КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 26.06.2008
15:19  Украинские перспективы в Центральной Азии. Поиск надежных партнеров (дискуссия в клубе "Главред-медиа")
15:12  А.Мамбеталиев: Нужно ли Кыргызстану новое агентство по борьбе с коррупцией?
15:10  Туркменистан: Журналиста Радио "Свобода" Дурдымурадова пытают. За отказ прекратить деятельность
15:08  Стратегия реформы системы госуправления Таджикистана и механизмы ее реализации
14:48  Р.Гулмадшоев (прокурор ГБАО): "Нам приписывают вымогательства, чтобы дискредитировать!"
14:46  А.Бердыева: Туркменистан-ЕС - Договорились ли чиновники о соблюдении прав человека?
14:43  "DW": В Киргизстане растет популярность синтетических наркотиков, а крестьяне активно "переходят" на коноплю…
14:29  "ВН": Китайцы сознательно заразили российские леса вредоносной бабочкой?
14:23  Р.Митчек ("Набукко"): "Европа в состоянии поглотить и российский и центрально-азиатский газ"
14:19  Пульковый бизнес. Посол США в Албании поставлял контрафактные патроны в Афганистан
14:11  Узбекистан намерен продать госдолю в компании "Узнефтегазмаш"
12:30  В Туркмении начал издаваться ежеквартальный журнал "Нефть, газ и минеральные ресурсы Туркменистана" на трех языках
12:00  Ф.Виельмини: "У Москвы нет ясной стратегии действий в Центральной Азии" (интервью)
11:42  Как митинг Трудовых мигрантов Таджикистана, превратили в шествие за достижение суверенитета Горного Бадахшана
11:36  Ариэль Коэн: Россия в погоне за монгольскими ресурсами
11:21  ТИПЧ: Туркменское ТВ как зеркало... Какагельди Чарыярдурдыева?
11:20  Л.Папырин: "Озеро-мираж". Реальная проблема Сареза превращена в телевизионную профанацию
10:51  По Баку ползут танки. Идет первый военный парад с 1992 года
10:49  Власти Туркменистана торжественно, с приглашением прессы и ООН, снесли тюрьму близ Туркменбаши. Из-за "дефицита заключенных"
10:35  Л.Леваев восстановит снесенную в Таджикистане последнюю синагогу
10:34  Вышла в свет книга "Русские в Казахстане". Герои книги – видные деятели культуры, литературы и науки
10:09  Тимур Бекмамбетов: "Свободен ли офисный планктон?" (интервью)
10:06  Ю.Ли: Темные дела. Кызылорда может погрузиться во мрак
10:05  Афганистан официально обвинил Пакистан в покушении на своего президента
09:37  Какая "Муха" укусила Вонг Кар Вая. Российский фильм победил на 11-м Шанхайском международном кинофестивале
09:23  Танцуют - все! Фольклорная хореография как главное из туркменских искусств
09:18  Певица-разведенка Дарига Назарбаева призналась, что ей не хватает в жизни сексуальных домогательств
08:56  30/06 в Батуми стартует 3-й саммит ГУАМ. Под девизом "Интегрируя восток Европы"
08:55  Юзеры всех стран, объединяйтесь! В Алматы прошла конференция интернетчиков СНГ
08:42  Мэр Москвы Ю.Лужков посетил 201-ю российскую военную базу в Таджикистане и пообещал решить ее "проблемы социального характера"
08:36  "КП": России сдали за долги "Окно" в полмира. Таджикистан передал Москве в собственность станцию предупреждения о ракетном нападении
01:49  2:3. Турция не смогла одолеть Германию и пройти в финал Евро-2008
01:27  Э.Гасанов: Абсурдность азербайджанского общества
00:08  Д.Бисембина: Будет нам СШАстье. В Астане прошел казахстанско-американский форум
00:05  В.Скосырев: Тяжелые бои в Афганистане. США поставляют Кабулу китайские боеприпасы
00:02  Королева Великобритании присвоила титул рыцаря антиисламскому "сатанисту" Салману Рушди
00:01  Дэвид Милибэнд: Ирану нравится играть роль жертвы...
00:00  В Алматы открылся Центр по поддержке трудовых мигрантов
Среда, 25.06.2008
23:44  Министр промышленности Киргизии отсудил у редактора газеты "Белый пароход" Е.Авдеевой 20 тысяч сомов. И отдал деньги детям-инвалидам
17:12  Ученый-филолог и редактор талышской газеты "Толыши садо" Н.Мамедов приговорен в Азербайджане к 10 годам
17:04  Казахстан сменил посла в Южной Корее Д.Бакишева
16:59  Г.Косач: Всемирный нефтяной форум в Джидде. Чего от него ждать?
16:58  Н.Тер-Оганов: Предложения 5+1 и иранская реакция на них
16:51  Генсек Бордюжа предлагает создать в Киргизии "военно-спортивный молодежный центр ОДКБ"
16:50  При Верховном суде Узбекистана создан Исследовательский центр по демократизации и либерализации
15:27  ВПК: Мары сватают НАТО. Новый лидер Туркмении усиливает контакты с Западом и США
15:25  А.Девятов: Китайские игры, или Каким образом выстраивается стратегия и тактика политики Пекина
15:14  А.Кадырбаев: Китайская угроза Центральной Азии: миф или...
14:59  В Пекине открылся 1-й в мире Научно-исследовательский центр китайского и тибетского /ламаистского/ буддизма
14:51  Турецкий журнал "Эковитрин" назвал Гурбангулы Бердымухамедова политиком года
14:49  "Инвестиции в будущее Алматы" (анонс конференции 26/06)
Архив
  © www.centrasia.ruВверх  
    ЦентрАзия   | 
Украинские перспективы в Центральной Азии. Поиск надежных партнеров (дискуссия в клубе "Главред-медиа")
15:19 26.06.2008

24 июня 2008 года в помещении дискуссионного клуба "Главред-медиа" состоялся круглый стол на тему "Украинские перспективы в Центральной Азии". В фокусе обсуждения находился аналитический доклад Центра исследований проблем гражданского общества о перспективах Украины в продвижении собственных национальных интересов в Центральноазиатском регионе.

В обсуждении доклады приняли участие ведущие украинские эксперты в сфере международной и энергетической безопасности, политологи, журналисты и представители посольств Узбекистана, Казахстана, Азербайджана, Польши, Российской Федерации и др.

По мнению директора Центра исследований проблем гражданского общества Виталия КУЛИКА, "страны Центральноазиатского региона вырабатывают новый формат отношений как с Западом, так и с Россией. В последнее время в Центральной Азии наблюдается интенсификация интеграционных процессов. Проходит обострение борьбы за региональное лидерство между Казахстаном и Узбекистаном, усиливается влияние России и Китая, более четко определились приоритеты таких игроков, как ЕС и США.

Вероятно, в ближайшем будущем мы столкнемся с новым политическим и экономическим переформатированием центральноазиатских республик. В этой игре ставка необычайно высока: контроль над огромными запасами углеводородов, способными обеспечить энергобезопасность не только Центральной Азии и России, но и Европы. Тот, кто сможет играть в этой "каспийской партии", без выигрыша не окажется".

По мнению экспертов ЦИПГО, то, что происходит в украинско-туркменских отношениях, свидетельствует об определенном кризисе в понимании того, с кем мы имеем дело в Туркменистане. Политика Украины в последние годы в отношении Центральной Азии вообще может быть образцом того, как нельзя вести разговор с партерами в этом регионе. Попытки некоторых отечественных политиков экспортировать цветные революции в ЦАР могут закончиться плачевно для украинской энергетической безопасности. Туркменистан, Казахстан и Узбекистан являются приоритетными партнерами Украины в вопросе транспортировки энергоносителей из Каспийского региона в ЕС, а также в сфере обеспечения нашей страны нефтью и газом. Поэтому при выработке украинской политики в отношении Центральной Азии нужно помнить ключевой тезис: Восток - дело тонкое, тем более - Центральная Азия…

Как отметил Виталий КУЛИК , " если же у Украины, зависимой от поставок газа и нефти из ЦАР, не будет надежных партнеров в этом стратегически важном для Киева регионе, страна может оказаться вообще вне этого "Каспийского пирога". Пока что Украина имеет определенные возможности работать с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном, минуя Москву, Брюссель и Вашингтон. Но со временем, это "окно возможностей" может закрыться, и тогда нам не помогут никакие энергетические хартии".

Контакты : Киев, ул.Ивана Франка 15, оф.17, т/ф. (044) 2348921, 80503443828

info@politika.org.ua, cdpgs@ukr.net, www.politika.org.ua

***

ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОБЛЕМ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА



Украинские перспективы
в Центральной Азии

Аналитический доклад




Киев
2008

Украинские перспективы
в Центральной Азии

Аналитический доклад "Украинские перспективы в Центральной Азии" рассматривает перспективы продвижения интересов Украины в ЦАР в сфере улучшения политического диалога со странами региона, а также возможности Киева интегрироваться в энерготранспортные проекты в регионе.

Директор ЦИПГО – КУЛИК Виталий Александрович

Консультанты:
СЫРИНСКИЙ Роман – к.ф.н., эксперт Центра исследований проблем гражданского общества
ПРОЦ Денис – эксперт Центра исследований проблем гражданского общества

Контакты:
Киев, ул.Ивана Франка 15, оф.17,
т/ф. (044) 2348921, 80503443828
info@politika.org.ua, cdpgs@ukr.net
www.politika.org.ua


@ Центр исследований проблем гражданского общества
Киев, 2008

1. Новая политическая архитектура Центральной Азии

Страны Центральноазиатского региона вырабатывают новый формат отношений как с Западом, так и с Россией. В последнее время в Центральной Азии наблюдается интенсификация интеграционных процессов. Проходит обострение борьбы за региональное лидерство между Казахстаном и Узбекистаном, усиливается влияние России и Китая, более четко определились приоритеты таких игроков, как ЕС и США.
Вероятно, в ближайшем будущем мы столкнемся с новым политическим и экономическим переформатированием центральноазиатских республик. В этой игре ставка необычайно высока: контроль над огромными запасами углеводородов, способными обеспечить энергобезопасность не только Центральной Азии и России, но и Европы. Тот, кто сможет играть в этой "каспийской партии", без выигрыша не окажется.
Для Центральной Азии, как и для Востока в целом, характерна одна немаловажная особенность. Речь идет о готовности политического руководства государств ЦАР проявлять лояльность ко всем влиятельным внерегиональным игрокам. С одной стороны, поддерживать инициативы России по продвижению совместных энергетических проектов, формировать общее экономическое и секьюритарное пространство; с другой, - всеми силами пытаться найти обходные пути в Европу и Китай.
В отличие от украинской многовекторности, которая более напоминала маятник (от Запада к России и обратно), суть центральноазиатской внешней политики можно определить так: многоуровневая лояльность. Лояльность ко всем, но на разных уровнях. В вопросах политической интеграции - к России, в вопросах энергетики - к Западу и так далее. Такая политика позволяет этим странам балансировать и не попадать в "политические воронки", подготовленные РФ, Китаем, ЕС или США.

Запад в ЦАР
США не скрывает своей заинтересованности в контроле над энергоемким регионом. По словам старшего научного сотрудника исследовательского центра Heritage Foundation Ариеля Коэна, "США заинтересованы в мирной эволюции Узбекистана, в его экономическом развитии и демократизации. Казахская нефть должна попадать в трубопровод Баку - Тбилиси - Джейхан. Важно демократическое развитие Туркменистана с тем, чтобы туркменский газ также попадал на международные рынки" (1).
В докладе экспертов Института анализа внешней политики США Дж. Дэвиса и М.Свинея "Центральная Азия в стратегии и оперативном планировании США" прямо указывается, что "итоговый вопрос долгосрочной стратегии с Центральной Азии состоит в том, что США должны исследовать и понять, как решения, которые они могут принять относительно своего военного присутствия и регионального партнерства, будут влиять на геополитические отношения в государствах, окружающих Центральную Азию. Если даже привести доводы в пользу диверсификации и возможного сокращения военного присутствия США в ЦА, Соединенные Штаты, однако, должны остаться вовлеченными в этот регион мира на длительный срок … Другой аспект "войны идей" состоит в готовности разделить ответственность за Центральную Азию с теми государствами, которые имеют естественные и долговременные интересы в этом регионе (2)".
В первые годы после распада Советского Союза интересы США в Центральной Азии еще не были окончательно сформулированы. События 11 сентября 2001 г. значительно увеличили значимость Центральной Азии во внешней политике США. Одним из главных интересов США в Центральной Азии является борьба с терроризмом. События 11 сентября в корне изменили американскую концепцию и стратегию безопасности. Международный терроризм стал главной угрозой национальной безопасности США, а борьба с ним была отнесена к числу стратегических задач государства.
Основной целью американских войск, введенных в Центральную Азию, являлось нанесение поражения режиму талибов, а поскольку этот регион непосредственно примыкает к Афганистану, он рассматривался американцами как опорная база. Так как борьба с терроризмом поднялась до уровня стратегической задачи Соединенных Штатов, Центральная Азия приобрела для них большое значение в глобальной борьбе против терроризма. Регион окружен территориями, на которых активны международные террористы, да и сам по себе относится к районам их активной деятельности (3)
Еще одной важной частью стратегической идеологии Соединенных Штатов является контроль над мировыми энергоресурсами, в том числе над месторождениями бассейна Каспийского моря. Это направление деятельности было развернуто задолго до 11 сентября. США стали активно внедряться в разработку каспийских месторождений сразу после распада Советского Союза. В разработке нефтяных месторождений Каспийского бассейна в Казахстане приняли участие следующие американские компании: "Chevron", "Exxon-Mobil", "Occidental Petroleum", "Texaco", "CaesarOil", IPI, "Orix/McGee", AMHK. (4).
Стремление США к контролю над энергоносителями объясняется не только желанием полностью обеспечить внутренние потребности. Энергоносители можно использовать как мощное средство давления в международных делах. Если США смогут контролировать основные мировые запасы энергоносителей, они получат огромное влияние на все основные государства и регионы, в том числе и на такие великие державы, как Китай, Россия и страны Западной Европы. На импортеров энергоносителей можно оказывать давление, регулируя цены или устанавливая квоты на продажу, на экспортеров в случае контроля над их запасами сырья можно воздействовать, снижая цены. Поэтому стратегические намерения США в отношении Центральной Азии и Каспийского бассейна в этом аспекте вполне объяснимы. Один из эффективных способов контроля над энергоресурсами - контроль путей их транспортировки. Стремление США контролировать нефтепроводы и газопроводы в регионе преследует именно эту цель. По мнению профессора Эндрю Басевича, энергоресурсы относятся к числу важнейших объектов интересов США в Средней Азии. Американцы намерены придать среднеазиатским странам статус государств, находящихся под защитой США, поставив тем самым энергоресурсы региона на службу Америке. В этом случае ни Россия, ни Китай, ни Иран уже не смогли бы воспользоваться среднеазиатскими энергоносителями (5).
Одновременно активное проникновение в Центральную Азию началось и со стороны НАТО. После вступления Киргизии в апреле 2001 г. в программу "Партнерство во имя мира" членами этой неофициальной структуры НАТО по обеспечению безопасности стали все государства региона. С 1992 по 1999 гг. США истратили примерно 1,9 млрд долл. на свои цели в Центральной Азии и на Кавказе. Эти деньги в основном пошли на реформы в области демократии и формирования рыночной экономики (6).
Тем не менее, несмотря на все усилия, Соединенным Штатам удалось добиться лишь ограниченных результатов в Центрально-азиатском регионе, и они не достигли заметного усиления своего стратегического положения.
Это привело к теоретическому поиску новых форматов американского влияния на ЦАР. В первую очередь речь идет о проекте "Большая Центральная Азия", созданный профессором Фредериком Старром. Суть проекта - создать при помощи США, но без участия России и Китая, новую интеграционную зону в ЦА, которая бы заменила ЕврАзЭС, ЕЭП и ШОС. Госсекретарь К.Райс в ходе своего визита по странам региона ЦА в 2006 официально озвучила этот проект. Дальше декларации дело не пошло. Причем самое слабое место этого проекта в том, что возрождение они собирались начинать с Афганистана. Стар отмечает целесообразность проведения ряда экономическим мероприятий, направленный на экономический рост, реформу налогооблажения, содействие в получении кредитов, поддержку при вступлении в ВТО (7). Но вся экономика Афганистана держится на наркотиках, которые являются наиболее рентабельной экономической деятельностью там.
Более реалистические подходы высказывает Збигнев Бжезинский в своей книге "Еще один шанс", где называет центрально-азиатский регион "Глобальными Балканами". В этой же книге приводится мнение о том, что Америке стоит отойти "от своего предназначения", извлечь урок из своих ошибок, и вместо внедрения демократии стремится к партнерству и сотрудничеству, потому что нынешнее положение дел может, и скорее всего приведет США к тому, что ближневосточные страны, как и центрально-азиатские отдадут предпочтение Китаю (8).
Конечно, военное и политическое присутствие США в регионе не вызывает восторга у центральноазиатской политэлиты. Ситуация существенно изменилась не в пользу Вашингтона после известных событий в Андижане в 2005 г. Однако, сотрудничество между странами ЦАР и США является приоритетным направлением.
Проявляет повышенный интерес к Центральной Азии и Евросоюз. 21-23 июня 2007 г.в Брюсселе лидеры 27 стран-членов Евросоюза по итогам саммита ЕС одобрили предложенную Еврокомиссией новую стратегию партнерства со странами Центральной Азии.
"Стратегия определяет для ЕС приоритеты сотрудничества с регионом в целом, но их применение будет зависеть от специфических требований и политики каждого из государств Центральной Азии", - говорится в итоговых документах саммита.
В материалах сообщается, что новая стратегия ЕС предусматривает, в частности, сотрудничество с центральноазиатскими республиками в правовой сфере, в области защиты прав человека, экономики, торговли и инвестиций, энергетики, защиты окружающей среды, образования и межкультурного диалога.
Под эту стратегию ЕС планирует выделить в ближайшие пять лет 750 млн. евро. В ее рамках впервые определены политические директивы для существенно более активной деятельности ЕС в этом регионе.

Совет Еврокомиссии Комиссии опубликовал 23 июня 2008 г., совместный Отчет о прогрессе по исполнению Стратегии ЕС для Центральной Азии, принятой в июне прошлого года. В отчете содержится анализ достижений и темпов реализации Стратегии, как ключевого индикатора отношений между ЕС и Центральной Азией.
В прошлом году политический диалог и практическое сотрудничество между ЕС и Центральной Азией во всех приоритетных областях были значительно усилены.
ЕС принял решение о двойном увеличении финансовой помощи региону, достигшего 750 миллионов евро на период 2007-2013 гг. в рамках своего Инструмента Развития Сотрудничества (DCI). Помимо этого, ряд государств-членов ЕС также активно вовлечены в предоставлении финансовой помощи Центральной Азии.
Для продолжения наметившейся положительной тенденции, ЕС намерен укрепить достигнутый прогресс посредством реализации следующих шагов:
1. Дальнейшие усилия по поддержке прав человека и демократизации, а также обеспечение активного участия гражданского общества, Парламентов, местных властей и других участников в мониторинге и исполнении стратегии. ЕС продолжит работу по созданию или же обновлению диалогов по правам человека со всеми странами Центральной Азии;
2. В области образования, должна начать работу Исследовательская и образовательная сеть Центральной Азии (электронный шелковый путь). Необходимо осуществлять регулярный стратегический диалог и обширный обмен между Европейскими и Центрально-Азиатскими образовательными институтами;
3. В рамках сектора верховенства права, необходимо установить прочное сотрудничество по ключевым вопросам законодательства и судебной системы;
4. В области окружающей среды и водных ресурсов, ЕС намерен поддерживать динамичный политический процесс с целью создания интегрированной системы управления ресурсами;
5. Для решения общих задач, ЕС будет продолжать играть активную роль в координации заинтересованных сторон по вопросам борьбы с наркотиками, и внести вклад в достижение ощутимых результатов в снижении уровня торговли наркотиками и усилении пограничного контроля в Центральной Азии.
По мнению европейских чиновников, укрепление отношений между ЕС и Центральной Азией требует активного присутствия ЕС в регионе. Кроме регулярных официальных встреч, будут поддерживаться контакты с представителями гражданского общества и средств массовой информации. В соответствии с информацией, представленной в Стратегии, Европейская Комиссия намерена открыть дополнительные и повысить статус уже действующих Представительств Европейской Комиссии в странах Центральной Азии. При этом государства-члены ЕС также расширяют сеть своих посольств в регионе (9)
Принятие новой стратегии ЕС для ЦАР в 2007 г. свидетельствует о консолидации усилий европейских структур по продвижению собственных интересов в регионе.
Во время летней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы /ПАСЕ/ (2008 г.) при обсуждении доклада "Европейский банк реконструкции и развития /ЕБРР/ - центральный партнер в процессе перемен в странах с переходной экономикой", была принята резолюция, в которой отмечается, что Совет Европы мог бы изучить возможности оказания помощи странам ЦАР. Вместе с тем ПАСЕ подчеркивает, что "ЕБРР следует проявлять в Центральной Азии бдительность и осторожность с тем, чтобы инвестиции, предназначенные для частных предприятий, косвенно не служили бы для поддержки нарушений прав человека, в том числе использовании детского труда".
ПАСЕ намерена привлекать в будущем членов парламентов государств Центральной Азии к обсуждению тематики, связанной с деятельностью ЕБРР и состоянием прав человека и демократии, говорится в резолюции.

Восточные тигры идут в Центральную Азию
Кроме Запада к ЦАР проявляют интерес и страны Восточной Азии. Япония, Южная Корея и Малайзия наращивают усилия, призванные привлечь к ним внимание центральноазиатских поставщиков энергоресурсов.
Как сообщил недавно центральноазиатской аудитории главный редактор японской газеты "Sankei Shimbun" Цутому Саито, их государствам "следует прекратить сотрудничество с Китаем в рамках Шанхайской организации сотрудничества" и включиться в более широкую программу торговых связей с азиатскими странами, в том числе и с Японией. Слова Саито подкрепляют тот факт, что Япония прикладывает самые активные усилия к расширению своего присутствия в Центральной Азии.
Политика Токио уже принесла некоторые плоды. Так, например, в начале мая японские и казахстанские власти подписали меморандум о взаимопонимании по ряду проектов мирного использования атома. Кроме того, Япония вкладывает средства в разработку урана на территории двух блоков Мынудукского месторождения. Работы должны начаться в конце июня. В целом же Япония проявила интерес к 24 казахстанским проектам в области атомной энергетики.
Упор, который делает Япония на развитии сотрудничества в атомной энергетике, представляется кратчайшим путем для утверждения Токио в Центральной Азии, что позволило бы Японии укрепить свои позиции в соперничестве с Россией и Китаем в энергетической сфере.
В начале весны 2008 г. первый замминистра иностранных дел Южной Кореи Квон Чжон Рак представил новую дипломатическую инициативу, в рамках которой Сеул намерен продвигать идею создания "энергетического Шелкового пути", соединяющего Центральную и Южную Азию с восточными частями азиатского континента.
Первый важный шаг в этом направлении был сделан в середине мая, когда делегация во главе с премьер-министром этой страны Хан Сын Су отправилась в 10-дневную поездку по Казахстану, Узбекистану, Туркменистану и Азербайджану. В своем заявлении Хан назвал Каспийский бассейн "вторым Ближним Востоком". Как ожидается, этот визит "повысит информированность о Южной Корее в регионе и поможет построить комплексные и взаимовыгодные партнерские отношения со странами региона", добавил он.
Одним из центральных событий этой поездки стало заключение соглашения на сумму в 4,5 млрд. долларов о строительстве южнокорейским гигантом Samsung электростанции в Казахстане. Хан также подписал соглашение с премьером Узбекистана Шавкатом Мирзияевым на сумму 400 млн. долларов о поставках 2,6 тыс. тон узбекского урана в Южную Корею.
Экономическое партнерство Южной Кореи с Узбекистаном начало набирать обороты в феврале этого года в ходе визита руководителя Узбекистана Ислама Каримова в Сеул. По итогам этого визита был подписан договор между государственной компанией "Узбекнефтегаз" и южнокорейским энергетическим консорциумом об освоении газового месторождения Сургил. По имеющимся оценкам, запасы этого месторождения составляют 131 млрд. кубометров газа. В рамках соглашения также предусматривается строительство промышленного комплекса по производству полиэтилена и полипропилена.
В рамках центральноазиатской поездки Хана южнокорейский консорциум, возглавляемый корпорацией Korea National Oil Corp., поставил точку в соглашении на сумму 85 млн. долларов о приобретении 27-процентой доли в казахстанском нефтяном блоке Жамбыл на Каспии. Разведочные работы на этом блоке будут вестись совместными усилиями корейского консорциума и казахстанской компании "КазМунайГаз".
Помимо энергетического сектора, в регион устремились южнокорейские брокерские фирмы, привлеченные ростом цен на сырьевые ресурсы, движимые стремлением получить барыши от потенциально выгодных инвестиций. Свои офисы в Казахстане уже открыли две южнокорейские компании – Daishin Securities и Hyundai Securities.
Не отстает от Японии и Южной Кореи в стремлении расширить свое энергетическое сотрудничество с регионом и Малайзия. 14 мая государственная энергетическая компания этой страны Petronas заявила о подписании с Узбекистаном соглашения о разделе продукции по газовым месторождениям Урга, Куаныш и месторождений Акчалакской группы. Дочерняя компания Petronas – Petronas Carigali Overseas Sdn Bhb – получит 100-процентную долю в проектах, которые значительно укрепят нынешние позиции Petronas в Узбекистане в инвестиционных блоках Аральского моря, Сурханский и Байсун. Кроме того, компания Petronas прорабатывает с узбекской нефтегазовой компанией вопрос о сотрудничестве в реализации нефтехимических проектов в Узбекистане.
Все эти соглашения – а в процессе рассмотрения находятся и другие проекты с участием стран Центральной и Восточной Азии – свидетельствуют о растущей способности центральноазиатских стран привлекать зарубежные инвестиции в области энергетики и сырьевых ресурсов. Они также говорят о росте потребностей в энергоресурсах стран Восточной Азии, а также об их инвестиционных возможностях.
По словам профессора Военного колледжа армии США Стефана Бланка, подобного рода глобализация может позволить центральноазиатским странам перестать быть просто объектом международного соперничества. Чем сильнее будет возрастать конкуренция за их ресурсы, тем большими рычагами воздействия они станут располагать. Соответственно будет сокращаться и вероятность того, что они попадут под российское или китайское экономическое влияние (10).

Центральноазиатская интеграция: в поисках формата
По мнению главного научного сотрудника КИСИ при Президенте Казахстана К. Сыроежкина, сегодня мы наблюдаем условную дифференциацию региональных систем: создается некая региональная биполярная система. С одной стороны, ШОС и ОДКБ, с другой – ГУАМ, из которого, как известно, вышел Узбекистан, и проекты НАТО. Происходит формирование биполярной структуры взаимного сдерживания. Если после 11 сентября США и НАТО взяли инициативу укрепления своих позиций под лозунгом борьбы с терроризмом и экстремизмом, то теперь Китай, оправившись от американского давления, разрабатывает вместе с Россией свою контрстратегию в регионе, усиливая ШОС на двустороннем уровне. Сегодня китайская стратегия "сдерживания Запада" явно начинает доминировать. Учитывая неоднозначность отношений Китая и США, вполне понятно усиление антизападного, антиамериканского подтекста в китайской стратегии. К тому же Китай чем дальше, тем больше начинает позиционировать себя уже в качестве не региональной, а мировой сверхдержавы. Так, Пекин уже заявляет, что в зону его ответственности входит Северо-Восточная, Центральная и Юго-Восточная Азия (11).
В то же время появляется новый аспект – энергетический и экономический формат. Конечно, он присутствовал и раньше, но Китай намерен актуализировать экономическую составляющую. Правда, к этому готовы не все: идея Пекина о создании зоны свободной торговли была отвергнута Россией, поскольку ясно, что в случае ее реализации противостоять китайской торговой экспансии в регионе будет уже невозможно. Но планов экономической интеграции Пекин не оставил, и этот вопрос вновь стоит в повестке дня. Так что для Китая ШОС – это инструмент не только военно-политического влияния, но и расширения своих экономических позиций на Центрально-Азиатском субконтиненте.
Хотя Россия и заинтересована в создании геополитического противовеса США в регионе, но при этом не стоит забывать об опасности китайской экспансии в Центральной Азии. "Такие опасения были и будут. Но эта угроза просчитывается на разных уровнях, в том числе и высшим российским руководством. Китаю в дальневосточной и центральноазиатской политике нет альтернативы для России", – считает российский эксперт Сергей Лузянин. Россия и Китай уже 15 лет связаны этим форматом, который напоминает брачные узы: есть и преимущества, но есть и жесткие обязательства, не всегда приятные. В нынешней ситуации структура отношений и баланс интересов таковы, что руководство России и постсоветских стран закрывает глаза на китайские угрозы, считая, что исламский экстремизм, возможность прихода к власти радикальных исламистов в центральноазиатских странах – опасность более реальная и близкая, нежели гипотетическая китайская экспансия. Впрочем, фантом последней неизбежно будет витать над регионом (12).
Разумеется, проблема обеспечения безопасности всего Центрально-азиатского региона требует комплексного подхода и учета интересов всех без исключения стран и сторон в лице структур по безопасности (ШОС, ОДКБ, НАТО). Как отмечает китайский эксперт Цян Сяоюнь, в поиске баланса интересов разных сторон "предстоит координировать минимум две группы отношений интересов: первая - отношения между коллективными интересами ШОС и национальными интересами отдельных членов-государств; вторая группа - отношения между коллективными интересами ШОС и интересами не членов государств (и/или других международных организаций)" (13).
В июне 2007 г. руководители пяти делегаций в рамках Шанхайской организации сотрудничества (Казахстана, Киргизии, Китая, России и Таджикистана) в Москве заявили о создании Энергетического клуба ШОС как неправительственного совещательного органа по энергетике и приняли положение о нем. В то же время Россия и Казахстан пытаются сформировать выгодный для себя формат энергетического диалога в Центральной Азии. Таким форматом может стать организация, которая могла бы объединить экспортеров нефти и газа из ЦАР (на основе Азиатской энергетической стратегии). Это позволит странам региона иметь более широкий доступ к западным рынкам за счет посредничества России и снизить риски. РФ активно продвигает проект строительства Прикаспийского газопровода и расширения трубопровода Средняя Азия - Центр, создание инфраструктуры, обеспечивающей работу Черноморского транспортного кольца (ЧТК) и стремится установить контроль над значительной частью газа, поступающего в Европу.
Важно отметить динамику развитие таких экономических интеграционных объединений как ЕврАзЭС и ШОС.
В ЕврАзЭС входят Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателя в Сообществе имеют Армения, Молдова и Украина.
По мнению экспертов Центра Разумкова, проект ЕврАзЭС, с формальной точки зрения, во многом напоминает интеграционный, реализованный в свое время в рамках Европейского экономического сообщества. Но проблема в том, что по своему содержанию интеграционная политика в рамках ЕврАзЭС сегодня существенно отличается от осуществляемой в ЕС.
Пока органы ЕврАзЭС не наделены функциями наднациональных типа европейских. Существует определенный дисбаланс между органами, обеспечивающими взаимодействие на центральном государственном уровне и на уровне отдельных секторов (отраслей) экономики. Процесс интеграции в ЕврАзЭС пока не получил должного импульса со стороны реального или финансового секторов экономики.
В то же время, можно констатировать довольно динамичное развитие институциональных принципов ЕврАзЭС, темпы которого существенно превышают темп развития институтов в рамках других региональных организаций на просторах СНГ, в частности тех, членом которых является Украина. Стратегические перспективы развития ЕврАзЭС связаны с тем, что в рамках Сообщества осуществляются попытки сформировать единое экономическое, в том числе таможенное, налоговое, энергетическое и транспортное пространство. При этом важными приоритетами развития ЕврАзЭС являются:
• общая политика в вопросах внешних границ;
• координация внешнеэкономической политики по отношению к третьим странам; формирование единой позиции государств - членов ЕврАзЭС по взаимодействию с ВТО;
• согласование и формирование общих принципов законодательства стран-членов (в рамках Межпарламентской ассамблеи ЕврАзЭС наработано более трех десятков модельных законов и типичных проектов законодательных актов; планируется переход к разработке Основ законодательства, обязательного для национальных законодательных систем);
• проведение согласованной структурной политики, касающейся программ координированного развития взаимодополняющих отраслей - металлургии, машиностроения, химической, нефтехимической, электронной, легкой промышленности, производства сельскохозяйственной техники;
• проведение общей энергетической политики;
• создание единого финансового пространства, снятие ограничений на движение капитала на приоритетных направлениях, внедрение единых стандартов деятельности на финансовых рынках стран ЕврАзЭС;
• создание общей платежно-расчетной системы с образованием Межгосударственного банка;
• формирование общей политики в сфере трудовой миграции - социальная защита мигрантов, создание действенной системы регулирования и контроля за миграцией трудовых ресурсов, борьба с сопутствующей миграции преступностью, решение проблем, связанных с уплатой мигрантами и их работодателями налогов;
• создание совместного аграрно-промышленного пространства - согласование сельскохозяйственной политики государств ЕврАзЭС, формирование продовольственного рынка стран Сообщества, сокращение издержек на транспортировку, хранение, реализацию сельскохозяйственной продукции, образование новых рыночных институтов в этой сфере (страховых, банковских, лизинговых, биржевых и других).
Однако необходимо подчеркнуть, что реальные интеграционные процессы в ЕврАзЭС, как и в СНГ, отстают от их правового оформления. Фактически страны находятся на первом этапе интеграции - этапе формирования зоны свободной торговли. Организация таможенного союза далеко не завершена, так же, как и формирование согласованной или единой политики по торговому режиму с третьими сторонами.
Значительный разрыв в уровнях социально-экономического развития (более чем в семь раз по уровню ВВП на душу населения) существенно выше, чем в ЕС, и это обстоятельство объективно ограничивает возможности эффективной интеграции.
Также достаточно неоднороден инвестиционный потенциал государств-участниц. Реальным инвестором в экономику стран ЕврАзЭС является только Россия; потенциал развития взаимного инвестирования в ЕврАзЭС используется крайне слабо. Фактически отсутствует взаимная конвертируемость национальных валют, финансовые рынки имеют малую глубину и низкую ликвидность, ограничен спектр финансовых инструментов.
Использование потенциала сдерживается рядом проблем, главными из которых являются: заметные расхождения в позициях отдельных государств-участниц в вопросе приоритетов Сообщества; разногласия в торговой политике, вызванные частым применением специальных и антидемпинговых мер; неполное выполнение договоров, заключенных в рамках ЕврАзЭС; сохранение отдельных ограничений в транзите грузов; многочисленные скрытые барьеры в торговле (14).
Экономические данные свидетельствуют, что в ЕврАзЭС, начиная с 2002 г. идет снижение объектов импорта и экспорта между самими странами этого объединения. Эта тенденция находит четкое выражение в Казахстане, Таджикистане, России.
В ходе саммита этой организации, в октябре 2007 г. в Бишкеке РФ, Беларусь и Казахстан подписали документы по формированию Таможенного союза (главой ТС ЕврАзЭС стал Сергей Глазьев). Президент РФ Владимир Путин заявил, что Таможенный союз начнет функционировать лишь к 2010 году, "после того, как будут закончены все процедуры, подписаны все соответствующие документы, предусмотренные базовыми соглашениями". Речь идет именно о "подгоне" трудового и социального законодательства стран-участников ЕврАзЭС под российский КЗоТ, начато реформирование социальной защиты (в сторону монетизации льгот), углублены процессы приватизации.
В 2007 г. президенты России, Беларуси и Казахстана подписали в Душанбе документы о создании таможенного союза Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС).
Как сообщил на пресс-конференции в Душанбе Президент РФ Владимир Путин, таможенный союз России, Беларуси и Казахстана в рамках ЕврАзЭС должен быть создан к 2010 году. По его словам, утвержден перечень международных договоров, составляющих договорно-правовую базу Таможенного союза и план действий по формированию Союза в рамках ЕврАзЭС до 2010 года.
Новым генеральным секретарем ЕврАзЭС вместо Григория Рапоты стал Таир Мансуров. Председателем ЕврАзЭС избран Таджикистан, возглавлять работу организации будут президент Таджикистана Эмомали Рахмон.
По итогам проведенного в Москве 20 июня 2008 г. совещания членов Интеграционного Комитета ЕврАзЭС было утверждено Положение о принципах и порядке формирования Единого таможенного тарифа Таможенного союза, а также одобрен проект Положения об условиях изменения ставок ввозных таможенных пошлин, включенных в Базовый перечень Единого таможенного тарифа (в период формирования ЕТТ).
Другой важной организацией Центральной Азии стал ШОС. ШОС была создана на основе взаимовыгодного экономического партнерства, но на сегодняшний день данное объединение имеет своеобразный постблоковый формат. По сути, речь идет о двойной функции ШОС. С одной стороны, участники Организации развивают ШОС в качестве структуры региональной стабильности, способной противостоять доминированию США в Евразийском регионе, а с другой – формируют полноценную экономическую трансрегиональную организацию.
Однако, ШОС еще не обладает достаточной финансовой базой – ее бюджет не превышает 4 млн. долларов и расходуется на содержание аппарата. Планируется создание Фонда развития ШОС, средства из которого могли бы вкладываться в общие проекты. Пока не видно движения в этом направлении со стороны Москвы, нежелающей финансировать общие программы из государственных источников (15).
Китай же, предлагая инвестиции, похоже, больше заботится о своих собственных интересах. Остальные участники ШОС не обладают для этого нужными финансовыми средствами.
Важным вопросом является возможность расширения ШОС. Так, Иран все еще надеется стать полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества в августе 2008 г. на Душанбинском саммите организации. Об этом на пресс-конференции в посольстве Исламской Республики Иран (ИРИ) в РТ начальник департамента по странам Центральной Азии и Кавказа МИД Ирана Манучехри Муроди.
Иран еще два месяца назад обратился Таджикистану, как к председательствующей в данный период в ШОС стране, с просьбой оказать содействие по вступлению в организацию в качестве полноправного члена. По словам М. Муроди, до сегодняшнего дня ни один из членов ШОС не высказался против вступления Ирана в Организацию.
В этом плане желание Ирана вступить в ШОС вполне обоснованно. Находясь под постоянным давлением со стороны США, которые периодически обвиняют режим Ахмадинежада в попытке создания ядерного оружия, Тегеран ищет защиты со стороны фактически "антиамерикансого объединения". Членство автоматически дало бы Ирану гарантии защиты со стороны РФ и Китая, обладающих ядерным оружием, а Штаты вынуждены были бы пересмотреть свою ближневосточную политику, в частности оставив идею вторжения на иранскую территорию.
Однако к острой конфронтации с США Пекин и Москва пока не готовы и блокируют расширение ШОС. России не с руки поддерживать кандидатуру Ирана из-за проблем с его ядерной программой и проектом газопровода Иран - Пакистан - Индия. Хотя не исключено, что Москва и Пекин предпримут попытки формального сближения с Ираном в рамках ШОС, что не повлечет за собой членство Тегерана а в Организации, но спровоцирует некоторое обострение отношений со Штатами. ШОС сможет усилить свое первенство в Восточном регионе, показав, что для государств Ближнего и Центрального Востока существует альтернатива, взамен одновекторной американской политике.
Пока что Иран довольствуется только статусом наблюдателя в рамках ШОС, так же как и Монголия, Индия и Пакистан. И хотя иранская сторона уже и обсуждала с Пекином и Москвой свое возможное членство, данный формат сотрудничества для него остается туманным. Ведь при приеме новых членов необходимы четкие критерии и механизмы приема, которых ШОС пока что не имеет.
Примечательным является еще и тот факт, что внутри самой Организации имеются разные подходы к выполнению различных задач экономики и безопасности. Да и между самими членами отношения могут зайти в тупик вследствие их неоднородности и исторически сложившихся отношений. Как пример, отношения Китая и Казахстана не стабильны из-за спорных территорий. Сложные отношения из–за таможенных барьеров между Казахстаном, Узбекистаном и Кыргызстаном. Негативное отношение Кыргызстана к действиям узбекских властей в Андижане, поддержанных Россией и Китаем. Также нет единого мнения и в отношении приема новых членов организации.
Говоря о расширении круга участников ШОС можно отметить как плюсы, так и минусы. Больше членов – больше ответственности. Увеличение ответственности может привести к потере эффективности. Вступление же Ирана, в очередной раз подтвердит антиамериканскую направленность ШОС и повысит конфликтность отношений стран членов с Соединенными Штатами (16)
ШОС также вызывает особое беспокойство на Западе. Многие в США высказывают опасения, что ШОС выступает как кратковременный соперник и в долговременном плане будет представлять угрозу интересам США. Как выразился недавно помощник госсекретаря по региону Южной и Восточной Азии И.Фейгенбаум, "ШОС – это то, что заставляет кипеть кровь у многих американцев".
Кроме экономических, США имеют и военно-политические интересы в регионе – это борьба с исламским экстремизмом и терроризмом в Афганистане. Они высоко оценивают возможности своего военного присутствия в Кыргызстане и Таджикистане. В Вашингтоне понимают, что все страны-члены ШОС заинтересованы в ликвидации исламского экстремизма, ибо почти все они (кроме Туркменистана и Казахстана) сталкивались с угрозой терроризма. Соответственно ШОС заинтересована в том, чтобы возглавляемая США и НАТО коалиция продолжала войну против террора в Афганистане.
В итоге ряд американских политиков рекомендуют занять в отношении ШОС выжидательную позицию. Более того, они считают возможным наладить контакты между двумя организациями – НАТО и ШОС. Речь не идет о прямых контактах: предлагается использовать посредников из числа союзников США, в качестве которых выдвигаются Афганистан и Турция.
Что касается участия ШОС в афганских делах, то оно представляется вполне закономерным: оттуда по-прежнему исходят угрозы – идеи исламского экстремизма, наркотики, общая политическая нестабильность. За активное участие ШОС ратует и президент Хамид Карзай. К тому же международная антитеррористическая коалиция во главе со США явно не справляется с задачами искоренения терроризма и наркобизнеса. В свете последнего, однако, не стоит тешить себя иллюзией того, что ШОС может заменить НАТО в Афганистане. ШОС может стать лишь частью общих усилий борьбы против афганских угроз и вызовов (17)

Своя игра
У стран ЦАР есть собственные планы, и они не всегда согласовываются с российскими или китайскими. После того как организация "Центральноазиатское сотрудничество" (ОЦАС), основанная Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Узбекистаном и Россией с целью углубления регионального сотрудничества (прежде всего в энергетической сфере), влилась в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), в Центральной Азии возник дефицит совместных интеграционных проектов. По сути, страны региона попали в зависимость от российской интеграционной парадигмы. Формулировка "интеграция только с участием России" стала основополагающей после событий в Андижане и киргизской "революции тюльпанов". Центральноазиатские политические режимы вынуждены были или принять новые глобальные правила игры, которые предлагала Москва, или открыть свои рынки для Запада. Балансировать оказалось сложнее, чем в 90-х годах. На Западе все чаще начали задавать вопросы о необходимости установления контроля над богатым энергоресурсами регионом. В ход пошли "цветные методы" политического "диалога". И лидеры стран ЦАР избрали путь углубления интеграции с Россией как наименьшее зло.
Однако политические элиты Центральной Азии понимают, что необходимо строить не только векторные отношения Россия - Запад, но и формировать горизонтальную интеграционную структуру, которая поможет им взаимоусиливаться. В качестве модератора этого процесса выступил Казахстан, владеющий достаточными энергетическими ресурсами и имеющий позитивную динамику экономического развития. Так, в конце 2007 г. президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил си инициативой создания "Союза Центральноазиатских государств". Его активно поддержал президент Киргизии Курманбек Бакиев.
Во многом идея регионального объединения заимствована из Союзного государства Россия - Белоруссия. Например, Высший межгосударственный совет (ВМС) в ряде значительных аспектов воссоздает структуру - Высшего госсовета Союзного государства России и Белоруссии. Тем не менее, очевидно, президенты Казахстана и Киргизии планируют сделать его первым этапом формирования центральноазиатского союзного государства, а не ограничиваться "союзом двух".
Необходимость координации внешней политики стран ЦАР понимают и местные аналитики. Например, таджикский эксперт Давлат Усмон считает, что центральноазиатским государствам необходимо выработать скоординированную политику в отношении внерегиональных акторов в ЦАР. Для обеспечения безопасности необходимо восстановление геополитической целостности Центральной Азии. Это возможно, прежде всего, в рамках региональной экономической интеграции, учитывая серьезные территориальные проблемы и сложные политические отношения между некоторыми этими государствами, региональное экономическое сотрудничество сталкивается с серьезными проблемами и препятствиями (18)
Например, Президент Узбекистана Ислам Каримов после визита президента Киргизии в Астану во время встречи со своим коллегой Назарбаевым категорично отрицательно отозвался об идее создания этого Союза и добавил, что двустороннее сотрудничество является более приоритетным.
По мнению таджикского аналитика Саймуддина Дустова, "идея создания Центальноазиатского Союза не имеет Цетральноазиатских корней и это очень важно. Хотя, с учетом всемирных интеграционных процессов, на первый взгляд такая идея может показаться благоприятной и естественной. Но мне кажется, что идея Центральноазиатского Союза, как проект, больше носит антироссийский характер и, соответственно, будет поддерживаться как США, Евросоюзом, так и Китаем".
Говоря о самой идее создания Центральноазиатского Союза, Дустов отметил, что "любые интеграционные процессы в Центральной Азии в связи с тем, что этот регион представляет собой достаточно открытую систему и на него влияет огромное количество факторов, прежде всего, влияние супердержав и региональных игроков, - не найдут необходимой почвы. Думаю, что в среднесрочной перспективе или в ближайшие 15-20 лет появление каких-либо серьезных интеграционных процессов в Центральной Азии невозможно, и для этого нет никаких оснований. Другое дело, что политические игры и даже какие-то промежуточные результаты могут быть достигнуты" (19).
Таким образом, фактическая реализация интеграционных проектов в ЦАР тормозится из-за взаимного недоверия и конкуренции в первую очередь между Казахстаном и Узбекистаном, тоже претендующим на лидерство в регионе. По всей видимости, Астана решила пойти по более простому пути - укрепить отношения с этнически близким народом Киргизии, который из-за перманентного политического кризиса находится в трудном экономическом положении. И вопреки тому, что создание Союза центральноазиатских государств - это отдаленная перспектива, на данный момент наиболее продуктивным шагом к ее приближению является цементирование связки "Казахстан - Киргизия". Экономический и политический вес стран несопоставим, вследствие чего безусловным лидером будет Казахстан, а это приведет к частичному ограничению суверенитета Киргизии. Однако ослабленная центральная власть последней даже заинтересована в продвижении данной интеграционной инициативы, поскольку на настоящий момент это больше укрепит, нежели ослабит ее позиции как внутри страны, так и вне государства - в постоянных противоречиях с Узбекистаном.
В качестве платы за дружбу Бишкек предложил казахской стороне бизнес-преференции: доля казахских инвестиций в киргизскую экономику уже составляет около 60%. Президент Бакиев заявил о необходимости уничтожить последние законодательные препятствия на пути казахстанских инвестиций. Кроме того, Астана намеревается инвестировать в строительство Камбаратинских ГЭС-1 и ГЭС-2 - проект, который президент Киргизии назвал "самым большим пунктом сотрудничества" двух государств. Заслуживает внимания то, что еще в феврале нынешнего года Бишкек и Москва обсуждали совместное строительство и финансирование этого энергетического объекта. И то, что киргизская власть отдала предпочтение именно сотрудничеству с Казахстаном, еще раз свидетельствует об усилении последнего влияния в регионе.
Следует заметить, что эти успехи Назарбаева являются следствием его продолжительной и целенаправленной борьбы за региональное лидерство. Успешное экономическое развитие Казахстана в последние годы, обусловленное удачной ценовой ситуацией на мировом рынке углеводородов, дает возможность казахстанской элите проводить политику экономической экспансии в отношении своих более экономически слабых соседей. Казахстанские бизнес-структуры сегодня активно приобретают собственность в Киргизии, Таджикистане и даже Узбекистане, руководство которого со времени развала СССР конкурировало с Астаной за лидерство в Центральной Азии. А в беднейшей стране региона - Таджикистане - казахский бизнес осваивает добычу серебра и свинца, старается интегрироваться в цементную и пищевую промышленность, энергетику. В СМИ циркулирует информация о том, что казахстанские банки скупают контрольные пакеты акций таджикских финучреждений.
Следствием подобной экономической экспансии Казахстана может стать и присоединение Республики Таджикистан к проекту Союза центральноазиатских государств. В этом случае Астана получит дополнительные возможности для влияния на Узбекистан, используя зависимость последнего от водных ресурсов, поставляемых из Киргизии и Таджикистана.
Таким образом начало процесса создания Союза центральноазиатских государств является достаточно весомой дипломатической победой Казахстана. Следствием же его успеха в урегулировании (хотя, возможно, и временном) внутриполитической обстановки в Киргизии может обернуться положительным решением по заявке Казахстана на председательство в ОБСЕ в 2009 году. А это является одним из главных внешнеполитических "вожделений" Нурсултана Назарбаева (20).
Альтернативные Казахстану попытки интеграции в регионе предпринимает и Узбекистан. В Санкт-Петербурге в ходе встречи с президентом РФ Дмитрием Медведевым в рамках неформального саммита СНГ в начале июня 2008 г. президент Узбекистана И.Каримов предложил объединить Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) в единую структуру.
Президент Узбекистана считает, что в результате слияния двух организаций – ОДКБ и ЕврАзЭС – "появится мощное объединение, способное стать противовесом НАТО и Евросоюзу". В качестве аргумента он привел успешное сотрудничество ОДКБ и ШОС (Шанхайской организации сотрудничества).
Впервые о целесообразности объединения ОДКБ и ЕврАзЭС Ислам Каримов заявил на неформальной встрече глав государств СНГ в Сочи в августе 2006 года, фактически сразу после возобновления членства в ОДКБ (в 1999 году Узбекистан приостановил членство в организации, а в июне 2006-го возобновил). "Исходя из очередного заявления, очевидно, что Узбекистан придерживается этой же идеи и по-прежнему считает ее важной", – заметил пресс-секретарь ОДКБ Виталий Стругавец. Однако есть существенное "но". Состав государств, входящих в эти организации, действительно близок, но вопросы, решаемые организациями, значительно разнятся: в ведении ЕврАзЭС – социально-экономические вопросы, а ОДКБ – военно-политические. "Генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа пока не видит объективных причин для объединения двух организаций, даже несмотря на то что у организаций есть точки соприкосновения: это формирование согласованной визовой политики и единого миграционного пространства", – сказал Стругавец. Он пояснил, что пограничные вопросы – приоритет ЕврАзЭС, поскольку организация занимается таможенными вопросами, но сами границы, вопросы обеспечения безопасности, незаконная миграция – это сфера интересов ОДКБ (21).
Во многом эта инициатива президента Узбекистана по объединению ОДКБ и ЕврАзЭС является логичной с точки зрения формирования целостного интеграционного пространства.
Развитие отношений в рамках ЕврАзЭС свидетельствует о значительных позитивных явлениях в экономике стран-членов объединения. Создается Таможенный союз, стороны достигли взаимопонимания во многих экономических и социальных вопросах. Поэтому экономическая интеграция должна быть подкреплена и военно-политической, которой является ОДКБ.
Однако, многие игроки Евразии не заинтересованы в подобной новой парадигме интеграции. Например, РФ и Казахстан, на данном этапе, не заинтересованы в усилении военной составляющей и ограничиваются участием в ОДКБ. Кроме того, Астана и Москва намеренны выстраивать линию экономической и военной интеграции в рамках ШОС. В связи с этим Казахстан и РФ не поддержали инициативу Узбекистана по объединению ЕврАзЭС и ОДКБ.
В то же время, нельзя отрицать, что другие участники данных интеграционных объединений могут поддержать Ташкент в виду необходимости формирования альтернативного Астане центра тяжести в Центральной Азии. Таким образом, перспектива интеграции ОДКБ и ЕврАзЭС зависит от того, сможет ли Узбекистан захватить инициативу и возглавить интеграционные процессы в регионе.
И он предпринимает некоторые попытки в данном направлении. Например Узбекистан намерен подписать двустороннее соглашение с Кыргызстаном по использованию водно-энергетических и топливных ресурсов Нарын-Сырдарьинского бассейна. Это вызвало протесты со стороны Астаны, которая считает действия Ташкента противоречащими четырехстороннему соглашению по данному вопросу. Напомним, что в Бишкеке 9-10 июня 2008 г. состоялось региональное совещание руководителей водохозяйственных и топливно-энергетических отраслей Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана. Главный вопрос, вынесенный на обсуждение, касался одной из самых важных тем в Центральной Азии - использование ресурсов Нарын-Сырдарьинского бассейна в этом году и первом квартале 2009 года.
В ходе переговоров участники достигли договоренности о поставке Кыргызстаном 1 млрд кВт-часов электроэнергии в сопредельные страны и дополнительных попусков воды в объеме 1,2 млрд кубометров сверх собственного потребления. Однако узбекская сторона протокол четырехсторонней встречи подписать отказалась. В связи с чем, по данным Минпромэнерго, на встрече принято решение осуществлять экспорт электроэнергии и дополнительные попуски воды только после подписания четырехстороннего соглашения.
Перехватив инициативу, Ташкент может оказывать давление на Астану не только в вопросах экономического сотрудничества, но и в сфере реализации совместных интеграционных проектов.
Таким образом, попытки вести политику, исходя из только своих национальных интересов, рождают дезинтеграционные процессы в экономическом плане. Преобладание политико-экономических амбиций и излишняя политизация сугубо межхозяйственных вопросов усугубляет и без того непростое положение дел. Было бы неправильным полагать, что все это является следствием сугубо внутренних причин. Порой конкуренция внешних геополитических игроков на центрально-азиатском поле негативно влияет на межгосударственные отношения.
Мало того, что региональные организации по безопасности дублируют друг друга во многом, но и с трудом идут на взаимный контакт. Здесь речь идет не об отношениях между НАТО и ОДКБ или ШОС, а о контактах в формате "ШОС – ОДКБ". Когда был подписан в г.Душанбе Меморандум о взаимопонимании между их секретариатами, многие эксперты сочли это очень позитивным шагом, но сейчас вряд ли кто-нибудь из них испытывает оптимизма по этому поводу.
По словам советника Управления политического сотрудничества ОДКБ Анатолия Чунтулова, несмотря на попытки ОДКБ установить близкие отношения, ШОС до сих пор не проявляет должного интереса к взаимному сотрудничеству. По оценке экспертов, такая позиция ШОС во многом связана с нежеланием Китая усилить позиции России в центрально-азиатском регионе. Тем не менее, ряд российских экспертов рекомендует активизировать деятельность контактной группы "ШОС + Афганистан" и определить объективные зоны совпадения интересов НАТО, ОДКБ, ШОС и других структур по безопасности в плане развития дальнейшей региональной кооперации, включая афганскую проблематику (22).

2. Украина в Центральной Азии

Туркменистан
Обеспечение дальнейшего развития украинско-туркменского сотрудничества связано, прежде всего, с необходимостью реализации стратегических интересов Украины в обеспечении альтернативным источником снабжения энергоресурсов, которым является туркменский природный газ. Однако, на данный момент, Киев лишился прямых поставок из Туркменистана и весь газ, который получает отечественный "Нефтегаз Украины", – это "политически" российский газ.
Торгово-экономические отношения между Украиной и Туркменистаном базируются на таких основных договорах и соглашениях:
• Договоре между Украиной и Туркменистаном о долгосрочном торгово-экономическом сотрудничестве на 2001-2010 рр. и Межгосударственной Программе долгосрочного торгово-экономического сотрудничества между Украиной и Туркменистаном на 2001-2010 года (подписанные 14 мая 2001года в Киеве);
• Соглашении между Кабинетом Министров Украины и Правительством Туркменистана о сотрудничестве и взаимопомощи по вопросам соблюдения налогового законодательства (подписанная 14 мая 2001 года в Киеве);
• Соглашении между Украиной и Туркменистаном о дальнейшем развитии межгосударственных отношений (подписанная 29 апреля 2002 года в Туркменбаши);
• Соглашении между Правительством Украины и Правительством Туркменистана о взаимном поощрении и защите инвестиций (подписанная 28 января 1998 года в Ашгабате);
• Совместном распоряжением Президента Украины и Президента Туркменистана о сотрудничестве и финансировании инвестиционных объектов общегосударственного значения в Туркменистане (подписанное 4 октября 2000 года в Ашгабате).
Кроме вышеупомянутых основных межгосударственных и межправительственных договоров и соглашений экономического характера, подписан целый ряд межведомственных и межрегиональных соглашений по вопросам торгово-экономического сотрудничества.
Во время первого заседания Совместной межправительственной украинско-туркменской комиссии по вопросам экономического сотрудничества, которое состоялось 9-10 октября 2003 г. в Киеве, было детально проанализировано состояние и перспективы двустороннего торгово-экономического сотрудничества, определены пути его дальнейшего усовершенствования.
22-23 марта 2005 г. состоялся первый официальный визит Президента Украины В.Ющенко в Туркменистан, во время которого обсуждался ряд вопросов, прежде всего, относительно дальнейшего сотрудничества двух стран в топливно-энергетической сфере. По результатам официального визита Президента Украины В.Ющенко были приняты решения относительно повышения статуса Совместной комиссии - от межправительственной до межгосударственной.
Ситуация в украинско-туркменских отношениях существенно изменилась после смерти президента Туркменистана Сапармурада Ниязова. Новая туркменская власть оказалась "незнакомой" для Киева.
Гурбангулы Бердымухаммедов постепенно устранил от власти не только силовиков (например, руководителя МВД Туркменистана Акмамеда Рахманова, начальника Службы безопасности президента Акмурада Реджепова и др.), но и провел чистку среди ниязовских назначенцев "последней волны". Чистка затронула даже ранее близких к самому Бердымухаммедову чиновников. Например, в отставку ушел пресс-секретарь президента А. Худайбердыев, которого считали очень влиятельным игроком в окружении нового президента Туркменистана. На смену им приходят чиновники третьего и четвертого эшелона, доверенные лица Бердымухаммедова, которые еще не участвовали во власти. Они то и выступают главными посредниками в диалоге официального Ашхабада с заграницей.
Например, бывший посол Туркменистана в Украине Арслан Непесов (с марта 2007 по июнь 2008 гг) был не только отстранен от должности "за серьезные недостатки, допущенные в работе", лишен дипломатического ранга чрезвычайного и полномочного посла но и осужден на длительный строк заключения.
Президент Туркменистана заинтересован в новых партнерах и диверсификации рисков. Бердымухаммедов выстраивает собственную систему контактов и бизнес-друзей, при этом он пытается позиционировать себя в качестве самостоятельного игрока. Чего стоит его визит в США, где в отличии от Ниязова ему был оказан достойный прием. В Туркменистан хлынула целая лавина официальных визитов западных дипломатов и политиков. 11 января 2008 г. в Ашхабаде побывала делегация во главе с известным политиком - членом Комитета сената США по международным отношениям сенатором Ричардом Лугаром, которого считают лоббистом энергетических транснациональных компаний.
Следует отметить, что в Туркменистане политические и экономические позиции Москвы в последнее время серьезно ослабли. Так, посетивший в июне 2008 г. Ашхабад глава "Газпрома" Миллер не был принят туркменским президентом, что многие обозреватели оценили чуть ли не как полный провал газовой дипломатии России в этой стране. Между тем ситуация не такая уж катастрофическая для Москвы. В ближайшее время ожидается встреча в верхах между Медведевым и Бердымухаммедовым, на которой, скорее всего, и будут расставлены "газовые точки" над всеми имеющимися пока нестыковками в энергетическом сотрудничестве между Россией и Туркменистаном.
Налажен конвейер поездок российских делегаций и бизнес-форумов. Только за прошедшие несколько месяцев в Туркменистане прошло около полусотни разнообразных презентаций, конференций и форумов при участии ведущих российских компаний.
Москва намерена активизировать свою работу по противодействию реализации различных каспийских и китайских трубопроводных проектов, которые идут в обход территории России. Введение в строй каждого такого трубопровода резко сокращает зависимость стран Центральной Азии от России в экспорте энергоносителей. Основное внимание, видимо, будет сосредоточено на Транскаспийских нефтепроводе и газопроводе, по которым может осуществляться экспорт нефти и газа в Европу.
Между тем давно уже известно, что для Туркменистана нынче Россия и предлагаемые ей условия по доставке и маршруты - далеко не единственная возможность поиграть в "газовую дипломатию". Туркменское руководство все время дает понять России, что если она не захочет платить более высокую цену за тысячу кубометров газа, то у Ашхабада есть в запасе много других выгодных клиентов, которым, скажем, платить с 1 января будущего года по 195 долларов за тысячу кубометров будет вовсе не обременительно (23).
В свою очередь Пекин заявил, что готов обеспечить поставки нового обмундирования для армейских частей Туркмении, а также что Китай будет поставлять для нужд министерства обороны военную технику, включая высокоточное оборудование. В скором времени в страну прибудут военные специалисты из КНР, которые займутся адаптацией техники к туркменским условиям и обучением личного состава МО обращению с ней.
Но главное, что изменилось в Ашхабаде - это то, что от "тела" были отстранены все те иностранцы, которые могли "решать вопросы" с президентом Ниязовым. Первыми это поняли китайцы и русские, которые срезу же после избрания президентом Бердымухаммедова начали искать нужные подходы к нему.
Однако, похоже, отказавшись от проверенных годами и "совместными интересами" контактов с внерегиональными игроками (в том числе и украинскими), новый лидер Туркменистана загоняет себя в некий определенный извне коридор. И этот коридор "свободы маневра" создается не в Ашхабаде, а в Москве, Вашингтоне и Пекине.
В этой игре в проигрыше оказались лишь украинцы, которые надеялись на старые личные контакты в руководстве Туркменистана. Не секрет, что газовые договоренности между Украиной и Туркменистаном являются личными соглашениями руководства украинской нефтегазовой отрасли с туркменским руководством. На личных контактах держалась вся наша туркменская политика на протяжении последних 10 лет. Теперь все изменилось. Например, главному "контактеру" Киева в Туркменистане и личному другу покойного Ниязова Вадиму Чупруну пришлось долго ждать аудиенции в приемной Бердымухаммедова.
Поэтому для Киева важно знать, с кем иметь дело в Ашхабаде и насколько эти кадровые пертурбации повлияют на газовый диалог Украины и Туркменистана. Киев все еще не теряет надежды заполучить прямые контракты.
Определенные проблемы возникли в начале 2008 г., когда президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов официально заявил, что "ни одна украинская компания не будет работать в Туркменистане, пока не оправдаете себя своим трудом". Таким образом, туркменское руководство выразило свое неудовлетворение работой украинских строительных компаний "Укртрансбуд", "Строительной ассоциации "Интербудмонтаж" и "УкрАзиаБуд", которые на протяжении более 10 лет успешно реализовывали проекты в Туркменистане.
Украинские строительные компании "Укртрансбуд", "Строительной ассоциации "Интербудмонтаж" и "УкрАзиаБуд" оказались в роли "слабого звена" на туркменском рынке. Эти фирмы давно преследуют проблемы не только в самом Туркменистане, но и в Украине. В июле 2005 г. Генеральная прокуратура Украины обвинила посла Украины в Германии, экс-руководителя строительной корпорации "УкрАзияБуд" Сергея Фареника (он был отозван с дипломатической работы президентом В.Ющенко) и экс-президента государственной корпорации транспортного строительства "Укртрансбуд" Алексея Гвоздя в нанесении государству убытков.
Знающие люди утверждают, что проблемы украинских строителей в Туркменистане возникли из-за того, что Ашхабад не обеспечил оплату работ живыми деньгами, а под оплату строительства были взяты кредиты в банках. Несмотря на аферы с газом руководителей корпораций, украинские компании вполне могли бы завершить стройку (с оттягиванием сроков сдачи готовых объектов), но возле Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова нашлись более предприимчивые лоббисты, которые и сформировали нужное "заказчикам" (конкурентам украинских строителей) мнение лидера страны.
В то же время, Киев даже не оказал номинальной поддержки своим экономическим агентам. В то время, первый вице-премьер-министр Александр Турчинов просто признал, что украинские строители оказались недобросовестными партнерами. А в МИДе и в Секретариате Президента сделали вид, что это обычные "рабочие проблемы". Во власти Украины не нашлось людей, которые могли бы встать на защиту "Укртрансбуда", "Строительной ассоциации "Интербудмонтаж" и "УкрАзиаБуда". Поэтому они и оказались легкой добычей своих конкурентов (в первую очередь россиян и китайцев), которые давно уже приценивались к строительным контрактам в Туркменистане.
В то же время, "Укртрансбуд", "УкрАзиаБуд" и "Интербудмонтаж" являются долгожителями туркменского строительного рынка. При покойном Туркменбаши Сапармурате Ниязове украинские компании были в фаворе. ГК "Укртрансбуд" (субподрядчик - "УкрАзиаБуд") в мае 1999 года подписала контракт на проектирование и сооружение железнодорожного моста с ростверком под автомобильный мост Атамурат-Керкичи через реку Амударья протяженностью 1 тыс 415 м, стоимостью в 123 млн. долларов. В 2000 году СА "Интербудмонтаж" начала строительство дренажно-коммуникационного тоннеля в Aшхабаде. Общая протяженность тоннеля с 72 шахтными колодцами и 22 технологическими камерами - более 30 км. Строительство осуществляется в сложных гидрогеологических условиях (угроза сейсмичности площадки до 10 балов). В начале 2004 года "Интербудмонтаж" заключил контракты на сумму около 10,7 млн. долл. на проектирование и строительство в Ашгабаде ряда объектов: 4 подземных пешеходных перехода, сдать в эксплуатацию 30 индивидуальных жилых домов коттеджного типа повышенной комфортности и улучшенной планировки.
Но все изменилось после смерти Туркменбаши. Сменились не только действующие лица, но изменилась и система принятия решений в Ашхабаде.
В этой стране все еще успешно работают наши компании. Например, ОАО "Сумское машиностроительное НПО имени М.В.Фрунзе", которое строит на туркменском побережье Каспия компрессорную станцию, мощностью 2 млрд. кубометров газа в год, будет утилизировать попутный газ морских месторождений. Кроме этого проекта, Cумское НПО реализует реконструкцию газосборных сетей Оджак-Наипской группы газоконденсатных месторождений "Наип" общей стоимостью $72 млн. И будет очень жаль, если подобные контракты заберут у нас из-под носа.
Важно и то, что Украина может просто не успеть попасть в газовую игру Ашхабада.
Согласно 30−летнему контракту, который CNPC подписала с "Туркменгазом", в Китай будет поставляться 30 млрд. куб. м газа в год, начиная с 2009 года. Газопровод из Туркменистана должен стать основой транспортной системы Туркмения – Узбекистан – Казахстан – Урумчи – Шанхай. Китай четко закрепил в договоре пункт о том, что в случае нехватки объемов газа для выполнения договоренностей Ашхабад должен обеспечить доставку необходимого объема топлива из других источников. И этими источниками могут быть объемы газа, предназначенные в перспективе для России, в виде наполнения Прикаспийского газопровода.
По информации еженедельника "Эксперт-Казахстан", газовые запасы Туркменистана рассматриваются специалистами как третьи-четвертые в мире, но объем добычи газа в настоящее время составляет около 70 млрд. куб. м, и его шестая часть идет на внутренние нужды республики. Темпы роста газодобычи, как показывает статистика, невелики, и реальные объемы добычи газа постоянно отстают от запланированных. Так, в 2006 году показатель добычи вырос всего на 1% (планировалось 80 млрд. куб. м), в 2007 году – на 9% (прогнозировался на 20%). Сейчас Туркменистан поставляет в РФ 50 млрд. куб. м (согласно договору от 2003 года) и эта цифра до 2028 года должна вырасти до 90 млрд. куб. м газа в год.
А тут китайцы с 30 млрд. куб. м, а есть еще и туркмено-иранский трубопровод Корпедже – Курдкуй, через который ежегодно прокачивается 8 млрд. куб. м газа (обеспечивая около 5% потребностей Ирана), а в будущем этот объем возрастет до 12–14 млрд. куб. м.
Есть еще и заверение руководства Туркменистана о том, что Ашхабад готов участвовать и в других (уже европейско-американских) транскаспийских проектах.
В этой ситуации Ашхабад может укрепить доверие к себе только путем независимого и прозрачного международного аудита ресурсного потенциала страны. Тогда все и проясниться. И "Газпром" потеряет возможность играть на "газовой несостоятельности" Туркменистана. Но туркменское руководство само поставило себя в такие условия. Информация об разведанных запасах засекречена. Были, конечно, попытки провести аудит. Так, в мае 2005 года Туркменбаши поручил американской компании DeGolyer & MacNaughton и британской Gaffney, Cline & Associates провести такой ресурсный аудит страны. Но никаких данных о его итогах до сих пор не обнародовано. На последнем в прошедшем году заседании Кабинета министров президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заявил о намерении провести в 2008 году аудит всех углеводородных месторождений страны. Будут ли они опубликованы - не известно. Так что "Газпром" пока что может пугать несговорчивых европейских потребителей перебоями с газопоставками с Каспия, причем, полностью игнорируя Украину.
То, что происходит в украинско-туркменских отношениях, свидетельствует об определенном кризисе в понимании того, с кем мы имеем дело в Туркменистане. Политика Украины в последние годы в отношении Центральной Азии вообще может быть образцом того, как нельзя вести разговор с партерами в этом регионе. Попытки некоторых отечественных политиков экспортировать цветные революции в ЦАР могут закончиться плачевно для украинской энергетической безопасности. Туркменистан, Казахстан и Узбекистан являются приоритетными партнерами Украины в вопросе транспортировки энергоносителей из Каспийского региона в ЕС, а также в сфере обеспечения нашей страны нефтью и газом. Поэтому при выработке украинской политики в отношении Центральной Азии нужно помнить ключевой тезис: Восток - дело тонкое, тем более - Центральная Азия…
Особенно об этом нужно помнить, имея в виду готовящийся визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Киев, его анонсировали в октябре 2007 г. и даже предварительно запланировали на первую половину 2008 г., но уже конец июня, а о том приедет ли в Киев Бердымухамедов никто не знает (24).

Казахстан
Дипломатические отношения между двумя странами были установлены 23 июля 1992 года. Республики одни из первых признали друг друга после провозглашения ими независимости. В 1994 году были открыты дипломатические представительства в обеих странах, а для воплощения у жизнь высших договоренностей в сфере экономики в 1996 году была созданная и начала работу совместная Межгосударственная украинско-казахская комиссия по экономическому сотрудничеству, VIII ее заседание пройдет в этом году.
Базовыми документами, в которых была заложена основа сотрудничества двух государств, является Договор о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Республикой Казахстан (подписан 20 января 1994 года) и Договор между Украиной и Республикой Казахстан об экономическом сотрудничестве на 1999-2009 гг. подписан 17 октября 1999 года). В Республике Казахстан проживает 446 тысяч украинцев, это третий по численности этнос республики.
Важным этапом в развитии отношений между странами стало принятие решения в ноябре 2005 года президентами Украины и Казахстана с целью активизации двусторонних отношений провести Год Казахстана в Украине (с 2 февраля 2007 г. по 9 февраля 2008 р) и Год Украины в Казахстане (с 5 марта 2008 г.). В рамках Года Казахстана в Украине было проведено более 200 мероприятий, в большинстве своем экономического характера, главным событием стал открытый двумя президентами украинско-казахстанский бизнес-форум "Украину-Казахстан: новые возможности для бизнеса", в котором приняли участие около 400 представителей деловых кругов обеих стран (февраль 2007 г.), визиты делегаций Мангистауской области во Львов, Карагандинской в Днепропетровскую, Астаны в Киев, Алматы в Одессе.
В отношениях между Украиной и Казахстаном выделяют 6 приоритетных сфер сотрудничества: машиностроение, мирное освоение космоса, военно-техническая сфера, авиация, ТЭК, транспортные перевозки. В сфере международного сотрудничества Украина высказала готовность поддержать Казахстан в процессе его вступления в ВТО.
Главные направления сотрудничества:
• Транспортировка грузов по маршрутам Китай - Казахстан - Российская Федерация - Украина - страны Восточной Европы;
• Казахстан использует четырнадцать из двадцати морских зерновых терминалов Украины, планируется строительство еще одного;
• Сотрудничество в космической сфере по программе "Наземный старт" с использованием украинской ракеты-носителя "Зенит" на космодроме "Байконур" (принимает участие Россия, Украина, планируется привлечь Казахстан);
• Планируется общее строительство в Украине нового нефтеперерабатывающего комплекса по глубокой переработке каспийской нефти;
• Планируется строительство 52-х километрового участка нефтепровода между системой Приднепровских магистральных нефтепроводов и МНТ "Южный";
• Казахстан выразил заинтересованность в создании терминала по переваливанию сжиженного газа в Керченском порту;
• Контрактные поставки в Казахстан самолетов АН -148;
• совместная реализации проектов строительства на территории Казахстана атомных электростанций и других объектов электроэнергетики, транспортной инфраструктуры;
• Сотрудничество в сфере будущей транспортировки казахстанской нефти через нефтепровод Одесса - Броды - Плоцк (Казахстан указывает на решении проблемных вопросов с Россией в этом проекте).
Внешнеторговый оборот между двумя странами в 2007 г. в сравнении с 2006 г. увеличился на 64,4% и достиг почти 3 млрд. долл., за 4 года он увеличился в более чем 4 раза, за 7 лет в 7,6 раза.
За 2007 г. украинский экспорт увеличился на 70 %, в его структуре наибольшая составляющая приходится на продукцию металлургической промышленности (33%), машиностроение (30%) и пищевой сферы (15,8%). Украина импортирует из Казахстана нефть и нефтепродукты (82%) и продукцию металлургии (14%). Президент Казахстана Н.Назарбаев заявил, что достигнутый товарооборот не устраивает обе стороны и в ближайшее время может быть увеличен до 5 млрд. долл. В 2007 году существенным образом выросли поставки к Казахстану украинских черных металлов ($224,8 млн., рост - 402%), изделий из них ($184,6 млн., рост - 151%). При этом в общем объеме казахского экспорта в Украину наибольший рост приходится на поставки мебели (рост 56248%), печатной продукции (30766%), меди и изделий с меди (1244%), а также на продукцию химической индустрии (1247%).
В ближайшее время объем казахских инвестиций в Украине может достичь $700 млн. долл. Общая численность совместных предприятий в Казахстане при участии украинского капитала, зарегистрированных до конца 2007 года, составляет 350 субъектов. Но действующих из них всего 132, и лишь 28 занимаются производственной деятельностью.
В начале 2007 г. правительства Украины и Казахстана подписали протокол о внесении изменений в межправительственное соглашение о сотрудничестве в поставках казахстанской нефти в Украину и ее транзит от 1 июня 2004 года. Протоколом предполагается обмен информацией об объемах поставок нефти и пропускные способности, а также возможность осуществления совместной деятельности относительно реализации проекта строительства нефтепровода "154 километр нефтепровода "Снигревка-Одесса" - нефтетерминал "Южный" длиной 52 километра для поставок казахстанских ресурсов на Черное море.
28 декабря 2007 года Посольством Республики Казахстан в Киеве был проведен круглый стол на тему "Состояние и перспективы казахстанско-украинских отношений".
5 марта 2008 г. марта состоялся официальный визит Президента Украины В.Ющенко в Казахстан, был открыт Год Украины в Казахстане.
6 июня в рамках Года Украины в Республике Казахстан в Киеве завершилась встреча представителей Национального космического агентства Украины (НКАУ) и Национального космического агентства Республики Казахстан (НКА РК).
16 июня Посол Украины в Республике Казахстан Николай Селивон встретился с Главой Сената (верхняя палата) Парламента Казахстана Касим-Жомартом Токаевым, где было обсуждено участие делегации Верховной Рады на 17-ии сессии ПА ОБСЕ 29 июня-3 июля 2008 г.
За счет собственных энергоресурсов Украина удовлетворяет внутреннюю потребность в нефти не более чем на 20%. Поэтому поиск источников "черного золота" является одной из главных проблем государства на протяжении почти полтора десятилетия украинской независимости. Вот и во время недавнего 3-го Энергетического саммита в Киеве, президент Виктор Ющенко заявил о необходимости формирования трансрегионального энерготранзитного пространства от Каспия до Балтики. Кроме того, участники саммита подписали совместное заявление о проекте Евроазиатского нефтетранспортного коридора (Одесса-Броды). Однако, все наши теоретические построения о необходимости диверсификации поставок нефти и газа, о борьбе с "энергетическим шантажом", натолкнулись на одно "но". Для того чтобы функционировало это нефтетранзитное пространство необходимо как минимум найти нефть. Обещанных поставок Азербайджана явно будет недостаточно, чтобы заполнить украинскую трубу. Для окупаемости Одесса-Броды нужна казахская "большая нефть". А ее пока что не предвидится, хотя могло быть иначе…
По мнению украинского политолога Антона Финько, Украина присоединилась к процессу распространения "геополитического плюрализма" и создания противовеса российскому влиянию на постсоветском пространстве, в том числе в Кавказско-Черноморском (КЧР) и Центральноазиатском регионе (ЦАР), что находилось в русле внешнеполитических установок Соединенных Штатов. Учитывая большой транзитный потенциал страны и имеющуюся развитую систему нефте- и газопроводов, украинские власти предприняли попытку внести свой вклад в формирование транспортных связей между КЧР и Западной Европой (25). Но синтез нефти и политики дал обратный эффект.
Основные нефтетранзитные магистрали, проходящие по территории Украины, транспортируют российскую нефть. Однако с каждым годом объемы поставок и транзита нефти из России сокращаются: в 2000 г. по сравнению с 1990 г. поток российской нефти уменьшился в 6 раз. Стремление увеличить независимость Украины от российского нефтетранзита заставило украинское правительство искать альтернативные пути нефтепоставок. Так возникла идея присоединения Украины к Евро-Азиатскому нефтетранспортному коридору (ЕАНТК). С этой целью еще в начале 90-х годов и началось строительство нефтетерминала "Южный" (г. Одесса) и трубопровода Одесса - Броды.
Еще в начале 1998 года МИД Украины представил план доставки каспийской нефти через Украину (танкерами до Одессы, а далее нефтепроводом Одессы-Броды с дальнейшим выходом на немецкую границу). Данный нефтепровод как участок системы поставок из Азербайджана, Туркменистана, а далее Казахстана рассматривался инициаторами его создания как инструмент утверждения Украины в качестве полновесной региональной державы.
Но нефть из Каспия так и не пришла. И причин для этого есть несколько. Во-первых, украинскому проекту продолжения Евро-Азиатского транспортного коридора было оказано жестокое сопротивление со стороны заинтересованных государств-участников европейского нефтетранзита.
Строительство нефтетерминала в Южном и нефтепровода Одесса - Броды включило Украину в конкурентную борьбу за схемы транспортировки каспийской нефти в Европу с Турцией, Болгарией, Румынией и Россией. Турция уже реализовала собственный путь транспортировки "большой" каспийской нефти по маршруту Баку - Джейхан. Кроме того, проект транспортировки нефти через Джейхан, в качестве альтернативы иранскому и российскому путям нефтетранзита, поддерживается США (Турция является членом НАТО и стратегическим союзником Вашингтона в Малой Азии). А это достаточно веское основание для Анкары надеяться на финансовое участие американских компаний в проекте.
Известно, что вокруг Каспия сосредоточены интересы ведущих операторов мирового нефтяного рынка, прежде всего США и России. Госдепартамент США активно поддерживает проект строительства нефтепровода Тенгиз - Баку - Джейхан в противовес российским проектам. В свою очередь РФ лоббировала строительство нефтепровода Тенгиз - Новороссийск - Бургас. Таким образом, главный спор между Россией и США был сконцентрирован вокруг маршрутов казахстанских нефтепоставок.
Экономическая состоятельность обоих проектов возможна лишь при условии, что через него пойдет казахская нефть из месторождений Тенгиз и Кашаган. Азербайджану собственной разведанной нефти явно недостаточно, чтобы в полном объеме загрузить трубопровод Баку - Джейхан. Вот тут ЕС и США все же удалось "уломать" Астану на обеспечение поставок.
Еще летом 2000 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявлял об отказе его государства участвовать в проекте Баку - Джейхан, настаивая на увеличении поставок казахской нефти в Россию и Украину. Однако, по мнению украинского эксперта Рустема Жангожи, "под давлением инвесторов казахстанское руководство было вынуждено пересмотреть свое отношение к реализации проекта нефтепровода Баку - Джейхан". В конце февраля 2001 года, во время встречи президентов Грузии и Казахстана, казахстанский лидер подчеркнул, что собирается оказывать политическую поддержку проекту нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан.
Казахстан заявляет, что готов подключиться к проекту, когда система заработает в полный объем. Он сможет тогда поставлять от 20 до 30 млн. тонн нефти. Этого достаточно, чтобы Баку-Тбилиси-Джейхан стал рентабельным. Но недостаточно, чтобы казахская нефть стала конкурентом российской на европейском рынке. А что касается китайского направления, то тут тоже нет конкуренции, так как Россия пока не готова начать масштабную перестройку поставок на Восток.
Однако наиболее выгодными для казахов оказались российские предложения. Казахстан в силу ограниченности собственных финансовых возможностей не может освоить свои участки Каспийского шельфа без привлечения крупных иностранных инвесторов. Таким образом, добыча нефти на основных месторождениях Каспия оказалась под контролем в основном российских компаний.
Казахстан уже договорился с РФ о том, что будет участвовать в наполнении нефтепровода Бургас - Александруполис. Кроме того, Нурсултан Назарбаев предложил российской стороне расширить возможности для экспорта казахстанской нефти по нефтепроводу Атырау - Самара (с 10 до 20 млн. т в год). Наконец, Казахстан предлагает расширить проект Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), довести его до 67 млн. т нефти. При этом Казахстан гарантирует поставку необходимых дополнительных 17 млн. тонн нефти.
Казахстан ранее заявлял о том, что заинтересован в проекте строительства трубопровода Бургас - Александруполис ("Тренд"). Проект строительства нефтепровода Бургас-Александруполис обсуждался с 1993 года. Спустя 14 лет, 25 мая 2007 года, Россия, Греция и Болгария подписали основополагающее соглашение, позволяющее приступить к непосредственной реализации этого проекта. Проект стоимостью 1 млрд. евро предполагает транспортировку российской нефти от болгарского порта Бургас в греческий порт Александуполис и далее на зарубежные рынки. Нефть в данный нефтепровод будет доставляться танкерами из Новороссийска. Предполагается, что нефтепровод Бургас - Александруполис позволит снизить объем транспортировки нефти танкерами через перегруженные проливы Босфор и Дарданеллы. Протяженность трубы составит около 300 км, пропускная способность - от 35 до 50 млн. тонн нефти в год. В соответствии с соглашением, доли в международной проектной компании распределены между Россией - 51% (ООО "Трубопроводный консорциум "Бургас-Александруполис"), Болгарией - 24,5% (АО "Проектная компания - нефтепровод Бургас-Александруполис - БГ"), Грецией - 24,5% (23,5% - у совместного предприятия Hellenic Petroleum и Thraki и 1% - у государства). Обсуждается возможность, что Греция и Болгария отдадут свои 49% нефтяным компаниям, которые предоставят гарантии на прокачку нефти по этому нефтепроводу. К проекту, в частности, проявляют интерес ТНК-BP, американская Chevron и "КазМунайГаз". Предполагается, что одним из источников наполнения нефтепровода Бургас - Александруполис станет нефть, транспортируемая по системе Каспийского трубопроводного консорциума. Впрочем, мы не отметили детально еще одно направление поставок азербайджанской и казахстанской нефти - Турция, по трубопроводу ВТС. Но это весьма обширная тема, так как в данном направлении азербайджанской и казахстанской компаниями реализуются проекты по приобретению нефтехимических заводов и т.д.
Таким образом, нефти для украинского проекта Одесса-Броды у Казахстана пока не предвидится. По словам вице-министра энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Ляззата Киинова, реализация проекта транспортировки в Европу каспийской нефти через нефте­провод Одесса-Броды для его страны в настоящее время проблематична. Рассматриваемые варианты доставки каспийской нефти в Европу через Одесса-Броды для Казахстана слишком сложны технологически (необходимы четыре перевалки нефти по маршруту до Одессы) и экономически не оправданы. Кроме того, Астана настаивает на привлечении к проекту России. По информации еженедельника "Зеркало недели", Киинов предложил Киеву провести переговоры с Россией и проложить по ее территории связующий нефтепровод протяженностью 150 км, чтобы соединить действующие нефтепроводы и уже сегодня получить возможность доступа к ресурсу в 37 млн. тонн нефти, который может потенциально прокачать "Каспийский трубопроводный консорциум".
По мнению второго секретаря посольства Казахстана на Украине Исламбека Арыстанбекова, "прежде чем говорить о казахской нефти, которую можно будет транспортировать в Европу через трубопровод "Одесса-Броды", нужно посмотреть на реальное положение дел в нефтедобывающей отрасли Казахстана". Казахская нефть добывается частными компаниями, которые имеют специфические отношения с государством, поэтому помимо государственных договоренностей должны быть еще и договоренности с этими компаниями. "Кроме того, рост добычи нефти в Казахстане минимальный. И при планировании я бы все-таки посоветовал смотреть на реальные показатели добычи, а не на те прогнозы добычи казахской нефти в 2015 году, которые сейчас делаются. Они могут остаться только прогнозами. Еще одной проблемой добычи нефти является высокое содержание в ней серы. Ни у нас, ни на Украине нет технологий, которые могли бы извлечь серистые соединения из нефти, оставив ее конкурентоспособной по цене" (26).
Ситуация с привлечением Казхстана к "альтернативным проектам" осложняется также проблемами внутриэкономического характера. Страну захлестнул мощный экономический кризис. С апреля 2007 года в Казахстане наблюдается замедление роста промышленности в физическом отношении, но оно с лихвой компенсируется трехзначными ценами на нефть. Эти же цены на нефть бумерангом бьют по инфляции, и с октября 2007 года она взлетела в годовом выражении почти до 19%. Отсюда – не только рост процентных ставок, но и падение реальных зарплат (в марте 2008 года реальная зарплата снизилась на 3% по сравнению с мартом 2007-го), а также переориентация сбережений населения с тенге на евро и другие валюты. За год продукты питания в Казахстане подорожали почти на треть. Следующие негативные явления – спад в обрабатывающей промышленности и в таких отраслях, как розничная торговля, транспорт и услуги, где идет снижение спроса. Оперативная помощь, которая сейчас оказывается банкам и строительным компаниям, может устранить накопленные проблемы данных секторов, но для того, чтобы вывести их на прежний тренд роста, стимулируя спрос, этой помощи недостаточно.
Поэтому Астана обратилась к Москве с просьбой об экономической помощи: предоставление льготного кредита в 300 млн долл. Российская сторона выразила готовность оказать Назарбаеву такую услугу. По итогам визита президента РФ Дмитрия Медведева подписано соглашение о выделении требуемых средств. А это еще больше привязывает Казахстан к России (27).
Украинские и европейские эксперты считают, что со временем удастся убедить Астану изменить подходы к транспортировке каспийской нефти. Казахстан активно интегрируется в глобальные энерготранзитные схемы и кровно заинтересован в диверсификации своих поставок в ЕС.
Да и политическая ситуация в регионе требует от Астаны более гибкой политики.
Естественно, главной целью западного вектора казахской внешней политики является председательство в ОБСЕ. В Астане подошли к этому вопросу фундаментально: наладили постоянный систематический информационный обмен со штаб-квартирой ОБСЕ. С одной стороны, казахские дипломаты приводят аргументы геополитического характера: это расширение зоны географической ответственности ОБСЕ. С другой, - перед организацией стоит задача наполнения новыми функциональными параметрами деятельности этой организации. Сейчас заявку Астаны поддерживает подавляющее большинство государств-участников ОБСЕ, Казахстан - коллективный кандидат от СНГ. Если это произойдет, то Казахстан станет наиболее влиятельным игроком в регионе.
Но для эффективной политики на Западном направлении Казахстан нуждается в стратегических партнерах в Восточной Европе. Таким партнером, при благоприятной политической конъюнктуре, могла бы выступить Украина.
Киев присоединился к проекту создания Евроазиатского транспортного коридора, поддерживаемого ЕС. Участие в этом проекте в Украине рассматривалось, в том числе и с точки зрения расширения возможности для приобретения на более выгодных условиях традиционных центральноазиатских товаров - хлопка, фосфорных удобрений, цветных металлов.
Украина также стала полноправным участником проекта TRACECA, имеющего целью связать посредством развития трубопроводных сетей, автомобильных и железных дорог, судоходных линий Центральную Азию и Закавказье с общеевропейской транспортной системой.
Астана активно проявляет интерес к украинскому сельскохозяйственному машиностроению, химической промышленности и заинтересован в проектах совместной геологоразведки, нефте- и газодобычи.
Кроме того, несмотря на отсутствие казахстанского президента Нурсултана Назарбаева, по итогам киевского саммита было объявлено, что Казахстан готов поставлять часть каспийской нефти для одесского нефтепровода. К 2015 году Казахстан планирует добывать около 150 млн тонн нефти в год. Примерно 90% пойдет на экспорт, поэтому Казахстану объективно нужны новые рынки сбыта. И этим нужно воспользоваться.

Узбекистан
Дипломатическое отношение между Республикой Узбекистан и Украиной были установлены 25 августа 1992 г. Основными документами, которые регулируют двустороннее сотрудничество является "Договор между Республикой Узбекистан и Украиной о дружбе и дальнейшем углублении всестороннего сотрудничества" от 19.02.1998г.. и "Договор между Республикой Узбекистан и Украиной об экономическом сотрудничестве на 1999-2008 гг." от 7.10.1999г., Протокол (25.06.2004г.) о внесении изменений и дополнений в Соглашение между правительством Украины и Правительством Республики Узбекистан о свободной торговле от 29.12.1994 (ратифицированный обеими сторонами), который констатирует введение между Украиной и Республикой Узбекистан режима свободной торговли без изъятий и ограничений. В данное время между между нашими странами подписано более 135 документов двустороннего характера.
В целях подготовки и принятия решений по развитию двусторонних торгово-экономических отношений на межправительственном уровне, действует Совместная украинско-узбекская комиссия всестороннего сотрудничества (МПК), 7-е заседание которой состоялось в 19 февраля 2007 г. в Киеве. На регулярной основе проходят межведомственные консультации (до 2004 г. на уровне министров). 15 апреля 2007 г. состоялись очередные политические консультации между МИД Республики Узбекистан и Украины.
На протяжении последних двух лет наблюдается резкий рост показателей двусторонней торговли. В 2007 г. товарооборот Украины с Узбекистаном достиг наивысшего показателя за историю экономического сотрудничества: товарооборот вырос в сравнении с 2006 г. на 60% и превысил 1 млрд. долл., сальдо в пользу Узбекистана.
Импорт вырос в 1,7 раза (энергоносители, транспортные средства, продукты переработки нефти, цветные металлы и изделиями из них, хлопчатобумажное волокно и текстильная продукция, пластмассы и изделия, услуги и др.). Экспорт увеличился в 1,6 раз (черные металлы, механические и электрические оборудования, фармацевтические продукты, дерево, бумага, жиры и масла растительного происхождения, продуктами неорганической и органической химии, др.).
В Республике Узбекистан действуют 51 предприятие с участием украинского капитала, в том числе 3 предприятия с 100% украинским капиталом. На территории Украины функционирует 26 совместных предприятий с участием узбекского капитала. В Республике Узбекистан аккредитованы представительства 13 украинских фирм и компаний. Данные предприятия осуществляют свою деятельность в области производства и поставок изделий из черных металлов, металлургической продукции, фармацевтических препаратов и лечебных средств, а также сфере авиаперевозок.
В данное время в ВУЗзах Украины учатся более 200 студентов из Узбекистана, а украинская община Узбекистана составляет около 100 тыс. этнических украинцев, из них 40 тыс. - в Ташкенте. В столице РУ действуют республиканский украинский культурный центр "Славутич", а также городской украинский культурный центр "Батькивщина", представительство "Укриинформа".
Узбекистан в будущем планирует увеличить экспорт газа до 20 млрд. куб. г. и Украина может рассчитывать на часть этих объемов. Напомним, что в 2007 г. Украина имела договоренности с Узбекистаном о поставках через компанию "Росукренерго" 7 млрд. куб газа в год и Казахстаном о поставках 8,5 млрд. куб. м газа в год, а также с Туркменистаном о поставках 42,5 млрд. куб. м газа в год.
Провозглашенный Президентом Украины курс на диверсификацию источников энергоресурсов, требует осуществить необходимые усилия с целью расширения украинского присутствия в Центральноазиатском регионе (ЦАР). Для реализации данного плана важной является развитие отношений с одним из потенциальных лидеров региона - Республикой Узбекистан (РУ). Актуальность данной проблематики повышается и наличием интереса к региону у конкурентов с большим экономическим потенциалом и похожими политическими системами - России и Китаю.
Благоприятными для реализации национальных интересов Украины в Узбекистане выступают не только развитые связи, которые достались в наследство от советских времен и были налажены позднее, но и осознание узбекским руководством возможной угрозы попасть под полный контроль РФ или КНР.
Наличие широкой договорно-правовой базы и режима свободной торговли (без изъятий и ограничений) разрешает и в дальнейшем расширять двусторонние торгово-экономические отношения. Приоритеты экономических стратегий Украины и Узбекистана разрешают надеяться на дальнейший рост двусторонней торговли, расширение инвестиционного сотрудничества.
Руководству РУ импонирует то, что Украина и Узбекистан имеют похожие позиции относительно путей решения проблем, связанных с терроризмом, распространением оружия массового поражения, наркоторговлей, экологическими катастрофами, нелегальной миграцией, торговлей людьми.
Для успешного развития отношений Киева и Ташкента необходимо решить ряд вопросов, которые их тормозят. Одним из наиболее очевидных является критически низкое качество услуг авиационного сообщения между двумя странами. Украине целесообразно рассмотреть возможность введения дополнительного рейса авиакомпании "Узбекистон Хаво Йуллари" по маршруту Ташкент-Киев-Ташкент.
С учетом имеющейся базы, а также приоритетов гуманитарного сотрудничества в рамках международных и региональных объединений, целесообразно реализовать презентационные проекты (например: "Мост Дружбы: Украина-Узбекистан") с привлечением авторитетных информационных агентств и СМИ, общественных организаций и аналитических центров. Целью подобных мероприятий должно стать взаимное распространение информации о наших странах.
Тем более, что в Узбекистане наблюдается углубление демократических преобразований и либерализация медиапространства.
Важнейшим направлением дальнейшего углубления демократических преобразований в области печатных средств массовой информации является последовательное внедрение рыночных отношений, развитие конкуренции в информационной сфере, обеспечение экономической самостоятельности печатных изданий и информационных агентств как необходимые условия их независимого развития.
В настоящее время в Узбекистане насчитываются около 500 независимых СМИ. Среди них газеты, журналы, радио и телевизионные станции, информационные агентства, электронные версии СМИ в системе Интернет. Периодические издания различных партий, общественных организаций, фондов, частных и коммерческих предприятий, объединений, религиозных групп также имеют широкое распространение в городах и районах республики. Все они отличаются по тематике, содержанию, рассчитаны на интересы людей различных социальных слоев населения.
Важные задачи по дальнейшему развития независимых СМИ возложены на созданный Указом Президента Республики Узбекистан от 16 ноября 2005г. Общественный фонд поддержки и развития независимых печатных средств массовой информации и информационных агентств Узбекистана.
Дальнейшая либерализация деятельности печати, телевидения, радио, обеспечение их независимости и свободы является обязательной составляющей процесса углубления реформ в Республике Узбекистан.
Тем не менее, наиболее весомым фактором в торможении развития украинско-узбекских отношений на данный момент является неопределенность политической ситуации в Украине. В частности, вопрос проведения заседания Межправительственной комиссии Украины и Узбекистана в октябре текущего года узбекской стороной рассматривается в контексте возможного роспуска ВР Украины и/или отставки правительства Ю. Тимошенко. Также, как аргумент, приводится пример сокращения в апреле 2007 г. сроков визита тогдашнего премьер-министра Украины В. Януковича в Узбекистан (как фактор роста внутриполитической напряженности в Украине).

Киргизстан
Киргизская Республика признала Украину как независимое государство 20 декабря 1991 г. Уже на следующий год - в сентябре 1992 г. - были установлены дипломатические отношение между двумя странами.
В марте 1993 г. в Киеве было открыто Посольство Киргизстана в Украине, украинское же появилось только в августе 2000 г.
Отношения между Украиной и Киргизией все время выстраивались на основе случайных договоренностей и контактов, что не помешало создать странам достаточно сильную правовую базу.
Основными документами, которые регулируют сотрудничество двух стран являются:
• Соглашение между Киргизской Республикой и Украиной об упрощенном порядке изменения гражданства гражданами Киргизской Республики, постоянно проживающими в Украине, и гражданами Украины, постоянно проживающими в Киргизской Республике, и предотвращении случаев без гражданства и двойного гражданства (Бишкек, 28 января 2003 года).
• Соглашение между Правительством Киргизской Республики и Правительством Украины о военно-техническом сотрудничестве (Киев 18 апреля 1997 года).
• Соглашение между Правительством Киргизской Республики и Кабинетом Министров Украины о сотрудничестве в области электроэнергетики (Киев, 18 апреля 1997 года).
• Соглашение между Правительством Киргизской Республики и Правительством Украины о развитии экономического сотрудничества (Киев, 19 июня 1996 года).
• Соглашение между Правительством Киргизской Республики и Правительством Украины о свободной торговле (Минск, 26 мая 1995 года).
Вообще договорно-правовая база киргизско-украинских отношений насчитывает сегодня около 80 соглашений.
В области образования поддерживается практика предоставления Украиной квоты на принятие граждан Киргизстана в ВУЗы Украины за счет госбюджета Украины. В 2002-2006 гг. квота составляла соответственно 3, 28, 31, 22, 20. На 2007 год было выделено 20 мест. Вообще в Украине зарегистрированная более одной тысячи киргизских граждан, включая студентов, действует "Община киргизов в Украине". Сегодня граждане двух стран могут въезжать, следовать транзитом, выезжать и находиться на территории Киргизстана и Украины без виз сроком до 90 суток со дня пересечения государственной границы.
Проблемными точками в отношениях между Украиной и Киргизстаном за последние годы были вопросы вступления Украины в ВТО, расчет Украиной государственного долга перед Киргизстаном в размере 27 млн. 192 тыс. 320,44 долл., формула конфликта сводилась к следующему: "вы признаете за собой долг, мы даем свое согласие на вступление в ВТО". Однако в конце 2007 г. этот вопрос был положительно решен для Украины.
Другим проблемным вопросом было введение украинской стороной ограничительных мероприятий относительно импорта в Украину электроламп киргизского производства.
В последние годы наблюдается рост товарооборота между двумя странами. Так, по итогам 2006 года он составил более 46 млн. долларов США (в 2000 году эта цифра составляла всего 8 млн. долл.). По данными Нацстаткома Киргизской Республики, по итогам 2006 года Украина с частицей в 41,9 млн. долл. относится к числу основных стран-импортеров Киргизской Республики и занимает пятое место по импортными поставками в Киргизстан после России, КНР, США и Узбекистана.
Украина экспортирует оборудование, технику, удобрения, фармацевтические препараты, пищевую продукцию. Киргизстан - готовые текстильные изделия, электрические машины и оборудование, авторадиаторы, кожсырье, хлопок. В Украине работает ОАО "Азияуниверсалбанк" - один из наибольших коммерческих банков Киргизстана и Центральной Азии.
Важной стороной отношений следует отметить поддержку "революции" в 2005 г. в Киргизстане, которую оказал президент Украины В.Ющенко и участие украинской делегации в инаугурации в августе 2005 президента КР К.Бакиева. Это должно было дать импульс в развитие украино-киргизских отношений, но нестабильность политической ситуации, как на Украине, так и в Киргизии не способствует этому процессу.

Таджикистан
История украинско-таджикских отношений на государственном уровне началась еще в период существования Советского Союза с подписания в декабре 1990 года межправительственного Соглашения об экономическом и культурном сотрудничестве.
Однако из-за гражданской войны, Таджикистан был малопривлекательным для украинских экономических агентов. Кроме того, следует отметить существенное сокращение численности украинской диаспоры в Таджикистане. В 1991 г. украинцы в Таджикистане занимали четвертое место по численности - 125 тыс. лиц, сегодня их осталось 5 тыс.
Республика Таджикистан признала Украину независимым государством 25 декабря 1991 p., дипломатическое отношение было установлены 24 апреля 1992 г. В Украине аккредитовано по совместительству Посольство Таджикистана в Российской Федерации, но в Киеве действует Торгово-экономическая миссия Таджикистана.
Украинско-таджикские отношения начали налаживаться с 2001 p., после визита Президента Таджикистана Э.Рахмона в Киев и на Львовщину, где трагически погиб и похоронен его родной брат. В июле 2001 года Президентами Украины и Таджикистану был подписан базовый Договор о дружбе и сотрудничестве.
На данное время сформирована значительная договорно-правовая база двусторонних отношений, которая состоит из 50 межгосударственных, межправительственных и межведомственных документов.
На сегодня товарооборот между Украиной и Таджикистаном является стабильным и держится в пределах 70-80 млн. долл. США на год.
На сегодняшний день в украинско-таджикских отношениях отсутствуют любые серьезные расхождения и политические проблемы. Совпадают или являются близкими по сути подходы к решению основных глобальных и региональных вопросов.
На данный момент Республика Таджикистан (РТ), которая до сих пор страдает от последствий гражданской войны 1992-1997 лет, одним из которых стал развал энергосистемы, не является важным экономическим партнером Украины. Тем не менее геостратегическое положение и внешняя политика делают ее важным фактором безопасности в нестабильном регионе, который имеет влияние и на реализацию украинских национальных интересов. Тем более, что сейчас для этого существуют благоприятные возможности: ряд украинских предприятий успешно работают в РТ, особенно в сооружении гидроэнергетических объектов. При этом финансирование происходит по счет весомой международной помощи, Запада на преодоление последствий гражданской войны и экономического кризиса.
В значительной мере такое внимание западных стран связанно с ситуацией в соседнем Афганистане, который остается источником нестабильности и поставок наркотиков у страны СНГ и Европы, а также новой ролью РТ как одной из стран базирования задействованных в антитеррористической операции авиаподразделений одного из членов НАТО – Франции. Последний фактор рассматривается Россией, Китаем и Ираном как угроза безопасности, поскольку создает НАТО условия для разведывательной работы относительно территорий этих стран.
Таджикистан активно "ищет себя" в центральноазиатских интеграционных проектах. На данный момент Дашанбе является членом ОДКБ, ШОС и ЕврАзЭС. В рамках этих объединений таджикская сторона проявляет значительную активность. Например, лоббирует принятие защитных мер в отношении своих трудовых мигрантов в РФ и Казахстане.
В рамках ШОС Таджикистан выступил провайдером интересов Ирана. По словам Э.Рахмона, Таджикистан готов поддержать Иран в его стремлении стать членом ШОС. В свою очередь, Тегеран выразил готовность не только помочь Таджикистану в деле строительства ряда гидроэлектростанций, но и планирует участие в строительстве железных и автомобильных дорог, создании свободной экономической зоны.
Кроме того, Таджикистан активно участвует в Альянсе персоязычных стран или Союз трех. 14 марта 2008 года в г. Душанбе подписанный коммюнике между министрами иностранных дел Таджикистана, Ирана и Афганистана, предполагает создание Экономического Совета. Как отметил известный таджикский политолог Рашид Гани Абдулло: "сближению Таджикистана с Ираном и Афганистаном способствовало и завершение периода межтаджикского конфликта и эффективное участие Ирана в реализации стратегических и экономических проектов РТ". Сегодня Иран воспринимается как эффективный партнер Таджикистана на международной арене. А отношения Таджикистана со странами, близкими по культурному пространству, гармонично вписываются в концепцию нашей многовекторной политики. По мнению Председателя Ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимова, Таджикистан должен сбалансировано подходить к налаживанию отношений по северному и южным регионам. Такой подход откроет новые перспективы для нашей внешней политики, умело придерживающейся принципа открытых дверей" (28).
Начиная с прошлого года власти республики реально стали избавляться от исламофобии, закрепившейся в их умах в годы гражданского противостояния, - отмечает политолог. Президент страны совершил визит в исламские государства, был построен крупный мост через Амударью, соединяющий "исламский" левый берег со "светским" правым. Острая необходимость максимально выгодно использовать свое географическое местоположение отодвинула исламофобию в область политической мифологии. Если до сих пор Таджикистан активно участвовал в двусторонних и многосторонних связях в основном в северном направлении, то сейчас он стал серьезно обращать внимание на усиление связей в южном направлении (29).
Однако, полноценная реализация проекта Альянса персоязычных стран является проблематичной из-за американского доминирования в Афганистане. Американцы, считая Иран страной способствующей терроризму, естественно будут препятствовать развитию этого сценария, хотя отдельные проекты могут быть реализованы, но создать полномасштабный союз между этими тремя государствами будет не возможно.
Важнейшим фактором, который способен усилить влияние Таджикистана в регионе, является нереализованный потенциал природных ресурсов этой страны, которые нельзя было добывать ранее из-за сложности добычи, несовершенство технологий, а в последнее время – из-за военной нестабильности. В частности, ряд экспертов делают ударение на возможности залегания в горах Памира значительного количества урановой руды (этот фактор приобретает особый вес в контексте стремления Ирана создать вместе с РТ и Афганистаном "содружества ираноязычных стран" и готовности инвестировать в это значительные средства).
Еще одним не реализованным ресурсом РТ являются гидроэнергетические. Данный вопрос уже продолжительный время является причиной постоянных противоречий с Узбекистаном, который усматривает в нем угрозу для собственного сельского хозяйства. Более всего это проявилось в ситуации вокруг достройки Рогунской ГЭС, которая стала также причиной определенного охлаждения отношений между Душанбе и Москвой. Последняя в этом вопросе поддержала позицию своего нового (после 2005 года) центральноазиатского союзника - Ташкента относительно использования трансграничных вод в энергетике, которое должно происходить по согласию всех государств, территориями которых та или другая река протекает.
Во время визита В.Ющенко в Таджикистан 6-7 марта 2008 г. уже обсуждался вопрос об участии Украины в расширении возможностей гидроэнергетики Таджикистана и, особенно, вопрос построения Рогунской ГЭС. Однако, по нашему мнению, украинской стороне следует отказаться от участия в этом проекте, поскольку в противном случаи мы рискуем оказаться на грани "замораживания" отношений с Узбекистаном, по интересам которого ударит строительство этой ГЭС. Экономические и политические последствия от такого необдуманного решения могут значительно ослабить позиции Украины в Центральной Азии.
Следует вообще отметить напряженность в отношениях Таджикистана и Узбекистана. По мнению таджикского эксперта Давлата Усмона, ограничительные меры Узбекистана по отношению к транзиту таджикского экспорта-импорта в виде всякого рода нетарифных барьеров действуют со времени распада СССР и нанесли Таджикистану огромный и непоправимый ущерб. По расчетам, выполненным таджикскими экономистами, экономические потери этой страны, причиненные ограничительными мерами за период 1992 по 2006г. превышает сумму в 15 млрд.долларов США. Из-за этой практики Таджикистан не в состоянии диверсифицировать свою экономику. Если бы не существовали проблемы транзита товаров через узбекскую границу среднегодовые темпы экономического роста в Таджикистане и Кыргызстане на несколько пунктов оказались бы выше (30).
Активно развиваются отношения РТ со странами Запада, в частности со США, Государственный департамент которых весной 2006 года озвучил проект создания энергосистемы, которая соединила бы Центральную и Южную Азию. Согласно этому проекту, инвестиции в объекты таджикской инфраструктуры откроют значительный гидроэнергетический потенциал этой страны, а излишки произведенной Таджикистаном электроэнергии будут поставляться в южноазиатские страны, в частности, в Индию и Пакистан.
Проявляет интерес к Таджикистану и Израиль. В конце июня 2008 г. в Душанбе побывала делегация дипломатов из Израиля: посол-нерезидент в Таджикистане Эхуд Голь и недавно назначенный послом в Казахстане и Киргизии Исраэль Мэй-Ами. Последний - один из основных архитекторов региональной политики Израиля периода 1990-х. Сам он родом из Казахстана, прекрасно владеет центрально-азиатскими реалиями, лично знаком со многими здешними государственными деятелями.
Кроме того, состоялась встреча президента Таджикистана Эмомали Рахмона с израильским миллиардером Львом Леваевым. В рамках своего визита в таджикскую столицу миллиардер провел ряд встреч, посвященных вопросам разработки и добычи золота, серебра и нефти в стране.
До сих пор Таджикистан всегда занимал последнее место в шкале приоритетов Израиля на южных рубежах бывшего Союза. Несмотря на наличие дипотношений, двухсторонние связи остаются в зачаточном состоянии.
После того, как в 2006 году таджикский президент в совместном заявлении с коллегами из Ирана и Афганистана в резкой форме осудил израильскую операцию в Ливане, Израиль время от времени критиковал Таджикистан. Однако, теперь ситуация похоже изменилась. Подобный визит израильских дипломатов свидетельствует об активизации политики Тель-Авива в Таджикистане.
Есть свои интересы в Таджикистане и у Китая. 25-26 июня 2008 г. в Пекине состоялась четвертое заседание таджикско-китайской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Среди главных вопросов – участие китайского капитала в реконструкции Варзобской, Головной и Кайраккумской гидроэлектростанций и строительства малых ГЭС в Таджикистане.
В начале 2008 г. Таджикистан поразил мощный энергетический кризис, что создало условия для активизации в этой стране внерегиональных игроков. Можно предположить, что участие иностранных партнеров в ликвидации последствий энергетического кризиса повлияет на рассмотрение инвестиционных проектов руководством РТ, поскольку эта страна, постоянно требуя международной помощи, по крайней мере демонстрировала готовность в ответ на нее активнее развивать экономические отношения. Поэтому Украине целесообразно рассмотреть вопрос дальнейшего расширения своего участия в этом процессе и предложить участие в восстановлении энергетической инфраструктуры страны и поставку необходимого оборудования (трансформаторов и кабеля).
Кроме того серьезной реконструкции нуждается и система теплофикации (парового отопления) таджикских городов, поскольку ее заброшенность привела к увеличению расходов дефицитных данной зимы электроэнергии и природного газа при отоплении квартир. Украине также целесообразно рассмотреть возможность предоставления необходимого оборудования и командировки специалистов при наличии заинтересованности в этом таджикской стороны. Кроме того, Украина могла бы поделиться с Таджикистаном имеющимся (хотя и небольшим) опытом внедрения энергосберегающих технологий (обе государства в значительной мере зависят от поставок газа из соседних стран).
Заинтересованность США в создании энергосистемы, которая бы объединила Центральную и Южную Азию создает благоприятные возможности для усиления роли Украины в восстановлении и дальнейшем масштабном расширении энергосистемы Таджикистана. Украина как участница развития гидроэнергетической системы РТ (6 гидроаккумулирующих и генерирующих комплексов, которые планируется задействовать ближайшие года – из Украины) и партнер Соединенных Штатов могла бы привлечь инвестиции для своих предприятий. Данный вопрос также нуждается в консультациях Украины с представителями ЕС и ОБСЕ, которым также невыгодная нестабильность в Таджикистане (через возможное расширение наркотрафика, нелегальной миграции, контрабанды оружия).
Также помощь Украины могла бы быть довольно ощутимой в ликвидации последствий холодной зимы 2008 года, что отрицательно повлияло на агросектор страны. Их довольно исчерпывающе сформулировал координатор продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН в Таджикистане Б. Шелхас: "В этом году Таджикистан будет испытывать дефицит пшеницы... Прежде всего, стране нужны 10 тысяч тонн кормов для животных и 3 тысячи тонн семенного картофеля". Другие эксперты говорят о дефиците минеральных удобрений. Выглядит целесообразным дальнейшая активизация Украины в предоставлении международным сообществом помощи РТ в этой области, проведение активных консультаций с руководством РТ относительно номенклатуры товаров, необходимых этой стране в первую очередь для восстановления семенного фонда.

ВЫВОДЫ

Переформатирование Центральной Азии началось. Пока еще нет четкого дизайна будущего региона. Своего решающего слова еще не сказали США и КНР, Россия также ищет свой путь к сердцу Центральной Азии. Но те тенденции, которые наблюдаются в странах региона, характер их отношений с Западом и Востоком свидетельствуют о готовности выйти за рамки узкого формата постсоветской Центральной Азии.
Если же у Украины, зависимой от поставок газа и нефти из ЦАР, не будет надежных партнеров в этом стратегически важном для Киева регионе, страна может оказаться вообще вне этого "Каспийского пирога". Пока что Украина имеет определенные возможности работать с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном, минуя Москву, Брюссель и Вашингтон. Но со временем, это "окно возможностей" может закрыться, и тогда нам не помогут никакие энергетические хартии.



Источники

1. "Большие Игры" в Средней Азии // http://www.washprofile.org/en/node/1121
2. Дж. Дэвис, М.Свиней. Центральная Азия в стратегии и оперативном планировании США (Институт анализа внешней политики)// www.namakon.ru/pic/article100.doc
3. А. Тер-Погосян. Казахстан и Центральная Азия в "большой игре" Вашингтона// http://www.ia-centr.ru/expert/1426/
4. Олкотт М. Б. Казахстан - непройденный путь, М, 2003. С 299
5. Steppes to Empire // The National Interests. - 2002. - Summer. - Р. 49.
6. The Security of the Caspian Sea Region. - Р. 137
7. Стар Ф. Партнерство для Центральной Азии// Россия в глобальной политике. 2005, №4. Июль-август.
8. З. Бжезинский. Еще один шанс. Три президента и кризис сверхдержавы. М.: Международные отношения, 2007. - С. 156.
9. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1214317620
10. Стефан Бланк. Страны Восточной Азии стремятся укрепить свои экономические позиции в Центральной Азии// http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=38724
11. Сыроежкин К.Л. Россия и Казахстан в ШОС: проблемы и перспективы // http://www.kazembassy.com.ua/kaz/rossija/Rossija_i_Kazakhstan_v_ShOS_problemy_i.html
12. Сергей Лузянин. Пекин пытается "воспитывать" Москву// www.globalaffairs.ru/articles/2371.html
13. Цян Сяоюнь. Китайско-казахстанское сотрудничество в сфере безопасности// http://www.analitika.org/article.php?story=20070204012547177
14. Владимир Сиденко, Александр Барановский. Украина - ЕврАзЭС: Наблюдение? Сотрудничество? Интеграция?// "Зеркало недели", - № 50 (425) 28 декабря - 10 января 2003.
15. Александр Лукин. Шанхайская организация сотрудничества: что дальше? – "Россия в глобальной политике", 31 июля 2007
16. Александр Жуган, Иран не вписывается в постблоковый формат ШОС? // http://www.glavred.info/archive/2008/03/28/114156-2.html
17. Шанхайская Организация Сотрудничества в регионе Центральной Азии// http://www.afghanistan.ru/doc/12315.html
18. Давлат Усмон. Таджикистан в системе геополитических координат// http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=38776
19. Джалилова М.К. "Большая игра" в Центральной Азии: прошлое и настоящее//Таджикистан и современный мир. №1 (14) - Душанбе, 2007.
20. Виталий Кулик. Что происходит в Центральной Азии? Что теряет Украина?// http://www.fraza.com.ua/analitics/31.07.07/40196.html
21. Ташкент бросает перчатку НАТО// http://www.politua.ru/polit/2698.html
22. Низамов Ф. Центральная Азия в поиске баланса интересов разных стран и сторон// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1213025700
23. Юрий Сигов. Энергоресурсы Каспия: перетягивание каната продолжается// http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=38776
24. Виталий Кулик. Россия ищет новых "транзитеров" //http://www.glavred.info/archive/2008/01/28/164508-2.html
25. Антон Финько. Роль Украины в Центральной Азии в условиях изменений геостратегической конъюнктуры на постсоветском пространстве// http://www.analitik.org.ua/author/436f9f838174e/pagedoc3432_9/
26. Казахи прямо не отказывают Украине в нефти для "Одессы-Броды", но охотно говорят о трудностях реализации этого проекта// http://news.mail.ru/economics/1840116
27. Виталий Кулик. Холодный душ из Астаны// http://politika.org.ua/cgi-bin/b2.pl?sh=pub_singl&num=1560
28. Михеев В. Китай и ШОС: Проблемы взаимодействий "великих держав" и перспективы организации//Таджикистан и современный мир. №3 (12). - Душанбе, 2006
29. Давлат Усмон. Таджикистан в системе геополитических координат// http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=38776
30. Давлат Усмон. Таджикистан в системе геополитических координат// http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=38776





Центр исследований проблем гражданского общества

Центр исследований проблем гражданского общества (ЦИПГО) основан 15 ноября 1995 г.. Основной целью деятельности Центра являются исследования проблем становления гражданского общества в Украине.
Центр проводит мониторинг политической, социально-экономической и религиозной ситуации в Украине; социологические и экспертные исследования. Также эксперты Центра осуществляют консультативную работу для политических и общественных организаций.
Международными партнерами ЦИПГО является Агентство "PR-Реаниматор" (Москва, Россия), Фонд региональных стратегических исследований (Сыктывкар, Россия), GLOBAL GREENGRANTS FUND (США), Forum Integracja-Demokracj-Europa (г. Познань, Польша) и др.
В структуре ЦИПГО действуют следующие направления:
• исследования гражданской активности;
• политического анализа и прогнозирования;
• социологических и психологических исследований;
• исследований вопросов глобальной и региональной безопасности;
• редакция бюллетеня "Украина в мире" и Интернет-Издание "Политика+" (www.politika.org.ua).
кроме того, ЦДПГС реализует проекты:

Ожидаются презентации:
"Украинско-российские отношения: от "образа врага" к стратегическому партнерству" (презентация – в августе 2008 г.)
"Энергетическая дипломатия для Украины" (презентация исследования в августе 2008 г.)
"Молодежная политика: официоз или инициатива?" (презентация исследования в сентябре 2008 г.)
"Украина и Южный Кавказ. Перспективы продвижения украинских интересов в Грузии, Азербайджане и Армении" (презентация – сентябрь 2008 г.)
"Украина и Беларусь: необходим политический диалог" (презентация – октябрь 2007 г.) и др.

Постоянные проекты
"Региональная интеграция и безопасность для Украины"
"БЕЗОПАСНАЯ ЕВРОПА: предложение гражданского общества по урегулированию Приднестровского конфликта"
"Угрозы для экологии Днестра от строительства Днестровской ГАЭС" (проект реализуется с помощью GLOBAL GREENGRANTS FUND).

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1214479140
Новости Казахстана

 Перейти на версию с фреймами
  © www.centrasia.ruВверх