КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Вторник, 24.01.2006
23:07  И.Каримов > Узбекистан не вступает в ЕврАзЭС, происходит слияние ЕврАзЭС и ОЦАС (интервью)
22:25  Кыргызстанская прыгунья в высоту Т.Ефименко выиграла турнир IAAF в Дессау
20:13  Незаменимый. Ж.Жээнбекову вернули кресло акима Джалалабадской области
19:40  Европейцы замерзают, Киев забирает больше газа, чем разрешила Москва
18:51  Европейские правительства знали о секретных тюрьмах ЦРУ. Буш и его сателлиты - военные преступники (доклад ПАСЕ)
18:23  Что касается Ертысбаева, а… ты здесь что ли? - Н.Назарбаев дал на орехи новому правительству
17:34  Суд над кыргызстанским правозащитником М.Кулешовым отложен
13:33  В защиту немодного слова "революция". Речь М.Салиха в Policy Exchange, Лондон
13:17  Том Вуд >Кыргызстан: у "тюльпановой революции" еще не все потеряно
13:15  Р.Исмаилов > Азербайджан и Иран: опасные связи
13:10  В Афгане пропал туркменский вертолет Ми-8
13:03  П.Николаенко > "Туристский стиль" управления. Президенты СНГ отдыхают на курортах вместо того, чтобы работать
12:36  Спас ли Путин Назарбаева, Каримова и Акаева? Бред Павловский нашел оппонентов
12:32  К.Мами (глава ВерхСуда Казахстана) > Наш суд присяжных учитывает традиции суда биев (интервью)
12:21  Карзай уговаривает аргентинский "Бридас" построить ему газопровод
12:14  Всемирный банк спишет долг Таджикистану - $307,17 млн
11:39  С.Благов > Энергетическое партнерство России и Казахстана: столкновение с реальностью
11:29  А.Асроров > Акробат поневоле или опасности азиатской стратегии Москвы. Ч. 1-я
11:27  Guardian > Россия проигрывает газовую войну. Путину тусовки важнее геополитики
11:06  Дворцовый переворот в Кувейте. У эмира Абдаллы отобрали трон по состоянию здоровья
11:01  Туркмения мерзнет. Пошел прочь, Колотун-ата...
10:58  "ВН" > Мало шума из ничего. Путин отправил к Ниязову Миллера
10:29  "Чужие": воскрешение. Бермет Акаева возрождает свою партию "Алга, Кыргызстан!"
10:27  В Оше создано политдвижение "Элдик бийлик" ("Народная власть"), во главе с писателем Мулкубатовым
10:20  Иранский разговор про уран. Лариджани ведет переговоры в Москве
09:37  Б.Абдухамитов (директор Института востоковедения Узбекистана) > Америку открыл Абу Райхан Беруни
09:20  Акимом Мангистауской области будет назначен Крымбек Кушербаев
08:53  "Къ" > Туркменбаши зовет Россию за собой и готов поделиться недрами с "Газпромом"
07:22  "Мы, представители последних остатков рабочего класса" - обращение киргизских железнодорожников
03:28  Мочился на камень. Как ФСБ вычислила английского шпиона
03:02  А.Аскаров > Арийская проблема: новые подходы и взгляды
00:55  И.Панарин > Ядерная программа Ирана - лишь повод для эскалации
00:48  Ташкент. Объявлен международный конкурс для журналистов "Олтин калам" ("золотое перо")
00:46  И.Каримов утвердил программу "Года благотворительства и медицинских работников"
00:36  Ниязов удачно съездил к Путину. Теперь без него Киев и Москва никогда не договорятся
00:21  "Эзгулик" > Уголовное дело на Ангренского правозащитника Р.Худайназарова сфабриковано
00:00  Э.Гасанов > Лицемерие лести. Величие политика не определяется количеством VIPов на его похоронах
Понедельник, 23.01.2006
22:08  Туркменбаши и Путин договорились неизвестно о чем и разъехались
21:30  Россия разрешила Украине сверхпланово отсосать газ из трубы
20:32  Киргизия приняла "концепцию развития физкультуры и спорта на 2006-2010 гг."
19:40  Лыжи изобрели в Китае
18:15  Поселок Огнеупорный официально перешел из Казахстана в состав России
16:08  Меховое белье развращает узбеков
14:26  Президент Н.Назарбаев переназначил старые кадры новыми указами
12:46  21 киргизский железнодорожник засел на вокзале "Пишпек-1" и грозит сжечь себя, если им не сменят начальника
12:37  Планида такая. Вице-премьер Киргизии Керимкулов в очередной раз отсидел заложником в Джалалабаде
12:34  "Выгнать бездельников". Н.Назарбаев сурово раскритиковал своего посла в Узбекистане
12:31  Роза Отунбаева (экс-МИД) стала сопредседателем киргизской национал-патриотической партии "Асаба"
12:14  Бухара древняя, но новая... Квартал Гавкушон приобрел свой старинный вид
12:11  Н.Назарбаев распределил обязанности в правительстве Казахстана
12:04  М.Лаумулин > Газовая атака. Трубопроводы, как стержень мировой геополитики
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    Казахстан   | 
К.Мами (глава ВерхСуда Казахстана) > Наш суд присяжных учитывает традиции суда биев (интервью)
12:32 24.01.2006

По какому пути пойдет правосудие
Председатель Верховного суда Кайрат Мами разъясняет "Литеру" суть предстоящих реформ

Судебная система достаточно консервативна, при дальнейшем ее реформировании и совершенствовании недопустимы какие-либо резкие, непродуманные изменения или нововведения. Другое дело, что мы продолжим преобразования, вытекающие из Государственной программы правовой реформы 1994 года и принятой в 2002 году Концепции развития правовой системы Казахстана, проводимые при политической воле Президента страны. Речь идет о поэтапном введении института судебного санкционирования ареста, повышении квалификации судей, дальнейшей специализации судов, социальном обеспечении судей. На первом плане – введение суда присяжных. Для казахстанского правосудия это можно считать новой вехой.

Закон уже принят, и, по идее, со следующего года он заработает в полную силу. Введение суда присяжных – это шаг вперед. Участие народа в отправлении правосудия по уголовным делам повысит авторитет судебной системы, доверие населения к судам.

Прообразы отправления правосудия с участием представителей народа у нас были еще в глубокой древности, когда бии на основании показаний нейтральных свидетелей, которые они давали под присягой, решали некоторые сложные по тем временам спорные вопросы и дела. В бытность Союза двое народных заседателей участвовали в делах всех категорий, уже позже четыре народных заседателя принимали участие в вынесении приговора по особо тяжким уголовным делам. Однако такой формы уголовного судопроизводства, которая предлагается новым законом о суде присяжных заседателей, у нас еще не было.

- Много спорят о том, какой модели суда присяжных отдать предпочтение - классической англосаксонской или континентальной. Авторитетные юристы, адвокаты, прокуроры, да и сами судьи склонялись за первый вариант, но Парламент утвердил континентальную модель. Ее лоббировал Верховный Суд?

- Во-первых, я очень положительно оцениваю то, что у нас в обществе наконец-то проявляют к чисто юридическим вопросам такой высокий интерес. Давно не было такого спора, такого разброса мнений и столько публикаций на тему судебной реформы в целом и введения суда присяжных, в частности. Жаркие дискуссии по поводу выбора его модели еще раз подтверждают, что уровень правосознания нашего общества повышается. Значит, не только юристам, но и вообще нашим гражданам небезразлична судьба реформ казахстанского правосудия.

Во-вторых, что касается континентальной модели и "лоббизма" Верховного Суда. Напомню все по порядку. После внесения в Конституцию в 1998 году нормы о возможности отправления правосудия с участием присяжных заседателей государственные органы, уполномоченные заниматься этими вопросами, в первую очередь, Министерство юстиции, почему-то не проявляли никакой инициативы. Верховный Суд первым принял практические меры по реализации новой конституционной нормы. В 2001 провели первую международную научно-практическую конференцию, посвященную вопросам введения в Казахстане института суда присяжных, и после этого все согласились с необходимостью изменения формы уголовного судопроизводства. По нашему предложению была создана специальная рабочая группа, которая подготовила законопроект о присяжных заседателях. Кроме того, за неполные два года мы провели несколько крупных международных конференций с участием крупнейших зарубежных специалистов – экспертов в области суда присяжных, на которых всесторонне обсуждали варианты предлагаемого нововведения.
Поначалу были разные мнения, и речь именно о континентальной модели не шла. Наши судьи изучили все существующие в мире виды и формы судопроизводства с участием присяжных, неоднократно участвовали в судебных процессах с участием присяжных в судах Российской Федерации, встречались и беседовали с тамошними судьями. Причем для изучения опыта суда присяжных заседателей ездили не только судьи.

Даже среди членов рабочей группы были разные мнения. Одни поддерживали англосаксонскую модель, но большинство все же склонилось к континентальной. Был разработан один из вариантов суда присяжных заседателей, близкий к континентальной модели, который и лег в основу правительственного законопроекта о присяжных заседателях.

- Почему "близкий", разве это не чисто континентальная модель?

- В том-то и дело, что нет. Это наш, казахстанский вариант, учитывающий менталитет нашего народа, лучшие принципы и традиции суда биев, советского и сегодняшнего суда. Мы не пошли по пути слепого копирования заморского опыта. Наш суд присяжных на первых порах будет рассматривать только те дела, где санкцией статей Уголовного кодекса в качестве наказания предусмотрена смертная казнь либо как альтернатива - пожизненное лишение свободы либо длительное заключение. Кроме того, в отличие от привычной континентальной модели суть ее заключается в том, что вопрос о виновности или невиновности подсудимого, а также вида и размера наказания присяжные заседатели решают вместе с профессиональными судьями.

- Ваши оппоненты опасаются, что при такой практике у профессионального судьи будут все возможности надавить на присяжных и навязать свое мнение.

- Здесь какое-либо влияние профессионального судьи абсолютно исключается, поскольку вопрос о виновности или невиновности подсудимого будет решаться в совещательной комнате письменно. Если, допустим, из 11 человек 6 признают подсудимого невиновным, он будет считаться невиновным. Видимо, наши оппоненты, среди которых есть профессора права, стали оспаривать пригодность континентальной модели суда присяжных, не изучив, как следует, предложенный законопроект. Некоторые доходили до крайности, заявляя, что суд присяжных заседателей в таком составе нам не нужен. Но ведь и классическая модель, как и любая другая, имеет свои недостатки. Поэтому, безусловно, уже сам по себе факт внедрения в правовое поле страны такого института, как суд присяжных заседателей, в любом его варианте – большой прорыв.

- В России уже много лет действует классическая англосаксонская модель, но общественность все настойчивее требует совершенствования закона о суде присяжных. Достоянием общественности становятся факты, когда совершивших особо тяжкие преступления присяжные не признают виновными, и они уходят от уголовного наказания…

- Мне известны такие случаи. На весьма спорных доказательствах работники милиции, скорее всего, из-за устоявшейся неприязни в обществе к представителям этих органов, были признаны виновными и, наоборот, несколько офицеров российской армии, которым были предъявлены обвинения в убийстве мирных жителей Чечни, оправданы. Также к длительному лишению свободы была осуждена женщина-смертник, которая намеревалась совершить террористический акт, но затем отказалась от задуманного, не привела взрывное устройство в действие и сама же добровольно заявила об этом правоохранительным органам. Думаю, присяжные заседатели выносят ошибочный вердикт, чаще всего по причине своей излишней политизированности и эмоциональности. Вообще эмоции в суде присяжных неизбежны, и они особенно ярко выражены при вынесении вердикта в классическом варианте, когда судьбу подсудимого решают только присяжные. Если, допустим, адвокат – прекрасный оратор, он, используя недостатки предварительного следствия, отсутствие у присяжных глубоких правовых знаний, своей страстной, патетической речью может убедить их в невиновности своего подзащитного.

- А сами судьи готовы вести уголовный процесс с участием присяжных заседателей?

- Конечно, судей надо учить, проводить специальные семинары, тренинги, дополнительные занятия с приглашением экспертов из других стран. Совместно с Генеральной прокуратурой мы должны подготовить прокуроров, с Союзом адвокатов – адвокатов для дальнейшего развития состязательности судебного процесса.

- Недавно принят еще один закон - "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы Республики Казахстан по вопросам разграничения подсудности". В чем его актуальность?

- Эти процессуальные новшества являются одним из главных элементов судебной реформы в плане совершенствования процессуального законодательства. Если сказать коротко, то основополагающая идеология закона - это упрощение судопроизводства, укрепление роли местных судов, усиление апелляционных инстанций и, наоборот, сокращение надзорных инстанций.

Во всем мире у граждан есть только два способа защиты своих прав в суде. Первый и основной - это непосредственное обращение в суд первой инстанции, второй – в случае несогласия с решением суда возможность обжаловать его в апелляционном порядке. И только в странах бывшего Союза, в том числе у нас, судебные решения, уже вступившие в законную силу, могут пересматриваться еще и в надзорном порядке. К тому же процедура обжалования решений суда осложнена, состоит из четырех ступеней. Это, во-первых, слишком громоздкое, затратное удовольствие. Во-вторых, в связи с этим у нас длительное время не исполняются судебные решения, утрачивается ценность первоначального судебного акта.
Принятие этого закона преследует цель сократить количество надзорных инстанций, скажем, в Верховном Суде оставлена лишь одна. Многие дела теперь будут находить свое завершение в надзорных коллегиях областных судов. Только в исключительных случаях постановления надзорной коллегии Верховного Суда могут быть пересмотрены пленарным заседанием Верховного Суда. Также исключена подсудность уголовных дел Верховному Суду по первой инстанции.

Существенно изменен сам порядок рассмотрения жалоб в надзорном порядке. Если раньше жалоба рассматривалась судьей областного суда, либо председателем коллегии Верховного Суда, либо мною лично, то теперь каждая такая жалоба предварительно рассматривается судом в составе трех судей с принятием коллегиального процессуального акта.
Кроме того, вступившие в законную силу решения судов, связанные с имущественными интересами физических лиц при сумме иска менее пяти тысяч месячных расчетных показателей и юридических лиц при сумме иска менее двадцати тысяч месячных расчетных показателей, а также приговоры по делам о преступлениях небольшой тяжести не будут рассматриваться надзорной коллегией Верховного Суда. Для таких категорий дел последней инстанцией является надзорная коллегия областного суда.

- Означает ли это, что Верховный Суд полностью откажется от надзорного судопроизводства?

- Да,
>мы постепенно откажемся от института надзора, как это принято во всем цивилизованном мире. Надзорные инстанции не вписываются в теорию реформы судебной системы. Окончательные решения по многим несложным категориям гражданских и уголовных дел должны приниматься на уровне областного суда. Верховный Суд, образно говоря, не должен делить ложки, вилки между супругами, сюда должны поступать только особо тяжкие уголовные дела, где предусмотрена исключительная мера наказания либо длительное лишение свободы и сложные гражданские споры. Это значительно сократит сроки рассмотрения и прохождения дел в судах, снизит волокиту.

- Как-то вы сказали, что нам надо законодательно, путем конституционных преобразований решить вопрос о назначении судей. Речь шла о назначении на постоянный срок не сразу, а поэтапно, то есть разумном продвижении судьи. Следует ли ваши высказывания понимать так, что в кадровой политике судебной системы еще будут конституционные реформы?
- Судья должен быть личностью с безупречной репутацией, обладающей ценностными общечеловеческими и духовными качествами, имеющей твердые, высокие убеждения, принципы и взгляды на жизнь и, само собой разумеется, хорошо знать и правильно применять законы. Такой судья никогда не пойдет против истины.
В этом смысле конституционная реформа нужна, ее предлагает сама жизнь. Сегодня судья сразу назначается на постоянный срок, но на мой взгляд, это не совсем правильно. Молодого судью надо учить, чтобы набрался опыта, приобрел профессиональные навыки, узнал жизнь, людей, определился, наконец, туда ли пошел? На первых порах целесообразно назначать судей на три года, и только если человек оправдает оказанное ему доверие - назначать на постоянный срок. Таким образом, первой фильтрацией был бы Институт правосудия, второй – обязательная трехлетняя судебная практика. Это идеальный механизм отбора и расстановки судейских кадров.
У нас же получается, что, не проверив, как следует, человека, не обеспечив ему специальной подготовки, мы сразу назначаем его судьей до конца жизни и при этом еще гарантируем его независимость. Положа руку на сердце, я не могу сказать, что стопроцентно полагаюсь на прошедших кандидатов в судьи, но они идут. Вот почему мы вынуждены их воспитывать уже тогда, когда они ежедневно рассматривают дела и решают судьбы людей.
Повышая требования к судьям, мы также предлагаем повысить возрастной ценз судьи и вместо 25 лет установить минимум 35. К тому времени человек пройдет хорошую жизненную школу, утвердится во взглядах, принципах и сумеет отправлять правосудие не только по закону, но и по совести и внутреннему убеждению. Это очень важно.
- Я слышала, что сейчас среди кандидатов огромный конкурс и в скором будущем даже в самую глухомань невозможно будет устроиться судьей.
- Вакансии еще есть, но, к счастью, они постепенно сокращаются. Во всяком случае, не сравнить с тем, как было года два-три назад. Я не знаю, хорошо это или нет, но еще в прошлом году мы в самой глухомани, как вы говорите, ряда отдаленных областей вынуждены были по несколько раз объявлять конкурс на занятие судейских вакансий, а сейчас туда претендует от 10 до 50 человек.
- Как раньше было в Алматы.
- Да. Сейчас конкурс в Алматы и Астане на одно судейское место составляет порядка 120 человек, осенью было около ста. Количество желающих стать судьей растет из дня в день.
- В прокуратуру и другие правоохранительные структуры столько людей не идут. А почему в судьи столько людей рвутся? Потому что они все правдолюбцы или здесь какие-то другие причины есть?
- Я понял подтекст вашего вопроса, но не могу сказать, что в суд идут из корыстных интересов. Судейская должность и раньше была привлекательной для юристов, а сейчас тем более, потому что стала еще престижней, интересней. Судьи сегодня наиболее защищенная, хорошо оплачиваемая, материально обеспеченная категория юристов, им созданы хорошие условия для работы, вот и идут сюда люди.
А подбором кандидатур судей мы не занимаемся – это прерогатива Квалификационной коллегии либо Высший судебный совет, если речь идет о судьях областного уровня. Коллегия - это автономный орган, в состав которого входят представители не только судейского сообщества, но и Министерства юстиции, прокуратуры, адвокатуры, ученые-правоведы, а также депутаты Мажилиса. Они и проводят конкурс, и упреки в коррумпированности некоторых судей надо адресовать этим органам и областным судам, которые щедро раздают положительные заключения практически всем стажерам – кандидатам в судьи.
- "Если все кандидаты такие положительные, откуда берутся судьи-нарушители и волокитчики?". Эта ваша фраза стала почти крылатой, ее не раз цитировали….
- Действительно, это нонсенс. Органы, уполномоченные в конкурсном порядке отбирать судей, не несут за это никакой ответственности. Что мешает отобрать самых достойных, тем более что есть из кого выбирать, ведь сотня человек на одно судейское кресло – это очень много. На практике нередко получается, что из всей массы новоиспеченных судей, прошедших фильтрацию, большинство не способно отправлять правосудие. Почему мы не можем распознать слабеньких кандидатов еще на стадии конкурса? Почему случайные счастливчики удачно проходят квалификационные экзамены, а более подготовленные, среди которых есть грамотные специалисты судов с многолетним стажем работы, проваливаются? И вообще, каковы критерии проведения конкурса?
- И все-таки как искоренить коррупцию в судейском корпусе?
- Мы предлагаем внедрить такие механизмы, которые заставят судью ценить свою должность, дорожить своим рабочим местом. Президент всегда обращает внимание на независимость и неподкупность судей, необходимость разработки пакета социальных гарантий. Независимость судьи – это не цель, а средство для того, чтобы вершить суд правый, справедливый. В связи с этим нам предстоит решить ряд задач. В частности, надо пересмотреть систему оплаты труда судей и повышения заработной платы. Надо исключить или хотя бы уменьшить материально-финансовый фактор, толкающий судью к коррупции, поэтому зарплата его должна быть такой, чтобы взяткодателям было ясно, что судью им не подкупить, он не пойдет на сговор с ними.
К сожалению, не до конца решена задача повышения статуса судьи. В Конституционном законе закреплен особый статус носителей судебной власти. Однако до сих пор многие вопросы социального и правового статуса повисли в воздухе. Несмотря на провозглашенный принцип единства статуса судей, заработная плата судей Верховного Суда в три раза выше, чем у местных судей.
Не решен вопрос и о пенсиях судьям. С освобождением от должности судья утрачивает этот статус, и пенсия ему назначается на общих основаниях. Так не должно быть. Действующий судья должен быть уверен в гарантированном уровне жизни при выходе на пенсию, чтобы мог справедливо и честно отправлять правосудие, а не заниматься обеспечением своей будущей старости.
Судье необходимо создать все условия для независимой и достойной работы, а уж потом строго с него спрашивать.
Но если при этом кто-нибудь из них будет замечен в неблаговидных делах, он немедленно должен быть освобожден от должности и лишиться не только работы и высокой зарплаты, но и всех званий, льгот, которые будут положены судье после выхода на пенсию, включая саму пенсию. Причем такие меры должны применяться независимо от того, сколько лет человек проработал судьей. Пусть хоть 20-30 лет, это его не спасет.
- Справедливо и логично будет повысить зарплату учителям, чтобы они хорошо учили, врачам, чтобы хорошо лечили, журналистам, чтобы правдиво писали… Однако никто в нашей стране не поднимает до такой степени меркантильный вопрос, как это делают судьи. Они - особая каста?
- Они олицетворяют собой целую ветвь государственной власти, им доверена честь вершить правосудие именем Республики Казахстан. Поэтому достойное материальное обеспечение судьи, я думаю, следует, прежде всего, расценивать как важнейший факт признания государством и обществом его высокого социального статуса, соразмеряя его с той мерой профессиональной и гражданской ответственности, которая лежит на нем.
Но главное, мы на государственном уровне должны научиться выделять более важные отрасли. Сейчас в нашем сравнительно молодом государстве идут различные образовательные, социальные, экономические, политические реформы и без адекватного правового сопровождения, без объективного судебного рассмотрения возникающих конфликтов, нередко очень сложных, затяжных, изматывающих стороны, реформы будут обречены.
Сегодня во все суды поступает масса исков, связанных с услугами монополистов, много споров между юридическими лицами. Исковые заявления идут потоком и в экономические суды, что напрямую связано с состоянием экономики. Думаю, мы уже пришли к той стадии развития государства, когда любые спорные вопросы, как между гражданами, так и в самом государстве можем и должны решать в цивилизованном судебном порядке. Для этого надо доверять судьям, а если хотим им доверять, надо создать им такие условия, чтобы они не брали взятки и прочие подношения. Более того – надо предусмотреть такие правовые механизмы, чтобы им самим невыгодно было идти на сделку с совестью, совершать коррупционные преступления, а выгодно было быть уважаемым, авторитетным профессионалом.
- Ну а как быть с теми служителями Фемиды, которые вроде бы и не запятнали свою репутацию недостойными поступками, но в то же время периодически допускают судебный брак?
- К сожалению, до сегодняшнего дня нет такого механизма, такого органа, который мог бы дать квалифицированную оценку профессиональному уровню действующего судьи. Действующие ныне законы не позволяют освободить неграмотного судью от должности за профнепригодность, его можно лишить полномочий через дисциплинарно-квалификационную коллегию и то, как правило, лишь только в том случае, если он совершил грубый проступок либо грубое правонарушение.
А если у судьи хорошее поведение, он не опаздывает на работу, не нарушает дисциплину, аккуратно посещает все семинарские занятия, но при всем при этом у него низкий профессиональный уровень – такого судью лишить полномочий очень проблематично. Ведь сам по себе факт отмены решений и приговоров не является основанием для освобождения судьи от должности, хотя ясно, что отмена вынесенного судьей решения вышестоящим судом – показатель брака в судейской работе.
Поэтому предлагаем внести в конституционный закон о судебной системе и статусе судей механизмы, предусматривающие квалификационную проверку профессиональной пригодности судьи и предложить создать такой орган как большое судебное жюри, состоящее из 5-7 профессиональных судей. Оно будет проводить служебное расследование в отношении систематически допускающих судебный брак, скрупулезно анализировать принятые ими решения, допустим, за последние полтора-два года и давать квалифицированное заключение об их профессиональном уровне с соответствующими выводами, то есть аттестовать их по всем меркам, как положено.
- Генеральная прокуратура в своем обращении к президенту однажды внесла ряд предложений о совершенствовании судебной системы. В том числе предлагалось периодически проводить квалификационную аттестацию судей. Верховный Суд посчитал это вмешательством в правосудие, посягательством на судейскую независимость. Однако выходит, жизнь все же заставила подумать об аттестации судей?
- Видите ли, Генпрокуратура для аттестации судей предлагала сформировать комиссию, в которую входили бы не только судьи, но и прокуроры, представители других госорганов. Кроме того, они предлагали наделить прокурора полномочиями по направлению представления о нарушении закона судьей в дисциплинарно-квалификационную коллегию для возбуждения дисциплинарного производства и обязательного его рассмотрения. Но все это подорвало бы саму идею независимости судей и судов, принцип невмешательства в процесс отправления правосудия, поэтому мы отказались от такой формы аттестации, отстояли судейскую независимость.
- Не пора ли нам пересмотреть принципы формирования состава суда - отказаться от единоличного принятия судебных решений и вернуться к старой системе, когда решение принимали трое судей?
- Есть очень хороший, познавательный кыпчакский Судебник XVI века, который называется "Т&*1257;ре бiтiгi". В нем говорится, что суд не должен состоять из одного судьи, так как решение одного человека всегда вызывает подозрение, его могут подкупить, он может заблуждаться и это чревато вынесением несправедливого приговора. Наши предки были мудрыми и придерживались принципа судить не одному, а с несколькими хорошими и опытными людьми.
Так вот, сегодня у нас особо тяжкие категории уголовных дел рассматриваются в областных судах коллегиально – тремя судьями. Все дела в апелляционном и надзорном порядке рассматриваются коллегиально – тремя, пятью и более судьями. Вместе с тем, коллегиально рассматривать уголовные дела небольшой тяжести, где не предусмотрено лишение свободы, административные дела, мелкие гражданские споры необходимости нет.
- Обеспечен ли у нас доступ к правосудию и будет ли в дальнейшем расширена деятельность административных судов по защите граждан от чиновничьего произвола?
- За последние несколько лет объем рассмотренных судами гражданских дел возрос более чем в два раза и по абсолютному большинству обращений решения вынесены в пользу граждан. То есть сегодня правосудие доступно для населения страны, и у граждан практически нет ограничений в отстаивании своих прав и интересов в судебном порядке.
Мы планируем расширить юрисдикцию специализированных административных судов, чтобы в обозримом будущем в них рассматривались все правовые споры между гражданином и государственным органом (должностным лицом). Население поверило в эти суды, во всех регионах они буквально завалены административными материалами, и это неудивительно. Сейчас любой гражданин, решая свои правовые проблемы, может подать иск на госорган или конкретное должностное лицо.
В настоящее время Верховным Судом разрабатываются предложения по внедрению более упрощенного порядка рассмотрения этих категорий дел. Административные суды должны рассматривать не только дела об административных правонарушениях гражданами и юридическими лицами, но и дела об обжаловании ими действий и решений органов публичной власти. Необходимо законодательно разделить кодекс об административных правонарушениях на два самостоятельных – материальный и процессуальный. Конечная цель такого шага – сделать понятным и доступным населению разрешение споров с органами государственной власти.
Возможно, об этом еще несколько преждевременно говорить, но мы также
работаем над созданием ювенальных судов. Обеспечение прав несовершеннолетних граждан на всех стадиях уголовного преследования, осуществления правосудия, отбытия наказания, социальной реабилитации должно стать единым комплексом.
- Работу судебной системы народ зачастую оценивает по реальному исполнению судебных решений. Да и вы сами постоянно заостряете внимание на том, что неисполненный судебный акт не имеет никакого смысла, не стоит и гроша ломаного. А у нас, как сказал президент, не исполняется каждое третье судебное решение…
- Одна из главных причин неисполнения судебных актов – это отсутствие имущества и денежных средств на счетах должников, на которые можно было бы обратить взыскание. К сожалению, такое положение наблюдается не только среди физических лиц, но и среди негосударственных предприятий, поэтому не всегда реальное исполнение зависит от Комитета по судебному администрированию при Верховном Суде, отвечающего, в том числе и за исполнительное производство.
Взять, к примеру, историю о взыскании задолженностей с Министерства обороны. Только по городу Астаны таких исков удовлетворено свыше шести тысяч, но в прошлом году бюджет не выделил достаточных средств на финансирование этих целей. В результате поток необоснованных жалоб посыпался не только в судебные органы, но и в прокуратуру, правительство, администрацию президента.
С другой стороны, есть злостные должники, которые находят все более изощренные, искусные методы уклонения от добровольного исполнения и нередко один судебный исполнитель вынужден противостоять уловкам целого штата юристов организации-должника.
Для решения проблем исполнительного производства необходимо концептуально формировать систему исполнительного производства, совершенствовать механизм принудительного исполнения, расширить штат и полномочия, статус и заработную плату судебного исполнителя. Органы исполнения должны иметь сильный, обеспеченный механизм государственного принуждения. Для этого следует наделить их правом объявлять и вести розыск должника и его имущества, создать мобильные группы для обеспечения силовой поддержки судебных исполнителей, исключить получение санкции прокурора на его действия, более четко определить взаимодействие с органами внутренних дел, налоговой службой.
С точки зрения рыночных реалий целесообразно было бы противопоставить ухищрениям злостных должников здоровую экономическую заинтересованность, оплата услуг напрямую должна зависеть от сроков исполнения решения суда. Речь, как вы понимаете, идет об институте частного исполнения судебных решений, который мы в недалеком будущем планируем ввести в казахстанскую судебную практику. Соответствующий законопроект уже разрабатывается.
- Одни юристы приветствуют идею создания института частных судебных исполнителей, другие более осторожны. По их мнению, частник будет работать только за хорошие денежки, а у нас не все могут позволить себе дорогую услугу. Третьи категорично ставят под сомнение его жизнеспособность, мол, затея эта провалится, что вооруженный сегодня до зубов ответчик-должник без проблем может выставить за дверь государственного судебного исполнителя, а с частным у него вообще разговор будет коротким.
- Что ж, это понятно, любое новшество поначалу настораживает, отпугивает. Помните, когда вводился институт частных нотариусов, тоже ведь по-разному к нему отнеслись, а сейчас это очень удобно для граждан. Система частного исполнения хорошо действует во многих развитых странах мира, мы имели возможность ознакомиться с их опытом.
Но я должен сказать, в Казахстане не все дела по исполнительному производству будут передаваться в частные руки. К примеру, исполнительные производства о взыскании государственного долга, отобрании ребенка при разводе родителей и другие, затрагивающие интересы государства либо имеющие особый социально значимый характер дела останутся в компетенции государственных судебных исполнителей. А дела, где сторонами выступают физические и юридические лица различных форм собственности, перейдут к частным. Что немаловажно, к ним взыскатель будет обращаться исключительно в добровольном порядке. У взыскателя появится выбор, существенно разгрузится государственный аппарат судебных исполнителей, и он не будет тяжким бременем для республиканского бюджета.
- В течение последних пяти лет вы возглавляете Верховный суд и избраны его председателем на второй пятилетний срок. Что изменилось за это время в нашей судебной системе? Стала ли она третьей властью в полном смысле этого понятия?
- Могу сказать, что судебная власть в Казахстане состоялась. Перенимая лучшие вековые традиции суда и внедряя прогрессивный мировой опыт, мы поэтапно движемся к созданию системы правосудия, отвечающей потребностям современного правового государства. Она будет соответствовать мировым стандартам. Уже сегодня международные эксперты высоко оценивают нашу судебную систему, – ее реформа заметно отличает нас от стран всего постсоветского пространства. Но это – заслуга не только не только судебной системы или Верховного Суда. Масштабную реформу невозможно было бы осуществить без политической воли президента страны, определившего ее одним из приоритетных направлений государственной политики.

Торгын НУРСЕИТОВА, Алматы - Астана
24.01.2006

Источник - Литер
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1138095120
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх