КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Среда, 19.01.2005
23:30  Из округа, где собралась баллотироваться Бермет Акаева, зачистили еще одного опасного соперника - журналиста Марипова
23:12  Ташкент: активисты партии "Эрк" пикетировали здание Генпрокуратуры
22:48  Пачкуны. Фонд Сороса и правительства США и ФРГ доставили в Киргизию краску для пальцев избирателей
22:04  Молодежная организация "Келкел" (Киргизия) - "Мы против экспорта бархатных революций!"
22:02  "Мы будем менять тактику". В Бишкеке прошел митинг и марш протеста оппозиции
21:05  З.Абдуллаев: Куляб - будущая столица Таджикистана?
20:45  В ряде регионов Киргизии идет массовый забой... сорок (птиц) и начинается лов воробьев на мясо
20:39  Россия прямо из полков продает Индии стратегические бомбардировщики Ту-22М3
19:40  От демократии никто не уйдет... Мир готовится еще 4 года зубрить американские ценности
18:47  ВПК России: Узбекистан - попутчик или партнер?
18:02  Х.Худойберди - Остановить государственный террор в мире!
17:39  В Пакистане тяжело ранен советник посольства Казахстана С.Аубакиров
15:19  Таджикистан просит в ООН $101 млн на охрану границы с Афганистаном
14:03  Кыргызстан-Турция: А.Гюль с огромной благодарностью принял приглашение А.Акаева
12:13  СовБез ООН поддержал намерение Контртеррористического комитета провести спецсовещание в Алматы
10:00  Gazeta.kz - Что делать с лишневодной Шардарой? Южно-казахстанцам надоело быть дедами Мазаями
09:48  Л.Ли - Атас, казахские банки наступают и выигрывают... в Киргизии!
09:35  "DW" - Всемирный банк обещает помощь таджикским хлопкоробам
09:34  "НГ" - Ах вы мои доченьки... Среднеазиатский вызов фаллократии
09:25  В Шымкенте продолжается суд над лидером южно-казахстанских "хизбутчиков"... В.Берестовым
08:50  Ф.Кулов - Киргизского премьера Танаева с "секретным совещанием" подставили свои
08:45  А.Дубнов - Киргизская "семья". Родственники А.Акаева создадут свою фракцию в Парламенте?
08:42  У Туркменбаши громадье планов. Трансафганская газотруба - это серьезно?
07:55  Сафар Бекжан - У входа на тот свет. Как я сидел в ТашТюрьме 1993-1996 гг. Часть 2-я
07:54  "Къ" - Блюдечко с каемочкой. Турецкоподанные пытаются засудить российский "Вымпелком" в Казахстане на 7,55 квадриллионов лир
06:57  "Ося и Киса здесь были". Из космодрома "Байконур" создадут туристический центр
06:49  Богом данные... Дворкович виртуозно поделил казахстанский газ и российскую землю
05:56  Т.Кемелжанов - Верблюдистан: как я доказывал, что я не верблюд (сатира)
05:15  "МК": Тюльпан - или пропал. Киргизию готовят к цветочной революции
05:02  Помогите! 25-летняя М.Мигбаева из Самарканда с новорожденной дочкой живет в Москве в биотуалете
04:48  Н.Айып - Кыргызстан может быть использован экстремистами, как база для завоевания всей Ферганской долины
04:19  Аждар Куртов - Укреплений не будет: Россия и Казахстан оформили границу
03:15  "На внутреннюю границу ногтя". ЦИК разъяснил каким образом маркировать пальцы киргизским избирателям
02:38  Кабар - Мушарраф попросил Акаева "быть более объективным и взвешанным" в вопросе реформирования ООН!?
02:37  Правозащитница Е.Урлаева обращается к Н.Назарбаеву. В убийстве казахстанского бизнесмена замешаны узбекские министры?
02:00  Россия: Буша вызовут в Басманный суд?
01:40  "В Узбекистане уничтожают мусульман!" Письмо правозащитницы Е.Урлаевой генсеку ОИК Э.Ихсаноглу
01:19  "Красная звезда" - Киргизия предвыборная: "цветные революции" расползаются...
01:08  Е.Дьяконов - Ментовиада. ТашТюрьма и все, что я там увидел. Часть 4-я
00:23  Таджикские телевизионщики сняли в г. Ганнибал (США) учебное кино "Демократические выборы в стране демократии"
00:15  Ozod Ovoz - Ташкент поменял шило на мыло: депутатами Мажлиса стали экс-хокимы
00:12  А.Касымов - Мнение диктатора Каримова: Демократия не может быть универсальной!
00:06  Баку не даст Ашхабаду освоить спорное месторождение Каспия
00:02  Далай-лама XIV - "Я, наверно, самый большой атеист на Земле..."
00:00  Сын за отца не отвечает? Айдар Акаев зарегестрировался кандидатом в депутаты
Вторник, 18.01.2005
23:00  Кубок Содружества по футболу. В 1/4 финала вышел Кайрат (Казахстан)
22:51  Турция предъявила претензии "дочке" ВымпелКома в Казахстане
21:31  Роза Отунбаева - "Любой другой глава государства лучше Акаева"
20:21  "Ведомости" - Американцы уже в Иране. Буш разбушевался
19:56  "Rebelion"- Подводное испытание ядерного оружия как причина цунами? США опять в выигрыше
18:51  Узбекские самолеты доставили гумпомощь жертвам цунами
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    Узбекистан   | 
Сафар Бекжан - У входа на тот свет. Как я сидел в ТашТюрьме 1993-1996 гг. Часть 2-я
07:55 19.01.2005

По просьбе читателей из Узбекистана мы помещаем на странице Эркинюрт книгу бывшего политзаключенного Сафара Бекжана "У входа на тот свет".

Редакция "Эркинюрт"

У ВХОДА НА ТОТ СВЕТ

САФАР БЕКЖАН

Глава вторая

В 1969 году дед вернулся из заключения и сразу взялся за мое воспитание. Меня еще не брали в школу, хотя мне исполнилось уже 8 лет. С приездом-же деда все изменилось. Я начал ходить в школу, объявились ранее неизвестные родственники, колхоз выделил нашей семье дом, расположенный посреди живописного сада. Смысл происходившего стал понятен мне позже. Оказывается, в тот год нас "реабилитировали", хотя и неофициально. Точнее, сняли с нашей семьи обвинения в политической неблагонадежности, выдвинутые еще в 20-х годах из-за того, что мы имели отношение к властям Бухарского Эмирата.

Таким образом, я начал учиться сразу в двух школах - в обычной, государственной и у деда. При этом то, чему учил дед, совершенно противоречило тому, что я проходил в школе. Результат выяснился в 7-м классе. 1-го сентября у нас, как и во всем Узбекистане, звучал первый звонок, а на следующий день школа закрывалась и всех посылали собирать хлопок. Однажды наш класс вывели на поле, обработанное химикатом "меркаптофос". Дед говорил мне о том, что этот химикат исключительно вреден для здоровья, поэтому, когда учителя ушли пить чай, я собрал ребят и рассказал, к каким последствиям может привести наша работа на таком поле. Весь класс в итоге бросил собирать хлопок и разошелся по домам.

Когда пришел домой я, там уже сидели нежданные "гости" - директор школы, милиционер, несколько неизвестных мне людей, а также отец.

- Моя жизнь прошла в хлопотах о деде, перед тюремными воротами, теперь еще и ты хочешь добавить?,-сказал отец и неожиданно ударил меня по лицу.

- Это еще мало для тебя. Если бы ты получал оплеухи почаще, держал бы при себе лишнее,- сказал милиционер.

Директор школы был наш родственник. "Об остальном поговорим потом сами",- сказал он и увел "гостей".

Та пощечина была первой и последней, которую я получил от отца. Но после этого случая меня больше не подпускали к хлопковому полю.

В 1978 году недалеко от нас разрушили здание, построенное когда-то немецкими военнопленными. В подвале здания ребята нашли железный сундук, в котором оказались книги, написанные арабским и латинским алфавитом. Я был "книжным пьяницей" и поэтому взял столько книг, сколько смог унести. Просмотрев эти книги, дед сказал мне, что люди, написавшие их, репрессированы.

На основе этих книг я написал позже статью "Вопросы критического реализма в узбекской литературе". Она была посвящена творчеству Чулпана, Фитрата, Хамзы, Усмана Насыра и Абдуллы Кадыри. Статью я послал в журналы "Шарк юлдузи" ("Звезда Востока") и "Гулистан". Один экземпляр статьи показал Неъмату Салаеву, своему литературному наставнику. Прочитав статью, он изменился в лице и спросил: "Кто еще читал это?". Я сказал, что послал два экземпляра в ташкентские журналы. Достав телефонную книжку, он стал кому-то звонить.

- Наставник, можете ли Вы принять одного паренька? Он из рода Урганджи. Хорошо, наставник.

Положив книжку, Неъмат-ака повернулся ко мне.

- Ургенч хорошо знаешь?

- Не очень.

- Справа от базара есть техникум. Около техникума есть улица Пионерская, спросишь там дом Болта Давлатова, его все знают.

Таким образом я познакомился с Болта Давлатовым и потом многому у него научился. Вообще, упомянутая статья помогла мне узнать характеры многих людей. Например, из журнала "Шарк юлдузи" я получил ответ за подписью Шукура Курбана, где было сказано: "Ваша статья в журнале печататься не будет (возможно, догадаетесь, почему), но свое исследование продолжайте". Из журнала "Гулистан" пришло паническое письмо, написанное Ахмадом Агзамом. Он посоветовал мне больше не заниматься такими делами.

В то время в Хорезме стал повсеместно сохнуть гуржум - большое дерево, которое растет только в наших краях и дает исключительно густую и прохладную тень. Среди народа пошел разговор: "Если высохнут все деревья, оазис будет засыпан песками". Мой дед говорил, что "... это устроила Москва, чтобы переселить хорезмцев в Тюмень".

К концу 70-х экологическая трагедия в Аральском регионе несколько разбудила творческую интеллигенцию, молчавшую долгие годы. Предметом обсуждения в литературных кругах стали не только сугубо профессиональные, но и социальные проблемы. Разговор при этом обычно шел вокруг произведений поэтов Абдулла Арипова, Рауфа Парфи и Эркина Вахидова. Мое-же внимание больше привлекали стихи Мухаммада Салиха, тогда мало кому известного поэта. Большинство их не понимало, но были и те, кого они заинтересовали. На одной из встреч, в частности, я познакомился с поэтами Матназаром Хакимовым и Шакир Беком. Оба окончили Таганрогский университет и недавно приехали в Хорезм. Проведя несколько лет на Украине, они прониклись там национально-освободительным, антиимперским духом, что от них передалось и мне.

Дед старался приучить меня к восточной литературе, однако она давалась мне с трудом. Западную-же читать и понимать было гораздо легче. Постепенно и сам я стал публиковаться в районной, областной, затем республиканской печати.

Поступить на факультет журналистики ТашГУ в 1979 году я не смог. На следующий год меня забрали в армию и два года я провел во внутренних войсках. Военная служба тоже стала большой школой, поскольку помогла понять истинное лицо советского строя. Один солдат увидел, что я передаю письмо близких подсудимому и доложил об этом начальству. После этого меня перевели служить из Москвы в Тулу. Там мы охраняли заключенных в одном из "исправительных учреждений", как принято было называть места заключения в Советском Союзе. Конечно, тогда мне и в голову не могло прийти, что и сам я через некоторое время стану заключенным, и мой армейский опыт мне поможет. Но говорить о том, что я служил в "ВВ" (внутренних войсках), в тюрьме было нельзя.

Одним словом, 13 лет спустя, 28 сентября 1993г., я сидел в тюрьме МВД Узбекистана, и это был первый день нашей голодовки.

- Сколько сидите?,-спросил Ядгар, продолжая нюхать свое зелье.

- Сегодня пошел третий месяц.

- Третий месяц?,-рассмеялся Ядгар. -Раньше тоже сидели, наверно?

- Нет, не сидел, но уголовное дело открывали и одну неделю держали в КПЗ.

- Уважаемый, я провел три года в одиночке, и не где-нибудь, а в "Белом лебеде",- сообщил Ядгар.

- Это тюрьма на острове в Балтийском море?,-спросил я.

- Откуда это знаете?

- Читал в книгах.

- То, что Вы читаете в книгах, нам пришлось испытывать на своей шкуре. Меня отправили туда, когда я объявил, что хочу стать "вором в законе". Это самая жуткая тюрьма в мире. Государственные преступники и диссиденты содержались там в одиночных камерах. Даже горбачевская гласность туда не проникла. Там были такие люди, которые давно должны были выйти на свободу, но их объявили умершими…

Искоса взглянув на дверь, Ядгар заметил: "Надзиратель сменился", и продолжил:

- Мой отец - доктор наук, профессор. То, что я пошел совсем по другой дороге, ему, конечно, не понравилось и он написал в газетах, что от меня отказывается. Семьей он никогда не занимался, всю жизнь служил только государству. Оказалось, однако, что властям нужны были только его знания и ум, и когда он заболел туберкулезом, то стал им ненужен, его просто забыли. Сейчас он находится в тяжелом состоянии, и его лечат мои люди, за мои деньги. Власти боятся не старых ученых, они боятся силы. Вот, Вы сидите два месяца - хоть раз Вам принесли передачу?

- Нет, даже на встречу с адвокатом мне разрешения не дают.

- Вот именно, Вас не боятся - боятся меня, потому что у меня есть деньги, есть люди. В июле этого года в здании Верховного Суда Узбекистана была стрельба. Эту "разборку" устроил я. Алмаз, которого тогда судили - человек КГБ. Он свалил на меня вину за дела, которые делала его группа, и я приказал их расстрелять. Эта гнида уцелела, но его главные, верные люди подохли. Его тогда не осудили, но говорят, что он теперь боится показываться на улице и предпочитает сидеть в подвале КГБ. Если бы он был настоящим "братаном", не посадил бы сам себя. Тот, который должен был умереть вчера, тоже был его человеком. А наверху сидит брат Алмаза. Он занимает там большую должность,-Ядгар показал на потолок, туда, где находилось здание МВД.

- Значит, вчера они хотели пожертвовать своим человеком?,-спросил я.

- Вчерашняя провокация придумана не Закиром. Ее организовал Алиев, председатель Комитета национальной безопасности.

- Если они прослушивают камеру, почему-же тогда меня или Вас отсюда не забирают? - поинтересовался я.

- Возможно, их планы нарушило то, что мы объявили голодовку. Если голодовка распространится на всю тюрьму, кое-кто лишится погон. В январе мы сделали это в Таштюрьме, после этого убивать подследственных стали меньше,- ответил Ядгар.

Действительно, пытки, вплоть до убийства, во время следствия применялись очень часто. Но властям удавалось (и все еще удается) скрывать это от международной общественности, даже вводить ее в заблуждение. Делегация полицейской академии Франции, например, которую специально пригласил Каримов, после посещения предварительно подготовленных "образцово-показательных объектов" заявила, что с заключенными в Узбекистане обращаются вполне хорошо…

Вспоминается, что аналогичную роль в 30-е годы сыграла делегация, воглавляемая Роменом Ролланом. В то время как миллионы туркестанцев умирали от голода, французские интеллектуалы объявили, что "Узбекистан процветает".

Прошел первый день голодовки. На то, что хочется есть, внимания не обращаю и спокойно занимаюсь воспоминаниями...

Я приехал в Ташкент осенью 1982 года. Надо было готовиться к поступлению на учебу, устраиваться на работу. С поэтом Аманом Матчаном мы познакомились еще в Хорезме, и он обещал помочь, когда я приеду в Ташкент. Он работал в издательстве литературы и искусства им.Гафура Гуляма. Аман Матчан познакомил с поэтом Кадамом Саидмурадом и попросил его пристроить меня. Вскоре я начал работать в издательстве "Узбекистан", ходить на встречи творческих деятелей. В Ташкенте было немало групп, в которые собирались люди, близкие по духу и интересам. Так я и познакомился с Мухаммадом Салихом и кругом его друзей, куда входили поэты Рауф Парфи, Ахмад Агзам, Ибрагим Хаккул, художник Исфандиер Хайдар, ученый-биолог Бек Ташмухаммедов и другие.

В то время в КПСС наступило "время тяжелых утрат". В Москве один за другим умерли Суслов, Брежнев, Черненко, в Ташкенте - Рашидов, затем советскую державу возглавила новая "сильная рука" - Андропов. В советской печати началась кампания по обвинению узбеков во взяточничестве. Усманходжаев, пришедший на место Шарафа Рашидова, на ХVI-м пленуме ЦК Компартии Узбекистана обратился к "великим русским братьям" с просьбой о помощи в чистке республики. Вскоре из прокуратуры СССР прибыла команда "чистильщиков", сначала во главе с Каракозовым, а затем - Тельманом Гдляном. Началось что-то ужасное. На самом деле это были репрессии не против воров-коммунистов, а против народа.

Люди, группировавшиеся вокруг Мухаммада Салиха, стали все больше обсуждать не вопросы литературы и искусства, а социально-политические проблемы. Это явление не было запланированным - вероятно, его вызвало возрождающееся национальное самосознание. Появились листовки такого содержания: "Прекратите обвинять узбеков во взяточничестве: если несколько коммунистов берут взятки, виновата не нация". Молодая поэтесса Дилором Исхакова расклеила эти листовки даже возле здания ЦК Компартии Узбекистана.

Видимо, после этого случая за дело взялось КГБ. Агенты этой организации, под видом литературной критики, обрушились на Мухаммада Салиха, пытаясь уничтожить его, прежде всего, как творческого деятеля. Одна за другой в узбекской прессе стали появляться статьи, где каждое произведение Салиха подвергалось разносу. Однако эта кампания дала результат, противоположный задуманному. В Москве, прибалтийских республиках, на Украине и за-рубежом стали переводить и печатать его стихи. В этой ситуации КГБ предпочло не создавать диссидента из числа узбеков, а стало воздействовать на его сторонников, запугивая их по-одному и стремясь уничтожить таким образом группу Салиха. Однако она все-же сохранилась, хотя число ее членов сильно уменьшилось.

(продолжение следует)

Источник - Еrkinyurt
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1106110500
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх