КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 17.01.2008
19:51  Абляз-бург. Казахстанский банкир построит в Подмосковье новый город за $15 млрд
18:20  Далай-лама: "Я марксист в буддийском одеянии"
17:40  А.Волосевич: Узбекистан. Хроника избирательной кампании-2007
17:15  Послом Киргизии в Бельгии назначен экс-Нарынский губернатор Жыргалбек Азылов
17:09  Т.Ансари: Нерадостная инагурация. Изоляция Узбекистана усиливается
16:53  Путин - финно-угр. Эстонские генетики ищут у него гаплогруппу N3 в Y-хромосоме
16:33  Саксаульное извращение. Шашлычники губят уникальное достояние Южного Казахстана
16:24  В.Пожарский: Новые лица в старом правительстве Киргизии, или Каких чудес нам ждать от команды Чудинова
16:10  "MK": Деляга Чубайс хочет Богучанской ГЭС погубить уникальные памятники кочевников ЦентрАзии
16:06  Впервые за 45 лет замерзла Кура. Азербайджану грозит катастрофическое наводнение
16:01  Дважды Герой СССР и Казахстана Т.Бегельдинов: "Да, я бомбил фашистов фосфором.Врага жалеть – себе могилу рыть"
15:39  ИГНПУ: Кто поджег дом Кашкадарьинской правозащитницы Ойши Махманазаровой?
15:15  Послом Киргизии в Бельгии назначен экс-Нарынский губернатор Жыргалбек Азылов
15:03  "АП": Как замерзали новорожденные в роддомах Таджикистана и Кто виноват?
14:40  З.Балкенова: Кашаганский спор - велика цена добычи
14:19  Новые послы Казахстана: в Чехии (А.Карашев) и Англии (К.Абусеитов)
14:16  Правящая партия Н.Назарбаева принимает "Народную платформу" "За процветание Казахстана и благо казахстанцев: как мы можем улучшить жизнь каждого гражданина страны"
13:29  Чубайс и Рахмон запустили Сангтуду-1. Пока на холостом ходу
12:39  Рахмон разогнал хатлонскую гвардию. Разом сменены главы 6 районов
12:33  Г.Хидоятов: Темур, его роль в судьбах России и Европы
11:45  Закон об упорядочении традиций, торжеств и обрядов способствовал... росту браков в Таджикистане
11:32  "Э-К": Водяная мельница заскрипела. Вялотекущие казахстано-китайские переговоры о трангсграничных реках сдвинулись с мертвой точки?
11:07  Похищение по-казахски. Шымкентский юноша, вспомнив традиции предков, украл сразу двух девушек
11:00  Сапа Мекебаев: Женщины такие трогательные существа - так бы трогал и трогал
10:57  В Караганде бастует шахта "Тентекская". Журналистов не пускают говорить с горняками
10:49  Депутат парламента Кыргызстана К.Турапов сложил полномочия, чтобы возглавить НацФилармонию
10:45  В Киргизии сменился глава Верховного суда
09:56  "Моя заветная мечта – пусть Всевышний...", - инаугурационная речь И.Каримова (текст)
09:49  Л.Мельник: Жизнь в режиме холодов. Южный Казахстан испытывает прелести газовой зависимости от Узбекистана
09:26  США объявят Каспий своим "первостепенным приоритетом". Сенатор Лугар разоткровенничался в Астане
09:19  В Узбекистане принят Закон "О гарантиях прав ребенка"
08:38  "DW": Экс-глава МВД Таджикистана почти три года находится в СИЗО. Родственники обратились за помощью к журналистам
08:08  В Германии арестован подозреваемый в передаче ядерных материалов Ирану
07:53  О.Мартынюк: Кашаган разморозили. Шквал уголовных дел подвиг иностранцев на уступки
05:15  Рост цен на узбекский газ ударит по Украине
05:06  В.Портников: Заочный зять. Конец политкарьеры Рахата Алиева
04:55  Г.Михайлов: Суд запретил киргизские "народные забавы". Правозащитники обеспокоены ограничением свободы митингов в Бишкеке
04:46  "НГ": Ария индийской приемки. Дели забраковал сделанную россиянами подлодку "Синдувиджай"
04:37  В.Панфилова: Последний срок президента Каримова. Инаугурация прошла в семейном кругу
04:23  А.Дубнов: Каримов сослался на Аллаха. Президент Узбекистана заявил, что не изменился с 1991 года
04:21  Е.Пахомов: Сколько еще нужно убитых Бхутто? Самый известный клан Пакистана спасает харизму
00:58  "Къ": Россия исчерпала ресурсы среднеазиатского газа для Украины. Грядет новая "газовая война" Киева с Москвой
00:18  Добыча нефти и газа в Туркмении в 2007 г. выросла на 9%
00:08  Ж.Касымбек: Транспортная стратегия Казахстана - это 80 крупных инвестпроектов на $30 млрд
00:00  Власти Душанбе, в целях экономии электричества, заставляют "добровольно" закрыть интернет-кафе
Среда, 16.01.2008
23:52  На туркменском месторождении Южный Иолотань забил новый газовый фонтан
22:16  Министром автомобильного транспорта Туркменистана назначен Гурбанмырат Хангулыев
21:05  "Дусик, ты не прав!". В Бишкеке задержан известный правозащитник Максим Кулешов
19:36  "Русская Германия": Опасное Косовоглазие Европа не хочет видеть албанской ловушки
17:36  ИГНПУ: Снос и вынос. Бухарские власти продолжают издеваться над выброшенными на улицу жителями кишлака "Чор-Бакр"
14:52  РБК: Только новая военная кампания спасет экономику США
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    Казахстан   | 
Дважды Герой СССР и Казахстана Т.Бегельдинов:  Да, я бомбил фашистов фосфором.Врага жалеть – себе могилу рыть Дважды Герой СССР и Казахстана Т.Бегельдинов: "Да, я бомбил фашистов фосфором.Врага жалеть – себе могилу рыть"
16:01 17.01.2008

Впервые он почувствовал связь с небом в маленькой мастерской в укромном уголке мечети, где мастерил свой первый самолет. Мечта стала явью, однако во время своих первых взрослых полетов ему не довелось полюбоваться бескрайней синевой мирного неба. Война внесла в детскую мечту свои коррективы. В боевых вылетах нужно было думать лишь об одном: как уничтожить врага и выжить самому. Страха не было: помогала уверенность в себе и бабушкина молитва, которая и сохранила ему жизнь. В мирные годы он помогал молодым, тем, кто хотел взлететь выше – в космос. Сегодня генерал-майор авиации, дважды Герой Советского Союза Талгат Бегельдинов снова готов к свиданию с небом – если того захочет родина.

ЛИТЕР-Неделя: Талгат Якубекович, почему вы выбрали профессию летчика?

Т.Б.: Я родился в ауле Майбалык Акмолинской области, детство мое прошло в Бишкеке. Рядом с нашей школой была мечеть, около которой я однажды увидел русского мальчика, который пытался поднять в воздух игрушечный самолет, сделанный из камыша. Заинтересовавшись, я спросил у него, смогу ли я сделать такую игрушку. "Приходи, будем работать вместе", – серьезно ответил мальчик. Как оказалось, в дальнем уголке мечети у него была собственная мастерская. Так что мои первые шаги в небесный мир начались именно с этой полудетской мастерской.
Постепенно я освоил планерное искусство. Однажды я смастерил собственную модель самолета и отнес ее в "Осовиахим". Начальник предприятия остался доволен, и на конкурсе за нее я получил призовое место и небольшую сумму денег. Прошло несколько лет, я учился в аэроклубе, и, окончив его с отличием, поступил в Саратовскую военно-разведовательную летную школу. В мае 1942 года нас, выпускников, направили в Чкаловскую летную школу бомбардировщиков. В это время шла война. Мы прошли учебную программу за месяц и все стали старшими сержантами. Затем также дружно подали рапорты с просьбой отправить нас на фронт. Через три дня нас послали в Ижевск на переподготовку, а затем мы попали на войну.

ЛИТЕР-Неделя: Вам доводилось на фронте встречаться с такими легендарными летчиками, как Александр Покрышкин и Иван Кожедуб?

Т.Б.: Конечно! Мы, штурмовики, с вражескими самолетами в небе не сражались. Наша задача – уничтожить вражеские наземные объекты: мосты, траншеи, эшелоны, танки, артиллерийские орудия, пехоту. Мы бомбим, а истребители нас защищают. Например, эскадрилью из 12 бомбардировщиков прикрывают 6 истребителей. Меня изначально на своем истребителе Кожедуб прикрывал. Они стояли в Яблоновке. Я в то время был младшим лейтенантом, а он пришел сержантом. Позже он перешел воевать на другой фронт.
Меня ведущим летчиком назначили довольно быстро. Это очень ответственная работа, ведь ведущий пилот ведет за собой всю эскадрилью. Если его подобьют, остальные в разные стороны рассеются, потому что не знают направления полета. Так что успех операции зависит от наблюдательности и быстроты реакции ведущего пилота. В самом начале войны на бомбардировщиках стрелков не было. И это упущение сделало нас очень уязвимыми перед врагом. Немецкие истребители в один день сбили 24 советских бомбардировщика. Тогда наше руководство добилось разрешения у Сталина на размещение стрелков на бомбардировщиках. Только после этого наше положение улучшилось.
Помимо ведущего пилота я еще был так называемым охотником-разведчиком – не зря ведь учился в Саратовской разведывательной школе. На войне охотник должен выполнить специальное задание – сфотографировать важный вражеский наземный объект. Однажды, когда я возвращался с очередной воздушной вылазки и еще не перелетел вражескую территорию, то неожиданно услышал крик в шлемофоне: "Командир, "мессершмидт" на хвосте!". Смотрю, действительно вражеский истребитель "на хвосте" висит, но не стреляет. Начал вилять – он не отстает. Чувствуется опытный летчик. Я начал злиться, что он не стреляет. Так и перелетели друг за другом в нашу сторону фронта. "Командир, истребитель улетел восвояси!" – снова доложил летчик в мой шле- мофон. Поступок вражеского пилота меня сильно задел. Видимо, я перенервничал, чуть не стал заикой. Отрапортовав о своем полете начальству, вышел на улицу. Смотрю, тот "мессершмидт", что "на хвосте" у меня висел, садится на наш аэродром. Оказывается это не "мессер", а истребитель американского производства. Спрыгнувший из кабины пилот поинтересовался, кто летел на самолете под седьмым номером. Ему указали на меня. "Пойди-ка сюда, пожму тебе руку", – сказал пилот с довольным видом. Моим мнимым врагом оказался гроза фашистов, легендарный Александр Покрышкин. В то время он был полковником и командовал дивизией. "Как, тяжело было? Молодец, джигит, летное искусство отлично освоил", – с этими словами он мне обнял. Я понял, что Покрышкин таким образом меня просто испытал. Знакомство мы закрепили фронтовым ста граммами. Он меня очень уважал, наша дружба продлилась годы. Когда я учился в академии, не раз к себе в гости приглашал и всегда жене, шутя, говорил: "Этого парня я когда-то до смерти напугал".

ЛИТЕР-Неделя: А в каких отношениях вы были с другими нашими дважды Героями Советского Союза – Сергеем Луганским и Леонидом Бедой?

Т.Б.: Расскажу, как я познакомился с Луганским. Лечу как-то на очередное задание – до наступления оставалось совсем немного времени. И вдруг слышу крик: "Горбатый, сзади летит "мессершмидт". Я успел увернуться и взметнулся ввысь. Врага лишь на секунду опередил: опоздай я на миг, он превратил бы нас в щепки. Через несколько секунд немецкий истребитель, весь в дыму, падает вниз. А рядом со мной в это время показался наш истребитель с бортовым номером 47. Это он сбил фрица. Вечером на аэродроме я нашел этого пилота: сидит парнишка в углу, рядом бутылка стоит. Летчикам после боя немного выпивать разрешалось.
– Вы на 47-м летали?
– Да я. А зачем вам? – посмотрел пилот на меня внимательно и засмеялся, – это вы на "горбатом" летели? Чуть было "мессершмидт" вас не сбил.
Так мы и познакомились с Сергеем. До конца его жизни оставались близкими друзьями.
Леонид Беда воевал на другом фронте. Но мы – Беда, Кожедуб, Ефимов и я, вчетвером после войны в академии Военно-воздушных сил учились. Луганский академию чуть раньше окончил. Дважды Герой Советского Союза маршал Анатолий Ефимов выполнил 244 боевых вылетов, а у меня их 305.

ЛИТЕР-Неделя: Наверное, свой первый полет вы запомнили на всю жизнь. Каким он был? И каковы были ваши ощущения, когда вы сели за штурвал самолета в последний раз?

Т.Б.: Первый раз я сел за штурвал самолета "По-2". В это время мы учились летать самостоятельно. Если после учебного полета инструктор называл нас "мешками", мы радовались – значит, готовы к настоящей работе. Почему "мешками" нас называли? Перед первым полетом пилота в кабину укладывали два мешка с песком – для баланса, чтобы не кувыркнулся.
Когда летишь один в первый раз, всегда сильно волнуешься. Высокие горы остаются внизу, вокруг небо, облака – впечатляющее зрелище. А на войне такого нет. Тебе дают приказ – ты должен его выполнить. Думаешь только об этом. Там нет времени любоваться красотой.
Последний раз… по-моему, это было в пятьдесят седьмом году. Во время испытания при взлете самолет загорелся. Что было потом, не помню. Меня в срочном порядке привезли в Москву. В то время я был депутатом Верховного Совета СССР. В Москве знаменитый хирург Николай Бурденко сам меня оперировал. "Не беспокойся! Ты еще полетишь!" – подбадривал он меня. В тот раз я позвоночник в двух местах повредил. "В рубашке родился", – говорили врачи. После полученной травмы из рядов Вооруженных сил уволился и с тех пор за штурвал самолета не садился.

ЛИТЕР-Неделя: Было ли вам страшно во время войны?

Т.Б.: Я не испытываю страха – не понимаю этого. Бывало, сильно нервничал. Меня часто волновали только мысли о том, как лететь, куда лететь, как ударить по врагам. Командиры показывают тебе на карте обозначенные координаты и говорят: "Летишь вот так, Бегельдинов, а потом вот сюда". А как это сделать – твоя проблема. Я ведущий пилот, и я как командир должен вывести эскадрилью без потерь. Когда выполняешь боевое задание, обязательно попадаешь под обстрел. Но, несмотря на свист пуль, ты должен уничтожить цель. А когда летишь в разведку, враг тебя видит, но не стреляет. Потому что ты можешь зафиксировать их замаскированные объекты и доложить об их местоположении. Ежедневно, в среднем 4-6 раз за день, мы поднимались в небо. Каждый вылет продолжался как минимум полтора часа. Ежедневно 9-10 часов напряжения за штурвалом – непростая задача даже для самых стойких.

ЛИТЕР-Неделя: Вы не думали о том, что в самые опасные моменты вас оберегала какая-то сила? Совершить 305 боевых вылетов и уцелеть не каждый сможет.

Т.Б.: Моя бабушка прожила на свете 101 год. Она меня особенно любила из всех внуков. Это было, когда я еще учился в аэроклубе. В один из дней, помню, пошел сильный дождь. Тогда бабушка прочитала молитву и сказала: "Сынок, запомни эту молитву и читай ее, когда гремит гром и сверкает молния. Пусть Аллах тебя бережет". Я эту молитву быстро выучил. Когда в первый раз сел за штурвал боевого самолета, вспомнил священные слова. Иду в пекло – чем не гроза, подумал я. Пока механик готовил самолет к вылету, я начал читать молитву. Первый полет был удачным. После этого сколько раз вылетал, столько раз эту молитву повторял. Думаю, она меня уберег-ла. Да и сейчас, когда трудно бывает, повторяю про себя слова, благословленные моей бабушкой.

ЛИТЕР-Неделя: Вы летали на самолете с бортовым номером 13. Вы не верите в плохие приметы?

Т.Б.: Еще как верю. Вообще-то, я летал на самолетах под номерами 13 и 7. Только один раз доводилось лететь под первым номером. На "единице" мне не повезло – полет закончился неудачей, в корпус попала пуля. Больше я к "единице" не подходил. В начале войны я сел на 13-й номер. А когда стал командиром первой эскадрильи, должен был сесть в машину под номером 1. Но я выбрал себе 7-й самолет. Семерка, вообще, для казахов – счастливое число. Так до конца войны и пролетал на этом самолете, цифра "семь" меня до Берлина сопровождала.

ЛИТЕР-Неделя: Герой-партизан Касым Кайсенов, при воспоминаниях о военных годах, всегда переживал, что ему приходилось убивать людей на войне. Вас не терзают такие мысли?

Т.Б.: Я летчик, поэтому, как Касым Кайсенов, в рукопашный бой не вступал. Как ни крути, убивать людей – противное занятие. И мне порой бывало противно. Однажды я вылетел на охоту. Направляюсь в сторону Польши и Болгарии. Лечу над горами, похожими на Кавказские – с многочисленными ущельями и разветвлениями. Моя задача – пролететь до Софии, проверить горные дороги и ущелья. Вдруг вижу: по горной дороге идут тысячи вражеских солдат. Строй растянулся на 5-6 километров. Тут была, по меньшей мере, дивизия. Выхожу на связь с руководством: "Я 230-й, вижу движущую пехоту. Численность огромна. Жду приказа". Выясняется, что это немецкая пехотная дивизия шла выполнять спецоперацию "Тургофурмас". База тут же дала добро на атаку. "Бегельдинов, атакуй! Ящики в твоем самолете снаряжены фосфором!" – услышал я голос командира. Вот те на! А я об этом и не знал. На базе меня долж-ны были предупредить: на самом деле бомбардировщики фосфором снаряжать запрещается. Попади хоть одна пуля в корпус, самолет бы на куски разлетелся. Для чего они четыре ящика ампулами фосфора зарядили, я тогда не понял. Приказ есть приказ. Начал бомбить. Подо мной пылала земля, всех спалил. Когда увидел фотоснимки, снятые с борта моего самолета, мне самому стало страшно. Почти всю вражескую дивизию уничтожил. Что поделаешь, тогда была война. Врага жалеть – себе могилу рыть.

ЛИТЕР-Неделя: Вас все знают как летчика-героя, но вы еще и строитель…

Т.Б.: После отставки я окончил Московский строительный институт. Работал в управлении гражданской авиации, в строительных учреждениях. В алматинском аэропорту строил для больших самолетов взлетно-посадочную полосу, за что меня наградили почетной грамотой Верховного Совета СССР. Под моим руководством в городах Акмола, Шымкент, Балхаш, Павлодар, Жамбыл, Актобе, Костанай, Шевченко, Семей, Усть-Каменегорск, Караганда построены аэропорты, аэродромы. В пробивании денег для строительства этих объектов, мне помогли мои "Золотые звезды". В качестве заместителя начальника треста "Казстальмонтаж" я участвовал в строительстве Лисаковского горно-обогатительного комбината, Жамбылского суперфосфатного завода, Дворца Республики, алматинского цирка, Национальной библиотеки.

ЛИТЕР-Неделя: Группа влиятельных в республике людей представили вас к высшей республиканской награде "Халык кахарманы"…

Т.Б.: Я никогда ни у кого не просил званий. Это чуждо бегельдиновской натуре. Может быть, и представляли меня к награде. За это им спасибо. Но самым почетным званием для меня является почет и уважение народа. Звание героя я получил дважды. Не дай бог, если родине будет грозить опасность, могу и сейчас сесть за штурвал самолета! На это у меня силы и воли хватит.

ЛИТЕР-Неделя: После войны многие казахи в вашу честь называли сыновей именем Талгат. Вы с ними как-то поддерживаете контакты?

Т.Б.: Их много. Хочу сказать спасибо тем родителям, которые назвали своих детей в честь меня. Всем моим тезкам желаю долголетия. Талгат Мусабаев, когда ко мне пришел, был еще молодым парнишкой. Говорил, что хочет стать космонавтом. У него в глазах я увидел уверенность в своих силах и направил к тогдашнему главнокомандующему воздушными силами маршалу Ефимову. Тогда мы оба были депутатами Верховного Совета СССР, вместе когда-то учились. Космическими делами руководил в ту пору Николай Каманин, который был у меня командиром дивизии. С их помощью Талгат Мусабаев поехал в Москву готовиться к полету в космос. Теперь он известный космонавт.

ЛИТЕР-Неделя: Вы общаетесь с нашим первым космонавтом Тохтаром Аубакировым?

Т.Б.: О-о-о! С Тохтаром у нас особенные отношения! Я считаю его своим сыном. Простой, грамотный, трудолюбивый, храбрый и очень хороший парень. Я с ним начал общаться после его полета в космос. С тех пор мы близкие друзья

ЛИТЕР-Неделя: Вы совершили хадж. Соблюдаете мусульманские законы? Намаз читаете?

Т.Б.: Видите, у меня в руках книга Абдысаттар кажы. Вера это – великий мир. Аяты, которые я читаю с детства, мне очень помогают. Наверное, поэтому долго живу. Супруга моя всегда намаз читает.

ЛИТЕР-Неделя: Вы долгие годы возглавляли Союз автомотолюбителей. Как вы оцениваете нынешних водителей?

Т.Б.: В свое время мы работали системно. Особенно уделяли внимание подготовке водителей. В каждом автопарке работал дежурный механик и человек, проверяющий автовладельцев на уровень алкоголя в крови. Мы построили в каждой области автошколы. Причем бюджет нам на это ни копейки не выделил. А что сейчас, посмотрите на водителей. Они не знают простых дорожных правил. Водительские права продаются, покупаются. Та система, которую мы создавали, сейчас не работает. Материальные ценности по карманам разобрали. Мне тяжело на это спокойно смотреть. Была бы в моих руках власть, я бы всем им показал…

ЛИТЕР-Неделя: Вы сами водите машину?

Т.Б.: Конечно. А кто меня будет возить? Хорошо управляю. У меня есть автомобиль "Нива" с прицепом. В хозяйстве удобно. С женой садимся, и поехали!

ЛИТЕР-Неделя: Вас на улице работники автоинспекции останавливают? Они вас узнают, наверное…

Т.Б.: За что они будут останавливать? Они должны останавливать только тех, кто правила нарушает. Я никогда не нарушаю, еду тихо, осторожно.

ЛИТЕР-Неделя: Ваш бронзовый бюст в Бишкеке стоит. Когда вы были в городе, где провели детство, в последний раз?

Т.Б.: Ой, давно не был... А у этого памятника своя история. Когда я учился в Московской академии, меня пригласили в Центральный комитет КПСС. Если память мне не изменяет, это было в 1946 году. Прихожу, а там перед секретарем ЦК сидят руководители Верховных Советов Казахстана и Кыргызстана. Темой их спора было место моего рождения.
– Вы, Бегельдинов, откуда знае-те, что родились в Казахстане, Майбалыке? – спросил секретарь.
– Как мне не знать, все мои предки там похоронены.
– А у вас есть на руках подтверж-дающие документы?
– Нет.
Они переглянулись. Видимо, когда их вызвали в ЦК, они сильно перепугались. Если бы в тот момент на руках нашего представителя была справка, подписанная тремя свидетелями, то бюст стоял бы сейчас под Астаной. Народ знает, что я учился в городе Фрунзе. Какой-то мулла, когда-то на тетрад-ном листе, арабскими буквами написал "Бегельдинов родился здесь". Там даже печати нет. Эта потрепанная бумага была в руках приехавшего из Киргизии посланца, она стала моим главным документом о рождении. Из-за этой бумаги мой бюст и остался в Бишкеке.

ЛИТЕР-Неделя: У вас собственная пасека, мед собираете. Почему вы решили заняться пчеловодством?

Т.Б.: Пасека – полезное дело, здоровье восстанавливает. Однажды мой водитель предложил:
– Талгат Якубекович, давайте купим пасеку?
– Зачем она мне? – отказал я вначале наотрез. Но он не унимался, начал меня уговаривать.
– Сколько она стоит? – спрашиваю я.
– Одно пчелиное гнездо стоит сто рублей.
– На тебе тысячу рублей, купи десять ячеек, – сказал я нехотя.
Он оказался знатоком в этом деле. Пасеку обычно в горах держат, а туда нужно постоянно ездить. Конечно, я не жалею об этом. Он научил меня работать с пчелами, показал, как правильно брать мед. Пчелы быстро себя окупили. Я еще десять ячеек купил. Вот и занимаюсь этим уже почти сорок лет.

ЛИТЕР-Неделя: Талгат-ага, вам исполнилось 85 лет. Здоровье не шалит?

– Иногда ноги побаливают. Бронхи иногда беспокоят, но не зимой. До сих пор у меня давление в норме – ни разу до критической шкалы не поднималось. Как видишь... слава Аллаху, здоровье хорошее.

Беседовали Бауыржан ОМАРОВ, фото Айтжана САДЫКОВА

Источник - Liter.KZ
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1200574860
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх