КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 25.01.2007
19:57  Кулова схарчили? К.Бакиев обещает завтра предложить Парламенту новую кандидатуру в премьеры
18:42  Отстранен от должности с возбуждением уголовного дела аким Экибастуза В.Набитовский
18:05  Джалалабадские НПО благодарят "Counterpart International" за помощь и опровергают "непорядочных" авторов Press-Uz.info
17:30  А.Асроров: Узбекистан - бюджетные игры на фоне стагнации. Часть 1-я
17:22  Н.Абуев: Индустриально-инновационный путь развития РК - миф или реальность? Ч. 1-я
17:01  IWPR > И.Каримову выгодна двусмысленность с... сроками своего правления
16:53  В защиту дунган. Анонс акции протеста 26/01 у Дома Правительства в Бишкеке
16:13  Серебро Асгата делим заново. Монгольское правительство расторгло договор с российским "Полиметаллом"
15:23  "Kazakhstan": Конкурентоспособность Казахстана. Как войти в клуб "пятидесяти"?
13:31  У.Карабалин (глава "КазМунайГаз"): "Кашаган" по составу пластовых флюидов очень похоже на "Тенгиз" (интервью)
13:27  Завтра в Бишкеке откроется конференция о защите детей в Киргизии (анонс)
13:21  Т.Каландаров: Памирцы в Москве. Жизненные стратегии и проблема сохранения этноконфессиональной идентичности
13:13  Financial Times: Мир в 2007 году - отчаянная потребность в новом мировом порядке
13:11  А.Кадыров (минсельхоз Таджикистана): "Реформа прошла с ошибками…" (интервью Asia-Plus)
12:54  Министр транспорта Украины Рудьковский отбился от обвинений в пособничестве туркменской оппозиции
12:37  А.Таксанов: Кушать подано, господа журналисты. В Узбекистане новый закон о СМИ
12:21  А.Матвеев: Газовая вертикаль после Туркменбаши. Туркмения - главный объект геополитической борьбы в ЦентрАзии
12:18  ВПК > Заслон у "героиновой реки". Таджикские удары по афганским наркорекордам
12:11  Le Monde: Шизофреническая глобализация. Капитализм победил, но он несет в себе семя противоречия
11:32  "МН" > Мало ли в Киргизии Ивановых! Водитель из Бишкека попал под колесо американской истории
11:29  Н.Ларсен: Миграционный передел. Страны СНГ требуют у России двойного гражданства
11:20  Желание быть арийцем, или Кочевничество как аскеза
11:16  Турки построят в Ашхабаде завод питьевой воды за $28 млн
11:15  Киргизские парламентарии во 2-й раз прокатили кандидатуру Ф.Кулова в премьеры. Что дальше?
09:44  Л.Жолмухамедова: Партийная технология в Киргизии? Элементарно, Ватсон…
09:02  "Къ" > Американцы боятся космической угрозы со стороны Китая
08:40  "КП" > СССР возвращается? Реставрация империи идет ударными темпами
07:34  "НГ" > Саакашвили готовит грузинский батальон для Ирака
05:46  Н.Витренко (ПСП Украины) протестует против ареста Т.Джафарова ("Путь Азербайджана")
04:52  В катастрофе двух вертолетов погибла вместе с дочерью министр обороны Эквадора Гвадалупе Ларрива
01:24  Г.Юнгвальд-Хилькевич (кинорежиссер): "Я родился в Ташкенте, княжеских кровей..." (воспоминания)
00:58  "Так возгоралась плоть в ожидании магии". В последнем романе Ч.Айтматову удались разве только сцены секса среди зверьков
00:22  М.Рудинштейн (кинопродюссер): "Новый 1987 год я встречал в тюрьме вместе с здоровым мужиком - министром транспорта Казахстана..." (воспоминания)
00:07  А.Куртов: Урановый фактор в сотрудничестве России и Казахстана
00:04  Американская НПО "Counterpart International" отправила в Джалалабад новую порцию радиоактивной "гуманитарки"?
Среда, 24.01.2007
20:01  Режим Каримова представляет прямую угрозу гражданскому населению Узбекистана, - обращение в СовБез ООН правозащитницы Е.Урлаевой
19:30  Израильский президент-насильник Кацав вынужден уйти в отставку
16:59  Казахстану нужны "хоть какие-то права собственности" в проекте достройки киргизской Камбаратинской ГЭС
15:44  АО "Фонд развития малого предпринимательства" (Казахстан) возглавил Г.Амрин
15:34  В Багдаде рухнул очередной американский вертолет: 5 погибших
14:56  Триллионы неизвестного происхождения. В Ашхабаде сообщили об очередном газовом чуде - месторождении "Саг Кенар"
14:41  В.Путин: "Что касается трехстороннего формата Россия-Индия-Китай, то кроме проблем..." (интервью индийским СМИ)
14:24  Казахстанский "TEXAKABANK" переименован новыми хозяевами в филиал Сбербанка России
13:51  Новая киргизская Конституция и перспективы правительства (мнения экспертов)
13:28  Туркмения расплатится с Украиной не газом, а валютой за мост через Амударью
13:22  За сочувствие туркменской оппозиции лишился поста посол Украины в Австрии Ельченко
12:49  З.Курманов: В Кыргызстане разыгрывается большая восточная интрига по устранению конкурента на будущих президентских выборах
12:45  А.Аршев: Азиатский прорыв. Путин начинает многообещающий визит в Индию
12:28  Г.Гудков: "Российская элита труслива, неспособна к организационной деятельности и до безобразия компромиссна"
12:21  С.Лукьяненко: Мой первый фантастический рассказ издали... в Индии (интервью)
12:14  Создан Международный комитет в защиту туркмено-российского эколога Андрея Затоки
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    Таджикистан   | 
Т.Каландаров: Памирцы в Москве. Жизненные стратегии и проблема сохранения этноконфессиональной идентичности
13:21 25.01.2007

Жизненные стратегии и проблема сохранения этноконфессиональной идентичности памирцев в иноэтничном окружении (на примере Москвы и Московской области)

Испокон века люди стремились к общению друг с другом. И границы никогда не были преградой для этого. Взаимоотношения между среднеазиатскими и российскими народами уходят своими корнями в позднее средневековье. Начиная с этого времени люди из Средней Азии приезжали в Русь, а позднее в Россию и выбирали ее в качестве своей второй родины. В Государственном архиве Российской Федерации находится уникальный документ - записка бухарского посланника на имя российского чиновника Игнатьева Николая Павловича о ходатайстве разрешить бухарским подданным, женившимся в России, выезд в Бухару совместно с семьями . Таким образом, таджиков и русских связывают не только сегодняшние гастарбайтеры, но и как видим, дореволюционные родственные отношения.

Пик миграции из Таджикистана уже миновал. Я бы сказал
>"московская лихорадка" уже позади. Теперь таджики уже не едут массовыми потоками в Москву и другие большие города России, а стараются найти работу на Родине или открыть собственное дело. Об этом говорят и цифры из официальных статистических данных Республики Таджикистан. Если число выбывших в 1993 году составило 146,1 тыс. человек, то в 2005 году эта цифра составила 27,3 тыс. человек.

Президент России В.В. Путин неоднократно заявлял, что Россия заинтересована в трудовых мигрантах, особенно в соотечественниках из СНГ. Однако дальнейшие действия российских властей оказались крайне нелогичными. Желание привлечь в страну соотечественников, оставшихся в странах СНГ, было перекрыто другим желанием российского правительства – установить жесткий контроль над миграцией в Россию, которая с 1992 г. стала фактически бесконтрольной. Чтобы вкратце остановиться на тех законах и постановлениях, которые были приняты в России для регулирования процесса миграции в этой стране, я составил таблицу, где указаны все законы, принятые парламентом РФ.

Таблица 1 Действующие законы РФ относительно иностранных граждан Время принятия закона Название закона Кем был принят Основные положения данного закона
19 апреля 2002 г. Закон о гражданстве Государственная Дума РФ Принципы гражданства РФ и правила, регулирующие отношения, связанные с гражданством РФ
25 июля 2002 г. Закон о правовом положении иностранных граждан Государственная Дума РФ Освещение всех сторон жизни иностранного гражданина
17 октября 2003 г. Федеральный закон о гражданстве Российской Федерации с изменениями Государственная Дума РФ Некоторый облегченный вариант принятия российского гражданства для тех, кто учился в России или состоит в браке с гражданином РФ
30 июня 2006 г. Федеральный закон Российской Федерации от 18 июля 2006 г. N 110-ФЗ О внесении изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" и о признании утратившими силу отдельных положений Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" Государственная Дума РФ Вступает в силу с 15 января 2007 г.

Массовая миграция в такой крупный мегаполис, как Москва, создает множество проблем, как для жителей столицы России, так и для прибывающих в нее лиц.

В 2001 г. среди регионов России Москва по уровню конфликтогенности находилась в первой пятерке. По мнению экспертов, к группе существенных причин конфликтности в российской столице относятся: 1) сниженный уровень межгрупповой толерантности; 2) негативные этнические стереотипы; 3) обостренные взаимоотношения местного населения и приезжих. К сожалению, приходится констатировать, что в столице России очень слабо развиты традиции этноконфессиональной толерантности. Для людей с другим цветом кожи и отличной от славян внешности в словарном лексиконе значительной части москвичей и жителей Подмосковья имеется несколько уничижительно-презрительных прозвищ, которыми они оперируют в разговорах друг с другом или же обзывают ими иностранцев-гастарбайтеров. Самая распространенная фраза, которую приходится слышать от москвичей и жителей Подмосковья: "Понаехали к нам эти (далее следует прозвище). Гнать их надо из (далее следует местожительство говорящего)!". Ниже в табл. 2 приведены смысловые значения этих прозвищ, не вошедших из-за своей грубости и неуважительности к человеку в словари нормативной лексики русского языка.

Таблица 2 Прозвища, которыми москвичи "награждают" мигрантов

Чурка Неуклюжий, тупой, как бревно, несообразительный
Узкоглазый Имеется в виду то, что все среднеазиатские народы – потомки монголо-татарских завоевателей
Хачик В основном прозвище для азербайджанцев, однако, применяется и по отношению к выходцам из Средней Азии, в том числе к таджикам
Черножопый Грубое ругательство, означающее человека с грязным задом. Употребляется в отношении всех выходцев из Средней Азии и с Кавказа
Черный, черномазый Лицо неславянского происхождения. Так называют афроамерканцев и лиц с темным цветом кожи, в том числе таджиков

В Москве процветают расизм и нацизм, что выражается в периодически случающихся погромах на рынках и почти ежедневных избиениях лиц с неславянской внешностью – выходцев с Кавказа, из Африки и Азии. При этом подобные случаи довольно редко становятся достоянием общественности. О них властям приходится говорить лишь тогда, когда они принимают массовый характер. При этом официальные лица московской администрации утверждают, что подобные инциденты не имеют политической или идеологической подоплеки, а носят исключительно бытовой характер.

Жизненные стратегии и проблема сохранения этнической идентичности памирцев в иноэтничном окружении

Урбанизированная московская среда создает свои особые условия существования, которые могут, с одной стороны, трансформировать присущие памирцам социальные связи, а с другой – приводить к нивелированию этнических особенностей. Однако, как показывают мой опыт и непосредственные наблюдения, с большинством памирцев этого не происходит: для них этническая принадлежность остается весьма актуальной. Это, на мой взгляд, можно объяснить несколькими факторами.

Фактор первый. Памир – агрокультурный регион. А как показывают результаты многочисленных исследований, этническая идентичность естественнее и дольше сохраняется именно в сельской среде обитания, нежели в городских условиях, где процессы модернизации более динамично изменяют складывавшийся в течение поколений традиционный социальный уклад. Большинство прибывших в Москву и Московскую область трудовых мигрантов – выходцы не из единственного в ГБАО города Хорога, а из сельских местностей. Их традиционные стереотипы мышления и поведения, что и составляет в основе своей этническую идентичность, способствуют значительной консервации памирских этнокультурных особенностей и родного языка.

Фактор второй. Приехавшие в Москву и Московскую область памирцы могут оказаться перед выбором. Как утверждают социальные психологи, члены группы меньшинства, не удовлетворенные своим социальным статусом, могут попытаться покинуть ее. С этой целью им необходимо путем овладения определенной идеологией – религиозной или политической – оказаться в новой группе. При этом значение собственной этнической идентичности может отойти для них на второй план, тогда как на первый выходит, к примеру, профессиональная или иная идентичность.

Таким образом, в первом случае памирцы-мигранты могут приобщаться к иноэтничной среде посредством социокультурной адаптации с последующей ассимиляцией. Однако тогда произойдет утрата этнического самосознания и будут приняты доминирующие в господствующей среде нормы.

Вместе с тем представители меньшинства, как утверждают специалисты, могут сделать акцент на своем этническом прошлом и попытаться оказать давление на общество с целью изменить социальный статус группы. Иными словами, памирцы в Москве и Московской области имеют возможность принципиально отказаться от ассимиляции и утверждать ценности этнического своеобразия.

Все сказанное выше носит скорее теоретический характер. В результате вынужденной миграции памирцы проживают в условиях "диаспоры" в Москве и Московской области и не имеют района компактного расселения по типу Chinatown в западноевропейских или американских городах. Кроме того, и это, пожалуй, самое главное – целью большинства мигрантов-памирцев являются не социокультурная адаптация и принятие российского гражданства, а "добывание" в Москве и Московской области материальных ценностей для отправки их находящимся на Памире семьям и, в конечном счете, возвращение на родину.

Таким образом, вопрос о сохранении этнической идентичности стоит в рассматриваемом мною регионе не перед всей памирской диаспорой, а только перед отдельными индивидами, стремящимися остаться в России и получить российское гражданство, или молодыми людьми, родившимися от браков памирцев с русскими. Вместе с тем число тех, и других в общей массе находящихся в Москве и Московской области памирцев очень незначительно.

В условиях проживания выходцев из ГБАО в иноэтничной среде опасность утраты ими религиозной идентичности, на мой взгляд, значительно сильнее, чем этнической. На родине, в условиях гомогенного окружения, т.е. соотечественников, родственников и близких, памирец имеет естественную возможность соблюдать религиозные обряды и предписания. В Москве и ее пригородах памирец-индивид, в отрыве от естественной религиозной среды, не может в полном соответствии с исмаилитской традицией осуществлять отправление религиозных культов. В 2004 г я провел опрос среди 300 памирских мигрантов. На мой вопрос о том, что сохраняете ли Вы в России традиции и обычаи своего народа, получил неоднозначный ответ. 210 человек ответили утвердительно, 73 человека ответили, что частично сохраняют народные традиции, а 17 человек вовсе не соблюдают "дедовские" традиции и обычаи.

Как полагают исследователи, религия способна поддерживать чувство этнической идентичности. Однако подрыв основополагающих религиозных представлений у памирцев, на мой взгляд, может вести к ослаблению этнической идентичности и, как следствие этого, – к снижению и индивидуальной, и коллективной выживаемости. В условиях порой враждебного со стороны части москвичей отношения к выходцам из Средней Азии, несовершенства российского миграционного законодательства, преследований со стороны правоохранительных органов и т.д., сохранить религиозную идентичность памирцы-исмаилиты способны только объединившись в этноконфессиональную общину. Лишь памирская исмаилитская община, на мой взгляд, дает возможность памирцам-исмаилитам Москвы и Московской области поддерживать и сохранять свою этническую и религиозную идентичность.

Как известно, община в широком смысле представляет собой объединение людей, связанных общими интересами (например, сельская, земледельческая, религиозная и др.). В этнокультурной традиции памирцев соседская община (авлод) всегда играла значительную роль. Это объясняется как условиями географической среды (расселение памирцев в горных долинах), так и экономическими причинами (малоземелье, трудности производства сельхозпродукции на гористой местности и др.). Наличие общины предполагает существование общинной взаимопомощи и общинного, т.е. коллективистского сознания. Эти установки сохранялись на всем протяжении миграций памирцев-исмаилитов за пределы своей исторической родины. Они бытуют и до настоящего времени в среде "московских" выходцев из ГБАО.

Для того чтобы правильно оценить современное состояние памирской исмаилитской общины Москвы и ее пригородов, проанализировать трудности, с которыми она сталкивается в настоящее время, а также прогнозировать ее будущее, следует, на мой взгляд, рассмотреть предысторию ее создания.

В советский период, когда Таджикистан входил в состав СССР, массовая миграция памирцев за пределы Памира не наблюдалась. В Москву ехали либо учиться, либо в командировку для повышения квалификации (медицинские и научные работники, работники образования и др.).

Постоянная миграция памирцев-исмаилитов за пределы ГБАО началась после распада СССР и образования в 1991 г. независимой Республики Таджикистан. Одним из конечных пунктов для мигрантов стала российская столица. Это обусловлено тем, что до распада Советского Союза памирцы находились под глубоким воздействием советской системы воспитания и образования. С одной стороны, в средней школе они изучали русский язык и владели им значительно лучше, чем равнинные таджики. Актуальность изучения русского языка не в последнюю очередь была связана с тем, что телевидение на Памире, в отличие от равнинных районов Таджикистана, принимало только центральные телевизионные каналы. Именно поэтому к началу 1990-х годов практически все трудоспособное население ГБАО в той или иной мере владело русским языком.

Ситуация изменилась после образования независимой Республики Таджикистан и начала гражданской войны на ее территории. Знание русского языка из-за сокращения часов на его изучение в средней школе, а также по другим причинам значительно снизилось у нескольких поколений памирцев, родившихся к концу 1980-х годов. Этим объясняется тот факт, что мигранты-памирцы старших возрастов более свободно общаются с русскими в Москве и Подмосковье на их родном языке и не испытывают комплексы по этому поводу. Памирцы младших возрастов, оказавшиеся в России, чувствуют определенный дискомфорт при общении с местным населением на русском языке. В том же опросе 2004 года среди памирцев в анкете стоял такой вопрос: Чувствуете ли Вы помощь общины в своей жизнедеятельности? Результаты приведены в форме таблицы.

Таблица 3

Общее количество опрошенных Варианты ответов: Да, чувствую Нет, не чувствую Затрудняюсь ответить
Количество 300 118 109 73

% 100 39,3 36,3 24,4

Проблема культурной адаптации и сохранения этноконфессиональной идентичности

Выбор памирцем-мигрантом той или иной стратегии адаптации в иноэтничной и иноконфессиональной среде влияет на возможность сохранения этнического опыта и элементов национальной культуры. Памирец оказывается перед выбором. С одной стороны, он может попытаться полностью интегрироваться в господствующую культуру русских путем усвоения ее элементов и ценностей. В дальнейшем это может привести к ассимиляции и идентификации с группой большинства. С другой стороны, у него есть возможность утвердиться в обществе русских за счет акцентирования своей уникальности и этнического своеобразия. Но есть еще и третий путь, основанный на модели чередования или переключения этнических поведенческих кодов в зависимости от ситуации ("вести себя с памирцами как памирец, а с русскими как русский"). Для третьего пути характерна идентификация индивида с обеими взаимодействующими группами, что является показателем интеграции или бикультурализма.

Таким образом, процесс сохранения памирцем-исмаилитом своей культурной идентичности в условиях иноэтничной среды, т.е. новой для него культуры, довольно сложен.

В 70–80-е годы XX в. для обозначения влияния новой культуры на мигрантов ученые использовали термин "культурный шок". Начиная с 90-х годов они стали употреблять термин "аккультурация". Под ним понимается процесс преодоления эмигрантом своего осознанного и неосознанного сопротивления переменам в попытке защитить собственное этнокультурное своеобразие . Процесс аккультурации памирских исмаилитов в Москве и области происходит по трем направлениям: ассимиляция, маргинальность и интеграция.

В случае ассимиляции мигрант полностью идентифицирует себя с новой культурой и отрицает культуру этнического меньшинства, к которому принадлежит сам. На сегодняшний день число ассимилированных памирцев в Москве и области незначительно. Однако тенденция к этому, на мой взгляд, существует. И главный движок на этом пути представляют межнациональные браки, главным образом с русскими, в которые вступают памирцы.

У меня нет данных о том, сколько мужчин-памирцев в Москве и Московской области женаты на русских женщинах и представительницах других национальностей. Можно предполагать, что их несколько сотен. При подготовке статьи для сбора данных об этнической и религиозной идентичности этих соотечественников мною был использован метод включенного наблюдения. Мои попытки проинтервьюировать их осложнялись тем, что я не получал откровенных ответов на поставленные мною вопросы. Например, на вопрос о том, как брак с русской повлиял на религиозную идентичность мужчины-памирца, мои собеседники отвечали, что межнациональные браки не повлияли отрицательно на их религиозное сознание. В то же время из других источников я узнавал, что эти земляки частично утратили свою религиозную идентичность.

Из проведенных мною бесед с несколькими мужчинами-памирцами, вступившими в Москве в брак с русскими женщинами, а также из полученных мною сведений из других источников (от их друзей и родственников) складывается следующая картина.

Среди основных причин вступления в брак с русскими женщинами у мужчин-памирцев можно выделить две. Первая – как по количеству случаев, так и по своей значимости – заключается в желании памирцев легализовать свое пребывание на территории России, в частности в Москве и Московской области. Вторая причина обусловлена интимным поведением русских женщин. В отличие от женщин-памирок, они более раскрепощены в сексуальной сфере, что вызывает симпатии и привязанность со стороны мужчин-памирцев, вступивших с ними в интимные отношения.

Следует сказать, что большинство мужчин, которые состоят уже в таких браках, редко посещают общину и также редко или почти не участвуют в религиозных праздниках. В подобных национально-смешанных браках доминирует русская жена, а мужу-памирцу отводится подчиненная роль, поскольку он, как правило, является примаком, т.е. пришедшим в дом жены.

Необходимо подчеркнуть, что в настоящее время русская городская модель семьи кардинальным образом отличается от традиционной памирской модели, где главенствует муж, а жена пользуется равными с ним юридическими и прочими правами, однако не претендует на лидерство. Насколько мне известно из общения с русскими коллегами и знакомыми, а также из личных наблюдений, в большинстве русских семей жена решает финансовые и прочие вопросы, занимается воспитанием детей и определяет стратегию развития семьи в целом. Когда муж-памирец оказывается в такой семье, он, может быть, и пытается изменить подобный стереотип поведения. Однако, как правило, сдает "боевые" позиции под прессингом жены, ее родственников, соседей и становится, как говорят русские, "подкаблучником", т.е. мужем, подвластным жене. Она решает, ходить ли ему в общину, встречаться ли с друзьями-памирцами, отмечать ли с ними свои мусульманские праздники.

В конечном счете, памирец-исмаилит, женатый на русской, сначала перестает встречаться со своими земляками, а затем у него под влиянием окружающей иноконфессиональной среды ослабевает интерес к исмаилитской вере, и он становится, с религиозной точки зрения, маргиналом.

Вместе с тем родившиеся в национально-смешанных семьях дети говорят по-русски и не знают родного языка отца-памирца, они принимают крещение и ничего не знают о вере своего родителя. Таким образом, с детства они идентифицируют себя как русские и как христиане.

Можно привести характерный для подобных семей случай, о котором мне рассказал в интервью мигрант А.: "Как-то пришел в гости к одному знакомому памирцу, у которого жена – русская и у них есть сын, и увидел у мальчика крестик на шее. Спрашиваю: "Это что?", а тот в ответ: "Крестик, я же крещеный, меня бабушка в церкви крестила". Бабушка как раз была дома, я ее спрашиваю: "Как же так, у него отец – памирец, он – мусульманин". А она даже обиделась. "Ну и что, – говорит, – что мусульманин, внук будет жить в России и зачем ему ваше мусульманство?" Видя мое удивление, знакомый развел руками, дескать, да пусть, мне-то какая разница".

Приведу еще один пример. У шугнанца Н. и его русской жены в мае 2004 г. трагически погиб полуторагодовалый сын. Родители не могли договориться между собой о вере их ребенка. Мальчик умер, не будучи ни мусульманином, ни православным христианином. Его похоронили на христианском кладбище с православным крестом, но без соответствующего церковного отпевания. Вместе с тем был приглашен служитель культа-халифа, который читал джаноза над покойным младенцем. В итоге похороны были и не мусульманскими, и не христианскими.

За последние десятилетия выросло новое поколение людей (отцы их – памирцы), которые окончили школу в Москве или области и поступили в российские высшие учебные заведения. Некоторые из моих знакомых молодых москвичей, чьи отцы некогда приехали с Памира, не владеют родным языком родителя, не говоря уже о таджикском. У них нет друзей среди сверстников-памирцев, и они абсолютно ничего не знают ни об исмаилизме, ни об исмаилитах. Можно предположить, что такие молодые люди уже не способны обрести этническую (памирскую) и религиозную (исмаилитскую) идентичность отца.

В некоторых случаях мужчины-памирцы, женатые на русских женщинах, сами хотят, чтобы их дети идентифицировали себя как русские. В разговорах с ними они подводили под свое решение теоретическую базу. Во-первых, в Москве сильны националистические настроения, и отцы хотят, по их словам, обезопасить будущее своих детей. Во-вторых, сказывается активная деятельность Русской православной церкви среди населения, особенно после многих десятилетий атеистического прошлого. В-третьих, в Москве и области широко распространены антиисламские настроения, подчас искусственно подогреваемые некоторыми газетами (особенно национал-патриотическими) и московским (ТВЦ) каналом телевидения. В сложившихся обстоятельствах отцы-памирцы также готовы пожертвовать исмаилитской идентичностью ребенка во имя его безопасности и спокойной жизни.

Таким образом, у родившихся и воспитывающихся в смешанных памирско-русских браках детей отсутствие памирского и исмаилитского самосознания в одних случаях объясняется пассивностью отцов-памирцев, в других – нежеланием последних усложнять жизнь своим детям, которых окружают этнические русские – православные христиане по вероисповеданию.

Количество межнациональных браков среди памирцев, несомненно, будет возрастать. И проблема самоидентификации наиболее остро встает перед детьми, родившимися в национально-смешанных семьях. Как уже говорилось, большую роль в самоидентификации ребенка играет этнокультурное окружение, а также структура семьи и распределение ролей внутри нее. В настоящее время такая семья проживает в отрыве от памирской общины, отец-памирец б&*972;льшую часть времени проводит на работе, а дети общаются в основном с матерью – русской, которая выступает в качестве главного агента социализации. В этом случае существенно возрастает вероятность того, что дети, повзрослев, начнут идентифицировать себя как русские, а не как памирцы, соответственно православным, а не исмаилитом.

Известно, что формирование этнической идентичности начинается с детства и заканчивается в подростковом возрасте. Но это не означает, что она не подвергается определенным трансформациям на протяжении жизни человека. В дальнейшем он может принять национальность другого родителя, но в этом случае мы говорим о декларируемой идентичности. Что же касается самовосприятия, т. е. основания предполагать, что жизненные обстоятельства могут вызвать кризис идентичности и даже привести к маргинализации сознания, когда человек ощущает себя принадлежащим одновременно к двум культурам, не может однозначно причислить себя к одной из них, несмотря на возникающую время от времени потребность сделать это.

Говоря о детях, родившихся на Памире и приехавших в Москву и область вместе с родителями, можно констатировать, что каждый проведенный здесь год очень многое значит для них. От взрослых и, прежде всего, от родителей зависит, сохранит ли их ребенок в условиях иноэтничного и иноконфессионального окружения свою культурную идентичность или же маргинализируется. Безусловно, дети не виноваты в том, что они идентифицируют себя не с памирцами, а с русскими. Некоторые семьи памирцев с детьми приехали в Москву в начале 1990-х годов, когда еще не стоял вопрос об ознакомлении детей с основами исмаилизма, с традициями и обычаями их предков.

Если мигрант не идентифицирует себя ни с культурой этнического большинства (в нашем случае – с русской), ни с культурой этнического меньшинства (в данном случае – с таджикской), то результатом является этнокультурная маргинальность. Следует еще раз оговориться, что для москвичей все выходцы из Таджикистана – таджики. Поэтому большинство памирцев, которые не считают себя таджиками, естественно, не идентифицируют себя с таджикской культурой. В ряде случаев маргинальность некоторых памирцев-исмаилитов не является результатом их свободного выбора.

Самая успешная стратегия для аккультурации этнических меньшинств – это интеграция. Только интеграция может привести на добровольных началах к сосуществованию в новой культурной среде. Практически уже первые мигранты-памирцы, оказавшиеся в Москве и области, поняли, что интегрироваться лучше, выгоднее. Таким образом, их стратегии изначально исключали сегрегацию или сепарацию.

Как показывают результаты моих наблюдений и бесед с памирскими исмаилитами, почти все они пережили или переживают состояние, которое можно определить как кризис социальной идентичности. На это указывает наличие негативных чувств, связанных с этнической принадлежностью (обида, вина, стыд, униженность, ущемленность), что можно условно назвать кризисом "этнической идентичности". Далее этот процесс сопровождается и кризисом "гражданской идентичности". В Москве быть гражданином Таджикистана – это гарантированное лишение всех общечеловеческих прав. Любой милиционер в московском метро может порвать или забрать (согласно международным конвенциям, категорически запрещено отбирать документ, удостоверяющий личность иностранного гражданина, без его согласия) таджикский паспорт, который, по сути, является собственностью Таджикистана.

Каковы же факторы, которые позволили бы памирцам-исмаилитам сохранить свою этническую и религиозную идентичность в условиях иноэтничного и иноконфессионального окружения?

Прежде всего, это родной язык – именно его ученые-этнологи считают одним из основных факторов, способствующих сохранению этнической идентичности. Правда, в основном они имеют в виду, скорее, символическое значение языка, а не его фактическое употребление всеми членами конкретной группы.

Памирцы-мигранты понимают необходимость овладения языком доминирующего, т.е. русскоязычного населения, так как это облегчает им интеграцию в российское общество. Установки некоторых родителей-памирцев (не говоря уже о национально-смешанных браках), которые и в семье стараются говорить с детьми по-русски, играют решающую роль в процессе перехода на языковой код иноэтнического окружения. При этом мужчины благодаря большей вовлеченности в процесс общественного производства быстрее переходят на русский язык, чем женщины.

Безусловно, свободное владение русским языком необходимо для интеграции в новую культурную среду. Однако памирская общественность в Москве бьет тревогу по поводу утраты языка детьми памирцев, живущими в иноэтничном окружении. Эта тема не раз становилась предметом обсуждения в диаспоре.

Язык в его символическом значении может стать основой для колебаний относительно собственной идентичности, формирования негативного представления о себе с точки зрения этнической принадлежности: "Могу ли я назвать себя памирцем/памиркой, если не знаю родного языка?"

Своеобразие антропологического типа. Неславянская внешность памирцев-мигрантов может затруднить желание кого-либо из них полностью влиться в культуру большинства не только на поведенческом уровне, но и в результате изменения собственной идентичности. Со стороны русских, т.е. доминирующей группы, это вызывает сопротивление. Поэтому мне не известны случаи, когда взрослые памирцы отваживаются называть себя русскими.

Как это ни парадоксально, притеснения со стороны официальных властей, правоохранительных органов, дискриминация и оскорбления на бытовом уровне, т.е. экстремальные условия жизни в иноэтничной и иноконфессиональной среде, вызывают защитные механизмы у притесняемых людей. Говоря о памирцах-исмаилитах, можно утверждать, что тяжелые условия пребывания в таком мегаполисе, как Москва, в какой-то степени способствуют укреплению у них этнического и религиозного самосознания. Община становится тем местом, в котором земляки чувствуют себя комфортно, находят душевное спокойствие, могут пообщаться друг с другом, получить совет на тот или иной вопрос и т.д.

Думаю, в России также пора принимать те общепринятые методы интеграции мигрантов в новое сообщество. В первую очередь официальные государственные лица должны дать однозначный ответ на вопрос, нужны ли трудовые мигранты стране или нет? В данный момент многотысячная армия трудовых мигрантов из СНГ в России находятся в качестве своеобразных заложников. Последние события с выходцами из Грузии показали, что российская власть довела процесс трудовой миграции до абсурда и анекдотов. Если страна заявляет о том, что мигранты ей нужны, она обязана брать на себя дополнительную ответственность. Для этого Россия кардинальным образом должна поменять свое отношение к данному вопросу.

На мой взгляд, в первую очередь, необходимо определить точное количество мигрантов в стране. Сопоставляя полученные данные с потребностями внутреннего рынка, можно будет указать на точное число "нужных" людей и профессий.

Во-вторых, страна реципиент, в нашем случае Россия, должна дать свободную волю мигрантам – право изъявить желание получить разрешение на временное проживание, разрешение на работу или отказаться от такового.

Летом этого года в течение одного месяца я находился в Канаде, в городах Монреаль и Квебек. Мне удалось встретиться с несколькими эмигрантами из Афганистана и Таджикистана. Меня чрезвычайно поразила та работа, которую проводит канадское государство с новыми членами сообщества. При поддержке правительства созданы специальные учебные центры, где прибывшие мигранты могут пройти курсы изучения французского и английского языков, курсы по истории провинции Квебек и другим предметам.

Десятки волонтеров-пенсионеров закрепляются за эмигрантами, и проводят для них экскурсии, приглашают к участию в общегородских и общенациональных праздниках, и находятся с ними в постоянном контакте. Эмигрант в любое время по разным вопросам может смело звонить своему Учителю, как они уважительно называют своих попечителей. Причем вопросы могут быть совершенно разными - от подсказки какого-нибудь английского или французского термина до адреса нахождения музея. На мой вопрос: "Как вам ваша новая родина?", один эмигрант из Афганистана сказал "Я теперь готов отдать жизнь за Канаду". Думаю, комментарии тут излишни.

В России такая работа находится на начальной стадии, начинается организация первых "Школ мигрантов". Одним из подобных центров является школа при областной библиотеки Перми .

Для мигрантов после приезда в Россию меняется все: от природы до поведенческой модели окружающих. В такой ситуации крайне важно, чтобы каждый мигрант желающий обрести в лице России свою новую Родину, почувствовал понимание и сострадание со стороны окружающих. Тогда и в России мы сможем услышать слова преданности из уст вчерашних мигрантов, такие как услышал я в далеком Квебеке…

Тохир Каландаров, кандидат исторических наук, докторант Института этнологии и антропологии РАН.
РГНФ 06-01-00134а
23 января 2007

Источник - ИАЦ МГУ
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1169720460
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх