КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Пятница, 23.01.2004
22:38  Медицинская реформа в Узбекистане
21:03  Во что обходятся США военные базы
16:15  "Gulf News" - Арабам не следует держать все яйца в одной американской корзине
15:31  А.Таксанов - Пластик вместо денег
12:09  Узбекская официальная газета "Народное слово" взялась разоблачать бюрократов
12:06  В Джалалабаде сокращается бедность. Уже на 8%
12:03  Сеть бизнес-инкубаторов программы ПРООН все гуще покрывает Узбекистан
11:54  Богатеем? Стремительно дорожает жилье в городах Казахстана
11:51  В Алматы освобождена 2-летняя девочка, взятая 5 января в заложницы в Бишкеке
11:50  Виктор Крымзалов - Ташкентская авиакатастрофа: очередное вранье?
11:32  30 дней до потопа. Спасти Шардаринское водохранилище можно только затопив Кзылорду!
11:29  Узбекские певицы Мунаджат Йулчиева и Севара Назархан номинированы на "Премию публики" Би-би-си
11:27  Вышел сборник "Казахстан: 50 лет начала освоения целинных и залежных земель"
10:29  А.Гали - Казахизация, как этносоциальная мобилизация для создания постэтнического Казахстана
10:11  11-летняя украинка родила от мигранта из ЦентрАзии. Счастливый отец... сбежал
10:06  "Россiя" - Нефтяной блеф Азербайджана. Что потечет по... пустой трубе?
09:56  "Комсомолка" - Чулпан Хаматова развелась и еще летом тайно родила вторую дочь...
09:48  "Къ" - Кашмиру – мир. Индия вступила в "исторические переговоры"
09:42  Особой паники нет... Две узбекские дамбы перегородили сток Шардаринского водохранилища Казахстана
09:31  "Бозори мардикор": безработица - главная язва современного Таджикистана
09:19  43 русских девочки "поставил" в бордели Таиланда и ОАЭ гражданин Узбекистана Джамалов
09:17  "Садить" может только суд. Реформа судебно-правовой системы Узбекистана
08:38  Феликс Кулов: "Главное – я не сломался!" (диалог в радио-эфире)
08:36  Золотая промышленность Таджикистана: есть запасы и мощности, нет... качества
08:26  "НГ" - Военно-базовая удавка. Смогут ли США удушить Россию и остальной мир?
06:41  А.Собянин - Дугинское евразийство не может быть основой пост-советской интеграции
06:17  М.Александров: Махалля - ступень классической азиатской деспотии
03:30  Б.Мусаев - Узбекистан независимый: реформы или бунты? Заключение
00:58  США хотят сделать НАТО "гарантом безопасности" ЦентрАзии
00:52  Статья удалена
00:31  "Договор о Вечной дружбе" и Баткенский губернатор Айбалаев. Путевые заметки
00:23  Поднимет ли немецкий тренер Франц киргизскую сборную по футболу?
00:11  Вышедшая из берегов Сырдарья начала затоплять Байконур
00:06  Казахстан и Россия думают создать ракетное СП "Ишим" по запуску мелких спутников
00:05  Туркменистан вводит частично-платную медицину
00:03  Поработать на туркменском шельфе Каспия хотят 20 иностранных компаний
00:00  "Газета СНГ" - Назарбаев и Каримов соревнуются перед арабскими шейхами
Четверг, 22.01.2004
20:35  "Логичен, ясен и прозрачен", - туркменский парламентарий В.Михайлов о бюджете страны
19:10  Вторым вице-спикером Законодательного Собрания Киргизии избран К.Байболов
18:13  В Ферганской долине создана единая сеть НПО Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана
18:00  Узбекистан исключает теракт, неисправности в катастрофе ЯК-40
17:04  Турция ограничила поставки некоторых товаров из Ирана
16:33  У кыргызстанцев будут новые паспорта
12:25  Минюст Таджикистана незаконно затягивает регистрацию партии "Тараккиет"
12:22  Таджикистан депортировал на родину из тюрем 18 афганцев
12:00  Максим Соколов - Суд над российской демократией
11:56  Стейк, казы - плиз... На американскую авиабазу "Ганси" наняты киргизские повара
11:46  Zamon.info: Технари – исчезнувший подвид в Узбекистане
11:35  Изданы "Очерки истории и культуры Казахстана" Николая и Александра Подушкиных
11:04  Узбекистан последовательно осуществляет политику гуманизации судебной системы
10:42  Новое распределение обязанностей в правительстве Казахстана
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    Узбекистан   | 
Б.Мусаев - Узбекистан независимый: реформы или бунты? ЗаключениеБ.Мусаев - Узбекистан независимый: реформы или бунты? Заключение
03:30 23.01.2004

Мусаев Бахадыр
УЗБЕКИСТАН независимый: РЕФОРМЫ ИЛИ БУНТЫ?
2004

СОДЕРЖАНИЕ
От автора
Введение
Глава первая. Пробуждение надежд.
1. Гражданские движения и партии в Узбекистане.
2. Оппозиция и оппозиционность по-узбекистански.
Глава вторая. За горизонтом видимости: Иллюзии и Реальность.
1. Узбекистан после провозглашения независимости: На пути к реформам или бунтам?
2. Несколько штрихов к портрету президента Ислама Каримова на фоне борьбы за стабильность и осуществления реформ.
Глава третья. В ловушке истории.
1. Ислам в современном Узбекистане: позитивный потенциал и проявления угроз
2. Исламское движение Узбекистана и партия "Хезби-ут-Тахрир" - угроза миру, безопасности Узбекистана и государствам Центральной Азии.
Вместо заключения. Что нас ждет?

Начало см. ЦентрАзия, 19-22.01.2004

Вместо заключения. Что нас ждет?

"Если придет угроза, меня не надо призывать быть патриотом. Я скажу сыновьям: вот ради этого клочка вашей земли- идите и, если нужно, сложите за нее головы"
Рыхсали Зиевутдинов, дехканин (Кибрайский район, Ташкентская область)

Минувшие годы независимости Узбекистана и лавина событий последнего времени все еще оставляют ощущение переломности переживаемого страной мгновения истории, когда чаша его весов продолжает колебаться то в одну, то в другую сторону.

Куда идет Узбекистан? Каким будет для нас наступивший ХХ1 век? Что ждет узбекистанцев в ближайшие годы? Согласно экспертным оценкам некоторых серьезных западных аналитиков, страны бывшего коммунистического блока Европы, включая Россию и Центральную Азию, на следующие 15 лет ожидает неопределенное будущее. Относительно Центральной Азии отмечается конкретно, что здесь будет усиливаться социальная, экономическая, религиозная и, возможно, этническая напряженность. Узбекистан уже сегодня начинает сталкиваться с огромным числом новых проблем. Ситуация усугубляется тем, что в политической и социальной сферах появляется немало трудностей, симптомов болезней. В Узбекистане, как и в целом в Центральной Азии, начинает складываться крайне сложная ситуация, внутри которой можно обнаружить следующие составляющие:

1. Инертность населения, нежелание участвовать в общественной жизни и решении социально-значимых проблем.

2. Низкий уровень жизни населения, "синдром бедности".

3. Невостребованность духовного, творческого и экономического потенциала всех социальных слоев. При этом значительная часть населения находится в сфере влияния "теневой экономики", чему объективно способствуют:
- Низкая информированность;
- Правовая незащищенность;
- Чрезмерное налоговое бремя;
- Отсутствие адекватных механизмов реализации возможностей представителей различных групп населения.

4. Активизация кланов и усиление их роли в странах региона, что стало одним из основных препятствий при построении демократических государственных институтов и открытых обществ.122

5. Коррупция.

6. Тотальная деградация экологической системы Центральной Азии.

Отсутствие эффективных механизмов предупреждения данных негативных процессов, в среднесрочной перспективе, может привести к угрозе появления и развития тоталитарных функций государств в Центральной Азии. По данному поводу, независимый исследователь Озод Мухамеджанов отмечает, что в Центральной Азии с учетом наличия в регионе различных стратегических угроз необходима собственная система мер, которая позволит избежать социальной, политической дестабилизации и обеспечит необходимый научный, технологический, экономический и экологический потенциал для создания и реализации Программы устойчивого развития.123 Я не взял бы на себя смелость делать попытки: обосновать рационально-эмпирическим образом какой-либо вариант (сценария) развития Узбекистана; говорить о современной общественной ситуации в плане осмысления имеющихся в стране возможностей, предложений корректирующих стратегии и сценарии общественного развития. В самом деле, такая задача может быть по плечу лишь целому аналитическому управлению, центру или институту. Функциональные обязанности последних и заключаются именно в том, чтобы на базе располагаемой ими стратегической, оперативной и иной информации вырабатывать трезвую научную оценку нынешнего состояния, тенденции развития, вероятных перспектив развития узбекистанского общества. При этом, как мне видится, их прямой долг помогать управленческим структурам принимать такие решения, которые будут предупреждать или, в худшем случае смягчать сценарий развития социальных, политических, экономических процессов по конфронтационной модели.

Тем не менее, используя свой прежний скромный опыт работы в такого рода учреждениях, я бы в заключении этой небольшой работы, хотел поделиться своими суждениями и тревогами относительно текущего момента. Должен предварительно оговорить, что мои суждения базируются отчасти на результатах некоторых социологических исследований Центра общественного мнения Республики Узбекистан, именуемого "Ижтимоий Фикр", где я прежде принимал активное участие в ее деятельности, будучи по контракту главным специалистом отдела методологии и методики изучения общественного мнения. Моя непосредственная работа в качестве разработчика программ, анализа результатов многих опросов в ходе подготовки информационно-аналитических записок дают мне моральное право использовать выборочные результаты исследований. В частности, мною здесь без реквизита приводятся конкретные результаты опросов общественного мнения по общенациональной случайной равновероятностной выборке, связанные с темами: "Уровень религиозности населения"; "Общечеловеческие и национальные ценности в образе жизни граждан Республики Узбекистан"; "Национальное самосознание"; "Семья и нравственность"; "Узбекистан – наш общий дом". Надеюсь, данные факты в какой-то степени позволяют: с одной стороны, исключить умозрительность, спекулятивность мышления в оценке ситуации; с другой – дают возможность за этими добытыми фактами увидеть актуализированные мысли и чувства людей, реально переходящие в содержание рациональных и эмоциональных начал общественного мнения, выражающие одновременно ведущие тенденции духовной жизни общества. Убежден, что эти реальные проявления социальных (массовых) настроений говорят одновременно не только о текущих заботах, чаяниях людей, но и выражают духовные составляющие глубинных, долгосрочных процессов.

При интерпретации фактов я исхожу из точки зрения социологов, считающих, что в нашей современной обстановке главным содержанием всего социального знания, характера использования данных массового зондажа должен быть анализ глубокого разлома общественной жизни, создающего возможности проникновения в механизмы формирования и трансформации поведенческих, социо-культурных структур общества. Это связано не только и не столько с колебанием общественного мнения, а прежде всего, с формированием самого института такого мнения в процессе лавинообразных перемен в образе мышления, мучительно-трудной переоценке ценностей. Среди доминант массового сознания (читай и общественного мнения) – превалирующих жизненных ориентаций, разделяемых большинством населения, - выделяются следующие ценности и смысложизненные установки.

1. В числе всех ценностей особое значение узбекистанцы придают свободе и независимости. Примечательно, что свободу и независимость люди рассматривают в рамках нравственных представлений о том, каким образом жить. Чаще всего звучат независимо от возраста, национальной принадлежности и вероисповедания слова типа: "Жить в мире и в духе уважения к людям"; "Вынесем все, лишь бы сохранить мир, согласие и независимость". Можно уверенно констатировать, что слова "мир", "согласие", "независимость"- знамение времени, которые вместе с тем выражают стержневую основу общего мироощущения и устремлений людей. Примечательно, что абсолютное большинство (95,7%) опрашиваемых узбекистанцев считают мир и стабильность, межнациональное и гражданское согласие ценным достоянием независимости.

2. В системе приоритетов ценностных ориентаций граждан Узбекистана четко обозначается роль семьи как института, определяющего их жизненные позиции и соответственно социально-нравственные принципы. Показательно, что более чем каждый второй (59,2%) респондент считает: "Семья – это смысл жизни человека". Другая значительная часть опрошенных (21,0%) определяет семью как совокупность близких, родных людей. При этом практически почти все (92,0%) из числа участников опросов не могут представить свою жизнь вне семьи. Обращают также на себя внимание преимущественное понимание семьи как нравственной основы общества. Так, 79,5% респондентов разделяют мнение о доминирующей роли семьи в формировании нравственности человека. Почти каждый второй (44,1%) участник опроса полагает: семья – фундамент воспитания человека. Симптоматично, что 90,0% опрошенных считают семейное воспитание весомым фактором, сдерживающим человека от совершения неблаговидных поступков.

3. По совокупности выбранных респондентами в вышеперечисленных исследованиях общественного мнения позиций, позволяющих характеризовать ценностные предпочтения "среднего" узбекистанца, обнаруживается преимущественно "неэкономический" характер его социального портрета. Если говорить о фундаменте, на котором сегодня еще держится общество и государство или другими словами обеспечивается хрупкая стабильность, то это прежде всего, устойчивость нравственных начал менталитета народа Узбекистана. И здесь трудно не поддаться искушению процитировать И. Каримова, которому нельзя не отдать должного в том, что он владеет в известном смысле магией слов. В частности, он отмечает, что доброта, милосердие, взаимная терпимость и уважение к другим, иные высокие качества есть проявление восстанавливаемых культурных ценностей мусульманства, которые народ называет "узбекчилик".124

4. Среди этих "иных высоких качеств" в системе нравственных характеристик узбекского народа, пожалуй, можно в первую очередь отметить трудолюбие. Согласно полученным социологическим фактам, почти каждый третий (32,2%) опрошенный респондент (по национальности узбек) рассматривает труд "как главный признак жизни, пока человек трудится – он жив, он человек".

Характерно, что в одном из исследований общественного мнения, из семи регионов, оказавшихся в выборке, в четырех на первое место среди определяющих мотивов отношения к труду, выдвигается нравственная сторона. А именно, считают: "главное - приносить пользу людям" 43,3% респондентов из Кашкадарьинской области, 33,8% опрошенных из Самаркандской, 34,9% - Хорезмской областей. В городе Ташкенте треть (32,9%) респондентов.

Примечательно, что в массовом сознании довольно широко распространено понимание фундаментальной значимости в жизни общества – нравственности. В самом деле, соглашаются с суждениями: "Экономические трудности – временное явление, а духовно-нравственные ценности вечны"; "Нравственность является фундаментом общества", в названной последовательности 42,2% и 23,4% опрошенных.

Следует заметить, что за этими суждениями гласа народа надо искать не столько глубинные духовно-нравственные основания, установки, а видеть "текущее" состояние мнений, которые выражают наиболее распространенные "здесь и сейчас" актуализированные идеи, мысли и чувства людей.

5. Некоторый всплеск этих мыслей и чувств наблюдается и при формировании национальной, гражданской и религиозной видов идентичностей (отождествлений).

Данные исследований показывают, например, что для граждан Узбекистана значимым социальным маркером или, иными словами, значимым выражением самоощущения является в равной мере национальная принадлежность и гражданство. В количественном отношении это выглядит следующим образом. Для каждого третьего (33,5%) участника опроса наиболее существенным является гражданство. Предпочитают выделить национальную принадлежность 28,7% респондентов. Почти же треть (31,5%) опрошенных отмечают важность и национальности и гражданства.

Сравнительный анализ ответов респондентов различных национальностей обнаруживает: для 40,1% опрошенных по национальности узбеков наиболее важным является национальная принадлежность; среди 63,8%, участвующих в опросе киргизов, 56,4% таджиков, 55,7% каракалпаков и 52,3% казахов превалирует позиция отождествления с гражданством.

При этом важно отметить, что при исследовании национального самосознания фиксируются устойчивые проявления целой гаммы национальных чувств. В целом, среди населения получила распространенность идеологема "одна нация - одно государство". Например, 54,3% респондентов от всего массива опрошенных и 57,5% респондентов по национальности узбеков связывают понимание национальности с суждением о том, что национальность (нация) – это общность людей, имеющих единую территорию, государство, язык, веру и сохранивших культурную самобытность. Данный факт, можно сказать, свидетельствует о признании общественным сознанием национальной государственности как ценности.

Другие результаты опроса о конкретных выражениях ощущений принадлежности к своей нации и т.п. демонстрируют, что в реальности происходит формирование национальной идентичности. А эта ценность сопряжена с проблемой национально-культурного возрождения, предполагающего консолидацию каждого народа на основе общности культурно-исторического прошлого, национальных ценностей и интересов. Названное возрождение означает, что восстановление норм, традиций, обычаев по существу способствует выпрямлению "позвонков" общества. Вместе с тем, именно этот момент в условиях нашего многонационального государства как важнейший фактор умонастроений и поведения может вызвать коллизии, связанные со стремлением использовать национальные формы организации граждан в рамках современных политических, экономических и иных институтов. На наш взгляд, основная задача управления в сфере национальной политики состоит в том, чтобы вывести проблемы национально-культурного возрождения из сферы политических действий и предупредить (упредить) тем самым в будущем явления политического ирредентизма. Напомню в данной связи хрестоматийные строки: "… какая реальная сила объединила под единой верховной общественной властью миллионы людей, которые мы сейчас называем Францией, Испанией, Италией, Германией?… Относительное однообразие расы и языка, которого они сейчас достигли (если это можно считать достижением), - следствие предыдущего политического объединения".125 И еще: "секрет успеха национального государства надо искать в его специфически государственной деятельности, планах, стремлениях, в политике, а не в посторонних областях биологии или географии"126. Поэтому политикам нужна большая осмотрительность в условиях "пробуждающихся разнообразных национальных чувств"127 и перехода "… от первоначально кланового и племенного самосознания к более широкому современному национальному осознанию"128, не исключающих распространение явлений постэтнического национализма. Эта осмотрительность, на наш взгляд, также (тем более) диктуется: во-первых, уникальностью этнополитической ситуации в Центральной Азии, где по сравнению с другими регионами СНГ формирование наций началось сравнительно поздно,129 во-вторых, сложностью происходящих преобразований ценностных оснований формирования национальной идентичности каждого из народов, проживающих в регионе; в-третьих, неадекватной формой реализации ценностей национальной идентичности, национальной государственности коренными народами – титульными нациями центральноазиатских государств.

Довольно отчетливо, я бы сказал своеобразными знаками тревожных сигналов, здесь выступают такие социологические факты. В сфере межнациональных отношений Узбекистана, которая, как известно , характеризуется благоприятным климатом, отсутствием каких-либо эксцессов на национальной почве, тем не менее имеют место проявления напряженности и т.п. В частности, 12,7% респондентов отмечают возникновение напряженности. Среди опрошенных в г.Ташкенте и Ташкентской области, доля разделяющих данную точку зрения ("возникла напряженность на межнациональной почве") составила 21,3% и 26,8%. Чаще всего напряженность в межнациональных отношениях, судя по результатам опроса общественного мнения, наблюдается в проявлениях бытового национализма. На это указывает почти каждый четвертый (23,9%) от всей генеральной совокупности опрошенных. Численность же, страдающих от подобной формы национализма в г.Ташкенте составляет 45,5% от всей численности опрошенных в столице, в столичной области –34,1%. Характерно, что доля горожан и сельчан, сталкивающихся с данным явлением, составляет соответственно 73,6% и 26,4%. В качестве основных причин, из-за которых могут возникать (или возникают) ссоры между людьми различных национальностей, общественное мнение выделяет, прежде всего, следующие пять причин. На издержки воспитания ссылаются 52,5% респондентов. Указывают на религиозный экстремизм 35,1% опрошенных. Отмечают бытовой национализм 25,2% охваченных опросом граждан. Далее, в ряду наиболее часто встречающихся причин возникновения ссор на межнациональной почве называются: "преимущества граждан титульной нации при получении работы и в деловой карьере" (11,6%); "издержки в работе СМИ, связанные с освещением жизни нетитульных наций" (6,3%). Вместе с тем, следует констатировать, что 23,8% представителей опрошенных славянских национальностей отмечают "преимущество гражданам титульной нации" как причину возможных национальных разногласий. Сами же представители титульной нации (узбеки) чаще всего считают причиной ухудшения межнациональных отношений религиозный экстремизм. Количественная выраженность респондентов-узбеков, придерживающихся этого мнения, составляет 51,6%.

В массовом сознании имеют место: некоторая распространенность национальной предубежденности; в групповом сознании различных этнических общностей обозначаются признаки неадекватного восприятия друг друга и негативные национальные стереотипы; выявляется неодинаковая степень выраженности доверия общественного мнения к каждому отдельно взятому этносу и существенные отличия уровня доверия этнических групп друг к другу.

Таким образом, вряд ли возможно говорить однозначно о состоянии межнациональных отношений. Опросы отслеживают, что 13,5% респондентов от всего массива опрошенных испытывают неприязнь к каким-либо национальностям. При этом, например, количественная выраженность признавшихся, что они испытывают неприязнь к каким-либо национальностям составляет: среди респондентов – узбеков –14,6%; среди представителей славянских национальностей –11,3%; среди киргизов –8,3%; среди таджиков – 7,6%; среди казахов – 4,7%. Как выясняется, этническая неприязнь не носит фокусированный и агрессивный характер, но надо констатировать, что на бытовом уровне в Узбекистане со времен "советов" сохраняются в латентном (скрытом) виде ксенофобские тенденции. По оценкам экспертов, в постсоветском обществе сохранение ксенофобских тенденций объясняется отсутствием в нем либеральных тенденций, еще несложившимся нормальным гражданским обществом, которому присуща терпимость и в котором действуют механизмы предотвращения ксенофобии и противостояния ей.130 Очевидна актуальность рассмотрения проблемы толерантности через призму конфессиональных и межконфессиональных отношений. Речь идет о традиционном использовании рациональных, гуманистических начал религии, восстановлении в сознании человека ощущения сакральности бытия, а тем самым и об открытии ненасильственного взаимодействия с Землей, Природой и Людьми.131 Целесообразно подчеркнуть, что не способствуют толерантности: препятствия, связанные с живучестью "реликтовых" форм социальной жизни, когда традиционные социальные институты еще имеют большую силу, а новые еще не укрепились или вовсе функционируют вхолостую; верховенство традиций над законами; сложности переходного периода, более всего сказывающиеся на самых социально-уязвимых группах населения, включая маргиналов. В узбекистанском обществе немало ниш, открытых для заполнения идеологий, активно использующих идеи насильственного разрешения всех существующих проблем. Здесь, пожалуй, более всего облегчает действия субъектов-носителей данных враждебных обществу и государству идеологий, усиливающих сегодня пропаганду различного рода реакционно-утопических идей: во-первых, мифологизированность сознания определенных слоев верующих: и во-вторых, официально признаваемая незрелость политической системы, инертность молодежных организаций и махаллинских советов.132

В свете сказанного, а также приведенных социологических фактов считаю нужным, в частности, подчеркнуть, что скептически отношусь к утверждениям, что национальное самосознание мусульман Узбекистана, как и других стран Центральной Азии, чувствительно к фундаменталистским представлениям и объективно способствует созданию своеобразного иммунитета против дестабилизирующего влияния внешних сил.133

6. Анализ данных результатов зондажа мнений граждан страны относительно разделяемых ими ценностей показывает, что многие привычные для них ценности рушатся, оставляя в сознании вакуум, так до конца и не заполненный. Выражаясь философским языком, подспудно происходит борьба старого и нового, которая обнаруживается и в тенденциях духовной жизни общества. Эта борьба выделена наиболее рельефно в связи с поиском и выбором возможных путей возрождения ислама или, вернее было бы сказать, определения места ислама в жизни общества. Можно отметить, что государственная политика предполагает активное прагматическое использование позиций, восстанавливаемых исламом в духовной сфере. Однако работа в данном направлении ведется в условиях проблемной ситуации, обусловленной наличием значительного числа верующих-мусульман, устойчивое "ядро" сознания которых составляют убежденность в эффективности законов шариата, установки на необходимость участия ислама в политике. Например, доля опрошенных, высказывающихся в пользу шариата, колеблется между 21,4% (верхняя) "точка" и 3,2% (нижняя), в различных социальных группах. Поддерживают мнение о том, что религиозные деятели должны заниматься политикой 18,8% респондентов. На наш взгляд, именно названными компонентами сознания верующих вызывается в целом наличие значительного количества сторонников ограничения прав человека во имя утверждения исламских или традиционных норм поведения в обществе. Такую позицию отстаивает почти каждый четвертый (24,1%) участник опроса. Симптоматично, что аналогичная доля опрошенных (24,8%) затрудняется дать ответ на вопрос о допустимости ограничения прав человека. Стоит обратить внимание и на то, что в Сырдарьинской и Наманганской областях во имя утверждения исламских или традиционных норм поведения призывают к ограничению прав женщин в названной последовательности 50,0% и 47,1% респондентов.

7. Рефлексия по поводу приведенных социологических фактов показывает, что сегодня нельзя решать задачи обеспечения социальной безопасности без знания четких очертаний базовых ценностей, которыми подпитывается общество. Более того, если относиться к понятиям "ценности" и "ценностная система" достаточно строго, становится очевидным: нельзя решать проблемы социальной безопасности без учета системы ценностей, через которую происходит осознание национальных интересов. В свою очередь, от степени соответствия функционирующей ценностной системы национальным интересам зависит состояние социальной безопасности. Поэтому актуальная повестка сегодняшнего дня – создание условий (экономических, социально-правовых, институциональных и т.д.) для становления устойчивой, гибкой ценностной системы, способствующей "сохранению социальных качеств нации (совокупности граждан одного государства) и ее способности к прогрессивному развитию".134 Можно сказать, речь идет и о необходимости задействовать общественное мнение, как духовно-нравственную силу народа, ценностное содержание которой направлено: против насилия, революционизма, экстремизма и попрания моральных принципов в политике, в хозяйственно-управленческой деятельности; воспрепятствования осуществлению вызовов и угроз разрушения институтов государственности и основ жизни общества. В самом деле, общественное мнение делает прорыв сквозь "спираль молчания" (Ноэль Нойман Э.), так как многие люди остро воспринимают и высказывают откровенное беспокойство по поводу не только реальных угроз религиозного экстремизма, а и коррупции, преступности и наркомании, социальных проблем (безработицы, бедности и т.п.). В названной последовательности, как угрозу стабильности и безопасности их называют : 55,3%; 31,0%; 26,4% и 25,2% опрошенных. Здесь хотелось бы в отношении коррупции и взяточничества заметить, что эта форма организованной групповой преступности, подобно раковой опухоли разьедает общественный организм. О ее распространении в странах Центральноазиатского региона отмечает, в частности, Ариэль Коэн (США), рассматривая задачу борьбы с коррупцией в контексте обеспечения экономического роста, сохранения стабильности, безопасности и политического развития государства.135

На фоне приведенных фрагментов социологических исследований, наблюдений, отслеживающих и негативные проявления общественного мнения, нежелательных с позиций обеспечения безопасности настроения людей, начинаешь задумываться о не так уж и отдаленных событиях нашей истории. А именно, о 20-х годах, когда целые пласты культурно-этических установок общества (народа) двигались вспять. В данной связи, есть необходимость окинуть умственным взглядом это пространство пути и проникнуться мыслью: о чем думали и во что верили люди. На, наш взгляд, это имеет немаловажное значение для того, чтобы не потерять сегодня способность своевременно "улавливать" вызовы времени, включая духовные веяния, которые открывают возможно новое – единственно верное направление дальнейшего развития нашей культуры. Памятуя, что "сегодня", как говорил один мыслитель, стоит между "вчера" и "завтра" (оно связует прошлое и будущее – лишь в этом его значение), не хотелось бы терять надежду на лучшее будущее. И здесь надо признаться, что появляется робкая надежда, когда вспоминаешь личность Абдурауфа Фитрата – видного философа и представителя культуры Туркестана первой четверти ХХ века. Как социальный мыслитель Фитрат высказал немало идей, в которых отразилось знание и чутье глубоких духовных основ развития туркестанского общества. Пожалуй, Фитрат был один из немногих честных и смелых интеллектуалов, кто утверждал своим творчеством и поступками мудрость, уважение к истине и справедливости. Так, словами – "долина беспечности", - он неоднозначно и хлестко охарактеризовал нравственное состояние современного ему государства и общества, выражая ненависть к деспотии, боль и горечь за невежественность, духовное оскудение и бесправие народа.136 Я не берусь утверждать однозначно, что Узбекистан ныне не является такой страной. Хочу обратить внимание и на другое.

Глубокое осмысление вопросов, которые поднимал Фитрат в пору смут, времени социального перепутья и грядущих катаклизмов, могут помочь нам по-новому и широко взглянуть на многие проблемы сегодняшнего дня. Я имею в виду, прежде всего, попытки Фитрата внести в мироощущение туркестанских народов элементы здорового критицизма, его начинания за избавление массового сознания от влияния религиозного мракобесия и формирования национального самосознания. В частности, Фитрат имел мужество высказать своим соотечественникам правду о том, что Бухара "при наличии всех путей прогресса стала страной, окруженной горами глупости и закованной в цепи презрения".137 Более того, отмечая в облике народа некоторые существенные (явно обозначенные) негативные социальные черты, он предупреждал: "неустойчивость и колебания есть смертельный яд, который, парализовав волю народа, вызовет дым уничтожения его".138

Сегодня, несмотря на стремительность геополитических трансформаций в регионе, непредсказуемость ситуационной обстановки в Узбекистане, все это, мне кажется, можно стойко пережить и даже заглянуть в завтрашний день, если помнить и усваивать, к примеру, уроки духовного опыта Фитрата. В самом деле, многие его мысли без каких-либо временных наложений звучат по-современному, то есть актуально, и призывают нас: быть последовательными и непримиримыми в отношении невежества, тупости, предрассудков, которые рождают и поддерживают зло; "открыть глаза от сна беспечности",139 прилагать старания, чтобы "собрать все нужное для благоденствия", заботиться о том, что остается достойного, доброго, вечного и разумного от наших отцов во имя жизни последующих поколений. Следовать перечисленному – значит практически научиться: не предавать забвению фундаментальные духовные ценности и достижения лучших умов; сохранять нравственные устои человеческого общежития в его повседневном бытии; различать добро и зло для сохранения устойчивых начал общества, укрепления мира, согласия и солидарности между людьми. Симптоматично, что во все времена и во всех странах, мракобесы одинаково адекватно оценивали ум и действия людей, которые несли народу свет знаний, истину о добре и зле, справедливости. Тот же самый Фитрат в одной из своих работ о положении в его родном городе приводит содержание листовки, развешанной в 1916 году в Бухаре: "Появившиеся новые джадиды развращают ваших детей. Никто не должен отдавать своих детей в их школы. Джадиды пусть не проводят собраний, а если они будут собираться, мы им оторвем головы. Джадиды не соблюдают религиозных ритуалов, не держат уразу, не платят закят, они кофиры – неверные. Пустить им кровь – святое дело".140 Этот своеобразный джихад и "святое дело" продолжают ныне, как известно, исламское движение Узбекистана, занесенное Конгрессом США и парламентом Великобритании в список международных террористов. Примечательно, что наблюдается генетическое родство религиозных фанатиков минувшей и современной эпох с религиозными экстремистами. Наиболее рельефно это выражается в тоталитаризме и в насилии как основных доминант мышления, поведения первых и вторых.

В данной связи совершенно справедливо замечание, что под прикрытием исламской риторики зачастую преследуются далеко не исламские цели и действия среди действительно исламского общества.141 Нередко в стереотипных определениях ислама, исламского фактора также кроются: явления, не имеющие отношения к религии, а борьба за власть; утверждения неадекватных представлений о религии как универсальном средстве решения экономических, политических, в том числе международных проблем.142 Поэтому, пожалуй, в условиях современного конституирования ислама как образа жизни возрастает необходимость совершенствования идеологических, политических методов борьбы с лжеисламом, где важно использовать истинные ценности ислама, его нравственные законы. В этом отношении в теории и практике борьбы с религиозным экстремизмом следовало бы взять в качестве духовной оснастки следующую мысль востоковеда Марка Батунского: "Мы все еще не осознали, что ислам, сохраняя свое инвариантное ядро, обладает в то же время внушительным диапазоном вариативности, полиморфными импульсами развития, словом, серьезными адаптационными и трансформационными потенциалами. Они то и делают его в принципе вполне совместимым с самыми модернизированными и современными социополитическими конструкциями, культурными, научными и научно-техническими теориями и институтами".143 Чрезвычайно интересна, к примеру, и точка зрения на ислам философа Михаила Иордана, который указывает на направленность исламского вероучения на упорядочение и освещение житейских данностей, регуляцию поведения человека. "Ислам, - подчеркивает М.Иордан, - не стремится преобразовать человеческую природу и не противопоставляет ей иные, высшие ценности. В этом смысле он ближе, чем другие мировые религии, к реальности, к земной жизни , к повседневному бытию человека, которое эта религия не игнорирует, как нечто важное, и не осуждает, как нечто априорно греховное, а именно стремится упорядочить, освятить нравственными законами, ввести в космическую гармонию".144 Здесь небезинтересно было бы сопоставить, приведенные размышления о исламе современных ученых, с позицией того же самого Фитрата, который также думал о месте религии в жизни общества и ставил далеко не риторический вопрос: "…почему мусульманская религия поощряет торговлю?". 145 Озадачившись подобным образом, поэт отвечал сам на свой вопрос: "Потому, что вопрос о торговле связан с вопросом о жизни и смерти человечества. Устранить какую-нибудь нужду человечества невозможно без вмешательства торговли…" Эмир Тимур сказал: "Мир не успокоится иначе, как в тени торговли".146 Эти слова сегодня – в нынешней региональной ситуации – раскрывают свой истинный смысл (во всяком случае для нас), пробуждая надежду осуществления устремлений прогрессивных умов, политических деятелей начать в Центральной Азии новый отсчет времени уже в условиях новых экономических, социальных и политических реальностей (становления нового мирового порядка). Хотелось бы верить, - подчеркну особо, - что несмотря на всевозможные перипетии новых "больших игр" на "великой шахматной доске" (З. Бжезинский) возьмет верх, в конечном счете, уже обозначающийся в мировом сообществе народов переход отношений от принципа: "отдай, а то убью" к принципу "твоя выгода – моя выгода".

Таким образом, приведенные результаты опросов общественного мнения обнаруживают активность людей и в то же время показывают, что все здесь нормально, как в жизни. С одной стороны наблюдается неудовлетворенность людей своими связями с обществом, а с другой –выявляется напряженность в разрешении коллизий, противоречий этой жизни, где самое главное противоречие между действительным и желаемым. Повторю вновь, что совсем недавно мы вслед за Марксом твердили, как заклинание: человека не устраивает мир и он решает изменить его. Теперь поняли, что таким образом мы освобождали себя от обратной связи, не прислушиваясь ни к себе, ни к миру. Чтобы не повторять подобных трагических ошибок, цена которых всегда грандиозна, надо думать: чего люди желают и, в частности, уметь сделать выбор из целого веера альтернатив будущего. То есть, опять-таки недопустимо деидеологизировать жизнь… Духовность, как известно, не терпит пустоты. Если люди не находят (не найдут) ответы на свои вопросы, видят расхождения между декларируемыми целями и реальной жизнью, то естественно надо ожидать, что они будут искать эти ответы в инстанциях иных идеологических образований. Вероятно, дело не в потенциальных угрозах появления недомоганий в духовном состоянии общественного организма, а остроте уже нынешней ситуационной обстановки в духовной сфере, которая серьезно поражается идеями лжеислама, религиозного экстремизма, усиленно подпитываемых психологически и материальным образом исламистскими кругами из-за рубежа. И отмечу также не ради публицистического эффекта, а напоминания. Еще в ХV веке поэт-гуманист Алишер Навои утверждал величие истины, что ценнейшим из сокровищ для человека является свобода.147 Гарантом действенности проектируемой идеологии, в том числе и в противостоянии (в борьбе) с бесовскими силами, может стать лишь мобилизующая сила идей, которые будут защищать значимые для народа духовно-нравственные и социальные ценности, а значит всемерно способствовать обеспечению прав и свобод каждого человека. Тут полезно помнить, что свобода в базовой системе ценностей народа является тем стержнем, на котором должна держаться в целом общественная нравственность. Ведь несвобода – не жизнь. "И только осознание свободы, - по мнению известного ученого В.Налимова, - позволяет человеку обрести чувство ответственности за все и перед всеми".148 Лучше не скажешь. В действительности только свободный человек может создать жизнь, достойную свободного человека и отстаивать ее завоевания, обеспечивать личную и общественную безопасность. Сегодня непростая социально- политическая ситуация в стране заставляет обостренно думать: каково морально-психологическое состояние народа Узбекистана? В данной связи, результаты мониторинга общественного мнения склоняют к мысли: "... вечные незыблемые начала человеческой жизни, вытекающие из самого существа человека и общества"149 способны отразить угрозы, которые несут "вера" и дела религиозных экстремистов. В самом деле, ведь "прочность человеческого "материала" в конечном счете определяет ресурсы стабильности всякого общества, его способность к переменам и к сопротивлению переменам".150

В годы независимости массовым сознанием узбекистанцев происходило освоение новых социальных реалий во всех ее противоречивых проявлениях. Опыт осмысления современного узбекистанского общества, представленный мной на базе анализа эмпирических данных, полученных в ходе интервью, социологических фактов, добытых в ходе репрезентативных прикладных исследований, личных наблюдений, дают основание для следующих принципиальных замечаний.

На мой взгляд, то, что наблюдается сегодня в государствах Центральной Азии напоминает прелюдию наступления смутных времен. Политолог Рустем Джангужин, анализируя возникшую ситуацию в регионе, характеризует ее, как "новый период безвременья". Выход из нее он видит в создании предпосылок для развития процесса демократизации общественной жизни, гражданских прав и свобод каждой отдельной личости.151 "При иной системе кординат, - заключает ученый, - когда приоритетами выступают партийные, корпоративные, либо групповые интересы, единственными и закономерным результатом политических завоеваний будет реванш авторитаризма".152 Не подвергая сомнению справедливость названных оценок, хотелось бы думать, что наверху в полной мере начинают понимать: условиями, обеспечивающими достижение обществом состояния динамичной стабильности и безопасности является его развитие по пути либерализации политической и иных сфер жизни. Если верно, что в политике "говорить" означает "делать", то, в частности, президент Узбекистана уже в который раз показывает, что он настроен серьезно действовать с целью создания в стране демократических институтов и т.д. Но вопрос в том, проявит ли Ислам Каримов качества политика в истинном смысле этого слова, то есть, на деле, следуя политике, как призванию и профессии? Разумеется, речь идет о действиях в духе "этики убеждения" и "этики ответственности" (Вебер М.), когда надо проявить наконец адекватную политическую волю и политическое мужество, чтобы действительно проводить в жизнь, провозглашенную стратегию реформ. Не знаю, пойдут ли эти процессы? Но уверен в одном, что в социальной среде и среди массы здравомыслящих людей страны происходят радикальные изменения, сущность которых сводится к осознанию мысли: никто не даст нам избавленья – ни Бог, ни Президент и ни Герой. Рассчитывать на помощь теперь, по-видимому, не следует даже детям, инвалидам и пожилым людям. Некоторые критически настроенные независимые эксперты утверждают, что наша главная помеха на пути к благосостоянию, и значит к свободе – наша собственная инертность и конечно прохиндеи всех мастей, прикрывающиеся правильными словами о независимости, патриотизме, справедливости, милосердии, доброте и безопасности. В целом, народ Узбекистана, несмотря на множество обьективных трудностей переходного периода, не оправданных сложностей и бед, порождаемых политиками-руководителями, сохраняет свою живую душу. Под этим я разумею проявления высокой морали, составляющими духовную основу общества и которые собственно являются препятствиями на пути хаоса и анархии, войны всех против всех. Именно к этой опасной черте подводит общество идеологическая пропаганда и другие действия мракобесов в лице религиозных экстремистов. В то же время, существенно важно констатировать, что народ пробуждается, перестает кланяться чиновникам, что его уже не устраивает фактическое рабское положение. Лично для меня, примером в этом отношении, является Рыхсали Зиевутдинов, дехканин из Кибрайского района Ташкентской области, которого я увидел в документальном фильме кинорежиссера Абдулазиза Махмудова "Хозяин Земли". Вот и сейчас перед моими глазами его лицо, будто воочию слышу его обращение: "Если придет внешняя угроза, меня не надо призывать быть патриотом... Я скажу сыновьям: вот ради этого клочка вашей земли – идите и, если нужно сложите за нее свои головы".

На самом деле, сегодня важно вытравить в себе "раба" и понять: никто не даст нам избавленья от различного рода вызовов и угроз. Пришло время, когда надо твердо заявить свою позицию, иметь адекватный уровень гражданской зрелости, духовной стойкости и непримиримости ко злу, чтобы вслед за падением железного занавеса не появился кордон зеленого пояса ислама, не вступил во власть Большой Брат, царствование которого, по определению Джорджа Оруэлла, ужасно не столько наступлением жизни с характерными для нее жестокостями, шалостью, а убожеством, тусклостью и апатией.153 Тревоги не беспочвенные, если учитывать появление ныне в различных слоях все более заметных признаков социального недовольства, как естественных издержек нерешенности правительством прежних и многих новых социально-экономических проблем. Не трудно предположить, что эти проявления недовольства уже не могут оправдать: во-первых, действия власти, мягко выражаясь с позиций силы; во-вторых, надо признать, таковые проявления "работают" на усиление действительно опасной и для режима власти и для государства и для общества и для личности непримиримой религиозной оппозиции в лице ИДУ, "Хезб-ут Тахрир". Вместе с тем, как обнаруживается, опасные тенденции развития узбекистанского общества исходят и из сферы властных отношений.154 Данное утверждение не плод умозрительного рассуждения. В самом деле, исполнительная власть в Узбекистане имеет много властных полномочий, может действовать и действует, минуя законы, то есть нарушая их. Но именно это свидетельствует о не действенности власти, о том, что она не сильная, а властная, коррумпированная, не компетентная и характеризуется авторитаризмом. Известно, авторитаризм может привести и к диктатуре и к демократии. В этом отношении современные социальные мыслители, политологи, социологи высказывают совершенно справедливые опасения, что судьбы становления реальной демократии, особенно в посткоммунистическом и, прежде всего, постсоветском мире вряд ли кажутся безопасными и однозначно предсказуемыми.155 Одни из них отмечают: появление признаков регресса в авторитаризме, в криминальном корпоративизме, этнократизме, клановости; другие усматривают угрозы в олигархии, коррупции и разложении, размахе насилия; третьи видят опасности для демократии, в так называемой демократии с "гарантиями" соблюдения диктаторских интересов режимов власти, которые функционируют под ширмой демократических лозунгов, скрывающих их эгоистические групповые интересы; четвертые отмечают в целом проблематичность создания демократических институтов по причине увлечения новых независимых государств " различными версиями фундаментализма, иногда религиозными, чаще национальными…" (Р. Дарендорф).

Перечисленные опасения отражают совершенно обоснованные тревоги относительно судьбы новых демократий, так как речь идет о странах, находящихся на переходных стадиях своего политического развития. А для всякого перехода центральным является проблема установления прочной демократии. Напомним, что напряженные отношения переходного периода, ослабление законности режима, повторяющиеся экономические спады и все более распространяющееся обнищание населения привели к краху большинство новых демократических режимов, установившиеся после второй мировой войны в Европе, Латинской Америке, Азии.156

Есть ли резон предпологать вероятность повторения подобного отклонения, подрыва развития общества в направлении к демократии на примере некоторых стран СНГ (не исключая и Узбекистан)? Как мы видим, на основе изложенного, политическая элита Узбекистана демонстрирует примитивную фетишизацию своей власти. С каждым годом, эта, так называемая элита, больше и больше закрепляет позиции многоликого лицемерия, насилия и коррупции, отбрасывая страну на десятки лет назад. Кстати о лицемерии. Лучшие умы человечества во все времена изобличали ложь, являющейся одной из сторон лицемерия, как гнуснейший порок. Например, Монтень предупреждал: "Наше взаимопонимание осуществляется лишь единственно возможным путем, а именно через слово: тот, кто извращает его, тот предатель по отношению к обществу; слово – единственное орудие, с помощью которого мы оповещаем друг друга о наших желаниях и мыслях, оно – толмач нашей души; если мы лишимся его, то не сможем держаться вместе, не сможем достигать взаимопонимания; если оно обманывает нас, оно делает невозможным всякое общение человека с себе подобными, оно разбивает все скрепы государственного устройства".157

Социальные реалии не дают оснований, чтобы перестать рефлексировать в контексте дилеммы: реформы или бунты? В самом деле, в результате собственной нашей инертности и позорного благоразумия, помноженной на безответственность и безнравственность "реформаторов", мы получили общество, где нет элементарного порядка в экономике, а ухудшение материального положения абсолютной части населения является тем перманентным фоном, на котором происходит необратимый процесс угасания легитимности власти. Поистине, это трагедия двадцати пяти миллионного народа Узбекистана, для которого независимость стала эфемерной, ибо он низведен до положения толпы (если не сказать большего). Самоубийственно, что в стране нет подвижек к пробуждению социально-политической и иной мысли. Трусость интеллигенции, вернее было бы сказать, ее номинальное существование обьясняют и отсутствие достойных образцов личностных действий, наперекор установившимся порядкам. "Мертвая страна, мертвая страна, мертвая страна. Все недвижимо, и никакая мысль не прививается" (В.В. Розанов). Общество медленно ползет, то ускоряется в стенку.

И все же… Есть угольки инакомыслия, которые не позволят умереть надеждам на возможность совершения прорыва к реальной свободе и независимости, перехода к демократии. В действительности, на сегодняшний день узбекистанское общество располагает пока лишь формальными признаками для перехода к демократии. Необходима казалось бы только самая малость. А именно, чтобы в обществе и государстве начали адекватно функционировать, имеющиеся институты. Последние, к сожалению, у нас в стране далеки от выражения законов, "духа законов" и тем самым, не гарантируют неуклонное соблюдение прав и свобод граждан. Поэтому, думается, в ближайшее время не следует ожидать, что в Узбекистане произойдут заметные позитивные преобразования в духе либерализации. Главными препятствиями здесь остаются номенклатурно-клановая природа режима власти и еще, скажем так, гнетущая сила традиционной власти, которая ярче всего видна в ориентире на авторитаризм, главенстве одного, как, например, в традиционной узбекской семье, где верховодит отец или старший сын. Вместе с тем, мощные позитивные импульсы глобализации, идеалы демократии и открытого гражданского общества рано или поздно дадут свои всходы. Убежден, что в узбекистанском обществе начнутся реальные перемены, в массовом сознании будут укореняться иные ориентиры, связанные с приходом новых, прозревших поколений и соответственно, воспринявших адекватно либерально-демократические ценности. В принципе этот час можно приблизить, если добиться фактической свободы слова вкупе со становлением конструктивной светской оппозиции. Говоря о последней, важно не путать ее с виртуальными партиями, которые еще не имеют своих программ, но лидеры их пытаются заявить о себе, используя методы пиар, построенные на дешевом популизме.

P.S. 10-11 ноября 2003 года в Ташкенте состоялась конференция "Узбекистан: вчера, сегодня, завтра", созванная "Ассоциацией Центральной Азии."(Швеция). В ней приняли участие представители Партии "Народное движение "Бирлик", Демократической партии "Эрк", Партии аграриев и предпринимателей Узбекистана, "Озод дехконлар партияси", Общества прав человека Узбекистана, Независимого общества прав человека, Общества "Мазлум", Центра демократических реформ (Самарканд). В качестве приглашенных гостей присутствовали представители двух из числа 4-х зарегистрированных партий.

Конференция приняла решение о создании Координационного Совета.

15 ноября того же года в г. Ташкенте прошел Учредительный съезд Либерально-демократической партии Узбекистана. На съезде были рассмотрены и утверждены Устав и Программа партии, избраны Политический совет, Центральная контрольно-ревизионная комиссия, утверждено решение об организации печатного органа партии.

20 декабря 2003 г. был проведен Пленум ДП "Эрк", на котором лидером партии избран М. Салих, Генеральным секретарем - О. Арифов. Пленум утвердил новую редакцию Программы и Устава своей организации, которые были приняты за основу на 5 сьезде партии (22 октября 2003г.).

Рассмотрение этих сообщений, в контексте приведенных нами фактов из жизни страны, начиная со стартовых условий 1991-го и кончая 2003 годом, дают основание высказать в тезисной форме следующие суждения оценочного характера относительно направленности изменений в обществе и тенденций политического развития Узбекистана.

В стране до сих пор не происходит действительное структурирование политического пространства. На деле, правом "инициировать" развитие политических процессов негласно имеет один президент. Политические же партии не обладают реальным весом в режиме власти, адекватной социальной базой. В таких условиях не приходится говорить о том, что какая либо политическая партия может реально влиять на общественно – политическую жизнь страны.

Политическая элита Узбекистана, несмотря на учащающиеся проявления социального недовольства населения, признаки роста его недоверия к институтам власти, ведет себя поразительно недальновидно. Это выражается отчетливо в том, что власть не собирается вовсе менять правила игры в политике, а значит не имеет желания каким-либо образом измениться и стать другой, ориентированной в действительности на ценности либерализации. Отсутствие малейших признаков даже "притворства" казаться иным, власть демонстрирует своим негативно выраженным отношением к оппозиции, которую она традиционно именует "деструктивной оппозицией". За отношением же, к создаваемой Либерально-Демократической Партии, выражаемой опеке и внимании к ней, сквозит плохо скрываемое стремление сформировать партию власти и не допустить зарождения элементов оппозиционности в политической системе. Тем самым, власть сама лишает себя возможности качественно измениться, постепенно возвратить, утрачиваемое доверие граждан страны. И, если учитывать социальную и религиозно-политическую ситуацию, в которой действуют тоталитарно-экстремисткие организации в Узбекистане, то власть казалось бы должна быть заинтересована в создании правовых, организационных условий для становления серьезной конструктивной светской оппозиции, чтобы отчасти предупредить развитие социально-политических процессов в стране по конфронтационной модели. Вместо этого, режим власти избрал ложный путь, наращивая свое административно-силовое давление на общество. В данных обстоятельствах не трудно предугадать в каком направлении будет эволюционировать современный режим власти Узбекистана. Первый вариант связан с неизбежностью постепенного распада структур государства и в целом институтов независимой государственности. Второй- с установлением откровенно деспотического режима власти восточного образца. Таким образом, этот режим, мягко выражаясь, не имеет исторической перспективы. Он фактически на сегодняшний день не только жестко лимитирует созидательные потенции народа Узбекистана, а стал тормозом его развития, представляя также невольную угрозу будущности независимой национальной государственности.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. М.,1993, с.3
2. Навои А. Сочинения в десяти томах // Сокровищница мыслей. Т.2. Т.,1969, с.138.
3. См. Мирзаахмедова П., Рашидова Д. Джадиды: кто они? //Звезда Востока, №9,1990, с.141.
4. Абдуллаев Р.М. Национальные политические организации Туркестана в 1917-1918 гг. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Т.,1998, с.27.
5. Алимова Д.А. Историческое мировоззрение джадидизма и их проекция будущего Туркестана // Из страниц борьбы за независимость и единство Туркестана. Т.,1991, с.13.
6. См. Абдуллаев Р.М. Хроника противостояния // ж."Звезда Востока"№11-12,1995, с.190-201; Алимова Д.А. Национальная идея: возвращение исторической памяти // г."Народное слово"14 апреля 2000 г.
7. Шигабидинов Р.Н. Ахмед Заки Валиди и идея автономии Туркестана // Из страниц борьбы за независимость и единство Туркестана. Т.,1991, с.38.
8. См. Там же.
9. Дейблер Руф. Мухаммад Салих и политические преобразования в Узбекистане в 1975-1995 годах. Блумингтон 1996, с.7
10. Левада Ю. Статьи по социологии. М.,1993, с.160.
11. Дейблер Руф. Указ. Соч., с.78.
12. Андреев С. Один год из жизни страны. Результаты и перспектива. М.,1990, с.477
13. Ионин Л. Апология Горбачеву // ж. "Новое время" ,1990, №27, с.6.
14. Джангужин Р. Несколько замечаний к ситуации в государствах Центральноазиатского региона // ж. "Центральная Азия и Кавказ"; 2000, №2, с.181.
15. Джангужин Р. Указ. соч. там же, с.181.
16. Примечание. В Узбекистане насчитывается около 10 тысяч махалля, в которых проживает абсолютное большинство граждан страны. В условиях проживания на территории махалли индивид погружен в социальную среду, которая стимулирует принятие им ценностей, норм и образцов поведения общины.
17. См. Научное и культурное наследие – третьему тысячелетию. Тезисы докладов Международного симпозиума, посвященного 2500-летию Бухары и Хивы, Т.,1997, с.26.
18. Толипов Ф. Международная актуализация демократии и ее концептуализация в национальной идеологии Узбекистана/ Узбекистан на пути к гражданскому обществу. Т. 2003, с.111
19. Толипов Ф. там же, с. 111
20. Поздняков Э.А. Философия политики. т.1, М.,1994, с.77.
21. Гаджиев К.С. Политическая наука. М., Международные отношения, 1995, с.216.
22. Поздняков Э.А. Указ соч., с.212.
23. Поздняков Э.А. Философия государства и политики. М.,1995, с.135.
24. Бурдье П. Социология политики. М.1993, с.287.
25. См.Ильхамов А.,Погребов И. Стабильность и развитие как императивы внутренней политики // "Перспектива", Ташкент, июнь 1992, с.7.
26. Примечание. Изложенное, это краткий текст интервью М.Салиха социологу Б.Мусаеву, опубликованный 12 января 1993 года в московском издании "Ежедневная гласность". Приложение "ЕГ"
27. О повседневности как условии социальной стабильности пишет Ю.Левада, см. об этом "Общественное мнение в год кризисного перелома: смены парадигмы. Информационный бюллетень. Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. М.,1994, №3 май-июнь, с.7.
28. Франк Л.С. Духовные основы общества. М.,1992, с.102.
29. См. об этом Жумаев Р.З. Политическая система Республики Узбекистан: становление и развитие. Т.,1996, с.96.
30. См об этом Эргашев Бахтиер Формирование многопартийной системы в Узбекистане: Проблемы и перспективы //Ж "Центральная Азия и Кавказ" №6, 2000г., с.61;Коренев Игорь Переспективы развития многопартийной системы в Узбекистане//г. "Народное слово", 2 февраля 2001г.
31. Коренев И. Перспективы развития многопартийности в Узбекистане. // г. "Народное слово" 2 февраля 2001 г.
32. См.Шевцова Л. Россия: Логика политических перемен // Россия политическая. М.,1998, с.332.
33. См. Шевцова Л. Указ.соч., с.332.
34. Рукавишников В., Халман Л.,Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. М.,1998, с.90.
35. См. Гостев А.А. Эволюция сознания в разрешении глобальных конфликтов. М.,1993, с.45-51.
36. Ибн Сино. Избранное. Т.,1981, с.9.
37. См. об этом ж."Звезда Востока",№3,1996, с.3.
38. Навои А. Соч. в 10 томах.// Сокровищница мыслей. Т.2,Т.,1969, с.138.
39. См. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.,1991, с.180.
40. Ислам Каримов. У нас есть свой путь. Ответы кандидата в Президенты Республики Узбекистан И.А.Каримова на вопросы газеты "Халк сузи" // г. "Правда Востока" 20 декабря 1991 г.
41. См. г. "Правда Востока" 4 июля 1992 г.
42. См. Общественное мнение в цифрах. Информационныый бюллетень УзРЦСИ. Выпуск 1, Ташкент, 1992, с.8.
43. См. Доклад о человеческом развитии .Узбекистан 2000.Т.,2001, с.19.
44. См. Доклад о человеческом развитии. Узбекистан 1996 с.46-50,72-75, 91-97,101-102,123-129. Доклад о человеческом развитии Узбекистан 1998 г. с.51-65, 107,110-112.
45. См. Доклад о человеческом развитии. Узбекистан, 1996, с.48-49.
46. См. Доклад о человеческом развитии. Узбекистан, 1998, с.54,55.
47. См. Доклад о человеческом развитии. Узбекистан 2000. с.12.
48. См. об этом Халид Малик. Бедность и доходы в Узбекистане и других Центральноазиатских странах. // ж. "Экономическое образование". Т. январь 1998 г. с.20-25. Ричард Помфрет. Сравнительный анализ национальных стратегий по сокращению бедности: Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан. // ж. "Экономическое обозрение". Т, январь, 1998, с.26.
49. См. Доклад о человеческом развитии Узбекистан 2000, Т.,2001, с.11.
50. См. Там же, с.11.
51. См. Там же, с.11.
52. См. об этом Сорокин Питирим. Человек. Цивилизация. Общество. М.,1992, с.272-294.
53. Гумилев Лев. Конец и вновь Начало. изд. "Ди-Дик" М. 1994, с.434-435.
54. Маркс К., Энгельс Ф. Соч.т.1, с.69.
55. Зиновьев А. Коммунизм как реальность. М.,1994, с.453.
56. Фитрат. Рассказы индийского путешественника. Бухара, как она есть. // ж. "Звезда Востока",1990, №7, с.134,135.
57. Петров Н.И. Политическая стабильность в условиях командно-административного режима // Постсоветская Центральная Азия. Потери и обретения. М.1998, с.99.
58. См. Карлейль Томас. Теперь и прежде. М.,1994, с.186.
59. См. г. "Правда Востока" 20 декабря 1991.
60. Левитин Л. Ислам Каримов – Президент нового Узбекистана. Т,1996, с.17-18.
61. Узбекистан: аналитический обзор событий (по материалам республиканской прессы), декабрь 1991, апрель, 1992; Информационно-аналитический бюллетень Перспектива, июнь 1992, Т.,1992; Перспектива. Информационно-аналитический бюллетень июль 1992, Т.,1992; ж. "Истикбол". Перспектива № 1,2,3, 1993. Т.,1993.
62. См. "Народное слово" 2 марта 1992.
63. См. "Правда Востока" 2 марта 1992.
64. См. "Народное слово" 14 марта 1992.
65. См.г. " Эрк " 25-31 марта 1992 г.
66. См.г. " Эрк " 1-7 апреля 1992 г.
67. См. Общественное мнение в цифрах. Информационный бюллетень УзРЦСИ. Выпуск 1. Ташкент,1992, с.19,20.
68. См. г "Эрк". 11-17 марта 1992 г
69. См. там же
70. См. г. "Известия" 4 июля 1994г.
71. См. г. "Правда Востока" 4 июля 1992г.
72. См. там же
73. См. там же.
74. См.г. " Эрк" 1-7 апреля 1992г.
75. См. Разрешение конфликтов. Пособие по обучению и разрешению конфликтов. М. 1997г., с. 94.
76. См. Гордон Л.А. Ретроспективы и перспективы переходного времени. // В кн. Куда идет Россия?... М.,1994, с.301.
77. Примечание. По данному поводу в свое время интересное замечание высказал Абдурахим Пулатов (сопредседатель движения "Бирлик"): "И. Каримов хочет реформировать экономику, при практически неизменной политической системе. Это утопия". // см. Абдурахим Пулат на свободе. Стамбул.1995, с.102.
78. "Народное слово", 15 апреля 1999г. .
79. См. Каримов И. Узбекистан на пороге ХХ1 века. Угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса. Т.,1997, с.308.
80. См. Мусаев Б. Общая оценка современной социальной и социально-политической обстановки в республике Узбекистан // Региональная безопасность и сотрудничество в Центральной Азии и на Кавказе. М.,199, с.258.
81. Малашенко А. Ислам глазами российской оппозиции. Феномен современной политической жизни. // "Независимая газета", 20.02.1996.
82. См. Конституция Республики Узбекистан. Т.,1992, с.15.
83. Иванов С., Шенгелия В. Стабильность на востоке зависит от Узбекистана. // Независимая газета, 09.09.1997.
84. Малашенко А.В. Религиозный фундаментализм в контексте глобальных перемен // Глобальные социальные и политические перемены в мире. М.,1997, с.191-192.
85. Валери Жискар д Эстен. Власть и жизнь. М.,1990, с.306.
86. М.Б.Олкотт. Навстречу будущему – Двенадцать мифов о Средней Азии. // ж. "Казахстан и мировое сообщество", № 3, 1995, с.107.
87. Каримов И. Узбекистан на пороге ХХ1 века. Угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса. с.132.
88. Идрис Шах. Мудрость идиотов. Киев, 1994, с.86.
89. Аргументы. М., Политиздат, 1988, с.113-114.
90. Налимов В. В поисках иных смыслов. М.,ПрогрессЮ 1993, с.137-138.
91. Налимов В.В. Указ.соч., с.238.
92. Там же, с.237.
93. Рекс Хани. Компоненты глобальной культуры // Глобальные социальные и политические перемены в мире. М.,1997, с.188.
94. Каримов И. Узбекистан на пороге ХХ1 века, с.290.
95. Фонотов А. Россия: от мобилизационного общества к иновационному. М.,Наука, 1993, с.258.
96. Авторханов А.А. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Вильнюс, 1994, с.144. Коровицина Н.В. Соцмодернизация. Судьба двух поколений двух европейских наций. М.,Наука, 1993, с.150-154.
97. Малашенко А.В. Религиозный фундаментализм в контексте глобальных перемен. // Глобальные социальные и политические перемены. М. 1997г, с.191.
98. См. об этом Мусаев Б. Религиозный экстремизм – угроза безопасности Узбекистана // ж. "Центральная Азия и Кавказ", № 5 2000,с.71.
99. См. Рукавишников В., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. М.,1998, с.336.
100. См. Ульрих Р. Ал-Матуриди и суннитская теология в Самарканде. Алматы, 1999, с.223. Мусаев Б. Актуальность идей Ал-Матуриди в ХХ1 веке. Социологические заметки по поводу книги профессора Р.Ульриха. //Учение Ал-Матуриди и его место в культуре народов Востока. Т.,2000, 125-128.
101. Коран: сура 17, 7 аят /перевод Крачковского И.Ю. М.,1991, с.173.
102. См. Тохтаходжаева М. Между лозунгами коммунизма и законами ислама. Т.,2000, с.8.
103. Абдулхамид Чулпан. День и ночь.// ж. "Звезда Востока", 1989, №9,с.36.
104. Философский энциклопедический словарь с.199-200.
105. Налимов В. В поисках иных смыслов. М, 1993, с.237.
106. Зиновьев А. Коммунизм как реальность. М.,1994, с.465-466
107. Брилл Олкотт М, Удалова-Эварт Н. Наркотрафик на Великом Шелковом Пути: безопасность в Центральной Азии. М. 2000, с.13
108. Центральная Азия 2010. Перспективы человеческого развития. с.10
109. См. Рашковский Е.Б., Журавский А.В. Мусульманское правосознание в контексте современного города: проблема восприятия западогенных политико-правовых норм // Города на Востоке хранители традиций и катализаторы перемен. М, 1990,с.260.
110. См. Набханий Т. Система ислама. 1953, с.45
111. Набханий Т. Указ. соч, с.61
112. Там же.
113. См. Набханий Т. Концепция Хезби-Тахрир, с.78
114. Цитата приведена из листовки.
115. Франк С.Л. Духовные основы общества М, 1992, с.440-441
116. Не перерастет ли локальный конфликт в региональную войну? Бишкек 2001, с.90
117. Бабаджанов Б. Ферганская долина: источник или жертва исламского фундаментализма? // ж. "Центральная Азия и Кавказ" №4(5), с.131
118. Хамидов А. Категории и культура Алма-Ата, 1992, с.200-201
119. Не перерастет ли локальный конфликт в региональную войну? Бишкек 2001, с.25
120. См. там же, с.25
121. См. там же, с.25
122 Каримов И. Узбекистан на пороге ХХ1 века. Угрозы безопасности, условия и гарантии. прогресса. Т, 1997, с.96.
123. Мухамеджанов О. Экологический кризис в Центральной Азии. Методология решения. // "Центральная Азия и Кавказ", №2,1999, с.179.
124. Каримов И. Довести до конца начатое дело. Т.,1994, с.9.
125. Хосе-Ортега-и-Гассет. Восстание масс // Психология масс. Хрестоматия. М, 1998, с.297-298.
126. См. Там же, с.300.
127. См. Бжезинский Збигнев. Великая шахматная доска. Господство Америки и ее геостратегические императивы. М.,1998, с.156.
128. См. Бжезинский З. Там же, с.160.
129. Примечание. Хивинское, Кокандское ханства, Бухарский эмират не являлись государствами национального типа. Территориальная основа формирующихся сейчас независимых государств Центральной Азии была заложена в ходе так называемого национально-государственного размежевания, проведенного большевистской Москвой в 20-е годы. Лишь после этого на базе родственных (преимущественно тюркоязычных) родоплеменных и территориальных групп образовались более или менее консолидированные народы.
130. См. об этом Малашенко Алексей. Ксенофобии в постсовестком обществе (вместо введения) // Нетерпимость в России. Старые и новые фобии. М.,1999,с.10.
131. См. Налимов В.В. В поисках иных смыслов. М.,1993, с.238.
132. Ислам Каримов "Узбекистан, устремленный в ХХ1 век". Доклад Президента Республики Узбекистан И.Каримова на Х1У сессии Олий Мажлиса //"Народное слово",15 апреля 1999 г.
133. См. Базаров А. Исламский фундаментализм и общественно-политическая стабильность в Узбекистане. //Этнические и региональные конфликты в Евразии. Книга 1, М.,1997, с.119.
134. См. Кашинская Лавиза. Политико-правовые проблемы обеспечения безопасности Республики Узбекистан //Германия и Узбекистан: проблемы исторической, политической и стратегической идентификации. Материалы Международной конференции по вопросам безопасности, внешней политики и развития общества. (г.Ташкент,2-3 октября 1995 г.).Т.,1996, с.72.
135. Коэн А. США, Страны Центральной Азии и Кавказа: проблемы и перспективы взаимоотношений. //ж. "Центральная Азия и Кавказ". №2 (8) 2000, с.42.
136. См. Фитрат А. Рассказы индийского путешественника. Бухара, как она есть //ж. "Звезда Востока", 1990, №7, с.134.
137. Фитрат А. Указ. соч. с.135.
138. Фитрат А. Указ. соч. с.138.
139. См. Там же.
140. Эргашев Б.Х.,Касимова З.И. О раннем философском творчестве Фитрата. //ж. "Звезда Востока", 1990, № 10, с.17.
141. См.Толипов Ф.Ф. Война в Афганистане и геополитическая траснформация в Центральной и Южной Азии: геополитическое зазеркалье //Сборник статей ученых востоковедов Республики Узбекистан. М.,2000, с.57.
142. Мусаев Б. Актуальность идей Ал-Матуриди в ХХ1 веке. Социологические заметки по поводу книги профессора Ульриха // Учение Ал-Матуриди и его место в культуре народов Востока. Сборник научных докладов. Т.,2000, с.128.
143. См. Батунский М. Исламские проблемы в контексте российской политики и науки // Ислам и этническая мобилизация: национальные движения в тюркском мире. М.,1998, с.199.
144. См. Иордан М. Исламизация культуры как воплощение этических идеалов ислама. //Ислам и этническая мобилизация: национальные движения в тюркском мире. М.,1998, с.63.
145. См. Фитрат А. Указ.соч.,с.143.
146. См. Фитрат А. Указ.соч., с.143.
147. Навои А. Сокровищница мыслей. Т.,1969, с.138.
148. Налимов В.В. В поисках иных смыслов. М.,1993, с.193.
149. См. Франк С.Л. Духовные основы общества. М.,1992, с.17.
150. См. Левада Ю. "Человек советский пять лет спустя: 1989-1994 (предварительные итоги сравнительного исследования)" // Куда идет Россия? ... Альтернативы общественного развития. М.,1995, с.218.
151. См. Джангужин Р. Несколько замечаний к ситуации в государствах Центральазиатского региона.//ж. "Центральная Азия и Кавказ",№2 (8) 2000, с.180,183-184.
152. См. Там же, с.184.
153. см. Оруэлл Джордж. 1984. ДЭМ-1991, с. 65
154. см. об этом Мусаев Бахадыр. Узбекистан: региональная безопасность и социально опасные тенденции развития общества / ж. "Центральная Азия и Кавказ" №3(9) 2000,с.112, 113
155. см. об этом: Шмиттер Филипп К. Угрозы и Дилеммы Демократии./ Пределы власти. М. 1994, с 27-48; Пшеворский А. Переходы к демократии/ ж. "Путь" №3,с. 1993г. 3-56;Липсет С. Размышления о капитализме, социализме и демократии /Пределы власти, с.10-26; Дарендорф Р. Мораль, институты и гражданское общество/ ж. " Путь№3 1993г. с.179- 191; Мельвиль А. Ю. Демократизация как глобальная тенденция?/ Глобальные социальные и политические перемены в мире. М. 1997,с.99-122; Мельвиль А. Ю. Политические ценности и ориентации и политические институты/ Россия политическая М. 1998, с. 136-194
156. см. об этом Липсет С. Американская демократия в сравнительной перспективе/ Сравнительная социология. Избранные переводы. М. 1995, с. 157-158.
157. Мишель Эйкем де Монтень. Опыты. Избранные главы. М.1991, с.309.

Источник - ErkinYurt
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1074817800
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх