КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Пятница, 09.01.2009
19:36  Скончался бывший министр торговли Кыргызстана А.Н.Железнов
18:33  Около 3 тысяч казахстанцев уже потеряли работу из-за финкризиса
17:26  И.Асадуллаев: Монархия в Таджикистане, а почему нет?
15:28  Радио "Свобода": Страны СНГ по-разному реагируют на палестино-израильский конфликт
14:04  Ильхам Шабан: "Европа - сектор без газа"
14:00  А.Байбулатов: Таджикские пограничники торгуют честью страны
13:58  Армении придется 4 дня пережить без газа. Лопнула от ржавчины магистральная труба в Грузии
13:33  В.Путин: "Среднеазиатские страны перешли в отношениях с Россией на европейское ценообразование" (интервью иностранным СМИ)
12:42  В Ашхабаде открылась 1-я сессия Меджлиса Туркменистана четвертого созыва
12:36  Федерация хоккея России хочет построить ледовый каток на Иссык-Куле
12:30  Российский ф/к ЦСКА перекупил у узбекского "Бунедкора" бразильского тренера Зико
12:28  Российская авиабаза в Кыргызстане "Кант" скоро будет усилена еще "несколькими" Су-27
12:22  М.Фальков: Исламисты СНГ атакуют Израиль с подачи Тегерана
12:20  К.Овезова: Национальные особенности туркменского образования. Сцена вместо студенческой аудитории
12:11  В Турции из-за нехватки газа стали останавливаться электростанции
12:08  Д.Кусера: Турция намерена не форсировать отношения с Кавказом и ЦентрАзией
12:02  Верховный суд Таджикистана запретил фундаменталистское движение "Салафия"
11:18  Объем экспорта узбекского газа в соседние страны в 2009 году существенно снизится. Из-за высокой цены
11:16  К.Алексеев: Бизнес по канонам шариата. Переспективы исламского банкинга в Казахстане
10:57  А.Токмаков: Отставка киргизского "серого кардинала". Кто заменит Садыркулова?
10:55  Д.Аляев: Чем Узбекистан привлекателен для Омана?
10:53  На сайте правительства Казахстана начал свою работу личный блог премьер-министра
10:48  И.Захаров: Бычье сердце. Кризис приходит и уходит, но куда пропало казахстанское мясо?
10:44  Духовное управление мусульман Кыргызстана требует от Израиля прекратить убийство невинных людей
10:38  Х.Азимов: Таджикистану надо прекратить приватизацию по бросовым ценам
10:25  С.Абдулло: В казахстанской библиотеке найдены древнейшие рукописи произведений Джами и другие персидские раритеты
09:56  Р.Алшанов: Вызовы мировой экономики. Современный кризис - волна за волной, или пять в одном. Часть 1-я
09:29  Иранские хакеры блокировали работу сайта израильской разведки "Моссад"
09:19  Китайцы используют кризис, чтобы дешево развестись
09:00  Убиты главари пакистанского отделения "Аль-Каиды" Усама Кини и Шейх Ахмед Салим Суэдан
08:51  А.Эпштейн: Информационно-дипломатический контекст войны Израиля против ХАМАСа
08:50  Н.Мосаки: Создание TRT-6 и курдский вопрос в Турции
08:42  Освобожденные в Астрахани таджикские заложники не могут попасть не только на Родину, но и в Москву к господину послу
08:00  С.Слепченко освобожден от должности директора Института стратегических исследований при Президенте К.Бакиеве
07:23  В Таджикистане за 2008 год из незаконного оборота изъято свыше 6 тонн наркотиков
01:08  Э.Гасанов: О бессознательных канонах. Влюбленный в свои сомнения скептик оказывается фанатиком...
00:51  Новым гендиректором "Пятого канала" ТВ Киргизии станет Евгения Бердникова
00:21  Б.Абдыгалиев: Казахстану нужен Ататюрк... Назарбаев уже воспринимается не просто как президент, а как целая доктрина
00:11  Нурани: Газовая война. Россия теряет рынок?
Четверг, 08.01.2009
17:15  Секретариат (экс-администрацию) президента Киргизии возглавила тележурналистка Оксана Малеваная
17:05  Военный институт Сухопутных войск Казахстана (экс-АВОКУ) возглавил генерал С.Кудайбергенов
16:52  Ушла в отставку вице-премьер правительства Киргизии Эльмира Ибраимова
16:49  Чудеса самопожертвования. Депутаты КазМажилиса урезали свой бюджет на текущий год на 1 млрд 300 млн тенге
16:36  "Таджикские трудовые мигранты" лгут по поводу задержанных в Астрахани соотечественников, - посольство Таджикистана в РФ опровергает
14:34  Ю.Латышева: Всех в Казахстане напоят чистой водою... к 2010 году
14:23  Аравийский полуостров решительно взялся за Центральную Азию
14:04  Б.Альтнер: Европа почуяла газовый заговор
13:55  Радио "Свобода": Подорожание узбекского газа заставляет Душанбе и Бишкек искать альтернативы
12:52  Карабасы из акимата. Петропавловские чиновники решили выселить на улицу Областной театр кукол
12:47  Китай начинает строить самый длинный в мире 29-километровый мост Гонконг-Макао-Чжухай
12:39  ВВС: Ракеты с севера. Конфликт в Газе распространяется на Ливан
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    ЦентрАзия   | 
Н.Мосаки: Создание TRT-6 и курдский вопрос в Турции
08:50 09.01.2009

25 декабря 2008 г. в 18.00 по анкарскому времени начал круглосуточное тестовое вещание на курдском языке новый телеканал турецкой государственной телерадиокорпорации (TRT) - TRT-6 (курд. TRT ?e?). Обычное вещание началось 1 января 2009 года. После гимна Турции TRT-6 транслировал песни популярных курдских исполнителей Рожин, Айше Шан, Дживана Хаджо, Мухаммада Арифа. В первый день обычного вещания программы вели известные курдские актрисы Рожин и Нулифер Акбал. Было показано приветственное выступление премьер-министра Турции Р.-Т. Эрдогана, в котором он произнес по-курдски фразу, благословляющую начало вещания: "TRT ?e? bi x?r be". На следующий день эта фраза стала главной в публикациях турецких газет, напечатавших ее на курдском языке, однако почти везде (за исключением газет Taraf и Star) были перепутаны либо неправильно написаны буквы, не имеющиеся в турецком языке. Так, газета Milliyet написала "TRT ?e? b? xer be", что означает совершенно противоположное. Тот факт, что ведущие турецкие СМИ не смогли без ошибок воспроизвести одну курдскую фразу, свидетельствует о весьма тяжелой ситуации с курдским языком в стране. На церемонии открытия нового телеканала песню исполнила и депутат Партии справедливости и развития (ПСР) от Вана Гюлшен Орхан, чем привела в восторг известного турецкого политика курдского происхождения, бывшего заместителя Р.-Т. Эрдогана в ПСР Денгир Мир Мехмет Фырата (до недавнего времени он был советником Эрдогана по курдскому вопросу, недавно он был заменен на более протурецки настроенного Абдулкадыра Аксу, тоже курда по происхождению)(1)

Предполагается, что курдоязычный TRT будет показывать те же программы, что и TRT-1: новости, художественные, мультипликационные и документальные фильмы, "мыльные" оперы, программы по фольклору, ток-шоу, развлекательные передачи, транслировать музыку и т.д., т.е. будет выполнять функции семейного телеканала. Однако создатели канала говорят о том, что у TRT-6 будут свои особенности, в связи с чем телеканал проводил в Курдистане широкомасштабные опросы общественного мнения, консультировался с курдскими интеллектуалами.

В настоящее время канал вещает лишь на курманджи, но предполагается, что в ближайшем будущем он начнет работу и на диалекте заза (по различным оценкам, количество заза составляет 2–5 млн человек), а также на сорани (для курдов Ирака и Ирана)(2). Тем не менее большая часть программ будет все же вестись на курманджи, являющимся наиболее распространенным курдским диалектом. Таким образом, это означает косвенное признание со стороны турецких властей единства курдов, хотя и имеющих различные диалекты курдского языка.

Вещание на "неизвестном языке" с использованием "запрещенных букв"

Создание курдского круглосуточного государственного телеканала в Турции является своеобразной революцией не только в медийном, но и в политическом отношении. Фактически это означает признание турецкими властями провала антикурдской стратегии турецкого государства, проводимой с начала 20-х годов ХХ века, и служит предвестником серьезных событий.

Как известно, современная Турция осуществляла жесточайшую политику угнетения и насильственной ассимиляции нетурецких народов. В связи с тем, что единственным реальным препятствием на пути создания турецкого моноэтнического государства являлись курды, именно они подвергались сильнейшему давлению со стороны турецких властей. После образования Турецкой Республики курдский язык и курдская идентичность были запрещены, сотни тысяч курдов уничтожены, миллионы курдов насильственно переселены из родных мест. До 1991 года за использование курдского языка даже в быту курды подвергались тюремному заключению.

Примечательно, что до последнего времени в турецком законодательстве применялся термин "запрещенный язык" (в конституции и в законе "О публикациях не на турецком языке"), под которым понимался именно курдский язык. Ряд законов перестал действовать в 1991 году, некоторые законы, на основании которых правоохранительные органы Турции преследуют за использование курдского языка, действуют до сих пор. В 2001–2003 гг. в законодательство Турции были внесены некоторые изменения, отменившие наиболее одиозные нормы. С 7 июня 2004 года на государственном телеканале TRT-3 было начато 30-минутное вещание в день на курдском языке - на диалектах курманджи и заза (а также на арабском, черкесском и боснийском(3) языках). Другим телекомпаниям было разрешено вещать не более 45 минут в день и не более четырех часов в неделю. Эти программы должны были иметь субтитры на турецком языке.

Однако подобные действия турецких властей курдами рассматривались в качестве "подачек" и 30-минутные передачи TRT не имели никакой популярности среди курдского населения, особый интерес которого вызывали курдские спутниковые телеканалы, вещающие из-за рубежа.

Примечательно, что до сих пор турецкие власти (парламент, правительство) избегают использования термина "курдский язык", а в официальной документации, подразумевая курдский язык, говорится о "неизвестном языке". До настоящего времени в Турции запрещен курдский алфавит, курды не могут давать своим детям имена, содержащие буквы W, Q, X, которые отсутствуют в турецком алфавите, а муниципальные власти не имеют возможности называть парки и другие общественные места курдскими наименованиями.

За использование курдского алфавита, созданного в 1932 году Мир Джеладет Бадерханом, и курдского языка турецкие правоохранительные органы регулярно возбуждают уголовные дела против курдских политиков, журналистов, издательств и т.д. Так, в конце 2007 года республиканская прокуратура возбудила уголовное дело в отношении мэра Диярбакыра Османа Байдемира за нарушение Закона № 1353 "О буквах турецкого алфавита и правилах их применения". По распоряжению Байдемира были напечатаны пригласительные билеты на Фестиваль курдской культуры, организуемый мэрией Диярбакыра, на турецком и курдском языках. Прокуратура ссылалась на то, что в тексте пригласительного билета применены буквы, несуществующие в турецком алфавите: Q, W, X и шапочные буквы ?, ?, ?, что является прямым нарушением Закона № 1353. Этот закон, принятый еще в 1928 году в рамках реформы турецкого алфавита, предписывает использовать в деловой переписке и агитации только турецкую графику. Примечательно, что за использование европейских языков, например, немецкого или английского языков, санкции не применяются, хотя и в них используются буквы, отсутствующие в турецком алфавите (те же W, Q и X). Этот закон, как и все другие законы Турецкой Республики, имеет лишь антикурдскую направленность. На это турецкие прокуроры заявляют, что курдский язык, в отличие от других языков, имеет одну важную особенность - он (в отличие, например, от английского и немецкого языков) может быть использован в "сепаратистских целях". В настоящее время против Османа Байдемира открыто пять подобных уголовных дел.

Глава муниципалитета Сур (входит в Большой Диярбакыр) Абдулла Демирбаш был уволен с должности за то, что в муниципальной администрации, помимо турецкого языка, применялся и курдский язык. В отношении руководства администрации были возбуждены уголовные дела. Примечательно, что во время нахождения в Диярбакыре в августе 2008 года автор видел, как перед зданием администрации Сур был вывешен плакат на курдском языке, в котором говорилось о конкурсе детских сказок (с использованием "запрещенных букв"), однако это не вызывало никакого интереса правоохранительных органов. Махмут Алынак, будучи руководителем считающейся прокурдской Партии демократического общества (ПДО) в Карсе, в 2006 году направил официальное письмо премьер-министру Тайипу Эрдогану, рассказав о трудностях курдов, желающих пользоваться курдским языком. Не получив ответа, Алынак перевел письмо на курдский язык и повторно направил его Эрдогану. Однако письмо попало не к Эрдогану, а в турецкую прокуратуру, возбудившую уголовное дело против Алынака. Он обвинялся в том, что написал письмо на языке "несуществующего народа" и за нарушение Закона № 1353 был приговорен к полугодовому заключению. На днях Махмут Алынак на днях получил еще шесть месяцев тюрьмы за выступления на митингах на курдском языке и за использование буквы W.

Проблемы с буквой W привели турецкие власти к изменению названия крупнейшего праздника иранских народов Науроза (по-курдски Newroz) на "Невроз" (Nevroz). Как известно, турецкие власти до начала 90-х годов запрещавшие этот праздник, с 1994 года, разрешив его, стали утверждать, что это древнейший праздник тюркских народов. Однако, несмотря на все усилия турецких властей, Науроз так и не прижился среди этнических турок, т.к. он является в Турции символом курдского сопротивления. (Среди тюркских народов Науроз распространен лишь на территории стран, исторически находившихся под влиянием иранской культуры.) Прошения, которые курдские организации подают турецким властям с использованием курдского написания этого праздника (для организации различных мероприятий), не рассматриваются ими.

Турецкие власти прекрасно понимают невозможность продолжения преследования курдов за использование "нетурецких букв", но предпочитают не высказываться по этому вопросу. Однако, как заявил недавно в интервью газете газете Ak?am депутат парламента от ПСР Абдурахман Кюрт, являющийся одним из организаторов TRT-6, буквы, используемые в курдском алфавите, но отсутствующие в турецком языке, должны применяться без всяких ограничений.

Турецкими правоохранительными органами регулярно возбуждались уголовные дела и за использование на курдском языке агитации (нарушение закона "О политических партиях"), когда курдские политики проводят митинги на курдском языке. Теперь некоторые курдские политики считают, что через TRT-6 ПСР проводит пропаганду на курдском языке.

Подобные уголовные дела возбуждались в отношении руководителей многих муниципалитетов в Курдистане, руководимых ПДО.

Недавно в Диярбакыре к пятилетнему заключению был приговорен учредитель регионального телеканала ART Навзат Дагтекин за трансляцию на телеканале известной песни курдского артиста Шывана Первера "Mihemedo". Тем не менее в первый же день вещания TRT-6 эту песню исполнила артистка Рожин.

На днях суд в Агри (курдский город на границе с Арменией) запретил распространение листовок прокурдской партии Xak-Par (Партия прав и свобод) из-за того, что они были написаны на курдском языке (это стало основной новостью газеты Taraf от 2 января).

Некоторые курдские политики заявляют, что курдский язык остается запрещенным для курдов, а турецкие власти хотят создать монополию на использование курдского языка.

Ежедневно против курдов за употребление курдского языка возбуждаются уголовные дела (например, буквально на днях такие случаи произошли в Адане, Османие и других районах страны), заключенные не имеют права общаться по-курдски, хотя число коммуникаций по-курдски в Турции ежеминутно исчисляется миллионами и турецкие власти не могут преследовать в уголовном порядке всех курдов. Так, находясь в Турецком Курдистане, автор общался исключительно по-курдски, не вызывая, как и другие носители курдского языка, никакого интереса правоохранительных органов Турции. Преследование по причине использования курдского языка стало удобным рычагом политического преследования.

Недавно в Resmi Gazette были опубликованы правила, регулирующие предстоящие 29 марта 2009 года выборы в местные органы власти, в которых Высший избирательный совет Турции (YSK) указывает на незаконность использования в предвыборной кампании любого другого языка, кроме турецкого (имеется в виду, конечно, курдский язык).

В условиях существования государственного курдоязычного телеканала наличие запретов на курдский язык выглядит неким фарсом. Однако этот фарс в отношении курдов и курдской проблемы в Турции уже долгое время является реальностью Турецкой Республики.

Тем не менее курдоязычное вещание уже положило начало процессу изменений в отношении использования курдского языка в Турции. На днях Министерство юстиции приняло решение об отмене запрета на использование курдского языка в тюрьмах. Хотя процесс внесения изменений в многочисленные нормативные акты антикурдской направленности в Турецкой Республике займет немало времени, совершенно очевидно, что Турция уже не может не меняться.

История курманджидиалектного телевидения

Возможность создания государственных курдоязычных СМИ обсуждалась в Турции уже долгое время ?- с начала 90-х годов, когда власти не смогли не признать наличие "курдской реальности". Впервые официально о признании "курдской реальности", как известно, заявил в 1991 году премьер-министр Сулейман Демирель. В марте 1994 года тот же Демирель заявил, что "человека нельзя насильно называть турком, если он курд. Человек, считающий себя курдом, является им. Он имеет такие же права, как и те, кто называет себя турком". Однако, заявляя об этом, С. Демирель выступал категорически против начала вещания и обучения на курдском языке. Примечательно, что хотя турецкие власти уже более 15 лет признают существование в стране курдов и премьер-министр Эрдоган в своем приветствии телеканалу заявлял о том, что этническое разнообразие - это богатство Турции, все символы Турции проникнуты моноэтничностью. Хотя существование курдов уже де-факто не отрицается и для них создается отдельный государственный телеканал, курдские дети обязаны (как и другие школьники) ежедневно начинать учебный день со слов "я турок"(4) (первые слова гимна школьника в Турции). Подобные присяги приносят курды, призываемые в армию, избираемые в парламент, и т.д. Таким образом, признание курдов со стороны властей ограничивается лишь словами и иногда предвыборной пропагандой.

Возможность начала курдоязычного телевещания серьезно обсуждалась в 1994 году в рамках дискуссии о "баскской модели", когда премьер-министром была Тансу Чиллер. Однако в стране, где с начала 20-х годов ХХ столетия курдский язык и курдская идентичность находились под запретом и власти лишь за три года до этого сняли запреты за использование курдского языка в быту, это было невозможно.

Актуализация этого вопроса произошла после создания в 1995 году Партией рабочих Курдистана первого курдского спутникового телеканала MED-TV. Значение MED-TV для курдов трудно переоценить. Примечательно, что, если в других видах СМИ курды в связи с отсутствием собственного государства существенно отставали от государств региона, то в деле развития спутникового телевидения это отставание было значительно меньшим. Так, первый арабский спутниковый телеканал появился в 1992 году, а турецкий - в 1993-м.

Фактически MED-TV совершил революцию в истории курдских СМИ, ознаменовав собой начало электронных курдских медиа. Впервые в истории был создан курдский телеканал, преодолевший государственные границы. Турция, как известно, заявляла, что MED-TV является глашатаем террористов, и призывала Великобританию, откуда вещал канал, закрыть его. Следует отметить, что MED-TV стал не только первым курдским глобальным телеканалом. Впервые на этом телеканале происходило и ассироязычное профессиональное вещание. MED-TV действовал до 1999 года (23 апреля 1999 г. британский телевизионный регулятор Независимая телевизионная комиссия отозвал лицензию у MED-TV), с конца июля 1999 по 2004 гг. действовало Medya-TV, которое выходило в эфир из студии в Бельгии через французский спутник. 13 февраля 2004 года французские власти отменили лицензию Medya-TV под предлогом того, что телеканал связан с ПРК. В связи с этим в Дании был создан Roj-TV, начавший работу 1 марта 2004 года.

О серьезном успехе ПРК в деле создания курдского спутникового вещания говорит то обстоятельство, что Южный (Иракский) Курдистан, имея легитимность, власти, бюджет и т.п., на несколько лет отстал от этой партии. Первым южнокурдистанским телеканалом, начавшим спутниковое вещание, стал в 1999 году Kurdistan TV (созданный Демократической партией Курдистана). Он начал работу при помощи известного турецкого журналиста Ильнура Чевика, оказавшего помощь ДПК, по его признанию, с одобрения Генерального штаба Турции. Турецкие власти планировали, создав конкуренцию в спутниковом курдоязычном вещании, попытаться уменьшить популярность MED-TV. Однако Kurdistan TV, как и все другие южнокурдистанские СМИ, так и не смогло стать конкурентом телевещания ПРК среди турецких курдов, поскольку соранидиалектные СМИ не вызывают никакого интереса среди курманджи- и зазадиалектных курдов Турции и Европы. Во время нахождения автора в Диярбакыре курдские интеллектуалы, являющиеся противниками ПРК и в пику ПРК считающие себя сторонниками ДПК, признавали, что желающие смотреть курдское телевидение смотрят именно Roj-TV, поскольку это единственный телеканал, который вещает на курманджи. Следует, правда, отметить, что в последнее время популярность среди курдов Турции набирает спутниковый телеканал Патриотического союза Курдистана Geli Kurdistan, уделяющий время курманджидиалектному вещанию, однако его аудитория в настоящее время все же мизерная и не идет ни в какое сравнение с аудиторией Roj-TV.

Поскольку никакие запреты и санкции турецких властей не привели к отказу курдов от просмотра Roj-TV и музыкального телеканала ПРК "Месопотамия" (Турецкий Курдистан, наверное, является регионом с наибольшим количеством спутниковых антенн на душу населения; спутниковые антенны стали одной из наиболее заметных особенностей курдских городов и сел), в турецком обществе и среди руководства Турции стала широко обсуждаться идея создания альтернативного ПРК телевещания. Длительный характер дискуссии о возможности открытия нового телеканала был обусловлен тем, что требовалось время для того, чтобы турецкое общество, находящееся на протяжении десятилетий под сильнейшим прессом антикурдской пропаганды и истерии, свыклось с мыслью о необходимости курдских СМИ.

Цели и деятельность TRT-6

Создание TRT-6 преследует следующие цели:

создать "курдский голос" Турции, которая является страной с наибольшей численностью курдского населения. В условиях, когда существует почти два десятка курдоязычных каналов, зрителями которых являются курды Турции, турецкие власти не могли не попытаться восполнить спрос своего населения на курдоязычное вещание;

создать альтернативу телевещанию ПРК, являющейся фактически монополистом курманджи- и зазадиалектного вещания;

показать Европейскому союзу, что в Турции не только не запрещаются курдский язык и курдские СМИ, но и создаются государственные курдоязычные телеканалы.

Безусловно, указанный телеканал создан для того, чтобы транслировать точку зрения турецких властей, которая по своей сути является антикурдской, на курдоязычную аудиторию. TRT-6 замышляется как один из новых рычагов антикурдской пропаганды турецких властей.

Однако для того чтобы TRT-6 имел влияние среди курдов, он должен завоевать популярность. Поэтому турецкие власти приглашают на телеканал известных курдских исполнителей, ставших символами курдского национально-освободительного движения и курдского национализма. Одна из крупных проблем, которые стоят перед турецкими властями, - это необходимость приглашения на телеканал именно курдов, поскольку в рамках турецкого государства никогда не было возможности подготовки курдоязычных специалистов (журналистов, переводчиков, политологов, музыкантов и т.п.). Кроме того, люди, имеющие опыт работы в курдских СМИ, являются, как правило, противниками турецких властей, поскольку любая деятельность на курдском направлении на протяжении всей истории Турецкой Республики служила вызовом турецкому государству. Более того, многие из этих людей прошли "школу ПРК". Так, мегазвезда курдов Шыван Первер на протяжении долгих лет был одним из наиболее активных сторонников ПРК, несколько лет назад он стал поддерживать Демократическую партию Курдистана (ДПК), что привело к его бойкоту со стороны ПРК.

Турецкие власти вели активную работу по приглашению Шывана Первера, которого ранее называли сепаратистом и террористом. В начале декабря 2008 года в Германии с ним встречались глава TRT-6 Синан Ильхан и депутат Великого национального собрания Турции от Партии справедливости и развития от Диярбакыра (считающейся неофициально столицей Курдистана) Абдурахман Кюрт. С просьбой вернуться и начать работать на телеканале к Ш. Перверу обратились 50 депутатов парламента Турции от ПСР. Шыван Первер, находящийся на протяжении последних 33 лет в изгнании (эмиграции) и не имеющий возможности вернуться в Турцию из-за опасения быть арестованным за использование в своих песнях слова "Курдистан", считается одним из крупнейших национальных певцов за всю историю курдов. Своими песнями он произвел революцию в сознании курдов и по праву считается глашатаем панкурдского национализма и независимого Большого Курдистана. Однако турецкие власти очень хотели привести Шывана (именно так, без фамилии, называют его в курдской среде) на церемонию открытия.

Взяв долгую паузу, что сделало тему его приглашения одной из наиболее обсуждаемых в курдских СМИ, 29 декабря на пресс-конференции в Кельне Шыван Первер отказался от приглашения турецких властей, хотя было очевидно, что известный курдский артист колеблется и окончательно не закрывает тему своей деятельности на TRT-6.

Высоко оценив создание TRT-6, Ш. Первер заявил, что готов служить братству и миру, и отметил, что создание TRT-6 является очень важным шагом. Он выразил надежду на то, что это лишь начало и за этим последуют другие шаги со стороны турецких властей. Комментируя свой отказ от работы на новом телеканале, Шыван Первер сказал, что будет выступать на телеканалах, открытых курдами, на курдских телеканалах. Как заявил Первер, "многие проблемы все еще не решены. Открытием телеканала TRT-6 [курдская] проблема не решена". Слова Эрдогана, которые турецкий премьер-министр произнес во время своей недавней поездки по Турецкому Курдистану, "или люби (такую Турцию), или убирайся", он назвал фашизмом.

Шыван сказал, что его пригласили на церемонию открытия и на телеканал, но он поблагодарил и отказался: "Я не пойду выступать на телеканал, на котором я не смогу спеть песню "K?ne Em?" (курд. "Кто мы?") Он сказал также, что он не сможет работать на телеканале, который создан в стране, отрицающей курдов и где многое для курдов все еще запрещено. Однако он не исключил возможности работать на нем в будущем.

По-видимому, турецкие власти обещали решить проблемы курдского артиста с турецким правосудием по поводу его песен с использованием слова "Курдистан", что рассматривается турецкими властями в качестве "поддержки терроризма". На телеканале вместо слова "Курдистан" используются термины "Юго-Восток" (Юго-Восточная Анатолия) и "Восток" (Восточная Анатолия).

Кроме объявленных Шываном Первером причин, очевидно, что одной из важнейших была кампания, развернутая Партией рабочих Курдистана и принадлежащими ей средствами массовой информации. Другой известный курдский артист Дживан Хаджо, также ранее регулярно выступавший на мероприятиях, организуемых ПРК, тоже отказался от сотрудничества с телеканалом, как утверждают курдские СМИ, из-за боязни ПРК. Однако и Шыван Первер и Дживан Хаджо дали согласие на показ их клипов, и, судя по некоторым данным, возможно, вскоре все же будут делать и программы на новом телеканале. Абдурахман Кюрт подтвердил на днях, что Шыван обязательно появится на канале.

Отношение к TRT-6 ПРК и близких к ней организаций

ПРК, альтернативой телевещанию которой турецкими властями считается TRT-6, называет его "Джаш-TV" ("Ceh? TV" - "Предательское телевидение", другие аналогичные названия, применяемые ПРК в отношении TRT-6: "Cerdevan TV", "TRT ?a?"), а курдов, сотрудничающих с TRT-6, - предателями. В последние недели ПРК развернула мощную кампанию против нового канала, утверждая, что турецкие власти таким образом желают обмануть курдов, не предоставляя им реальных прав. ПРК сравнивает TRT-6 с курдоязычными СМИ, открытыми в свое время в Ираке Саддамом Хусейном. Однако, зная политику ПРК, не будет удивительным, если те, кто сегодня на телеканалах ПРК обвиняют сотрудничающих с TRT-6 курдов, завтра сами окажутся на этом телеканале, а ПРК резко изменит свою позицию(5). ПРК и близкая к ней ПДО с удовлетворением восприняли отказ Шывана от сотрудничества с каналом, утверждая до этого, что если курдский артист примет приглашение турецких властей, он из символа курдского патриотизма превратится в обычного предателя. Кроме влияния, которое ПРК имеет среди значительного количества курдов Турции, многие курдские деятели культуры опасаются мести (убийств). Обвиненная в предательстве Рожин заявила, что никогда не пошла бы работать в организацию, которая была бы против ценностей курдского народа, отметив, что служит курдской культуре и курдскому языку. Один из руководителей ПДО, Махмут Алинак, который, как отмечалось, был приговорен к полугодовому заключению за написание письма на курдском языке, назвал TRT-6, который открылся 1 января речью Эрдогана, закончившейся пожеланием на курдском языке (титры, указывающие должность Эрдогана, также включали "запрещенную букву" W - serokwez?r), "комедией" и "византийской игрой".

Глава Диярбакырского отделения Ассоциации по правам человека Мухаррем Эрбей (эта организация близка к ПДО и ПРК) также отметил, что создание TRT-6 является важным шагом, однако вряд ли решит курдскую проблему. По его словам, это абсурд, когда имеется круглосуточное вещание на курдском языке, однако в тюрьмах заключенным запрещено общаться с родственниками на этом языке, нельзя печатать и рассылать открытки и пригласительные билеты на курдском языке и т.д.

Руководитель диярбакырской частной региональной телекомпании G?n TV, которая близка к ПРК, также заявил, что ожидает снятия временных и других ограничений на вещание на курдском языке, удивляясь, как может TRT-6 приглашать Шывана Первера, когда другие телеканалы не могут показывать его песни, опасаясь уголовного преследования.

Примечательно, что ПРК, говоря о создании нового телеканала, не критикует турецкое государство либо военных, а обрушивает шквал своей критики именно на ПСР, считая, что TRT-6 является рычагом ПСР против ПРК и Roj-TV. ПРК и ПДО считают, что этот проект ПСР носит предвыборный (29 марта 2009 года в Турции должны пройти выборы в местные органы власти, которые рассматриваются в качестве важнейшего теста для популярности ПСР и ПДО в Курдистане, своеобразного политического референдума) и антикурдский характер. Конкурентом ПДО в Курдистане является именно ПСР, получившая на парламентских выборах 2007 года половину голосов. ПРК и ПДО считают, что ПСР, популярность которой за последний год в Курдистане сильно уменьшилась, создав курдоязычный телеканал для ведения антикурдской пропаганды на курдском языке, желает подменить суть курдской проблемы, не предпринимая никаких реальных шагов для ее решения. ПСР в свою очередь категорически отрицает предвыборный и пропагандистский характер TRT-6, утверждая, что это лишь шаг в направлении демократизации страны.

4 января 2009 года лидер ПРК Абдулла Оджалан во время встречи со своими адвокатами, выступив против создания TRT-6, заявил, что создание курдоязычного телевидения является рычагом культурного влияния над курдами, попыткой создания турецкими властями "своих курдов". Все это, по мнению А. Оджалана, направлено на экономический контроль Курдистана крупнейшими холдингами. Члены ПДО, считающейся политическим крылом ПРК, в целом выступили против создания TRT-6, однако некоторые члены руководства ПДО позитивно восприняли эти действия турецких властей. Так, сопредседатель ПДО Эмине Айна в интервью газете Taraf (04.01.2009) заявила даже, что создание TRT-6 является результатом борьбы курдского народа и имеет большое значение.

До создания TRT-6 ПРК являлась монополистом на рынке курманджидиалектных СМИ с большой аудиторией. Кроме двух телеканалов, впервые в истории курдов ПРК уже три года издает ежедневную газету на курманджи. Телеканалы ПРК, в том числе музыкальный телеканал, являются важнейшей "мягкой силой" этой партии. Большинство курдских артистов были вынуждены выступать на телеканалах ПРК, поскольку не имели возможности делать это в Турции. ПРК использовала отсутствие возможности вести нормальную культурную работу на турецких телеканалах для того, чтобы привлечь известных деятелей курдской культуры на свою сторону, используя это в политических целях. Для курдских артистов деятельность в рамках организаций в свою очередь предоставляла возможность сильной раскрутки, поскольку ПРК имеет многомиллионную аудиторию и регулярно организует крупномасштабные культурные программы (фестивали культуры, концерты и т.п.). Создание нового телеканала предоставляет возможность курдским артистам выбирать, а не только быть вынужденными действовать в рамках организаций ПРК, в том числе в деле получения некоторой финансовой самостоятельности. Хотя с начала 90-х годов курдская музыка проделала большой путь, в значительной степени профессионализировавшись, она все еще не стала сферой бизнеса. В значительной степени она имеет политический и неэкономический аспект. Профессиональные курдские артисты (естественно, сейчас речь не идет о таких крупных величинах курдской музыки, как, например, Шыван Первер) в значительной степени зависят от экономической и организационной поддержки крупных политических сил. Основными продюсерами на курдском музыкальном рынке являются политические партии, в первую очередь ПРК (речь идет о курдах Турции).

Монополия ПРК, безусловно крупнейшей силы в Турецком Курдистане, в курманджидиалектных (и в меньшей степени зазадиалектных) СМИ, как ни парадоксально, имеется лишь в капиталоемких проектах. В проектах, не нуждающихся в больших инвестициях, у ПРК почти не нет никакого влияния. ПРК почти не имеет популярных курдоязычных сайтов (наиболее популярные сайты ПРК действуют на турецком языке) и общественно-политических и литературных изданий (традиционно все идеологические издания ПРК выходят на турецком языке), которые созданы как раз группами интеллектуалов, являющихся противниками ПРК.

Как и всякая монополия, ПРК весьма ревностно относится к любой попытке нарушения ее монопольного положения. Эта позиция ПРК обусловлена следующими обстоятельствами. С точки организационных действий и финансовой устойчивости, ПРК, по сути, представляет собой феномен. Она, будучи нелегальной партией, создала спутниковое телевидение, которое до сих пор не могут позволить себе даже многие государства. ПРК представляет собой крупный транснациональный военный, политический, экономический и медийный холдинг, действующий на территории Турции, Европы, стран Ближнего и Среднего Востока и СНГ и включающий политические партии (легальные и нелегальные), вооруженные силы, некоммерческие и культурные организации, различных агентов, занимающихся экономической деятельностью, СМИ и т.п. ПРК понимает, что, действуя в Европе, она может делать телевидение более высокого качества, чем структуры в Южном Курдистане (хотя в последнее время в этом направлении сильно продвигается ПСК), однако противостоять турецкому государству будет крайне сложно.

Поскольку в настоящее время имеются лишь два полноценных курманджидиалектных канала (общественно-политический Roj-TV и музыкальный Mesopotamia), принадлежащих ПРК, противники ПРК лишены доступа к телемедиасредствам, и именно создание TRT-6 предоставляет им доступ к телевидению. Все СМИ ПРК хотя и претендуют на общенациональный масштаб, представляют собой сугубо партийные структуры. Лица, не являющиеся сторонниками ПРК, не имеют никакого допуска к этим медиа. Более того, СМИ ПРК осуществляют бойкот, в том числе курдских деятелей культуры, не согласных с политикой ПРК. Это нормально, поскольку ПРК является политической партией (пусть и нелегальной) и создает медиаструктуры для своей партийной пропаганды.

Конкуренция курманджидиалектных TV

Кроме того, в условиях отсутствия какой-то ни было конкуренции телеканалы ПРК в последние годы практически не развивались, почти не предлагая зрителям новых телепроектов. Так, за более чем 13 лет существования своего телеканала ПРК не смогла полностью перевести его на курдский язык - значительный объем вещания до сих пор осуществляется на турецком языке. Создание реальной конкуренции на рынке курманджи- и зазадиалектных TV должно привести к улучшению качества этого телевещания.

Турецкие власти выделили TRT-6 весьма крупный, по турецким меркам, бюджет. Сотрудники телеканала получают зарплату, которую никогда не получают сотрудники других курдоязычных телеканалов. Так, по некоторым данным, артистке Рожин было предложено 60 тыс. новых лир (почти 40 тыс. долл. США) в месяц, а Джывану Хаджо намного больше. Финансовые условия, предложенные Шывану Перверу, по-видимому, заоблачны даже для европейских СМИ.

ТRT-6 отличает весьма высокое техническое качество программ. Зрители уже отмечают высокое качество дубляжа. Телеканал сможет производить и переводить значительное количество фильмов. На телеканале анонсируется "первая экономическая передача на курдском языке" (курманджи). Высокое качество TRT-6 отметил и президент Ирака Джалал Талабани, заявивший, что это обеспечит телеканалу широкую аудиторию не только в Турции, но и в Ираке, будет способствовать завоеванию симпатий аудитории двух крупнейших южнокурдистанских телеканалов - Kurdistan TV и KurdSat(6). Примечательно, что наряду с ПДО против телеканала выступают Народно-Республиканская партия, о которой курды говорят, что это не социал-демократическая, а фашистская партия, и правонационалистическая Партия националистического действия.

Хотя наиболее активно против TRT-6 выступают организации и лица, близкие к ПРК, подобной же позиции придерживается и ряд курдских интеллектуалов, являющихся противниками ПРК, но считающих, что ПРК ведет антикурдскую политику, отказавшись от национальных требований курдов и выдвигая невнятные цели о создании "демократической республики".

TRT-6 стал конкурентом не только Roj-TV, но и телеканала Kurd1, который был создан в начале прошлого года Курдским институтом в Париже (КИП) и с мая 2008 года ведет тестовое вещание. В создании этого телеканала, который предполагает работать в том же формате, что и TRT-6, президенту КИП (создан в 1983 г. группой курдских интеллектуалов при помощи супруги тогдашнего президента Франции Франсуа Миттерана Даниэль Миттеран) Кендалу Незану финансовую поддержку оказал Южный Курдистана. Руководство Kurd1 активно ищет поддержки и среди европейских организаций. Курдские интеллектуалы, являющиеся противниками ПРК, надеялись, что именно этот телеканал создаст реальную конкуренцию Roj-TV. Kurd1 планируется как телеканал, который будет распространять среди курдов "европейские ценности". Kurd1 анонсирует себя как телеканал вне политики, который будет предоставлять эфир всем курдским общественным силам. Примечательно, что ПРК ранее развернула кампанию и против телеканала Kurd1.

Однако Kurd1 так и не может начать обычное вещание и более полугода работает в тестовом режиме (для сравнения: TRT-6 действовал в тестовом режиме лишь неделю). Если в первое время значительная часть курманджидиалектной аудитории с нетерпением ожидала начала работы Kurd1, то теперь его судьба уже мало кого волнует. Новогодняя программа этого телеканала была весьма слабой, и от полного провала дебюта телекомпанию спас приглашенный гость - артист Шыван Первер. Однако, похоже, на новый уровень конкуренцию за курдоязычную аудиторию поднимет не Kurd1, а другой новый телеканал, созданный в Южном Курдистане. За час до наступления 2009 года по эрбильскому времени тестовое вещание (4 часа в сутки) начал телеканал KNN (Kurdish News Network Channel), входящий в медиагруппу бывшего заместителя генерального секретаря ПСК Наущервана Мустафы "Вуша". KNN первый независимый телеканал в истории Южного Курдистана. Впервые в истории курдов KNN вещает одновременно на двух диалектах - на курманджи и сорани (зритель может выбрать диалект; одни и те же программы одновременно передаются на двух диалектах), т.е. претендует единовременно на глобальную курдскую аудиторию. KNN является своеобразным "курдским CNN" - он предлагает зрителю лишь новостные программы, а также комментарии на политические и экономические темы. Можно предположить, что это вызовет очередной виток конкуренции в новостном формате высококачественных курдских электронных медиа.

Отношение к TRT-6 вне ПРК

Курдские интеллектуалы, являющиеся противниками ПРК, по-разному восприняли создание TRT-6. Так, некоторые из них считают, что создание курдоязычного государственного телеканала является реальностью и курды должны найти в этой реальности положительные моменты. TRT-6, считают они, учрежден не правительством Партии справедливости и развития, рассчитанным на эффект для местных выборов, намеченных на 29 марта 2009 года, а решением всего турецкого государства (включая могущественный генералитет). Они считают, что создание TRT-6 поможет институционализации курдского языка в Турции и курдский язык сможет окончательно выйти из маргинального состояния, поскольку является в Турции языком быта, а большая часть курдоязычных СМИ либо нелегальна, либо малопопулярна. Эти интеллектуалы считают, что создание TRT-6 должно стать первым шагом для расширения пространства использования курдского языка. Они считают, что TRT-6 является очень важным, но пока очень маленьким шагом на пути решения курдской проблемы. Одна из больших проблем, которые стоят перед курдским обществом в Турции, - то, что курдский язык пока не стал языком экономики, бизнеса, управления и политики в Турции. Так, несмотря на популярность Roj-TV, он все же является лишь сугубо политическим проектом и почти не имеет коммерческой составляющей. Реклама - одна из важнейших составляющих доходов телевидения, так и не заняла какое-либо место в Roj-TV. Некоторые курдские интеллектуалы считают, что создание TRT-6 создаст курдоязычный рекламный рынок. Они полагают, что начало государственного курдоязычного вещания сможет сделать курдский язык вторым официальным языком Турции.

С интересом и некоторым опасением наблюдая за созданием государственного курдоязычного телеканала, часть курдских интеллектуалов считают необходимым воспользоваться и этой возможностью расширения курдоязычного пространства и развития курдской культуры, не видя ничего негативного, например, в подготовке программ о курдской литературе на государственном телеканале. Так, в первые дни вещания уже начали появляться программы о курдской литературе, средневековой курдской поэзии, представляющие большой интерес для курдского населения.

Кроме того, курдские националисты-интеллектуалы, поддерживающие создание курдского телеканала, обращали внимание на то, что в одном из своих недавних интервью Масуд Барзани вспомнил, что когда Мустафа Барзани был в Советском Союзе, он слушал по багдадскому радио на курдском языке песни курдских исполнителей. Эти курдские интеллектуалы утверждают, что багдадское радио на курдском языке оставило значительный архив курдской музыки, сохранив голоса известнейших в курдском мире артистов Айше Шан, Мухаммеда Арифа Джезири, Тахсина Таха и других, которых никому среди курдов не придет в голову называть предателями.

Эта часть курдов считают, что хотя TRT является турецким государственным каналом, тот факт, что он вещает на курдском языке, может возрождать в курдах патриотические чувства. Кроме того, эти курдские интеллектуалы полагают, что курды должны попытаться осуществить полную курдизацию телеканала (не в смысле языка, а в смысле курдского национализма), поскольку TRT-6 не только не может отрицать курдскую идентичность, но и, напротив, будет способствовать ее утверждению. Примечательно, что создание TRT-6 поддержали люди, близкие к известному курдскому журналу N?buhar. Издающийся с 1992 года группой происламских, но национально ориентированных курдских интеллектуалов (новый феномен среди курдов - попытка создания "патриотического курдского ислама", которая, как и все предыдущие, скорее всего будет неудачной, поскольку "курдский национальный ислам", в отличие от арабского, турецкого и др., наверное, все-таки невозможен) и являющийся одним из наиболее долго издаваемых и высококачественных курдских журналов, N?buhar считается образцовым журналом на курдском языке.

Еще одним аргументом в пользу TRT-6 курдские интеллектуалы считают следующее обстоятельство. В то время когда власти Южного Курдистана осуществляют давление на курманджи, пытаясь даже запретить его, создание TRT-6 может дать толчок к развитию этого курдского диалекта, на котором говорит три четверти курдского этноса не только в Турции, но и в Южном Курдистане (так считает, например, редакция известного курдского сайта www.nefel.com). А это весьма важный процесс, поскольку лишь курманджи может претендовать на общенациональный масштаб среди курдов, в то время как основанный на арабской графике и насильственно утверждаемый среди курманджидиалектных курдов Ирака сорани не имеет никаких шансов на широкое распространение и вызывает справедливое отторжение среди подавляющего большинства курдского этноса.

В основном, курдские общественные деятели и интеллектуалы рассматривают создание TRT-6 в качестве первого шага, ожидая от правительства Турции дальнейших действий. Так, известный адвокат, бывший глава Диярбакырской ассоциации адвокатов, неоднократно вступавший с Р.-Т. Эрдоганом в ожесточенную полемику по поводу необходимости обучения в школах на курдском языке, Сезгин Танрыкулу, заявил, что создание TRT-6 свидетельствует о том, что государство уже не отрицает существования курдов. С. Танрыкулу заявил также, что из-за того, чтобы TRT-6 является официальным телеканалом, он вряд ли станет популярным в Турецком Курдистане. При этом, однако, он отметил, что курды могут обсуждать содержание программ телеканала, но в любом случае это важный шаг со стороны государства.

Известный курдский интеллектуал Тарик Зия Экинджи, приветствуя создание TRT-6, считает, что необходимо обеспечить законодательную базу для функционирования телеканала, поскольку хотя государственный канал осуществляет вещание на курдском языке, судьи при этом принимают решения о наказании курдов за исполнение песен на курдском языке. Курды опасаются, что без внесения изменений в законодательство Турции вещание на курдском языке станет монополией турецких властей. По его мнению, создание TRT-6 должно изменить идеологию государства и менталитет граждан в этом вопросе, т.е. курдоязычные СМИ не должны сталкиваться ни с какими препятствиями. Глава Диярбакырской торгово-промышленной палаты Мехмет Кайя предложил снять все ограничения на частные телеканалы, вещающие на курдском языке.

Вынужденное изменение государственной идеологии

Необходимо учитывать, что, несмотря на жесточайшую цензуру, в эфире TRT-6 с первых минут проходили кадры, доселе невиданные для турецких государственных СМИ. В первые дни значительная часть времени была уделена опросу курдов, посвященному тому, как они оценивают открытие курдоязычного телеканала. Естественно, все опрошенные весьма положительно оценивали создание TRT-6 (сторонникам ПРК, выступающей против, слово не предоставлялось). Однако один из опрошенных, например, заявил, что высоко оценивает открытие курдоязычного телеканала, поскольку "мы другая нация, и у нас должно быть свое телевидение". Многие интервьюируемые говорили о том, что создание TRT-6 будет служить "дружбе и братству между турками и курдами", утверждая таким образом, что курды представляют собой отдельную нацию. Примечательно, что турецкие власти до сих пор считают, что за исключением 91 тысячи представителей национальных меньшинств (греки, армяне и евреи), все остальное население страны составляют турки.

Создание телеканала является своеобразной революцией в турецкой государственной идеологии по отношению к курдской проблеме. Депутат ПСР от Диярбакыра Абдурахман Кюрт в декабре 2008 года в интервью Taraf заявил, что ПСР прекрасно понимает, что курдская проблема имеет комплексный характер, включающий общественный, экономический, политический и культурный аспекты. Тогда же он сказал, что кроме курдоязычного государственного телеканала в крупнейших университетах Турции планируется открытие отделений курдского языка и литературы. Как заявлял А. Кюрт, уже и военные признают, что решение курдской проблемы вооруженным путем невозможно. Министр культуры и туризма Эртугрул Гюнай, выступая на церемонии открытия канала, сказал о своем уважении памяти известных курдских общественных и политических деятелей, в свое время сильно пострадавших от турецких властей, - артиста Ахмета Кайя (изгнанного из Турции за желание снять клип на курдском языке) и журналиста Мусы Антера(7).

Примечательно, что в конце декабря 2008 года на совместной пресс-конференции премьер-министра Ирака Нури Малики и президента Турции Абдуллы Гюля в президентском комплексе "Чанкая" в Анкаре впервые присутствовал корреспондент телеканала Kurdistan TV. Турецкие журналисты с интересом наблюдали за непривычной для турецких государственных органов надписью Kurdistan. Ведь всем хорошо известно, что турецкая прокуратура регулярно возбуждает уголовные дела за использование слова "Курдистан", а курды, имеющие европейские паспорта с именем или фамилией "Курдистан", не могут въехать в Турцию и выдворяются из страны.

Однако, несмотря на то что решение о создании TRT-6 было принято не только ПСР, а турецким властями в целом, роль ПСР в этом деле весьма велика. Эта партия, по признанию А. Кюрта, за несколько лет сделала для решения курдской проблемы больше, чем все предыдущие правительства и партии, вместе взятые.

Тем не менее для ПСР курдский вопрос представляет большую проблему. В 2002 году, когда ПСР пришла власти, курдское население Турции связывало с ней большие надежды. Поездка Эрдогана в Диярбакыр в 2005 году, во время которой он сделал ряд заявлений в отношении курдской проблемы, очень вдохновила курдов. ПСР среди курдов становилась самой популярной партией. В июле 2007 года на парламентских выборах за ПСР отдало свои голоса около половины населения Турецкого Курдистана. Однако надежды не сбылись. Поддержка Партией справедливости и развития вторжения турецкой армии в Южный Курдистан осенью 2007 года сильно поубавила популярность ПСР в Турецком Курдистане. Последующие действия ПСР также не способствовали ее популярности. Курды надеялись, что ПСР будет действовать в рамках желания разрешить курдскую проблему. Однако ПСР вместо того, чтобы заниматься решением курдской проблемы, пыталась использовать политику мелких уступок. А заявления Эрдогана в Курдистане, что Турция - это одна нация и один язык, а кто не согласен с этим, "может убираться из Турции", фактически полностью обвалили популярность ПСР в Курдистане. Поэтому некоторые курдские аналитики считают, что в преддверии местных выборов ПСР хочет обеспечить себе сильную поддержку среди курдов и достичь успеха на выборах.

1. Как известно, в парламентской фракции ПСР около 75 депутатов - курдов по происхождению. Некоторые наблюдатели говорят о 100 депутатах курдского происхождения от ПСР.

2. Следует отметить, что некоторые курдские интеллектуалы выступают категорически против соранидиалектного вещания на TRT-6. Они считают, что это вызовет путаницу и отток зрительской аудитории, поскольку среди турецких курдов сорани не распространен. Так, известный курдский писатель Рохат Алаком полагает, что курды должны отказаться от романтической мечты создать единый язык (особенно в условиях, как нередко говорят курманджидиалектные курды, "соранского шовинизма" в Южном Курдистане), а курманджидиалектные курды должны развивать именно свой диалект.

3. Турецкие власти отделяют боснийский язык от сербохорватского.

4. Турок рассматривается в Турции не как гражданин Турции, а как этнический турок.

5. ПРК, с самого начала своего существования декларировавшая борьбу за "единый и независимый Курдистан", регулярно обвиняла партии Южного Курдистана (ДПК и ПСК) в "феодализме", "соглашательстве", "оппортунизме", "ревизионизме" и т.п., критикуя их за "куцые требования автономии и федерации" и утверждая, что решение курдской проблемы кроется лишь в создании единого курдского государства. Однако после ареста Оджалана, сразу "вспомнившего" о своих турецких корнях, Абдулла Оджалан и ПРК отказались не только от требования создания государства, но и от всяких "куцых требований", вроде федерации или автономии, обвиняя сторонников автономии или федерации в "отсталом национализме".

6. Цит. по статье известного турецкого журналиста Ченгиза Чандара, озаглавленной в связи с началом вещания TRT-6 по-курдски: Cengiz ?andar. TRT-?e? Tu Bi X?r Hat?. Kurmanci Tu Bi X?r Hat?. (курд. TRT-шесть, добро пожаловать. Курманджи, добро пожаловать. (Текст по-курдски, как и в других турецких газетах, написан с грамматическими ошибками. – Н.М.)) // Radikal, 02.01.2009.

7. ПРК утверждала, что Муса Антер был убит турецкими спецслужбами. Считается, что убийство Мусы Антера (16 сентября 1992 г.) и другого известного курдского общественного деятеля, Ведата Айдына (тогда глава Дыярбакырского отделения прокурдской партии HEP, 5 июля 1991 г.) в начале 90-х годов сильно увеличило поддержку ПРК среди курдов. Примечательно, что в последнее время появились сообщения, в которых утверждается, за их убийством стоит ПРК, связанная с турецкими спецслужбами в рамках организации "Эргенекон". Имеется в виду спецслужба J?TEM (Jandarma ?stihbarat ve Ter?rle M?cadele, Разведка и контртерроризм Жандармерии), осуществлявшая в 90-х годах террор в Курдистане. Официально J?TEM в рамках Жандармерии Турции не существует, хотя ее существование подтверждали самые высокопоставленные лица, вплоть до бывших премьер-министров Бюлента Эджевита и Месута Йылмаза. Считается основной структурой так называемого глубокого государства. Сейчас много говорят о том, что J?TEM представляет собой военные крыло "Эргенекона" - подпольной националистической организации.

Н.З. Мосаки
6.01.2009

Источник - Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1231480200
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх