КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 26.02.2004
23:59  Ильхам Алиев назвал Ходжалинскую трагедию геноцидом азхербайджанцев
22:50  Омский казахский культурный центр "Молдир" отметил свое пятнадцатилетие
19:19  Неприсоединившиеся. Мохаммад Хатами по приглашению Уго Чавеса отправился с визитом в Венесуэлу
16:31  Монгольский солдат Ганболдын Аззая пресек терракт на польской базе Чарли в Ираке
16:04  Иран опровергает слухи. Ядерных материалов во взорвавшемся под Нишапуром составе не было
15:48  "Мемориал" о задержании в Москве активиста "Хизб ут-Тахрир" Юсупа Касимахунова
15:33  Узбекистан с 1 марта ограничит ввоз и вывоз наличных сумов до $274
14:06  В Чите взорвано китайское кафе: 15 человек погибли, 17 ранены
14:00  В авиакатострофе в Боснии погиб президент Македонии Борис Трайковский
13:12  Счетчик для Манилова. Киргизия борется с "мертывми душами"
13:00  Нурани - Мир на пороге "нефтяного переворота"?
12:57  А.Улунян - СНГ: новый курс или последний кризис?
12:52  "РосВести" - Ташкент перекладывает рули. Каримов усиливает давление на соседей
12:43  А.Усманов против И.Мамедова. Российский олигарх обижает гостренера России по фехтованию
12:29  А.Кулиев - О произошедшем и ожидаемом в Туркменистане
12:23  Ай да... сукин сын. За что Туркменбаши снес в Ашхабаде Русский театр им. А.С.Пушкина?
11:33  Д.Верхотуров - Сможет ли Россия "прирасти" Сибирью?
11:11  Месть скинхедам: в Воронеже африканец порезал русскую девушку
10:05  А.Дугин - Корни террора можно подрубить геополитически
09:55  Божьи коровки? Скандал с "жучками" в Киргизском Парламенте зашел в тупик
09:47  Н.Мирсаидов - Бедность не порок. В чем спасение простого таджика?
09:41  Непаханное поле. Кыргызстан планирует расширить бизнес в Афганистане
08:52  "Los Angeles Times" - Временно, но навсегда. Пентагон не собирается уходить из Узбекистана
08:50  "Вароруд" - Почему родители бросают детей? Репортаж из Дома ребенка в Оше
08:46  "НГ" - Таджикистан поменялся с Россией: военная база за голову Салимова
08:44  Долой волосатиков! Туркменбаши приказал юношам бриться и стричься
07:26  С участием США. В Индии завершились крупнейшие в ее истории учения
05:59  ВВС - Все таки Москва замешана в убийстве Яндарбиева? МИД добивается выдачи агентов
05:20  Хамид Карзай "получил теплое письмо" от бывшего главы МИД талибов
02:41  Первый КПП на таджикско-китайской границе откроется 1 мая с.г.
01:52  В Госдуме удовлетворены развитием российско-узбекских межпарламентских связей
01:35  Беспрецедентная экстрадиция в Душанбе из Москвы Я.Салимова. Комментарий "Немецкой волны"
00:57  Zamon.info - Узбекистан пытается открыть товарные рынки
00:44  Каракульджинский район Киргизии, похоже, окончательно отрезало от цивилизации
00:40  "Казатомпром" запустил "самый современный в мире" урановый завод
00:38  СНБ Кыргызстана брошена на борьбу с недобросовестными... энергетиками
00:12  КНБ Казахстана - "Урановыми" скандалами "целенаправленно подрывают имидж" страны
00:11  "Я сам и мои сообщники-террористы". В Ашхабаде издана книга Б.Шихмурадова
00:07  Киргизия выступила за создание регионального водно-энергетического консорциума
00:01  Госдеп США опубликовал Доклад о правах человека в мире (обзор по странам ЦентрАзии)
Среда, 25.02.2004
22:14  В США вышел фильм Мела Гибсона "Страсти Христовы"
21:02  Рамсфельд об американских базах в ЦентрАзии (пресс-конференция в Ташкенте)
19:42  Беспрецедентный контракт. Строительство монорельса в Медине доверено индийской фирме
14:35  В Улан-Баторе работает 75 интернет-кафе, из них 10 - круглосуточно
13:18  Посол Ирана в Москве о проблемах иранских экспортеров в России
12:12  Китайцы построили гидроэлектростанцию в Панкисском ущелье в Грузии
10:01  В Цюрихе убит авиадиспетчер, дежуривший в момент гибели башкирского Ту-154
07:56  А.Жузов - ЕЭП надо разложить на кластеры. Иначе ничего не получится
07:44  Washington Times - Смена режимов. Принуждение извне может привести к положительному результату?
07:27  Т.Ансари - Иран: торжество "непарламентских методов". Меджлисмены дерутся
07:17  Экипаж спасен... наполовину. Отчего утонула на Каспии российская "Акуша"?
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    ЦентрАзия   | 
Д.Верхотуров - Сможет ли Россия "прирасти" Сибирью?
11:33 26.02.2004

СТРАТЕГИЯ ОТСТАЛОСТИ СИБИРИ
О стратегии экономического развития Сибири Правительства РФ

Дмитрий ВЕРХОТУРОВ

7 июня 2002 года российское правительство приняло и утвердило Стратегию экономического развития Сибири до 2015 года. Казалось бы, документ важный и нужный, определяющий развитие огромного региона на долгосрочную перспективу. Подобные документы обладают очень большим влиянием на экономическое развитие, даже тогда, когда о них забывают. На основании выкладок таких долгосрочных программ составляются программы развития, программы вложения в основной капитал, то есть инвестиций. Эти проекты, будучи реализованными, оказывают воздействие на дальнейшее развитие экономики.

В качестве примера можно привести план Государственной электрификации России, принятый в декабре 1920 года. Он непосредственно определял развитие советского хозяйства, и энергетики особенно, до 1934 года, пока наметки плана не были выполнены. После этого влияние плана проводилось через разработку стратегий развития электроэнергетики, через осуществление разных энергетических проектов, через размещение промышленности по территории Советского Союза. Будучи давно превзойденным, план ГОЭЛРО и позднее был документом, определяющим политику экономического развития страны.

Так и здесь. Стратегия экономического развития – это не просто писулька, от которой можно вскоре отказаться. Это документ, который будет оказывать непосредственное влияние на развитие сибирской экономики по меньшей мере до 2015 года, а потом будет оказывать влияние через реализованные проекты.

Однако, читать этот документ невозможно без чувства недоумения. С самого начала возникает ощущение, что что-то здесь не так. Уже с первых строк понятно, что его составляли люди, далекие от Сибири не только территориально, но и духовно. С первых страниц начинаются, и до последних продолжаются рассуждения об огромных богатствах Сибири: нефти, газе, угле, рудах металлов, о транспортных коридорах, и о том, как бы сибирские ресурсы подешевле добывать и подороже продавать.

Итак, разберем этот план по основным пунктам.

В программе написано: "Долгосрочные интересы Российской Федерации, состоящие в создании современной экономики инновационного типа, интегрированной в евро-азиатское экономическое простанство, определяют особую роль Сибири в силу ее географического положения и наличия значительного ресурсного, производственного, научно-технического, образовательного и кадрового потенциала. Между тем в последнее время наметилась тенденция оттока населения из Сибири и относительного замедления темпов экономического роста".

Этой фразой программа открывается. В ней формулируются генеральные цели стратегии. "Создание современной экономики инновационного типа", - ни больше, ни меньше. Эту фразу мы запомним, она нам пригодится на будущее. А пока же скажем, что при придирчивом чтении документ можно отбросить с первого абзаца. Вообще-то экономисты, также как и военные, оперируют точными данными и точными сроками: финансовым годом, или, например, пятилетками. А что же такое "в последнее время"? Как это понимать? И от какого срока отсчитывать это самое "последнее время". От восшествия на царствие В.В. Путина, или от восшествия Б.Н. Ельцина? Вот ведь вопрос вопросов.

Тезис не подкреплен доказательствами, статистикой. Это снова к вопросу о точным сроках. Использование статистики вынуждает говорить: "вот в таком-то году был такой-то прирост, а вот в таком-то году был такой-то". Но, поскольку в качестве единицы измерения времени авторы программы приняли "последнее время", то, понятно, использование статистики очень затруднено.

Здесь можно было бы просто привести две небольшие таблицы с данными об изменении численности населения Сибири и с данными о росте ВВП региона и промышленного производства. На это много бумаги не потребовалось бы, и была бы видна доказательная база. А пока, за неимением цифр, мы рассуждаем о "тенденциях оттока" и об "относительном замедлении".

Ответы на эти вопросы, точные и конкретные, имеют самое непосредственное отношение к программе долгосрочного экономического развития Сибири. Необходимо точно ответить на вопрос об оттоке населения, об его динамике и возможных перспективах. Необходимо иметь точное представление о темпах экономического роста в Сибири, чтобы составить себе представление об экономических возможностях региона.

Авторы программы просто ошиблись с "относительным замедлением" темпов. В сибирских регионах с 1990 года произошел сильнейший спад промышленного производства, по разным регионам составивший от 37% до 61,6% уровня 1990 года. За истекшие 14 лет сибирская промышленность потеряла в среднем около половины своего производства, своих мощностей. Причем в наиболее промышленно развитых регионах потеряно более половины: 55-60% производства.

Это спад, вполне сопоставимый с военным разгромом. Назвать его "относительным замедлением" ни в коем случае нельзя. Этот спад и его последствия – есть ключевой момент для составления программы экономического развития Сибири. Первое, что должно быть расписано в такой программе, так это меры по преодолению последствий спада 90-х годов.

Нельзя сказать, что составители программы не знали об этом спаде. Знали, конечно. Но пошли на этот маневр с формулировкой "в последнее время наметилась тенденция", для того, чтобы отвернуть от тех мер, которые реально необходимы.

Восстановление сибирской промышленности после спада 90-х годов требует серьезных капиталовложений на нужды обновления основного капитала и технологического перевооружения. Средний износ фондов составляет 40%. Оборудование имеет большой возраст: 20% его старше 20 лет. Задача технического перевооружения сибирской промышленности по масштабам вполне сравнима со сталинскими пятилетками индустриализации.

То, что вложения окупятся, в этом никто не сомневается, в том числе и авторы программы, рассуждающие о большом потенциале Сибири. Но вот вкладывать им в развитие сибирской экономики не хочется ни одного рубля. Правительство надеется достичь удвоения ВВП России, не вкладывая средств в экономику, что ярко отразилось в программе экономического развития России до 2010 года. То же самое происходит и в Сибири. Авторы программы хотят экономического роста в сибирских регионах, но таким образом, чтобы ни одного рубля не вкладывать.

Что же тогда вложить в экономический рост? Трудовой энтузиазм. Что вложить в основные фонды? Его же. Вот рецепт экономического развития, разработанный правительством.

Авторы программы, должно быть, надеются на то, что рост будет обеспечен незадействованным оборудованием. Если об этом не говорить, то впоследствии может сложиться впечатление, что достигнут сногсшибательный прирост производства, ВВП региона. Но на деле этот рост представляет собой результат использования старых запасов.

Вот этим и объясняется этот маневр с расплывчатой формулировкой. Нужно было создать у членов правительства и остальных граждан России впечатление, что в Сибири не было никакого экономического спада, а что был в 90-х годах прирост, который "относительно замедлился". А потом пустить в ход стоящие мощности. Получится сразу быстрый рост промышленного производства, который можно будет выдать за успех программы.

Насколько его хватит, этого прироста за счет стоящих мощностей? Ненадолго. По сибирским регионам, в среднем 20% незадействованных мощностей. Если принять, что прирост будет в 5% в год, то такого прироста хватит всего лишь на 4 года. Если 2,5%, то на 8 лет. При 2%-м приросте на 10 лет. Одним словом, на имеющихся мощностях можно протянуть до 2015 года при очень низких темпах, всего в 2% в год.

В программе стоит цель создания экономики "инновационного типа". Однако на 2% прироста в год не выйдет не то, чтобы создать инновационную экономику, но и просто произвести перевооружение промышленности в Сибири.

Хотя есть и другой способ: не растягивать резерв мощностей на годы, и максимально использовать его в 2-3 года, дать прирост промышленного производства 8-9% и выдать это за успех программы экономического развития Сибири. Этот же вариант, очевидно, приняли и в правительстве. Они сделают рывок, исчерпают имеющиеся возможности, и бросят регион на произвол судьбы. У них уже сейчас есть на это отговорка: "Все экономисты говорили, что производство в Сибири невыгодно".

Вот две альтернативы развития на имеющихся мощностях: или короткий рывок и полная загрузка за 2-3 года, или же растягивание ввода на 8-10 лет при очень низком приросте промышленной продукции. Что лучше? Оба варианта хуже. Первый вариант быстро растратит имеющийся экономический потенциал и оставит сибирскую экономику без возможностей дальнейшего развития. Второй вариант – это медленное колебание вокруг 60% уровня 1990 года, растянутое на 10-15 лет.

Скажут, легко критиковать правительство, когда нет собственной программы. Возможно. Однако лично я бы выбрал первый вариант – короткий рывок. Но только при одном условии, что этот рывок будет стартовым для программы коренного перевооружения сибирской промышленности, для массовых капиталовложений в нее, наподобие программы первой пятилетки.

Далее, в стратегии написано: "Экономика Сибири в современных условиях по многим видам продукции оказывается неконкурентноспособной. К числу факторов, сдерживающих экономическое развитие Сибири, относятся следующие:

Качественное ухудшение сырьевой базы. Наиболее освоенные нефтегазоносные месторождения Сибири находятся на последней стадии разработки, когда происходит падение уровня добычи нефти и газа. Доля трудноизвлекаемых запасов нефти составляет 55-60% и продолжает расти. Некоторые месторождения практически исчерпаны; высокие затраты на транспорт, обусловленные удаленностью Сибири от густонаселенной и наиболее развитой европейской части России и промышленно развитых стран Европы и Азиатско-Тихоокеанского регион, низкой плотностью населения в самой Сибири и недостаточным уровнем развития транспортной инфраструктуры".
Отметив тенденцию "относительного замедления", авторы программы должны были указать на какие-то причины возникновения этой тенденции. Но указать на промышленный спад было нельзя, ибо это указание подрывает в корне саму основу предложенной стратегии, основанную на желании правительства не вкладывать в экономику Сибири ни одного рубля.

Тогда в качестве причин были выдвинуты "объективные условия": ухудшение условий эксплуатации нефтяных месторождений Западной Сибири, высокие затраты топлива, плохое развитие транспорта. Вообще, надо сказать, в этом отрывке отразись все взгляды авторов документа на Сибирь и на ее место в экономике России. Ошибочные взгляды.

Во-первых, в Сибири есть не только нефть и газ, а также еще крупнейшие в мире запасы угля, в том числе коксующегося. Кузбасс в конце 80-х годов давал 21% союзной добычи угля и 98% добычи угля по Сибири. Есть большие запасы железной руды (например, Бокчарское месторождение в Томской области с запасами руды 110 млрд. тонн и содержанием железа 46%). Есть руды цветных металлов и неметаллические полезные ископаемые. Академик А.Е. Ферсман выделял южную Сибирь в отдельный Алтае-Саянский геохимический узел, характеризующийся богатыми и чрезвычайно разнообразными полезными ископаемыми. По богатству полезных ископаемых мы можем поспорить с центральным Казахстаном и Горным Бадахшаном.

Собственно, это не наши проблемы, что некоторые московские "эксперты" ничего, кроме нефти и газа, не знают.

В стратегии много говорится о развитии топливно-энгергетического комплекса. Но непонятно, почему не затронуты проблемы двух угольных бассейнов, из числа крупнейших в России: Кузнецкого и Канско-Ачинского. Это 98 млн. тонн каменного угля (1998) и 56 млн. тонн бурого энергетического угля (1998) в год с хорошей перспективой прироста. В 1990 году Кузбасс добывал 146 млн. тонн угля, а Канско-Ачинский бассейн 120 млн. тонн.

По запасам угля и возможностям его разработки Кемеровская область опережает все соседние регионы Сибири и все соседние центральноазиатские государства. По углю мы опережаем даже Казахстан с его крупными запасами. В последнее время заявку на открытие крупных угольных месторождений сделали китайские геологи. Однако, наши, кузнецкие, 756 млрд. тонн – это разведанные запасы, тогда как их 2,1 трлн тонн – это прогнозные запасы, которые будут существенно уточнены в сторону сокращения.

Этот источник топлива может обеспечивать наши потребности в энергии и тепле в течении сотен лет. На основе Кузнецкого бассейна, этого практически полного аналога германского Рура, мы можем развить свою сильную и мощную тяжелую промышленность, сильную индустриальную экономику. Обойти вниманием кузнецкий бассейн – это, значит, допустить самый грубый просчет в программе экономического развития региона.

Во-вторых, авторы программы по-настоящему одержимы идеей добывать сибирские нефть и газ (о других видах ископаемых речи даже не идет) и продавать их на мировом рынке. Для этого нужно вывозить их в основные потребляющие регионы: Европу и АТР. Действительно, возить туда далековато и затраты на перевозку велики.

Однако этот тезис был настолько распропагандирован, что даже в Сибири повторяют: "высокие издержки на транспорт". Только позвольте задать вопрос, а какая франко-станция назначения? То есть, куда везут груз?

Вот на этот вопрос прямого ответа не получить. Потому что если прямо признать, что сибирские ресурсы будут вывозиться исключительно за рубеж, то недолго получить ярлык "колонизатора". За дело, надо сказать. Потому пускаются в ход самые разные эвфемизмы: "на мировой рынок", "в промышленно развитую европейскую часть", "на экспорт" и так далее.

Это с одной стороны. С другой стороны, разве в Сибири нечего возить, кроме нефти, газа и леса? Основную часть погрузки на железных дорогах составляет уголь, который развозится от угольных шахт и карьеров к потребителям: городам и заводам. Например, уголь Канско-Ачинского бассейна почти целиком потребляется внутри Красноярского края, и только 10% его вывозится в Иркутскую область. Плечо перевозок не превышает 1000 километров. Уголь Кузнецкого бассейна почти целиком потребляется в Западной Сибири, и только 4% угля идет на экспорт. И здесь львиная часть угля не перевозится на расстояние более чем в 1500 километров.

Другая часть погрузки: руда (железная, нефелиновая) и глинозем для алюминиевых заводов. От Ачинского глиноземного комбината до Красноярского алюминиевого завода, куда поступает вся продукция первого, 180 километров по железной дороге. От глиноземного завода в Белово до Новокузнецкого алюминиевого завода и того ближе, 30 километров.

Третья часть погрузки: нефтепродукты для северного завоза. От Ачинского нефтеперерабатывающего завода до Красноярского порта по железной дороге 220 километров. Омский нефтеперерабатывающий завод, один из крупнейших в Сибири, снабжает нефтепродуктами весь южносибирский регион, и вывозит продукцию в Среднюю Азию, вплоть до Афганистана.

То есть, большая часть перевозок по сибирским железным дорогам осуществляется для снабжения промышленных предприятий топливом и сырьем. Представление о том, что из Сибири только все вывозят, и что внутреннее сообщение не играет роли – совершенно неверное. Если говорить о развитии транспорта, то в первую очередь должен быть поставлен вопрос о развитии внутренней транспортной системы. Например, в Кемеровской области, в центре сибирской тяжелой промышленности сложилась парадоксальная ситуация: небольшие районы вокруг промышленных городов, с густой сетью дорог и коммуникаций, соседствуют с большими районами, в транспортном отношении не освоенными. В 80-х годах экономисты сделали убийственный вывод о том, что восточная часть Кемеровской области не освоена транспортом, а существующая система сообщений нерациональна.

В-третьих, авторы программы не замечают, что население в Сибири размещено очень неоднородно. Северные территории малонаселенные, а в южных территориях сосредоточено почти все население Сибири, и плотность его здесь сравнима с плотностью населения в европейской части России. Это можно видеть на примере Минусинской котловины и Алтайского края с густонаселенными сельскими районами.

Именно в этой части Сибири находятся крупные города: Омск, Тюмень, Новосибирск, Кемерово, Новокузнецк, Томск, Красноярск, Барнаул, Абакан. Именно в этой части Сибири сосредоточен весь научный и кадровый потенциал экономики.

Вот ведь странно, авторы программы говорят о научном и кадровом потенциале Сибири, однако плохо представляют, где он находится. Сравнив Сибирь и европейскую часть, и определив последнюю как густонаселенную, они показали, что плохо понимают особенности размещения населения в этом регионе. Есть упоминание о Сибирском отделении Академии наук (что уже хорошо), но нет указания, что это отделение находится в одном из крупнейших городов Сибири – в Новосибирске.

"Сибирскому отделению Российской Академии наук (в документе слово "академия" отчего-то написана с прописной буквы. Или авторы не знают, что это официальное название главной научной организации страны? – Д.В.) при участии органов исполнительной власти целесообразно было бы разработать программы развития наукоградов, создания технопарковых зон и инновационно-технологических центров в рамках утвержденных федеральных целевых программ…".

Нельзя не обратить внимание на стиль документа. Это не стратегия экономического развития, это только соображения на тему, которые премьер-министр подмахнул не читая. "Целесообразно было бы" – это не язык программы, обязательной к исполнению. Непонятно также, почему авторы коверкают официальные названия и пишут их с прописной буквы.

Кроме всего этого, совершенно недопустимого в документах такого уровня, видно, что авторы просто не знают, что наукограды в Сибири уже есть. Если бы знали, то перечислили бы их: Зеленогорск, Железногорск, Сосновоборск в Красноярском крае, Омск-15 в Омской области, Томск-45 в Томской области. Это все бывшие секретные центры разработки вооружений, ядерных технологий, производства стратегических материалов. Кроме них есть еще тысячи закрытых и ныне открытых производственных центров и предприятий с сильнейшими научными коллективами. Можно назвать академические города в Новосибирске и Красноярске. Все это – научный и технологический потенциал региона.

"Технопарковые зоны" – модный ныне термин, за которым, однако, не стоит ничего реального. В Красноярском крае пытались в конце 90-х годов создать технопарковую зону. Была организована фирма "Конверсионный технопарк", которая так ничего и не добилась, за отсутствием средств, специалистов и технических разработок. Приоритет в высокотехнологичном машиностроении так и остался за "Красмашем", "Сибтяжмашем" и Красноярской аэрокосмической академией. Этот пример показывает, что науку и высокие технологии надо развивать с опорой на уже имеющиеся заводы, научные организации и специалистов.

От этого же можно пойти и к промышленности. Если авторы программы не знают, что в Сибири есть крупные города, то откуда же им узнать, что в Сибири есть крупные заводы? Откуда им узнать, раз в институте не довелось изучить экономическую географию России, что Сибирь – это как раз промышленно развитая территория?

Стратегия призывает строить "экономику инновационного типа". Однако авторы этой стратегии проявляют потрясающее незнание именно технологического, научного и инновационного потенциала Сибири. Не упомянуты и не названы сибирские наукограды, академические города, ведущие институты, конструкторские бюро и предприятия. Авторы программы призывают создавать "технопарки", и приходят мимо уже реально существующих технопарков, вроде "Красмаша", способного выпускать машины и оборудование от межконтинентальных ракет до стиральных машин. Ударили в лоб, теперь зайдем с фланга. Интересно, в какой книжке авторы программы вычитали о том, что "инновационная экономика" не должна опираться на высокоразвитое машиностроение? Любое изобретение, любая новая технология, любая новая машина должна быть исполнена в "металле", и испытана. Для реализации инноваций нужна развитая машиностроительная база, способная изготавливать опытные образцы и опытные мелкие серии.

Если стоит цель создания "экономики инновационного типа", то вопрос о поддержке и развитии машиностроения, в особенности сложного и точного, должен стоять если не первым пунктом, то, во всяком случае, в первой пятерке пунктов. Однако, перечитав всю программу сначала и до конца, мы не найдем предложений и мер, направленных на развитие точного и сложного машиностроения. Этой проблемы для составителей стратегии не существует. От нее они отписались одной фразой: "реформирование оборонно-промышленного комплекса с ориентацией на производство наукоемкой продукции и оборудования для топливно-энергетического и транспортного комплексов".

Вот такое развитие "экономики инновационного типа"! Оказывается, что даже в области хай-тека желательным является производство оборудования для ТЭКа и транспорта. Оказывается, что эта цель "развитие экономики инновационного типа" – есть ложь, вранье, маскирующее другую цель программы – превращение Сибири в сырьевой источник.

Вот еще причина "относительного замедления" экономического роста Сибири: "Повышенный расход топливно-энергетических ресурсов на производственные и социальные нужды из-за суровых природно-климатических условий".

Да, это так. Расходы на отопление и производство электроэнергии у нас повыше, чем в Малайзии и Тайланде. Однако, это не повод заламывать руки, посыпать голову пеплом и отказываться от экономического развития. Тем более, что советские хозяйственники изобрели способ обойти воздействие природных условиий.

Топливо бывает разным. Бывает высококачественным, как нефть, горючие сланцы или коксующийся уголь, а бывает и низкокачественным, как бурые угли и торф. Низкокачественное топливо в России есть практически повсеместно, особенно много бурого угля и торфа. Запасы и того и другого в Сибири колоссальные. Только в небольшой Томской области имеется 1,1 трлн тонн торфа. В Тюменской области торфа 30 трлн тонн. Есть торф также в других областях Западной Сибири. Бурого угля тоже много. Канско-Ачинский бассейн обладает запасами в 120 млрд. тонн бурого угля. Это еще не все, поскольку есть более мелкие бассейны и месторождения углей и торфа.

Эти виды топлива имеют теплотворную способность в 2,5-3 тыс. кКал. Не сравнить с нефтью (14,5 тысяч) или каменным углем (7 тысяч), но все же 2-3 тонны бурого угля или торфа вполне заменят тонну каменного угля или полтонны нефти.

Еще в 1919 году Г.М. Кржижановский выдвинул принципиальное решение развития советской энергетики: не гнаться за использованием высококачественного топлива, и обратить внимание на низкокачественные его виды, которые есть повсеместно, легки в добыче и дешевы. Еще он призывал обратить внимание на гидроэнергетический потенциал, как его тогда называли, "белый уголь". Итак, бурый уголь, торф плюс гидроэнергия – это и есть советская энергетика. Каким образом развивалась сибирская энергетика? По рецепту Кржижановского, на использовании местного топлива (газ в Тюменской области, экибастузский уголь в Омской области, Алтайском крае, кузнецкий уголь в Кемеровской, Новосибирской и Томской областях, канско-ачинский уголь в Красноярском крае) и гидроэнергии (Енисей и Ангара – в Красноярском крае и Иркутской области). То есть основа нашей энергетики – низкокачественные, дешевые виды ископаемого топлива и гидроэнергии.

Пишут ли об этом в программе? Нет, не пишут. Написано там вот что: "Для повышения эффективности энергообеспечения Сибири необходимо:

завершение строительства Богучанской ГЭС…, реконструкция Братской ГЭС, начало строительства каскада гидроузлов на р. Нижняя Ангара;

расширение и техническое перевооружение действующих Сургутской ГРЭС-1 и Тюменской ТЭЦ-1;

развитие атомной энергетики в Сибири…;

развитие энергоснабжения изолированных потребителей, наибольшее количество которых расположено в северных районах Сибири…"
Авторы программы призвали замахнуться аж на строительство на Нижней Ангаре, однако забыли о том, что первоочередная задача развития энергетики Сибири – это обеспечение энергией регионов Западной Сибири, страдающих от ее нехватки. Это, особенно, Кемеровская область, получавшая в 1995 году 7 млрд. кВт/ч, и Алтайский край, получавший в 1995 году 5,2 млрд. кВт/ч, с плохо развитой энергосистемой, и зависимые от поставок энергии извне. Вот здесь нужно электростроительство в первую очередь.
Необходима кардинальная перестройка энергетики Кузбасса. На первые времена необходимо, чтобы в области производилось не менее 40 млрд. кВт/ч в год, и в перспективе дальнейший рост выработки энергии. Если считать от сегодняшнего уровня примерно в 25 млрд. кВт/ч, это значит прирост в 38%. Такой прирост нельзя достичь реконструкцией существующих станций. Необходимо введение в строй новых мощностей, необходимо довести мощность кузнецких электростанций минимально до 6,2 млн. кВт. То есть, надо построить минимально или две ГРЭС, размером и мощностью с Березовскую ГРЭС-1, или четыре ГРЭС, размером и мощностью с Назаровскую ГРЭС.

Почему в программе упомянуты только две тепловые станции: Сургутская ГРЭС-1 и Тюменская ТЭЦ-1? Это потому, что они работают на газе, и в глазах московских "экспертов" олицетворяют все передовое в Сибири. Однако основа нашей энергетики – это тепловые станции на угле: девять станций в Красноярском крае, две в Томской области, четыре в Новосибирской, четыре в Кемеровской области, и одна в Омской. Вот их и надо реконструировать в первую очередь, и строить дополнительные, чтобы отказаться от передачи энергии извне, в частности, от закупок в Казахстане.

Говоря только о нефти и газе, стратегия развития Сибири призывает к тому, чтобы отказаться от дешевой энергетики, основанной на низкокачественном топливе, имеющемся в изобилии, и перейти к дорогой энергетике: на газе, нефти, атомном топливе, на покупной энергии. Об этом говорится четко и прямо: "Необходима дальнейшая газификация регионов Сибири, в том числе крупных промышленных центров южной части Восточной Сибири". Уже сейчас доля газа в толпивном балансе региона достигла 48%, и в стратегии есть боевой призыв увеличить долю газа еще. Но это шаг назад от того, что было достигнуто советскими хозяйственниками, это шаг назад от дешевой энергетики. Это значит отказаться от энергетической независимости региона и добровольно сунуть голову в ярмо поставщиков нефти и газа.

В менее щепетильную сталинскую эпоху таких хозяйственников, как авторы этой программы, просто расстреляли бы. Или отправили бы бесплатно поработать на великих стройках коммунизма.

Но это еще не все. В программе далее написано: "В целях экономии топлива, снижения нагрузки на окружающую среду и повышения эффективности работы многочисленных разрозненных теплоснабжающих предприятий необходимо изменение принципов и структуры хозяйственного управления теплоснабжением и тепловым хозяйством регионов и городов. Основными направлениями совершенствования и развития систем теплоснабжения являются оптимизация соотношения централизованных и автономных источников тепла, совершенствование схем и оборудования систем теплоснабжения, снижение участия государства в финансировании теплоснабжения бытового сектора, повсеместное регулирование систем отопления, оснащением их приборами учета".

Во-первых, авторы программы ошиблись. Теплоснабжение сибирских городов идет как угодно, но только не "разрозненными" предприятиями. Нередко на миллионный город (Красноярск или Новосибирск) имееются два или три источника тепла. На меньшие по численности населения города – по одному. Теплосети охватывают десятки квадратных километров, и простираются на расстояния 20-30 километров. К примеру, в Ачинске, снабжение части жилых кварталов города теплом идет по магистральному теплопроводу от котельной НПЗ протяженностью 33 километра. В Красноярске отдельные районы города соединяются теплопроводами длиной 15-20 километров, причем некоторые пересекают Енисей по подземным туннелям.

В последнее время идет много разговоров о том, как бы диверсифицировать снабжение теплом и устроить "рынок тепла", кое-кому очень выгодный и перспективный. Но в настоящий момент свыше 90% потребителей тепла получают его из централизованных сетей.

Чем они выгодны? Во-первых, они выгодны тем, что потребляют низкосортный уголь. Проекты же автономных источников теплоснабжения предполагают переход на мазут, нефть, газ и прочие дорогие и высококачественные виды топлива. Во-вторых, мощности производства тепла совмещены с производством электроэнергии. В-третьих, централизованные сети обеспечивают теплом и предприятия, и жилые кварталы, что удешевляет энергию. Вообще, вопрос выгодности централизованного теплоснабжения в России перед автономными источниками был принципиально решен еще в начале 30-х годов. В пользу централизованных систем.

Попытка же "оптимизации соотношения", или разделения части централизованных систем, чтобы переключить их на автономные источники и создать "рынок тепла" (как вариант: прекратить финансировние, чтобы тепловые компании сами отказались от "лишних теплосетей"), это также шаг назад от достигнутого советскими хозяйственниками достижения. Это также отказ от энергетической независимости региона в пользу ярма поставщиков газа, нефти и мазута.

Как видно, предложения стратегии, даже если они касаются, например, энергетики и развития высоких технологий, так или иначе фокусируются на генеральной цели, которая в документе не названа, но четко вытекает из контекста всей программы в целом.

Главная цель Стратегии экономического развития Сибири – превратить Сибирь исключительно в сырьедобывающий регион.

Вокруг этого и вращаются все остальные предложения и меры. Развитие транспорта в интересах сырьедобывающих компаний, для максимально дешевого вывоза сырья. Развитие энергетики тоже в интересах сырьедобывающих, особенно нефтяных и газовых, компаний, чтобы создать "рынок энергоносителей" и загнать всю Сибирь в ярмо поставщиков нефти, мазута и газа. Даже развитие высоких технологий тоже планируется в интересах сырьедобывающих компаний, чтобы сибирские предприятия производили оборудование преимущественно для ТЭКа и транспорта.

Целью сталинских пятилеток было превращение Сибири в развитый промышленный район. Стратегия же правительства России есть в чистом виде программа экономической отсталости Сибири, превращения ее из развитого промышленного, в слаборазвитый сырьевой регион.

//16.02.2004

Источник - Полярная звезда
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1077784380
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх