КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 18.01.2007
22:28  К.Карабеков: Против Кулова демонстративно проголосовали пропрезидентские ("южные") депутаты
21:01  ВВС > Политику Буша в Ираке начал поругивать даже карманный премьер Малики
20:05  Китайские ученые смастерили первый в мире рентабельный термоядерный реактор
19:52  Власти Китая реабилитировали Хуан Гуанъюя - самого богатого человека страны
17:01  "Торговля людьми" в восьми томах. В Актюбинске начался суд над "хозяевами" 20 узбекистанских рабов
16:58  В Туркмении ходят слухи, что Путин обещал прислать муки и картошки
15:51  Турецкая халтура. Стены нового здания Мажилиса Казахстана разбирают и утепляют
15:14  Тараз: бандиты торжествуют. Местные уголовники получают по 4 года за убийство
14:07  Демократия в Азии сдает позиции. Исследование Freedom House "Свобода в мире 2007"
13:52  ИГНПУ > Бывший начальник ГУИН Узбекистана, "мастер пыток" Р.Кадыров, скрывается на Украине
13:13  В Ашхабаде скончался замечательный туркменский врач А.Бердыклычев
13:07  Отныне в Таджикистане три Демпартии: Искандарова, Собирова и Исмонова
12:52  Бульдозером по махаллям. Начинается снос тысяч частных домов в центре Душанбе
12:48  Депутаты Парламента не утвердили Ф.Кулова премьер-министром! Не хватило аж 15 голосов
12:04  Cкоропостижно скончался хоким Андижана Абдумаджид Эгамбердиев
12:02  Сухбат Афлатуни и его "Ташкентский роман" (фрагмент)
11:59  "НГ" > Выиграть в Ираке, целясь в Иран. Вашингтон усиливает психологическое давление на Тегеран
11:52  В Джалалабаде разоблачена бандгруппа узбекистанских скотокрадов
11:31  А.Асроров: Кубик Рубика, или что произошло с центрально-азиатским текстилем (окончание)
10:59  Американские авианосцы сплываются в Персидский залив. Бомбить Иран?
10:53  ФСБ России "похитила" в Киргизии беглого башкирского сенатора Изместьева
10:51  Д.Сатпаев: Тень "китайского дракона". Жесткие стороны мягкой экспансии
10:40  Погиб Е.Кушнарев - самый русский из украинских депутатов: несчастный случай или убийство?
10:37  Последние постановления Правительства РФ о поддержке переселения соотечественников (текст)
10:19  Рейдеры в погонах. В Алматы накануне разоблачительной пресс-конференции арестован сын карагандинского экс-депутата Усатова
09:46  В Баку разоблачен очередной государственный заговор. Теперь "радикальных шиитов" из "Азеригаза"
09:34  Семеро смелых. Директора Иссык-Кульского конно-племенного завода схватили вымогатели
08:56  Разгром пикета. Аресты узбекских правозащитников продолжаются
08:32  "ВН" > НАТО по-русски. Россия пытается превратить ОДКБ в универсальный военно-политический союз
07:34  Tageszeitung: Иран объединяет усилия с Венесуэлой и Боливией
03:40  Д.Ашимбаев/В.Хлюпин: История продолжается: 21 казахстанский премьер
00:50  Г.Бердымухаммедов: Туркмения начнет поставки газа в Китай в 2009 году
00:45  Э.Гасанов: Истинный траур в религии. В современном Азербайджане на поминках царит самодеятельность
00:30  Кандидатам в президенты Туркмении созданы равные условия для борьбы, - утверждает ЦИК
00:20  М.Захидов: Как подавляли студенческие выступления в Ташкенте 16/01/1992 (часть 3)
00:12  Как узбекский милиционер Абдулла-ака в международном фестивале "World police musik" участвовал (сказка)
00:01  "Пираты" "князю" цену перебили. Покупка государства Sealand казахским ученым оказалась... шуткой
Среда, 17.01.2007
17:42  В.Литовкин: Казахстан хочет строить свою армию по лучшим зарубежным лекалам
15:27  "Эзгулик": Доклад о ситуации с правами человека в Узбекистане за 2006 год
14:00  "Project Syndicate": Другие "туркменбаши" Средней Азии
13:56  Wall Street Journal: Средняя Азия: "Большая игра" в новой версии
13:52  Financial Times: Единая тенденция? Демократия непопулярна во всем мире
13:38  Особенности новой редакции Конституции Кыргызской Республики (пояснение)
13:30  Профильный комитет парламента Кыргызстана рекомендовал Ф.Кулова в премьеры
13:09  А.Саломатов: Министры иностранных дел Республики Узбекистан (1991-2006). Кто был/есть кто
13:04  Новый казахстанский премьер К.Масимов продолжает компанию легализации имущества селян
13:01  В Подмосковье начался 1-й Слет русскоязычной молодежи стран СНГ и Балтии
12:59  "Коррупция в Республике Таджикистан", - презентован доклад ЦСИ
12:57  На киргизско-узбекской границе арестована андижанская правозащитница-врач Г.Тураева
12:54  "Узбекфильм". Назад в будущее, - рассказывает экс-директор Ю.Разыков
12:49  Maariv: Иран скупает Ливан. Успехи Израиля краткосрочны...
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    Казахстан   |   КАДРЫ   | 
Д.Ашимбаев/В.Хлюпин: История продолжается: 21 казахстанский премьер
03:40 18.01.2007

Быть главой правительства в Казахстане сложно и сегодня, как и почти столетие назад. На этом посту до прихода Карима Масимова успели побывать 20 человек, причем двое занимали этот пост дважды. Вместе с тем история казахстанских премьер-министров – это история нашей страны со всеми ее триумфами и трагедиями.

Говорить о правительстве "Алаш-Орды" (1911-1918 гг.) как о самостоятельном органе управления не приходится. Оно во главе с Алиханом Букейхановым просто не успело сформироваться в полноценный кабинет и начать реальную работу: аппарат создан не был, функции не прописаны, реальный контроль над территорией был достигнут только в ее Западном отделе. Трагический финал "Алаш-Орды" и ее лидеров, людей, безусловно, выдающихся, общеизвестен.

>Первым "профессиональным" премьер-министром был Виктор Радус-Зенькович (здесь и далее годы премьерства: октябрь 1920-1921) – профессиональный революционер во втором поколении (его отец – мелкопоместный польско-литовский дворянин, участник польского восстания 1863 г.). Сам он вступил в РСДРП в 1898 г. и до 1917 г. успел побывать несколько раз в тюрьмах и ссылках, в женевской эмиграции приятельствовал с Лениным, между революционными делами успел закончить полный курс медфака университета, К моменту назначения его главой правительства это был опытный 42-летний разноплановый работник: редактор газет, председатель Саратовского губревкома, замнаркома труда РСФСР, член РВС армии. По отзывам современников, человек он был спокойный, рассудительный, даже вяловатый и добродушный для тех неспокойных времен, Именно с его именем и деятельностью связаны первые шаги Аппарата. Проработал он в Казахстане, по тем временам, немало – год и месяц. Сам отпросился в Москву: замучила тропическая малярия. Прожил он поразительно долго для деятеля тех лет, скончавшись в 1967 г., на 90-м году жизни.

На посту премьера его сменил сделавший за год феерическую карьеру ставленник и одно время лидер самой крупной в начале 1920-х годов группы казахских работников-"уральцев" Мухамед-Кафи Мурзагалиев (с октября 1921 г. – по октябрь 1922 г.), К моменту назначения ему было 33-34 года – самый расцвет, До Совнаркома он некоторое время руководил Казобкомом партии, был наркомом внутренних дел и одним из руководителей краевой ЧК. Окончил Саратовское сельхозучилище. В 1918 г. почти на год угодил в тюрьму к белоказакам, затем, будучи рядовым бойцом и подпольщиком, разлагал изнутри Западный отдел "Алаш-Орды". Высокий пост в ЧК, вне всякого сомнения, сыграл немалую роль в его биографии; позволив обойти в 1920 г. своих более старших и заслуженных сотоварищей-"уральцев". Не помешало карьере, как это ни удивительно, и "белое пятно" в биографии – пока "старшие" вместе с Чапаевым отчаянно обороняли Уральск в 1919 г. Мурзагалиев занимался "агитацией" в родном ауле (куда агитировал, за кого – вопрос темный). Потом – ЧК и резкий карьерный взлет. Как человек Мурзагалиев был резким, самостоятельным, целеустремленным, с ярко выраженными волевыми и... карьеристскими качествами, смел, находчив, хороший оратор, но... неуживчив – добился смещения секретаря Казобкома Марии Костеловской, не последнего человека в РСДРП, обвинив ее во "властолюбии", Ушел М. Мурзагалиев с поста сам, но с грандиозным скандалом, разругавшись не только с соперничавшими с ним за власть так называемыми "правыми националистами" (С. Садвокасовым и Байтурсыновым), но и со своими вчерашними союзниками – Мендешевым и Джангильдиным, демонстративно обвинил коллег в неумении работать и покинул Казахстан. Видимо, ожидал, что бросятся отговаривать. Не бросились... Напротив, обвинили коллегу в несанкционированной и тайной рассылке директивных телеграмм на места без согласования с бюро обкома.

Сменивший его Сакен Сейфуллин (1922-1924 гг.) был фигурой иного плана и, пожалуй, самой яркой и талантливой среди всех наших премьеров. И дело даже не в том, что он замечательный поэт и автор великолепных мемуаров – эпопеи "Тернистый путь". Выходец из ассимилированных татар-проповедников ислама, он также происходил из вполне обеспеченных слоев общества, закончил до революции учительскую семинарию. Ярко заявил о себе еще в 1917 г. как лидер акмолинских казахов-социалистов, не сломался в нечеловеческих условиях "вагона смерти", затем поработал на различных советских и партийных постах в Акмолинске и замнаркома просвещения. Он стал самым молодым премьером – в 28 лет. Сейфуллин был слишком ярок, всегда занимал самостоятельную позицию, спорил, отстаивал свое мнение. Но благодаря этой яркости и горячности, а также острому перу и языку быстро нажил себе недоброжелателей. Критиковали его со всех сторон – и за провалы в работе, и за реальные и мнимые кадровые ошибки, вынудив уйти в отставку спустя два года.

Его сменил Нигмет Нурмаков (1924 г. – апрель 1929 г.) – умница и труженик, как и Сейфуллин выпускник Омской учительской семинарии, начинавший карьеру в ныне почти забытой партии "Уш-Жуз", которая первой попыталась адаптировать социалистические идеи к местной почве. Также сидел в колчаковской тюрьме, потом руководил уездным ревкомом, отделом губкома партии, возглавлял краевой трибунал, наркомат юстиции, был вторым секретарем крайкома партии. В переломные годы коллективизации и оседания Нурмаков сколько мог пытался сдержать ультрареволюционный загиб Центра и местных исполнителей во праве с Голощекиным. Занимая взвешенную позицию, стремился мирно "врастить" кулака и бая в социализм, найти компромисс и уберечь казахский аул и русское село от классового погрома. Вместе с тем он не слыл мягкотелым, напротив, всегда четко и жестко, а главное – грамотно и аргументированно, отстаивал свою позицию. Читать его доклады и выступления тех лет – одно удовольствие: мысль ясная, речь грамотная, без истерик и пафоса. Его деловые качества как руководителя были неоспоримы, что и позволило ему столь долго оставаться на посту, несмотря на отчаянные усилия Голощекина. Малоизвестный факт: в марте 1928 г. "голощекинцам" удалось-таки добиться от Нурмакова заявления об отставке и даже провести это решение через бюро крайкома, но Москва отменила "опалу", видимо, считая, что его некем заменить. В отставку он ушел сам, под предлогом повышения образования, просто измучившись сопротивляться антинародной по сути политике "генеральной линии".

Следующий премьер, Ураз Исаев (1929-1938 гг.), при всех положительных личных качествах – порядочности, скромности, чуткости, не отличался ни кругозором, ни силой характера предшественников. Образование – 2-классное начальное русско-казахское училище – говорит само за себя. Карьера типична для "выдвиженца" – надежного исполнителя воли партии из низов: писарь, милиционер, мелкие должности в профсоюзах и в уездном ЧК, первый секретарь укома партии, замнаркома рабоче-крестьянской инспекции, заведующий орготделом и второй секретарь крайкома партии и, наконец, в 30 лет – председатель СНК на долгие и страшные 9 лет. Он сумел сработаться и с Голощекиным, и с Мирзояном, двумя совершенно разными типами руководителей, колебался вместе с линией партии, в массовых репрессиях заводилой не был, но никогда и не протестовал. Это руководитель-функционер, средний, надежный, неамбициозный, типичная "рабочая лошадка". Исаева арестовали весной 1938 г. вместе с Мирзояном. Впрочем, расстрелянными в этот печальный год оказались и почти все остальные первые премьеры.

Следующим главой правительства стал Нуртас Ундасынов (лето 1938 г. – конец 1951 г.), возглавивший Совнарком на самом излете Большого террора. Дорогу наверх ему, как практически и всем его современникам, пришедшим во власть в то время, открыли репрессии, унесшие почти всю высшую и среднюю номенклатуру. Ундасынов окончил лесной техникум и к началу 1938 г. возглавил облисполком, а летом 1938 г., в 33-летнем возрасте, – правительство. Несмотря на практически полное отсутствие опыта крупной руководящей работы, Ундасынов проработал премьером 13 лет. Он хорошо сработался с тогдашними партийными руководителями – Скворцовым и Шаяхметовым и, компенсируя недостаток базового образования блестящими организаторскими способностями, организовал работу Совнаркома и в тяжелые военные годы, и в период послевоенного восстановления народного хозяйства. Осенью 1951 г. он уехал на учебу в Москву. В 1950-1960-е Ундасынов руководил Верховным Советом и Гурьевской областью, а выйдя на пенсию, выпустил ряд казахско-арабских словарей.

С конца 1951 и до марта 1955 г. Совмином руководил Елубай Тайбеков, являвшийся к тому времени уже опытным партийным руководителем. В 1920-е он работал в милиции и прокуратуре, а после окончания сельхозакадемии перешел на преподавательскую работу. В 1940-1950-е годы Тайбеков возглавлял Актюбинский и Акмолинский обкомы партии и, достигнув 50 лет, сменил Ундасынова. Тайбеков был хорошим руководителем-сельскохозяйственником, что в какой-то степени и способствовало его уходу с работы. В 1954 г. началось освоение целинных земель, в руководство пришли новые люди (Пономаренко и Брежнев), все силы были брошены на сельское хозяйство, и в какой-то момент стало ясно – надо хотя бы правительство укрепить "производственником". Тайбеков был переведен председателем облисполкома, впоследствии стал ректором Казахского сельскохозяйственного института.

Весной 1955 г. правительство возглавил 43-летний Динмухамед Кунаев (1955 г. – январь 1960 г.) – горный инженер по образованию и один из самых выдающихся политических деятелей Казахстана. Он быстро продвинулся как инженер, а в годы войны стал заместителем Ундасынова. В конце 1951 г. Кунаев стал президентом Академии наук, а в марте 1955 г. был назначен главой правительства. Будучи, с одной стороны, верным солдатом партии, а с другой – человеком явно неординарным, Кунаев руководил правительством при четырех первых секретарях ЦК Компартии Казахстана (не считая вечного "экспериментатора" Хрущева) и в итоге в январе 1960 г. ушел на повышение, став первым секретарем ЦК партии.
Сменил его на посту премьера 44-летний Жумабай Ташенов (1960-1961 гг.), одна из самых противоречивых фигур в истории. Опытный хозяйственник, дошедший до поста первого секретаря Актюбинского обкома и председателя Верховного Совета, он был человеком принципиальным, но... неуживчивым. Хотя сегодня принято воспевать его стойкость в борьбе с некоторыми хрущевскими новациями, коллеги-современники относились к нему неоднозначно. В итоге тяжелый характер обернулся против него: ровно через год после своего назначения, в январе 1961 г., совместными усилиями Ташенов был отправлен в отставку. До выхода на пенсию он почти 15 лет работал зампредом Чимкентского облисполкома.

Совет Министров возглавил 53-летний ветеран казахстанской политики Салькен Дауленов (январь 1961 г. – сентябрь 1962 г.). В 1938 г. он стал секретарем ЦК, вскоре уехал из республики и несколько лет работал в Башкирии, затем вернулся, и тогдашнее руководство (Скворцов и Шаяхметов) начало продвигать его по службе, хотя его послужной список сплошь состоял из невысоких взлетов и неглубоких падений. В 1960 г. Дауленов стал первым секретарем Семипалатинского обкома партии, а менее чем через год – премьером. Однако и здесь судьба вновь повернулась к нему спиной. В сентябре 1962 г. он был снят с поста премьера, будучи обвинен в пристрастии к "зеленому змию", и до конца жизни работал в системе Госплана.

Следующий премьер – 53-летний Масымхан Бейсебаев поставил рекорд по краткости пребывания на своем посту – 3 месяца (впоследствии он наверстал упущенное). Бейсебаев, безусловно, один из самых заслуженных премьеров в истории республики. Участник войны, руководил облисполкомом и обкомом партии, был заместителем и первым заместителем премьера, первым секретарем Алма-Атинского обкома. Его выдвижение на пост премьер-министра было вполне логичным, учитывая опыт и способности Бейсебаева, но проработать ему удалось недолго. В декабре 1962 г., как известно, Хрущев назначил Юсупова на место Кунаева, а его перевел на должность премьера. Бейсебаеву, естественно, пришлось "потесниться", вновь став первым заместителем премьера.
Когда 50-летний Кунаев (декабрь 1962 г. – осень 1964 г.) во второй раз возглавил Совмин, это было, конечно, понижением и сильным ударом по самолюбию, хотя считать это полноценной опалой сложно. Хрущев не любил, когда ему перечат, но опытными работниками старался особенно не разбрасываться. (Опальные чиновники обычно либо направлялись на низовую работу в провинцию, либо послами в далекие страны.) Однако климат в руководстве КазССР стал очень тяжелым, тем более что бесконечные хрущевские новации только усиливали глухой номенклатурный протест по всему Союзу. Итог закономерен: осенью 1964 г. Хрущев был отправлен в отставку, за ним последовал Юсупов.

После возвращения Кунаева на пост первого секретаря ЦК 55-летний Бейсебаев вернулся в кресло премьера и проработал в этой должности пять с половиной лет (конец 1964 г. – весна 1970 г.). Кунаев не торопясь убирал прежние кадры, выстраивал новый баланс сил и укреплял свою собственную вертикаль власти. Весной 1970 г. 61-летний Бейсебаев был неожиданно отправлен на пенсию, хотя конфликтов между ним и Кунаевым не наблюдалось. Скорее всего, "чрезмерный" авторитет и аппаратный вес премьера начал противоречить новым веяниям, к тому же наличие двух южан на высших постах нарушало принцип паритета между различными региональными группами в руководстве, который лег в основу новой кадровой политики.

Сам Кунаев, по рассказам мемуаристов, говорил о том, что тогда для руководства экономикой республики на посту премьера был нужен представитель промышленности, а Бейсебаев – "аграрий"; однако пост премьера получил другой выходец из сельскохозяйственной сферы – 52-летний северянин Байкен Ашимов (1970-1984 гг.). Ветеран войны, он возглавлял Карагандинский облисполком и Талды-Курганский. обком партии. Он был опытным, взвешенным, вдумчивым, авторитетным руководителем, не демонстрировал излишних амбиций. В 1977 г. он получил звание Героя Соцтруда, что стало как закономерным признанием его заслуг, так и признаком высочайшего доверия со стороны Кунаева, для которого Ашимов стал, безусловно, идеальным премьером.
Однако время не стоит на месте, и в марте 1984 г. 66-летнего Ашимова, избранного председателем Верховного Совета, на посту главы правительства сменил 43-летний Нурсултан Назарбаев (март 1984 г. – лето 1989 г.). Кунаев в какой-то степени рассматривал его как свое альтер-эго – их жизненные пути были во многом сходны, а тот факт, что Назарбаев стал премьером в столь "юном" для того времени возрасте, говорил о безусловном доверии патриарха к кандидату в премьеры. Но эпоха Кунаева шла к своему закату, "старая гвардия" уходила, и все накопленные за застойные годы проблемы моментально стали выходить наружу. Несомненно, в более спокойное время их тандем мог бы работать долгие годы... Однако Назарбаев вскоре выступил в качестве реформатора и критика прежней системы, его отношения с Кунаевым обострились – ситуация в республике начала накаляться. В этой обстановке Кремль отправил 74-летнего Кунаева на пенсию и назначил на его место Колбина, устроившего крупные кадровые чистки в республике. Авторитет Назарбаева в это время рос, так что вполне закономерным итогом стало его избрание летом 1989 г. первым секретарем ЦК Компартии Казахстана.
Кандидатура первого премьера эпохи Назарбаева удивила всех. 52-летний инженер-строитель Узакпай Караманов (1989-1991 гг.) не занимал тех должностей, с которых обычно принято было "стартовать" в главы правительств. Караманов был замминистра, начальником главков, а министерское кресло председателя Госснаба получил только в 1987 г. Но именно его кандидатура оказалась наиболее подходящей для вновь избранного руководителя. Во-первых, Караманов целиком был обязан ему своим выдвижением, что само по себе было тогда немаловажно. Во-вторых, он был крепким хозяйственником, взявшим на себя значительный фронт работ по управлению экономикой и реформированию ее. В-третьих, он хорошо себя проявил в баталиях с Верховным Советом. Кроме того, Караманов был представителем западного региона, чьи позиции во власти были основательно подорваны при Колбине. Он проработал премьером более двух лет и перед президентскими выборами был переведен на пост госсоветника. В последующие годы Караманов возглавлял Фонд спасения Арала, избирался депутатом парламента.

40-летний Сергей Терещенко (1991-1994 гг.), ставший премьером в октябре 1991 г., в отличие от своего предшественника успел поработать на крупных руководящих постах: председателем облисполкома, первым вице-премьером, заместителем президента, первым секретарем обкома партии. Терещенко, несмотря на постоянную критику свой адрес, был хорошим помощником президента на первом этапе становления независимости. Степенный, невозмутимый премьер организовывал всю текущую работу, не препятствовал многочисленным реформаторам проводить свои эксперименты. Проработав три года, в октябре 1994 г. правительство Терещенко все же ушло в отставку, показав неспособность заняться системными реформами. После отставки Терещенко возглавил фонд "Интеграция", но и из политики он не ушел, став во главе предвыборного штаба президента и партии "Отан".

Следующий премьер – 42-летний Акежан Кажегельдин (1994-1997 гг.) стал руководителем правительства с самой неоднозначной репутацией. Он успел поработать в "наружке" КГБ, был на партийной и советской работе районного масштаба, активно занимался бизнесом. В 1991 г. стал зампредом Семипалатинского облисполкома, параллельно возглавляя Совет предпринимателей при президенте и Союз промышленников и предпринимателей. Сочетая в себе прагматическую жилку и авантюрные наклонности, он быстро вошел в доверие к руководству и в декабре 1993 г. стал первым вице-премьером, а через 10 месяцев – премьер-министром. Как оказалось, для проведения радикальных реформ эта кандидатура оказалась идеальной. Кажегельдин не был связан никакими ограничениями перед кланами и элитами, а недостаток образования (экономист-заочник) он с лихвой компенсировал четким следованием рекомендациям МВФ. Жесткая вертикаль власти позволила правительственной команде провести болезненные, но необходимые преобразования. Впрочем, Кажегельдин никогда не забывал и о собственном кармане, проявляя "заботу" об отдельных компаниях. В какой-то момент амбиции премьера и его неразборчивость в средствах вышли за пределы допустимого. В октябре 1997 г. он был отправлен в отставку. Места в политике или бизнесе для него не нашлось, и после известных баталий он осел за рубежом.

49-летний Нурлан Балгимбаев (1997-1999 гг.) на посту премьера оказался в какой-то степени благодаря нежеланию ряда других кандидатов работать в этой должности. Сам он такого желания никогда не проявлял и креслом премьера явно тяготился. Потомственный нефтяник, Балгимбаев в 1986 г. был выдвинут на работу в Миннефтегазпром СССР, откуда уехал на учебу в США, работал консультантом "Шеврона". В 1994 г. Балгимбаев получил пост министра нефтяной и газовой промышленности республики, затем возглавил компанию "Казахойл". При нем произошло стремительное перераспределение нефтегазового комплекса страны между новыми собственниками, хотя с премьером, занимавшимся тем же и масштабах страны, общего языка Балгимбаев явно не находил. Возглавив правительство, Балгимбаев стал стремительно превращаться в "зиц-председателя". Экономические неурядицы вынудили президента обновить сбалансированную консервативную команду и ввести в него "младотюрков", которые развернули бурную активность и по макроэкономической стабилизации, и по переделу сфер влияния в экономике. Одним из первых результатов стала потеря Балгимбаевым контроля над "Казахойлом". В январе 1999 г. после президентских выборов он был переназначен премьером, но уже в октябре того же года ушел в отставку, проработав почти два года. Балгимбаев вернулся в "Казахойл", а затем занялся собственным бизнесом и полностью ушел в тень.

В октябре 1999 г. пост премьер-министра получил 46-летний кадровый дипломат Касым-Жомарт Токаев (1999-2002 гг.). Выпускник МГИМО, он работал в системе МИД СССР и МИД РК. В 1994 г. Токаев был назначен министром. В марте 1999 г. на него были дополнительно возложены обязанности вице-премьера, а уже через полгода он был востребован на посту премьера. Несомненно, его репутация человека, далекого от внутренней политики, а также положенные по статусу дипломатические способности и предопределили его назначение. Республику сотрясал скандал за скандалом – экономические, политические, коррупционные. Токаев был призван в качестве умиротворителя, однако ему на этом поприще не повезло. Именно на его премьерство пришелся самый пик ожесточенной войны между олигархическими сообществами. В январе 2002 г. Токаев вернулся в МИД, а через пять лет был избран спикером сената.
45-летний Имангали Тасмагамбетов (начало 2002 г. – лето 2003 г.), стал премьером после Токаева. Он работал первым секретарем ЦК ЛКСМ "Казахстана, председателем Госкомитета по делам молодежи, помощником президента, вице-премьером, замруководителя президентской администрации, первым помощником президента, акимом Атырауской области. В 2000 г. вновь становится вице-премьером и через год возглавляет правительство. В отличие от некоторых своих предшественников он оказался в нужное время и в нужном месте. Молодой и энергичный премьер во многом способствует быстрому "восстановлению" Астаны после недавнего кризиса. При нем происходит новый передел сфер влияния – жесткий, но менее болезненный. Вместе с тем на посту премьера Тасмагамбетову не хватило дипломатических способностей его предшественника, что и привело к противостоянию с парламентом. Летом 2003 г. Тасмагамбетов уходит в отставку. Он был назначен госсекретарем, затем руководителем президентской администрации и акимом Алматы.
Юбилейным, двадцатым, стал 49-летний Даниал Ахметов (середина 2003 г. – январь 2007 г.), обладавший наибольшим опытом для этой должности из всех последних глав правительств. Он руководил крупным строительным трестом, был мэром города, акимом двух областей, первым вице-премьером, вновь акимом. Будучи жестким и требовательным руководителем, Ахметов показал себя и как грамотный политик.

Правительство под его руководством обеспечило вполне грамотное управление экономикой в период последних выборных кампаний, однако так и не стало цельной командой. Накопившиеся проблемы в экономике, обостренные переизбытком нефтедолларов, и конфликты между руководителями кабмина предопределили судьбу правительства. Хотя Ахметов только в январе 2006 г. был вновь назначен на свой пост после президентских выборов, 8 января 2007 г. он ушел в отставку. В новом правительстве он получил пост министра обороны.
Новым главой правительства назначен 40-летний Карим Масимов. Экономист и юрист по образованию, он руководил Алматинским торгово-финансовым и Народным банками, был министром транспорта и коммуникаций, вице-премьером. С 2003 г. работал помощником президента, занимаясь экономическими и внешнеполитическими вопросами. На предыдущих постах проявил себя как грамотный менеджер, сумевший быстро и эффективно организовывать работу даже на совершенно новых для себя должностях. Масимов стал одним из основных идеологов последних программ правительства. В январе 2006 г. был назначен вице-премьером в обновленный кабинет Ахметова и уже через год стал премьером. Оценивать его перспективы сложно: как показывает история, от личности премьеров их судьба зависит далеко не всегда. Однако сколько бы времени и с какими результатами ни проработала новая правительственная команда, она все равно уже стала частью истории Казахстана.

^Данияр АШИМБАЕВ, главный редактор Казахстанской биографической энциклопедии
Виталий ХЛЮПИН, главный редактор сайта ЦентрАзия.Ру, кандидат политических наук
Газета "50 на 50" (Алматы), №1, 17 января 2007 г.

См. раздел - Персоны ЦентрАзии, Кто есть кто в Казахстане
Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1169080800
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх