеств. Часть 1
00:24  Провод без кольца за $342 млн. Китай будет строить в Киргизии ЛЭП "Датка-Кемин"
00:23  "Guardian": Иран терпит поражение в войне спецслужб?
00:18  Нурани: "Долина волков" и дипломатические скандалы. Что именно спровоцировало новый кризис в отношениях Турции и Израиля?
00:17  Таможенный союз начал с антиалкогольной кампании. Вино его границы не пересекает
00:15  "New York Times": Хиллари Клинтон пытается разрядить напряженность в Азии
00:13  "Daily Beast": Китай ведет тайную террористическую войну в Интернете
00:12  Н.Сурков: "Шестерка" ищет выход из иранского тупика. КНР и Россия не склонны поддерживать введение "травмирующих" санкций
00:07  На "афганские орехи". Пентагон просит на войну с талибами еще $33 миллиарда
00:06  Отмечают ли в Киргизии старый Новый год? (опрос)
00:05  "РГ": Энерговизит. О чем договорились в Москве Д.Медведев с Р.Эрдоганом
00:02  Есть 55-ть! Россиянин В.Чагин из команды "КАМАЗ" установил рекорд побед на этапах ралли "Дакар"
00:01  Количество жертв на Гаити может достигнуть 100 тыс. человек. Разрушен президентский дворец, погиб спецпредставитель ООН и ряд министров
00:00  Жителям баткенщины остро нужен абрикосоперерабатывающий завод
Среда, 13.01.2010
21:53  Первая леди Кыргызстана освятила колокола Храма Рождества Пресвятой Богородицы в селе Ленинское
18:47  В Британии запрещена исламская организация "Аль-Мухаджирун"
17:23  В Малайзии создается землячество кыргызстанцев
16:27  "Иранского Сахарова" Мохаммади мог убить израильский спецназ
16:26  Главной жертвой террористов в 2009 году стал Пакистан
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    ЦентрАзия   | 
А.Старостин: Как Наполеон и Павел I чуть не завоевали Индию (история)
01:19 14.01.2010

Как Наполеон и Павел I чуть не завоевали Индию

Когда говорят о великом Наполеоне Бонапарте, всегда вспоминают лишь его военные компании на Европейском континенте и достаточно редко о мечте всей его жизни – завоевании Индии. Знаменитый Египетский поход, предпринятый французским полководцем в 1798 г., по замыслу Наполеона должен был стать лишь первым шагом для покорения Индии. Но после катастрофы при Абукире, когда адмирал Нельсон уничтожил французский флот, и неудачного похода в Сирию, Наполеон вернулся во Францию, где взял власть. Но даже в разгар политической борьбы он продолжал грезить Востоком. В 1800 г. он заключает военно-политический союз с российским императором Павлом I, известным своей экспрессивностью, заражает его идеей совместного похода в Индию и предпринимает энергичные меры к его осуществлению. И лишь убийство Павла I помешало осуществлению этих планов. "Фергана.Ру" предлагает своим читателям узнать, как это происходило, как российские войска предприняли первое движение в сторону Центральной Азии, обозначив скорую перспективу присоединения этого обширного региона к Российской империи.

Планы и перспективы

"Приготавливаясь к экспедиции в Египет, я не собирался лишать престола великого султана. По пути туда я уничтожил дворянство Мальты, хотя до этого ему удалось сопротивляться силам Оттоманской империи"1 - признался Наполеон на Святой Елене. Франция затеяла египетскую экспедицию с целью завоевания английской Индии, но второстепенной целью было желание закрепиться в Северной Африке и Ближнем Востоке, т.е. превратить межконтинентальный бассейн Средиземноморья во "Французское озеро". Придя к власти и разобравшись с внутренними проблемами, Наполеон Бонапарт, ставший Первым Консулом Французской республики, начал проводить активную внешнюю политику. Одной из ближайших политических задач для Франции он ставил продолжение французской экспансии в Передней Азии и устранения из Средиземного моря английского флота.

Официально считалось, что вернувшийся в Европу генерал оставил Египет оккупированным, а Мальту - присоединенной к Франции. В Африке французами командовал генерал Клебер, имевший под ружьем до 17000 солдат и сформированные им батальоны негров и арабов, а это еще 5000 человек.2 На Мальте стоял гарнизон генерала Вобуа в 3000 солдат.3 И Наполеон серьезно думал о возобновлении экспансии на Восток. Теперь он уже не мечтал о Восточной империи Македонского, а хотел изгнать англичан из Средиземноморья. Но орешек оказался не по зубам.

Османская Порта в конце XVIII века "трещала по швам", и достаточно было легкого дуновения, целенаправленного давления извне, чтобы огромная Турецкая империя развалилась. Готовясь к экспедиции в Египет, Бонапарт наладил переписку с пашами Янина и Скутари, правителями Греции, Албании и Македонии, эмиром Ливана и беями Алжира и Туниса. Главы этих провинций Османской империи были почти единовластными правителями в подконтрольных им землях. После провала египетского похода в Африку и Азию, Наполеон потерял с ними контакт.

Огромным ударом по политике превращения Средиземноморья во "французское озеро", стал захват русско-турецкими войсками важной стратегической базы в Адриатике – острова Корфу и других островов Ионического архипелага. В свое время Бонапарт писал Талейрану: "Ионические острова для нас интереснее всей Италии, вместе взятой. Я думаю, что если бы мы вынуждены были выбирать, то лучше бы было отдать всю Италию императору (австрийскому) и оставить эти острова себе".4

С таким трудом завоеванные Бонапартом к 1798 году позиции в Средиземном море к 1800-1801 гг. оказались бездарно потерянными. Египетская армия брошена на произвол судьбы, флот уничтожен англичанами, Италия отвоевана Австрией и Россией, Мальта блокирована флотом Нельсона, а Ионические острова стали русско-турецкой провинцией.

Вторая антифранцузская коалиция распалась вскоре, после возвращения Наполеона Бонапарта из африканских пустынь в Европу. Русский император "разобиделся" на Австрию за предательство интересов армии Суворова в Альпах и на Англию, за ужасное обращение с русским экспедиционным корпусом в Голландии и за ее отказ вернуть России Мальту5, чем и воспользуется потом Бонапарт.

Первый консул начал "прощупывание" почвы на счет создания коалиции против Англии - основного соперника Франции на мировой геополитической арене. Также постепенно он стал возвращать утерянные рубежи на Средиземном море. 6 мая он покидает Париж, форсированным переходом через альпийский перевал Сен-Бернар, Наполеон входит в Италию и за короткое время повторно завоевывает ее у Австрии. Мирный договор был заключен уже в феврале 1801 года. Через месяц был заключен новый договор между Испанией и Францией в Аранцуэце, по которому республика получала Западную Луизиану в Северной Америке, а саму Испанию в союзницы.

Все еще находясь в состоянии войны с Османской империей, в начале 1801 года Наполеон попытался послать в Египет небольшой флот адмирала Гантома с подкреплением для французской армии. Адмиралу был дан крайне категоричный приказ собрать все суда, которые способны не то, что плавать, а хотя бы держаться на воде, для транспортировки войск в помощь Клеберу. Но вспышка чумы на кораблях и бдительность английской эскадры помешали осуществлению этой операции. Страж морей, Великобритания прочно обосновалась в Средиземноморье. И, исчерпав всякие возможности, выдворить ее оттуда, первый консул запланировал ужалить Англию пикой русских казаков в самом ее больном месте – в Индии.

Россия, как инструмент французской внешней политики

Наполеон стремился сделать зоной французского влияния не только Средиземноморский бассейн. Изучая документы статистических служб, и памятуя об историческом опыте, консул прекрасно понимал, что торговые, экономические и политические интересы Франции и Англии будут пересекаться во всех уголках мира.

Складывалась неприятная картина: говоря словами историка А.Манфреда, "лев не мог достать кита в море, а кит льва на суше". Могущество Англии было, конечно же, в ее флоте, большом и быстроходном. Это государство могло мобильно перебросить сколь угодно значительные военные силы в любую часть мира, чтобы покорять, завоевывать и порабощать менее развитые цивилизации, земли и народы. Расширять свои владения за морями-океанами хотела и Франция. Отсюда и конкуренция, отсюда споры, отсюда и военные конфликты. В течение всего XVIII века Англия и Франция вели бесконечные войны по всему миру: в Америке, в Азии и в Африке. Залогом успеха становился сильный флот, но тут Альбион оказался сильнее, французские верфи не успевали строить и спускать на воду новые суда, как те уже оказывались на дне морском. Такая дуэль континента и острова могла длиться бесконечно, но Наполеону попался на глаза один любопытный отчет французского агента Директории в России Гюттена от 1799 года.

"Союз с соседними нам державами будет непрочным и недолговечным… будем искать союз с великой державой, которая по своему географическому положению считала бы себя и действительно была бы в не опасности от нашей армии и наших принципов, – писал дипломат. - …Две державы, объединившись, могли бы диктовать законы всей Европе … Россия из своих азиатских владений… могла бы подать руку помощи французской армии в Египте и, действуя совместно с Францией, перенести войну в Бенгалию"6.

Именно так будет выглядеть русско-азиатская политика Бонапарта в ближайшем будущем и робкие слова этой записки "будет" и "могли бы" превратятся в "будут" и "смогут".

В своих самых сокровенных мечтаниях Наполеон хотел сделать из Российской империи удобный рычаг, инструмент своего внешнеполитического воздействия. Он хотел создать для русского императора Павла Петровича видимость того, что они в большой игре с Бонапартом равноправные партнеры, но на самом деле руководить игрой на шахматной доске мира консул хотел единолично.

Уход войск Суворова из Швейцарии не означал, что русско-французская война завершилась. Несмотря на то, что военные действия между странами не велись, никаких дипломатических контактов не происходило. Оппоненты молчали, обдумывая как вести себя дальше, чью сторону принять. Русский император Павел Петрович кидался из крайности в крайность. С одной стороны его волновали мысли, подобные тем, какие излагал Ф.Ростопчин: "Франция, Англия и Пруссия кончат войну (второй антифранцузской коалиции) со значительными выгодами. Россия же останется ни при чем, потеряв 23 тысячи человек единственно для того, чтобы уверить себя в вероломстве Питта и Тугута7, а Европу в бессмертии князя Суворова".8 Но Павел – ярый "борец за идею" легитимизма абсолютной монархии – не мог все же так просто пойти на сближение с республиканской Францией.

Наполеон первым предпринимает шаги по оживлению русско-французских отношений. Этот человек обладал великолепной политической смекалкой и неординарным умом, в каждый жест внешней политики Франции он вкладывал сразу два заряда: по Лондону и Вене с одной стороны и по Санкт-Петербургу с другой. Дискредитируя в глазах Павла Англию и ее союзников, он теснее и теснее сближался с русским самодержцем. В начале 1800 года консул просит у Пруссии посредничества в переговорах с Российской империей. Берлинский кабинет слишком переоценил свою роль и стал холоден и высокомерен с личными посланниками Наполеона Дюроком, а потом и Лавалеттом, что привело к выходу Пруссии из разряда держав, от которых зависел "лик Европы".

Русский император постиг свою ошибку при вступлении в европейский конфликт 1799-1800 годов. Сам по характеру очень противоречивый, рыцарственный, подозрительный, благородный и вспыльчивый, царь польстился на слезную мольбу о помощи своего австрийского собрата, польстился на роль защитника "законных" монархий. В русской армии и после ухода из Европы была популярна такая песня, сложенная солдатами:

Как у нас было на Святой Руси,

У коренных было, у русских,

Пронеслась весть – нам солдатушкам

Весть радостная – во поход идти.

Пишет цесарский царь, пишет, просит

Нашего царя батюшку:

"Ой ты гой еси, православный царь,

Славянский царь всея Руси!

Помоги мне, царю – царю бедному,

Царю Римскому, немецкому.

Разгромили меня, погубили меня

Французишки безбожные,

Бьют напропалую мои войска цесарские…9

Но на этот раз, как бы не старались Австрия и Англия склонить Россию к возобновлению военных действий в рядах коалиции, как бы горестно не призывал из Метавы Людовик XVIII Павла пресечь "революционную заразу", император готовился совершить свой самый значительный и грамотный за все короткое царствование шаг – он готовился к союзу с Францией.

Современники, которые рисовали его взбалмошным и чуть ли не сумасшедшим правителем, глубоко ошибались. Безусловно, некоторые его шаги вызывали недоумение и плохо скрываемый смех10, но эта экстравагантность и неординарность произошли из детства цесаревича Павла Петровича. Августейшая мать его Екатерина Великая занималась более государственными делами, нежели своим ребенком. "Доверив сына Панину (министру иностранных дел Российской империи) и возложив на него почти всецело заботы о его умственном, нравственном и физическом воспитании, - пишет Б. Глинский, - государыня, однако, приняла и соответствующие меры к тому, чтобы знать все, что делается и говориться около Павла Петровича"11. Подозрительный и замкнутый, наследник русского престола сумел перенять искусство управления державой у своих предков. И в течение 1800 года сознание управленца, политика, монарха взяло верх, в Павле пробуждался русский государь.

Царь, поборов в себе монархический консерватизм, в одно время с Наполеоном пришел к выводу, что союз России и Франции есть вернейшее решение. Два государства, не имеющие общих границ, а значит и острых противоречий, могли поддерживать дружественные отношения и быть союзниками, диктуя Европе и миру свои условия. Сам он говорил: "Долгое время я был того мнения, что справедливость находится на стороне противников Франции, правительство которой угрожало всем державам; теперь же в этой стране в скором времени водворится король12 (о Наполеоне), если не по имени, то по существу, что изменяет дело".13

Таким образом, цели обоих правителей совпали, что привело к небывалому доселе сближению Франции и России.

Три месяца, чуть не изменившие мир

Начался 1801 год – год, первые три месяца которого чуть было не изменили лицо мира и ход истории.

После того, как "берлинский" вариант сближения был признан непригодным, началась прямая переписка вначале между Талейраном и Паниным, а затем и между консулом и царем.

Характер самодержца был очень чуток к понятию "чести" в ее самой красивой, романтичной средневековой интерпретации. В Европе давно ходили едкие анекдоты о рыцарственных привычках русского монарха. Все знали о его любви ко всякого рода символичным церемониям и благородным жестам.. Прекрасно знал эти анекдоты и первый консул, но он догадывался, что если сыграть в политическую игру по правилам Павла Петровича, союз между Россией и Францией будет достигнут в ближайшее время. Сам он писал об этом так: "Надо оказывать Павлу знаки внимания и надо, чтобы он знал, что мы хотим вступить с ним в переговоры".14

В первом же письме в Россию от 7 июля 1800, направленным Талейраном в русское правительство, содержалось предложение Бонапарта о возврате всех русских пленных (числом 6000 человек), захваченных французами в 1799-1800 гг. с новым оружием, в новой форме, скроенной лионскими мастерскими, и со всеми воинскими почестями. Через некоторое время Павлу был прислан меч, подаренный папой Львом X одному из гроссмейстеров Мальтийского ордена. В следующем послании говорилось о намерении оборонять Мальту от осадивших ее англичан.15

Все эти жесты и подарки следовали в конце писем за полновесными политическими предложениями о "мире и союзе" как бы невзначай и на царя это возымело свое действие. Этими поступками, говоря словами историка С. Цветкова, Павел был "очарован", и в декабре 1800 года он уже писал Наполеону: "Господин Первый Консул. Те, кому бог вручил власть управлять народами, должны думать и заботиться об их благе… Постараемся возвратить миру спокойствие и тишину, в которых он так нуждается"16. Не углубляясь в развитие русско-французского сближения, которое наступило к началу 1801 года, стоит проследить те совместные колониальные проекты, которые Наполеон и Павел намеривались реализовать.

Осенью последнего года уходящего XVIII столетия Наполеон сказал русскому посланнику, сидя в глубоком кресле своего кабинета в Тюильри: "С вашим повелителем мы изменим лицо мира!" В ту же осень Павел сидел в библиотеке сырого Михайловского замка над картой Европы, потом он привстал и согнул ее пополам, пробурчав себе под нос: "Только так мы можем быть друзьями!" В Париже такие настроения понимали, как "Раздел мира между Дон-Кихотом и Цезарем"17.

Союз с Российской империей сулил огромные приобретения. Прежде всего, Россия имела в то время огромный авторитет, т.к. еще помнила Европа мерную поступь русских гренадер Суворова. Взяв Россию в объятия, Бонапарт старался оптимально использовать ее раздражение против Англии. Под нажимом Павла образовалась "Лига северных держав" из Российской империи, королевств Пруссии, Дании и Швеции, которая сохраняла вооруженный нейтралитет против туманного Альбиона. Причиной образования "северной лиги" стала невыносимая гегемония английской торговли. "Владычица морей" держала в руках почти всю мировую торговлю, что было крайне убыточно для других морских держав. Стараниями Франции к этому соглашению присоединились несколько Итальянских государств, Голландия, Испания и США. Из-за того, что русский кабинет резко изменил свой политический курс, Англия была поставлена в положение общеевропейской блокады18.

Так как этой морской державе некому было теперь сбывать свои "кофеи", "табаки", пряности и специи, то в Лондоне появилось предчувствие кризиса. Еще с XVII века Англия всегда закупала русский хлеб, это было выгодно обеим сторонам. Англия имела малые урожаи со своих полей, тогда как Россия всегда экспортировала зерно и получала за это круглые суммы. С выдворением английского посла в России Чарльза Уитворда из Санкт-Петербурга, последовали разрыв дипломатических отношений, введение эмбарго на всю английскую собственность на территории империи, а также прекращение поставок хлеба. Английским островам угрожал голод, у правительства не было нужного количества запасов продовольствия, чтобы обеспечить потребность населения самостоятельно. Не было и денег, так как некому было продавать товары обширных британских колоний. Наступающий по всем фронтам политический и экономический кризис, активно поддерживаемый антианглийской коалицией, привел к отставке кабинета английского премьера Уильяма Питта – Младшего 2 февраля 1801 года.

Но нельзя сказать, что Англия не предпринимала ответных действий против "распоясавшегося" континента. Как только союзники сколотили антианглийский "вооруженный нейтралитет", Лондон отдает приказ захватывать все корабли, принадлежащие государствам "нейтралитета". В ответ на это Дания захватила Гамбург, а Пруссия Ганновер – земли, издавна принадлежащие Англии. Королевство на островах предприняло ответные действия: зимой 1801 года флот адмирала Паркера, пройдя вдоль берегов Швеции, вошел в Балтийское море и подверг варварской бомбардировке Копенгаген, где опять прославился адмирал Нельсон, бывший у Паркера заместителем. Дальше флот устремился в Финский залив к Ревелю, чтобы уничтожить балтийский флот Российской империи, чтобы, как говорил Нельсон: "Когда мы бросим якоря на Неве, а ядра наших пушек полетят прямо в окна царского Эрмитажа, русские грязные собаки догадались сами, что нельзя изгонять благородного джентльмена сэра Чарльза Уитворда, дабы любезничать с этим подлейшим мерзавцем и негодяем Бонапартом…"19

Но вместо русского флота, благополучно ушедшего в Кронштадт, Нельсон нашел в Ревеле укрепленные форты, ощетинившиеся стволами сотни береговых орудий. Англичане не решились вступить в бой и отступили.

К Индии, к центру Земли и вершине мира устремились взгляды Наполеона-Цезаря и Павла-Дон-Кихота. "Павел понимал, - писал историк Александр Кацура, - что ключи к владенью миром спрятаны где-то в центре евразийского пространства… там, где сходятся границы России, Индии и Китая".20 Перед Англией нависла страшная тень глобального конфликта как минимум на трех фронтах, этот конфликт грозился обернуться крахом Британской колониальной империи.

Индия для Франции русскими руками

Первый консул с того вечера в кабинете Тюильри запомнил фразу из донесения французского агента в России Гиттена: "…Россия из своих азиатских владений… могла бы подать руку помощи французской армии в Египте и, действуя совместно с Францией, перенести войну в Бенгалию". Это было воскрешение его "восточных грез", он все еще надеялся видеть свои полки в Индии, себя - на "белом слоне с новым аль-Кораном в руках". И Наполеон деятельно поддержал инициативу царя о совместном захвате Индии.

Если судить по архивным документам, то совместный план покорения Индии выглядел следующим образом. Первый консул Французской республики должен был забрать из Италии прославленного генерала Массена и отдать ему 35 тысяч солдат Рейнской армии, находящихся под командованием генерала Моро, который разгромил австрийцев под Гогенлиденом. Забирая 35 тысяч штыков – ровно половину Рейнской армии, он ставил под вопрос само ее существование.21

Выбор командующего будущим экспедиционным корпусом был сделан лично Павлом I, потому что он был наслышан о подвигах Массена в осажденной австрийцами Генуе. В мае 1801 г. прибывший на Рейн генерал должен был взять вверенный ему корпус, спуститься с ним на судах по Дунаю до Измаила, пересечь Черное и Азовское моря и войти в Таганрог. "Хватит ли судов?", "Пропустит ли султан?" - постоянно в письмах спрашивал Павла Бонапарт. На что Павел с живостью уверял, что будет содействовать франко-турецкому сближению, используя влияние России на дружественную Порту. Затем, опять же на судах, французы должны были войти в устье Дона, подняться вверх по течению, дойти до Царицына и спуститься по Волге до Астрахани. В бывшем Итиле, столице Хазарского каганата, а в начале XIX в обычном провинциальном городке с арбузами, калмыками и верблюдами, должны были соединиться гренадеры Массена и казаки Войска Донского. Далее в мыслях первого консула совместный 70 тысячный корпус (Россия также должна была выставить 35 тысяч человек) пересекал Каспийское море на русской каспийской флотилии и высаживался в Астрабаде. От Франции до Астрабада по подсчетам французских специалистов путь занял бы 83 дня. Через Персию, Герат и Кандагар экспедиционная армия за 50 дней, т.е. уже к сентябрю должна была выйти к главным провинциям Индии. А в сказочной стране союзникам уже непосредственно надо было "хватать англичан за щулята".

Оренбургский поход

Сидя на бивуаке у походного костерка с сослуживцами и молодыми офицерами, раскрасневшийся от водки атаман войска донских казаков Матвей Иванович Платов любил вспоминать о том, как он хаживал в Индию:

"А чо? Сижу это я в крепости. Петропавловской конешно. За чо – сам не знаю. И никто не знает. Но сижу. Ладно-сь. Мы люди станишныя, ко всему привышныя. Сижу! Вдруг двери – нараспашку. Говорят – к анператору. А на мне рубаха, вошь – во такая. И повезли. Со вшами вместе. Тока тулупец накинули. Вхожу. Павел при регалиях. Нос красный. Он уже тогда здорово употреблял. Больше меня! Анператор спрашивает: "Атаман, знаешь ли дорогу до Гангы?" Я впервой, вестимо, слышу. Но в тюрьме-то сидеть задарма кому охота? Я и говорю: "Да у нас на Дону любую девку спроси о Гангах, она враз дорогу покажет…" Тут мне Мальтийский крест на рубаху – бац! Вши мои ажно обалдели. Велено иттить до Индии и хватать англичан за щулята. Должно быть нам Массену поддерживать…" 22

В январе 1801 года император Павел Петрович решает начать воплощение в жизнь этого грандиозного проекта, вошедшего в историю как "Оренбургский" или "Индийский" поход. 12 числа он отправляет рескрипт генералу от кавалерии, атаману Войска Донского Орлову: "Англичане приготовляются сделать нападение флотом и войском на меня и на союзников моих – шведов и датчан. Я готов принять их, но нужно их самих атаковать там, где удар им может быть чувствительнее всего. Заведения их в Индии – самое лучшее для того место… Поручаю всю сею экспедицию вам и войску вашему, Василий Петрович… через Бухарию и Хиву выступить вам на реку Индус… до Индии идти вам всего месяц, зато все богатство Индии будет нам за сию экспедицию наградой…Ежели нужда встанет пошлю вам вослед пехоту, но лучше кабы вы то одни сделали…"23 В одном пакете с рескриптом были и карты маршрута до Хивинского ханства, а дальше Орлову предлагалось самому "достать сведения до заведений английских". Еще государь уполномочил генерала Орлова развязать войну с Цинской империей из-за ее посягательств на Бухарский эмират: "мимоходом утвердите Бухару, чтобы китайцам не досталась".24

Орлов, как мудрый полководец, попытался заранее собрать необходимые сведения о походе. В Оренбург к губернатору Бахметеву был направлен есаул Денежников, которому поручалось узнать:

"1) Начиная от Оренбурга, какая есть удобнее к переходу войск дорога, через степи киргис-кайсаков, до реки Саразу, земли Караколпаков и Узбеков до Хивы, а оттоль до Бухарии и далее к Индии? Есть ли по дороге сей реки, какой оные широты и какие на них переправы, имеются ль при таковых реках леса и селения, каких именно народов?

2) В промежутке рек, есть ли воды, т. е, малые ручьи, озера и колодцы, в каком оные между собою расстоянии, ежели в котором месте одни колодцы, то сколько их достаточных водою, для какого числа лошадей или верблюдов, как глубоки оные и можно ли по недостатку их, в тех же местах вырытием других колодцев достать воду, при том имеются ль при таковых колодцах жители, какие именно, или вырыты только для водопоя малого продовольствия проходящих купеческих караванов?

3) По всей до Хивы и далее дороге, какое качество земли, буде есть горы и пески, как обширны и могут ли переносить марши через таковые места лошади, также есть ли в переходе тех песков долины и как велики?

4) Отделясь от Оренбурга, можно ль в народах, там обитающих, находить пищу к продовольствию людей, в каком роде и изобилии у них продукты жизненные и можно ль там купить оные и на какую монету, есть ли же в покупку не производится, а в мену, то на какие товары?

5) Орды киргис-кайсацкия, каракалпаки, узбеки, хивинцы, бухарцы согласны ли всегда между собою, в каком расстоянии одни от других и каждое из них поколение одними ханами управляется или раздробляется на малые подчиненности мурз; но при всем том род жизни их какого свойства, и как многолюдны?"25

Ответов на эти вопросы найти не удалось, необходимых сведений оренбургские власти не имели, поэтому казакам предстояло идти по Средней Азии вслепую.

Орлов взял 40 казачьих полков (22507 человек при 24 орудиях) и прошел с ними до Оренбурга, где должен был получить подкрепления и продовольствие. В своем рескрипте от 12 января царь явно погорячился о сроках затеваемого предприятия. Вместо предполагаемого "месяца", переход только с Кубани до Волги в районе Царицына (нынешний Волгоград) занимает полтора месяца. По этому поводу от Орлова к Павлу уходят жалостливые послания о состоянии личного состава вверенных ему иррегулярных войск: "…одних привели в усталь, а других и вовсе лишились…" Путешествие через калмыцкие степи зимой на лошадях представлялось собой малопривлекательным. В районе 500 северной широты казаки в полной мере ощутили закон о "круговороте воды в природе". Резкие утренние заморозки со снегом менялись в течение дня на температуру, близкую к нулю. Тогда итак непроезжие дороги становились и вовсе непролазными, а теплые казацкие бурки мокрыми и тяжелыми. Но не только погода играла с донцами злые шутки. Не хватало хлеба и фуража, войска периодически голодали.

В своем втором рескрипте Павел уверяет Орлова: "Цель - все сие (Английские колониальные учреждения в Индии) разорить и угнетенных владельцев (магараджей) освободить и ласкою привести в зависимость от России, в ту же, в какой они у англичан, и торг обратить к нам"26. К этому же рескрипту император прилагает карты Индостана, каким-то чудом разысканные в имперском генеральном штабе, что на Дворцовой площади северной столицы.

Проглядев августейшее послание и карты, казацкий атаман тяжело вздохнул. Предстояло в короткие сроки пройти по выжженным солнцем степям Казахстана и Туркестана 2000 км до Персии, и только потом, минуя горы, вступить в Индию.

Можно смело сказать, что экспедиция была плохо организована, тыл ее был не обеспечен должным образом, но если принять во внимание стратегический расчет союзников, то он не был лишен оснований. В Индии находилось только 32 тысячи солдат английской короны, из которых только две тысячи и были англичанами. А остальные 30000 были сипаями, туземными солдатами, обученными вести войну "по-европейски", но не более, в верности их можно усомниться. Британская Ост – Индийская компания все более и более закреплялась в Индии, но армия командующего английским экспедиционным корпусом генерала Харриса была измучена постоянными боевыми действами против бунтующих княжеств27. И если бы предприятие удалось, Индия не была бы "жемчужиной британской короны".

По взаимной договоренности Бонапарт заключал мир с Персией, не в ладах с которой была Россия, а Павел помогал сближению Франции и Турции.

И хотя некоторые историки считают всю эту затею "бредом" полоумного императора, другие, признавая серьезность этого проекта, склонны считать, что в случае завоевания Индии "Павел твердо решил пожать лавры единолично"28. Но экспедиция генерала Орлова должна была стать первым этапом в завоевании Индии Россией и Францией, 22,5 тысячи казаков по задумке Павла стали бы квартирьерами, т.е. силой, которая создавала первый плацдарм в Центральной Азии (Бухара и Хива) для дальнейшего покорения союзниками Индии и выдворения оттуда англичан.

Поддерживая действия Павла, Наполеон спешно, но тщательно готовится к новой азиатской экспедиции. В разговоре с русским посланником Спренгпортеном, он воодушевлено заявляет: "Ваш государь согласен со мной, что, отобрав у Англии владения в Индии, можно ослабить ее могущество. Сказочная Индия, этот алмаз Востока, дала миру гораздо больше философской мудрости, нежели вся эта пьяная и порочная Англия с ее лавочниками"29. Он снова становится похож на генерала Бонапарта времен начала экспедиции в Египет, деятельного и энергичного. Вот какой разговор, по версии писателя Пикуля, произошел по этому поводу в штабе Рейнской армии между генералом Моро и его заместителем Лагори в первые дни января 1801 года.

"Я не хочу никого пугать, но поговаривают о выделении двух особых армий: одну с Леклерком на Сан-Доминго, чтобы подавить восстание негров Туссен-Лувертюра, а другую, – замялся Лагори. – Не удивляйся, Моро: другую в Индию!"

"Леклерк на Сан-Доминго, а в Индию…я?"

"Нет, решено послать Массена".

"Чтобы он собрал "подарки" с Великих Моголов?"30

"Кажется выбор сделан русским царем. Россия обязана выставить 35 тысяч, Массена забирает у нас столько же, по Дунаю он спуститься в Черное море до Таганрога, оттуда в Астрахань…Дело поставлено на широкую ногу…Еще берут роту балерин из Парижа, ибо Бонапарт считает, что сложные пируэты с задиранием ног выше головы действуют на Востоке лучше, нежели гром осадной артиллерии".

"И что ты думаешь об этом Лагори?"

"Вряд ли этот план составлен в бедламе. Если расстояния не страшили в древности Македонского, почему же наши ветераны с казаками не могут достичь Ганга".

Несмотря на размах, это были пока только планы, но как только англичане узнали об этих планах, они активизировали свою армию и своих агентов. 3 нивоза (24 декабря) 1800 года на консула было совершено покушение, потом был рейд Нельсона в Балтийское море и некоторые демарши в колониях союзников по "нейтралитету". Боялись чиновники английского кабинета из Сити потерять свои миллионные паи от акций Ост – Индийской кампании, боялись потерять "жемчужину" своей короны. Поэтому так обильно снабжали деньгами петербургскую любовницу Уитворда, дабы та подготовила почву для заговора против Павла Петровича Романова.

Тем временем казаки форсировали Волгу. Трудность переправы заключалась в том, что реки с наступлением весны стали переполняться водой и готовиться ко вскрытию. По Волге уже тронулся лед, и два казачьих два чуть не погибли. Как отмечает историк Е. Савельев, "большая часть лошадей провалилась, и только подоспевшие другие полки и 300 местных крестьян, собравшихся из соседних деревень, кое как извлекли их из воды. По степям образовалась непролазная грязь. Переправы сделались невозможными. Были примеры, что казаки через речки и балки устраивали мосты из крыг льда, фашин хвороста, камыша и другого подручного материала".31 Следовать южнее надлежало по маршруту известного путешественника Ф.С. Ефремова, который прошел всю Среднюю Азию в 1774-1782 годах, по его картам вел свои войска Василий Петрович Орлов. По мере того, как войско углублялось в азиатские степи, неприятностей становилось все больше – проводники, киргизы и татары, по ночам покидали войска, уводя с собой лошадей и верблюдов с провиантом, усиливался голод и ропот…

В течение XIX века Российская империя, как огромный снежный ледник, с Севера нахлынет на Среднюю Азию и поглотит ее, остановит движение этого ледника только горы Памира. По воспоминаниям участников завоевания Центральной Азии второй половины XIX в. можно судить, каково бы пришлось казакам в диких степях Туркестана.

"Бесконечно желтою скатертью раскинулась степь. Как может обнять взгляд, видна только пустыня, изрезываемая кое-где блестящими белыми полосами, - это солончаки. Ни клочка зелени, ни деревца, ни холма - ничего, на чем мог бы отдохнуть глаз, утомленный однообразием этой, Богом обиженной страны.

На бледно голубом небе нет ни облачка – да откуда бы, впрочем, могло оно взяться, когда нет воды для испарений? Удушливый воздух неподвижен, нет ни малейшего ветра, и это счастье! Сколько раз… приходилось слышать… пожелание, чтоб задул ветер, а затем, когда желание это случайно исполнилось, какие проклятия посылались этому, столь нетерпеливо ожидаемому ветерку! Да и было за что. Представьте себе удовольствие в течение пяти – шести часов идти в облаке мелкого песку, не видя ничего в десяти шагах и пропитываясь пылью, набивающейся в рот, нос и уши. Слезы льются градом, веки опухают и краснеют от постоянного вытирания глаз платком…

Ночью… в воздухе царила мертвая тишина; только где-то далеко кричал шакал, подражая плачу ребенка; крик этот то приближался, то удалялся, смолкал на минуту и снова проносился в воздухе, раздражая нервы…"32

От Южного Урала казаки повернули на юго-восток и ускоренным маршем, проходя по 30-40 верст в сутки, пошли завоевывать Индию. Как известно в ночь с 11 на 12 совершилось непоправимое: заговорщики убили золотой табакеркой и офицерским шарфом Павла I в Михайловском замке. К этому приложил не свою руку, но свои денежные средства и Лондон, так боявшийся потерять свои индийские владения.

Одним из первых указов царя Александра I, перешагнувшего на пути к русскому престолу через еще неостывший труп отца, был рескрипт о приостановке похода. 12 числа среди прочих посетителей к Александру пришел представиться генерал граф Ливен, автор маршрута похода казаков в Индию.

Первое о чем спросил графа новоиспеченный император: "Где казаки?" Когда Ливен объяснил царю, что Войско Донское уже приближается к Казахстану, тот собственноручно написал распоряжение о прекращении похода.

Фельдегерь с пакетом для генерала Орлова понесся во весь опор через всю необъятную Российскую империю и нагнал казаков только 23 марта в селе Мечетном, Саратовской губ., Вольского уезда. Казацкий атаман с грустью встретил взмокшего, в перепачканном дорожной пылью мундире царского курьера, ожидая новых инструкций. Но, вскрыв пакет, он увидел незнакомый подчерк и подпись "Александр". Пробежав глазами государев указ, он вышел к полкам и с радостью объявил: "Жалует вас, ребята, Бог и государь родительскими домами". Донцы огласили пустынную степь троекратным "Ура!", за Бога, царя и отечество! Орлов скомандовал: "Домой… в Россию… арш!"33 Поход был прерван.

Узнав о случившемся в Санкт-Петербурге, Бонапарт яростно воскликнул: "Эти проклятые, бессовестные англичане! Они промахнулись по мне на улице Сен-Никез 3 нивоза, но они попали в мое сердце… там, в Михайловском замке Петербурга… Индия не нуждается в армии Массена, как и Мальта не нуждается теперь в русском гарнизоне…"34

Колесо истории раскрутилось не в нужном для Бонапарта направлении. Фиаско всех планов, на которые возлагалось столько надежд, жестоко расстроило первого Консула. Это означало крушение второй попытки Бонапарта завладеть и подчинить Франции сказочную Индию. Будет правда еще несколько попыток, но счастье уже никогда не будет так близко. Единственной жертвой этой необъявленной войны коварной войны стал русский царь Павел Петрович.

…etcetera, etcetera, etcetera35

Царь умер, все усилия 1800 года пошли насмарку из-за "проклятых, бессовестных" англичан. А ведь сколько всего Наполеон планировал сделать вместе с Российской империей. В архивах министерства иностранных дел, которым руководил Талейран, хранится корреспонденция и проекты совместных экспедиций в Ирландию, Бразилию и Африку. Империализм, присущий всем развитым странам с находящимся у власти буржуазным капиталом, пробудился и во Франции. В частности, чуть не осуществилась попытка России и Франции поделить между собой Османскую империю.

Еще до подписания официального соглашения о мире, профранцузски настроенный вице-канцлер Федор Васильевич Ростопчин 2 октября составил царю примечательную записку по внешнеполитическим вопросам. Главным тезисом этого документа было скорейшее заключение мира между Россией и Францией, дабы две великие державы, объединившись, принесли бы прочный мир Европе. На полях Павел своим витиеватым почерком оставил "Мастерски писано!" Но нам наиболее интересны два следующих пункта.

Так как "Восток" в начале XIX века начинался на Балканском полуострове, находившимся под властью Османской империи, то политику, проводимую европейскими странами на Балканах, тоже можно считать колониальной. Доказательством этого утверждения являются постоянные попытки европейских государств разделить между собой "умирающую" Порту – обширную восточную державу, зону постоянных колониально-экспансивных покушений Англии, Франции и России. Область Эгейского моря – стратегически выгодная морская база с удобными гаванями, проливами и островами. Владея им, держава могла полностью контролировать торговлю в бассейне восточного Средиземноморья, Черноморья и Аравии. Так и Ростопчин предлагал раздел "безнадежно больной" Османской империи между Россией и Францией при участии Австрии и Пруссии. Вот как представлял себе дележ вице-канцлер:

"Россия взяла бы Романию, Болгарию и Молдавию, а по времени греки и сами подойдут под скипетр российский…Австрии отдать Боснию, Сербию и Валахию". На первое утверждение Павел ответил, потирая руки: "А можно подвесть!", а на второе "А не много ль?" Пруссии предлагалось взять несколько Северогерманских княжеств и курфюршеств, принадлежавших до того "Священной Римской империи германской нации", т.е. главным образом Австрии, взамен которых последняя получала земли на севере Балкан. Франция получала бы Албанию и Македонию. "Успех сего великого и легкого к исполнению предприятия зависит от тайны и скорости…Россия и XIX век достойно возгордятся царствованием Вашего Императорского Величества, соединившего воедино престол Петра и Константина, двух великих государей, основателей знаменитейших империй света". Дослушав документ до конца, Павел минуту посидел, задумавшись, а потом заключил: "А меня все-таки бранить станут"36.

Достаточно перелистать тома Napoleon I. "Сorrespondance" и мы поймем, что те же мысли витали в голове и у будущего императора французов, вот что он писал брату Жозефу: "… Россия имеет крайне враждебные намерения против Англии. Вам легко понять, что не в наших интересах спешить, так как мир с императором (Австрии) ничто, в сравнении с действиями, которые сокрушат Англию и обеспечат нам Египет"37.

Как видно из этих документов, обе державы тяготели к разделу Турецкой империи. Русский царь уже сделал первый шаг к этому дележу. Но не на Балканах, а на Кавказе. Еще при жизни Павла был подготовлен манифест о присоединении единоверного Грузинского царства к Российской империи. Проект его был одобрен Павлом, но обнародован только в сентябре 1801 г, когда царя уже не было в живых. Вообще политика Петербурга в период 1796-1801 гг. была весьма противоречивой. Отправленная его матерью в Прикаспийские земли Дагестана экспедиция Зубова-Цицианова в 1796 г. после смерти Екатерины была отозвана, хотя приготовления и все прочее говорило о серьезности этой экспедиции в Персию и Закавказье.38 Очевидно, что Павел не хотел ввязываться в 1796г. в затяжную войну с Персией на сложном Кавказском театре военных действий. Однако уже в начале 1801 году в Грузию, с 1783 года находящуюся под протекторатом России, перебрасываются некоторые военные подразделения.39 В то время Грузия была разорена постоянными набегами иранцев и соседних мусульманских ханов, внутри самой страны намечался кризис царствующего дома – между родственниками шли яростные споры за престол. И хотя осуществление намерений Павла произошло после его смерти, именно он дал толчок для выдворения Османской империи из Кавказского региона.

Но многострадальный Египет стал яблоком раздора между Россией и Францией. В феврале 1801 года Наполеон много раз подбивал царя вести военные действия против Англии и в Средиземноморье, с баз русского флота на островах Адриатического архипелага. В частности захватить остров Сицилию – основную базу англичан. Еще Наполеон вместе с министром внешних сношений писал: "Англичане пытаются высадиться в Египте. Интерес всех держав Средиземного, а также Черного морей требуют, чтобы Египет остался за Францией". Под интересами "держав Черного моря" он естественно имеет в виду Россию, примечательно, что тот же Талейран писал в 1798 году о проекте совместного франко-турецкого захвата Крыма: "Разрушение Херсонеса и Севастополя явилось бы одновременно справедливой местью за безумное неистовство русских и лучшим средством для переговоров с турками с целью получить от них все, что могло бы укрепить наше положение в Африке".40 Документ лишний раз подтверждает изменение линии французской внешней политики.

Российский кабинет ответил на эти письма такими условиями русско-французского сближения: Мальту вернуть ордену Святого Иоана Иерусалимского, произвести перераспределение некоторых земель в Северной Германии, захваченные Францией территории в Италии – неаполитанскому королю, а Египет – турецкому султану. "Египет – неисчерпаемый источник затруднений и споров" между Россией и Францией, говорилось в одном из рескриптов41 Павла. Мотивировал он это тем, что у царской империи с "Блистательной Портой" мир и любовь, и он как порядочный союзник печется об ее интересах. На самом деле Павел сомневался: если Россия позволит Франции забрать Египет, то последняя усилится в Средиземном море, на которое и сам Павел имел виды. Бонапарт понял причину колебаний императора и в очередном личном письме заверял его: "Египет – единственная страна, используя которую Франция может со временем противостоять огромному морскому могуществу англичан в Индии"42. После слова "Индия" Павел готов был пойти на уступки Бонапарту, "если бы Богу угодно было продлить жизнь императора. Но он скончался прежде…"43 - писала историк А. Ишимова. Умер царь всея Руси, умерли с ним и завоевание Индии, и экспедиции в Бразилию и Ирландию, и французский Египет и etcetera, etcetera, etcetera… А Российское завоевание Средней Азии, которое могло начаться уже в 1801 г., отодвинулось на целых полвека.

Алексей Старостин

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Наполеон Бонапарт "Максимы и мысли узника Святой Елены. Рукопись, найденная в бумагах графа Де Лас Каза" перевод с фр. С. Искюля. СПб, 1995. С. 66

2 Чандлер Д. Военные компании Наполеона. Триумф и трагедия завоевателя М., 2000.

3 Лаввис и Рамбо. Истоия XIX века Т.1 "Наполеоновские войны". СПб: изд-во "Товарищество БрА и И.Гранат и Ю", 1907.

4 Driault E. La politique orientale de Napoleon. P., 1904, частичный переводи на русском языке опубликован в журнале "Русская Старина" №12 (1904г) и №3 (1905), С. 602 в №12.

5 Этот остров у берегов Африки Павел считал принадлежащим к владениям Российской империи, т.к. православный император был Великим гроссмейстером католического рыцарского ордена святого Иоана Иерусалимского.

6 Трачевский А. Дипломатические сношения России с Францией в эпоху Наполеона I//Сборник императорского Русского исторического общества. Т. 70, СПб., 1910. С. 647-648

7 Речь идет о Уильяме Питте Младшем (1759-1806) – премьер-министре Великобритании в 1783-1801 гг. и в 1804-1806 гг. лидере партии тори, один из главных организаторов европейских коалиций против революционной и наполеоновской Франции, подавил восстание в Ирландии и ликвидировал ее автономию и бароне Франце Тугуте канцлере Австрийской империи.

8 Цит. По книге Оболенского Г. Император Павел I. М., 2000. С. 236

9 Павел I, к трехсотлетию светлейшего дома Романовых. СПб., 1913.

10 См.:. Болотов А.Т. Любопытные и достопамятные деяния и анекдоты государя императора Павла I. М., 1875.

11 Глинский Б. Царские дети и их наставники. Ростов-на-Дону, 1997. С. 166

12 Царь одним из первых политиков того времени разгадал самые тайные желания Наполеона, Павел видел, что такой человек, как первый консул, так просто не уйдет с политической сцены, как генерал Вашингтон в США.

13 Оболенский Г. Императора Павел I. М., 2000. С. 237

14 Оболенский Г. Императора Павел I. М., 2000. С. 240.

15Павел Петрович считал о. Мальта частью Российской империи, в Санкт-Петербурге отсчет часовых поясов начинался с 150 восточной долготы, той невидимой, линии на которой лежал этот остров.

16 Оболенский Г. Императора Павел I. М., 2000. С. 243.

17 Кацура А. Поединок чести, дуэль в истории России. М, 1999. С. 62.

18 Именно тогда у Наполеона возникла идея Континентальной блокады, декрет о начале которой будет подписан им в Берлине в 1806 году.

19 Эджингтон Г. Адмирал Нельсон. М, 1992. С. 214

20 Кацура А. Поединок чести, дуэль в истории России. М., 1999. С. 61-62

21 Наполеон давно хотел расформировать эту армию. Дело в том, что Моро не поддержал Бонапарта во время переворота 18 брюмера, выразив протест против этого своим скорым отъездом в Страсбург. Вообще Рейнская армия была оплотом умирающего якобинства и сохраняла верность тем идеалам революции, которые завещали французскому народу Робеспьер и Марат.

22 Короленко П.П. Черноморские казаки. Исторический очерк политической и общественной жизни с 1775 по 1842 год. Киев, 1877 г. С. 153.

23 Павел I, к трехсотлетию светлейшего дома Романовых. СПб, 1913. С. 26

24 Цветков А. Александр I. М., 1999. С. 116.

25 Цит. по: Савельев Е. Атаман М. И. Платов и основание г. Новочеркасска (в 1805 г.)

[Электрон. ресурс] Режим доступа: http://passion-don.org/ataman/ataman-3.html, свободный.

26 Цветков А. Александр I. М., 1999. С. 27

27 Не так давно закончилась кровопролитная четвертая англо-майсурская война. Нас интересует только ее период с 1797 по 1799 гг. Крупное княжество Майсур на юге Индостана вот уже 20 лет сопротивлялось английской колонизации. Во главе сопротивления стоял мусульманский правитель Типу Султан. Понимая, что в одиночку ему не справиться с английской армией, он в 1797 г. обращается за помощью к правителям единоверцам. На зов откликнулся шах Афганистана Заман-шах, но встретив сопротивление в Сигхских княжествах, вынужден был повернуть назад. (см. карту Ю-В. Азии). После этого Типу стал искать дружбы с Францией, создав в Серингапатаме якобинский клуб при поддержке большого отряда французов из соседнего Хайдарабада. В Париж он отправил эмиссара с планом франко-майсурского союза. К уже имеющимся французским отрядам добавилась сотня волонтеров с острова Маврикий. В 1798 году к Майсуру спешило значительное подкрепление из Египта – 15000 отряд генерала Бонапарта, но катастрофа по Аккой все испортила. В ответ на это английский губернатор Индии Р. Уэлсли (брат Веллингтона) заключил союз с низамом Хайдарабада и в 1798-99 годах, разоружив французские отряды, окончательно разбил истощенное войной княжество Майсур, разграбив его столицу и убив правителя Типу Султана. Только закончилась эта война, как в 1800 году восстали жители Курга – одной из южных провинций. Восставшие нанесли англичанам значительный урон (в 1797 году уничтожили отряд сипаев в 1100 человек, в 1800 партизанской войны уничтожено до 500 солдат). Восстание то затухало, то поднималось и было подавлено лишь в 1805 г. Огромное беспокойство английской армии доставляли Марахтские княжества. Так что план завоевания Индии русско-французской армией мог вполне удастся.

28 Например, уже цит. А. Цветков "Александр I".

29 Пикуль В. Каждому свое. Париж на три часа. СПб. 1985 г. стр. 93

30 Это замечание нуждается в пояснении: когда Массена воевал в Италии, он вымогал, иногда даже под угрозой расправы, у богатых итальянцев крупные суммы денег или произведения искусства в качестве "подарков" ему или Французской республике.

31 Савельев Е. Атаман М. И. Платов и основание г. Новочеркасска (в 1805 г.)

[Электрон. ресурс] Режим доступа: http://passion-don.org/ataman/ataman-3.html, свободный.

32 Майер А. Полуденные экспедиции. СПб, 1886.

33 Цветков А. Александр I. М., 1999. С. 146

34 Манфред А. Наполеон Бонапарт. М., 1998. С. 283.

35 И прочее, и прочее, и прочее (лат)

36 Оболенский Г. Император Павел I. М., 2000. С. 244

37 Napoleon I Correspondance. t. 14, №11786, P 1858-1870.

38 Командующий в то время войсками Кавказской линии генерал-аншеф Иван Гудович в своей книге "Записка о службе генерал - фельдмаршала графа И.В. Гудовича, им самим составленная" (РВ. 1841 г.) так вспоминал события тех лет: "В начале 1796 г. получил я повеление изготовить войска… и послать в Персию, поручив оные… графу Валериану Зубову. Заготовлено в Астрахани сто тысяч четвертей провианта… потом и 1000 верблюдов и 1000 волов, для доставки за ним провианта…" цит. по книге Я. Гордина "Кавказ: Земля и кровь. Россия в кавказской войне XIX века" СПб. 2000 г. стр. 63

39 До этого момента русские монархи не решались официально принять Грузию в подданство империи, т.к. на нее претендовали одновременно и Персия, и Турция, а следствием принятия такого решения было бы начало новой "восточной" войны с одной из этих держав. Между тем грузинский посол кн. Чавчавадзе с горечью писал: "Царство (Грузия) уничтожили, да и в подданные нас не приняли. Никакой народ так не унижен, как Грузия…" (цит. по "Вестник Европы" март 1868 г. СПб. стр. 11 ст. Н. Дубровина "1802 г. в Грузии") Царское правительство пришло к выводу, что, пользуясь благоприятной международной обстановкой (намечающийся союз с первым консулом Бонапартом и желание обеих сторон поделить Османскую империю), можно "под шумок" присоединить Грузинское царство, усилив тем самым позиции России на Кавказе.

Кстати, угроза войны на Кавказе осуществилась – боевые действия между русским корпусом Кнорринга (7 казачьих полков атамана Платова – участника индийского похода, Кавказского и Кабардинского пехотных и Нарвского и Нижегородского драгунских полков) и 45 тыс. армией наследника персидского престола Аббас-Мирзы шли всю первую половину 1802 года. После этого на Кавказе шла война с горскими пленами и шахами, а также Русско-турецкая война 1806-12 гг. и Русско-персидская 1804-13гг. В результате чего Россия закрепила за собой весь Кавказ и продолжила его колонизацию.

40 Борисов Ю. Шарль-Морис Талейран. Ростов-на-Дону, 1999. С. 125.

41 Там же, С. 259

42 Там же, С. 255

43 Ишимова А. История России в рассказах для детей. СПб., 1995. С. 240.

03.01.2010
Алексей Старостин

Источник - Фергана.Ру
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1263421140
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх