ЦентрАзия   |   Таджикистан   |x .
С.Григорьев/А.Собянин - "Большая игра" продолжается. Место и роль Памира в геополитической схвате России с США
11:31 08.05.2003

"Большая игра" продолжается.
Реализация американской политики на Памире угрожает полным вытеснением России из Центральной Евразии.

ГРИГОРЬЕВ Сергей Евгеньевич – востоковед-афганист, эксперт аналитической группы "Памир-Урал",
СОБЯНИН Александр Дмитриевич – руководитель группы "Памир-Урал".

"Однажды Великий Шах Афганистана задумал построить дорогу к горным селениям Памира. Он направил к подножию гор людей и технику. Но работа не продвигалась, а рабочие стали исчезать. Тогда шах послал туда рабочих с охраной, но спустя несколько дней и охрана и рабочие исчезли... Понял Шах, что происходит и призвал к себе старейшин наших гор: "Зачем крадете вы моих строителей", – спросил он у них, – "ведь я делаю для вас доброе дело. Сегодня вы доезжаете до ущелья на машинах, а потом перекладываете груз на лошадей и, как сотни лет назад, карабкаетесь к своим селениям. Я построю для вас дорогу, которая поведет до самого вашего дома". И ответили ему старейшины: "О Великий Шах, мы отдадим тебе всех твоих людей, но пусть они не строят дороги к нашим домам. Сегодня ты хочешь подарить нам дорогу. А завтра ты скажешь нам, как по ней ходить...".

Такие истории рассказывает в колорадской русскоязычной газете "Горизонт" эмигрант из "бывшего СССР" Тадж Магомед Растогор. Он работает в Денвере охранником и продолжает мечтать о том дне, когда ни русские, ни американцы не будут указывать горцам, как ходить по своей земле. Растогор мечтает вернуться на Памир в Бадахшан.
Но на Памире идет уже более два столетия "Большая игра", которая мешает установлению долгого мира и спокойствия. Термин "Большая игра" применительно к соперничеству России и Британии в Азии был увековечен Редъярдом Киплингом, но появился ранее – с подачи англичанина А.Конолли, который от лица Восточной Индийской Компании пытался добиться у эмира бухарского союза против России (А.Конолли был казнен бухарцами по обвинению в шпионаже в 1842 году). Сейчас в "Большую антитеррористическую игру" вовлечены государства Среднего Востока, Южной Азии, Средней и Центральной Азии, от европейской Турции и просвещенного Казахстана до восточноазиатской Японии. Желающих указывать Растогору, как ходить по памирской земле, за последние годы стало намного больше двух.

Исмаилиты на Памире и в мире

Слово "Памир" традиционно переводят как "Крыша мира", но означает оно "летовка, летнее пастбище" ("па" на восточно-иранском – "наверху", "верхний", "мир", "мр", – "зеленая трава", сравни русское "по-над травой-муравой"). Образное "Крыша мира" прижилось по той причине, что именно Памир стягивает к себе величайшие горные системы Азии (Куэньлунь, Гиндукуш, Каракорум, Тянь-Шань), через Памир идут кратчайшие пути на север (киргизский Памиро-Алай), на восток (китайский Памир-Сары-Кол), на юг (индийский Кашмир) и на запад (афганский Хазараджат). Центральная часть Памира – таджикский и афганский Бадахшан.

Высокогорные долины Западного Памира населяют памирские народы, к которым относятся язгулемцы, рушанцы, бартангцы, шугнанцы, ишкашимцы, и ваханцы. В сопредельных с Таджикистаном странах памирские народы проживают: в Афганском Бадахшане (рушанцы, шугнанцы, ишкашимцы, ваханцы, сангличи, зебакцы, мунджанцы), в Пакистане (ваханцы в верховьях р. Ярхун и в долине р. Хунзы в т.н. "Азад Кашмире", мунджанцы и йидга в Читрале), в Китайской Народной Республике (сарыкольцы и ваханцы в Синьцзяне).

Верующие у памирских народов исповедуют мусульманство в форме исмаилизма (мусульманство шиитского толка). Сегодня исмаилитов в мире насчитывается 20 млн., из них в Афганистане около 500 тысяч. Центральный пункт этого направления в исламе – необходимость беспрекословного повиновения "имаму времени" (имаму данной эпохи) Агахану, который считается источником всякого знания. Исмаилиты достаточно либерально относятся к внешней обрядовой стороне, в районах их проживания мало мечетей-чамоатхона.

В Афганистане существуют две крупные общины исмаилитов: тюркоязычные хазарейцы (Хазараджат, Баглан, Кабул), возглавляемые наследственным пиром (учителем) Сайидшохом Насером Нодири, и исмаилиты Бадахшана. По разным причинам эти общины не входят в систему "Советов низаритов-исмаилитов", охватывающую 11 стран мира. Хазарейцы Афганистана – как исмаилиты, так и шииты. Хазарейцы-шииты по преимуществу ориентируются на Иран. Хазарейцы-исмаилиты Сайидшоха Насери Нодири придерживались в разное время различной политической ориентации, хотя в целом их политическая линия колебалась вместе с позицией узбекского генерала Рашида Дустума: в 1990-е годы долго удавалось сохранять нейтралитет и большую степень независимости, но когда власть в Кабуле перешла к талибам, они встали на сторону антиталибского альянса. Руководитель Группы Энциклопедии Азии Института востоковедения РАН профессор Юрий Ганковский так описывает хазарейцев и Хазараджат: "Афганистан развалился на несколько автономных, полунезависимых или независимых регионов. На юге, населенном, в основном, пуштунами, три региона: Кандагар, Газни, Кабул. На севере страны, к северу от Гиндукуша, их также три: таджикский на северо-востоке; узбекский, где в Мазари-Шарифе и Меймене проживает 1,5 млн. узбеков; гератский, где население смешанное, но больше всего таджиков, чараймаков и хазара дехизайнат. Центральную часть Афганистана – Хазараджат – населяют хазарейцы, причем там, по-видимому, три административных района. Почему я говорю так осторожно?

В политическом отношении хазарейцы не едины. Есть хазарейские организации, которые существуют на иранские деньги и выступают за то, чтобы Хазараджат был включен в состав Ирана. Есть другая группировка, которая считает, что Хазараджат должен стать независимым государством. Наконец, третьи полагают, что Хазараджат должен стать автономной провинцией независимого единого афганского государства".
Второй район компактного проживания исмаилитов охватывает афганскую провинцию Бадахшан, таджикистанскую Горно-Бадахшанскую автономную область (ГБАО) и крайний север Пакистана (Читрал).

"Восточная" русская политика

Памир всегда оказывался в сфере интересов более сильных в военном отношении государств, начиная с афганцев и бухарцев до англичан с русскими.

С начала XIX века на Памире шла "Большая игра". Французы мечтали стравить Российскую и Британскую империю еще со времен Екатерины II (проект М. де Сент-Жени российской военной экспедиции в Индию). Павел I договорился с Наполеоном о завоевании британской Индии русским и французским корпусами по 35 тысяч человек. 1 марта 1801 года 22507 человек (41 полк, две роты артиллерии и 500 калмыков) выступили под комадованием атамана Войска Донского генерала Орлова в индийский поход. 18 марта войска переправились через Волгу, но смерть Павла вынудила 25 марта повернуть назад. Впоследствии британцы судьбу не искушали, а относились к слухам об "индийских проектах" в России весьма серьезно.

Памир начали изучать как будущий театр военных действий. Каждый геополитический игрок шел со своими "геодезистами" – китайцы для подготовки географических карт брали на Памир католических и протестантских миссионеров, русские – татарских и бухарских купцов, британцы – мусульманских ученых-пундитов (пандитов) из имперской "Большой Тригонометрической Съемки Индии". Географы и военные, разведчики и купцы шли рядом с друг другом, а иногда и под видом друг друга. Во время антикитайского восстания уйгур и создания государства Йетти-Шаар (Семиградье) британцы были близки к установлению своего контроля над Восточным Туркестаном, но генерал Колпаковский ввел войска в Илийский край, что позволило китайцам взять передышку и впоследствии дать возможность генералу Цзо Цзунтану утопить восстание в крови, сохранив Сиюй – Западный край – для Поднебесной. Полковник Карл-Густав Маннергейм, будущий финский маршал, 1906-1908 годы провел в изучении китайского Синьцзяна (впоследствии по стопам полковника Маннергейма советские чекисты под видом татарских караванщиков будут идти уничтожать белогвардейцев прямо в Кашгаре и Урумчи).

На Памире утвердилась русская пограничная стража, которая дала России замечательных офицеров (от полковников Снесарева и Кивекэса до генералов Николаева и Тоцкого). С 1896 года в Памирском отряде стал служить Карл Кивекэс, швед из Финляндии по происхождению. В 1905 году он стал подполковником и был назначен начальником Памирского отряда. Не меньшую заботливость, чем к своим солдатам, проявлял подполковник Кивекэс к мирному населению. Командир Памирского отряда проводил арыки и орошал поля, увеличивая тем самым площадь посевов; выдавал заимообразно зерно на обсеменение полей, знакомил памирцев с разведением и пользованием картофелем, капустой, бураками и прочими непривычными в горах продуктами. В неопубликованных до сих пор воспоминаниях Кивекэса содержится подробное описание Памира, его жителей, их религиозных верований, отношения к России, российским военным и т.д. Все документы архива начальника Памирского отряда хранятся в финской семье приемной дочери Кивекэса Ольги (удочеренной памирки Гульбегим) Лойкканен.

В конце XIX века каждое мелкое памирское шахство было поделено ровно пополам – северный берег Пянджа отходил к Российской империи, южный к Афганистану. С 1893 года вплоть до сегодняшнего дня это разделение двух Бадахшанов остается незыблемым, если не считать рейдов советских десантно-штурмовых групп по афганскому Бадахшану во время войны в Афганистане.

Во время Первой мировой войны Агахан III из Бомбея в своих фирманах призывал исмаилитов поддержать своих государей против Германии и Турции: "Мусульманам, – писал он, – надлежит оставаться верными долгу присяги и покорными поведениям наших государственных и духовных властей... Никто не сможет победить столь могучих государей, как император и король Индии и Англии и царь всероссийский...". После Революции к выработке "восточной" политики большевиков были привлечены традиционные недруги исмаилитов – турки. В 1919-м году в Москву для переговоров с В.И. Лениным, И.В. Сталиным, Л.Д. Троцким и с проектом советизации Средней Азии, Индии, Китая и Афганистана прибыл Энвер-паша. Вся Средняя Азия, бывший царский Туркестан, должна быть в предельно короткий срок советизирована и стать базой для грандиозного "восточного похода" дальше к Индийскому океану. По распоряжению Льва Троцкого Полевой штаб Реввоенсовета разработал под руководством генерала А.А. Брусилова подробный план похода конных частей Красной Армии через горные хребты Гиндукуша, Тибета, Тянь-Шаня и Гималаев на восток в Афганистан, Индию, Непал и Китай.

Естественно, что в эти планы были включены и памирцы, жившие в решающем для дела мировой революции геополитическом регионе. Положение памирских таджиков усугубило два фактора: в горах скрывались и восстанавливали свои силы басмаческие отряды, спускавшиеся затем в долины Таджикистана, Киргизии, Узбекистана и вырезавшие представителей советской власти, и, второе, сформированный в 1918 году в Ташкенте русский отряд пограничной стражи вместо охраны рубежей на Памире перешел на сторону басмачей. В достаточно короткий срок советская власть восстановила на бывших рубежах Российской империи контроль над перевалами и горными проходами. Естественно, после этих перипетий Агахан III, тогдашний "имам времени", в СССР упоминался не иначе как "агент британской разведки", а исмаилитских пиров Бадахшана наравне с суннитскими религиозными деятелями подвергли репрессиям.
Очередное испытание русскому присутствию на Памире выпало уже в наши дни – во время гражданской войны в Таджикистане. Во время митингового "противостояния площадей" Озоди и Шохидон в Душанбе в 1991 году земляческое объединение душанбинских памирцев "Лали Бадахшон" вошло в объединившуюся для поддержки единого кандидата в президенты оппозицию, куда также входила Исламская партия возрождения Таджикистана (ИПВТ) и Демпартия. Когда противостояние митингов перешло в войну, вплоть до июля 1992 года бадахшанцы пытались стать буфером между двумя главными воюющими группами – каратегинцами и кулябцами, но после взаимной резни ряда мирных поселков летом 1992 года памирцы стали воевать на стороне каратегинцев. Однако война не перекинулась из долины реки Обихингоу в Бадахшан, а удивительным образом замерла на перевалах: от массовой резни памирцев спас международный престиж Агахана. Бадахшанцам, в отличие от каратегинцев, так не довелось испытать карающей справедливости победившей в гражданской войне кулябской стороны. Россия помогла Таджикистану создать новую национальную армию и закрепила собственное военное присутствие в виде 201-й Гатчинской мотострелковой дивизии и Пограничной Группы ФПС РФ.

Афганский Бадахшан и ГБАО

Практически всю вторую половину XX века и в настоящее время афганская часть Бадахшана относилась к числу самых бедных районов мира, тогда как в ГБАО существовали современные дороги, электричество и бесплатная медицина. ГБАО занимал в Таджикской ССР первое место среди регионов по доле получивших высшее образование, на Памире находились общесоюзные научные лаборатории АН СССР. Однако ситуация стала ухудшаться уже в 1970-е годы, т.е. задолго до Михаила Горбачева, – уже в 1970-1980-е годы ни один из серьезных социально-экономических проектов развития Памира, инициированный Москвой, не был поддержан в Душанбе, Бадахшан стал стремительно терять перспективы развития. Ситуация стала катастрофической, когда на правом берегу Пянджа началась гражданская война – рухнула отлаженная в советское время система летнего завоза в горы продовольствия, и в итоге население региона выживает сегодня только за счет гуманитарной помощи Агахана и мелкооптовой транспортировки наркотиков.

Для понимания ситуации важно отметить, что вышеперечисленные описания бедности относятся к исмаилитам Центральной Евразии, сохранившим старые обряды и не вошедшим в "Совет низаритов-исмаилитов", так как в целом исмаилиты – одна из самых богатых религиозных общин мира (к примеру, личное богатство Агахана the New York Times оценивает в 1,4 млрд долл.). Пакистанские, американские, британские и другие исмаилиты формируют в своих странах достаточно финансово обеспеченные общины. Созданные нынешним имамом времени Агаханом IV (Шах Карим ал-Хусайни) некоммерческие "Организации по развитию", прежде всего "Фонд Агахана", осуществляют Программу помощи и развития Памира, включая поставки продовольствия в ГБАО и афганский Бадахшан, перестройку сельского хозяйства и строительство жилья.
Ключевое значение исмаилиты придают важности высшего образования. Фонд Ага-хана ежегодно на конкурсной основе 12-15 студентов отправляет на учебу в ведущие вузы Москвы и Лондона и около 20 в Бишкек и Киев. Профессорско-преподавательский состав Хорогского университета проходит стажировку в Университете Агахана в г. Карачи (Пакистан), в ведущих университетах Англии, России и Украины. В 2000 году Агахан подписал с президентами Рахмоновым, Назарбаевым и Акаевым договор об учреждении в областном центре ГБАО г.Хороге Университета Центральной Азии с филиалами в Оше и Алма-Ате, который должен стать новым центром притяжения для исмаилитов по обе стороны границы, а также ни много ни мало ведущим мировым вузом по вопросам развития горных территорий планеты. В Лондоне и Карачи понимают, что на планете остались неосвоенными лишь ресурсы арктических, антарктических и высокогорных регионов планеты, все вместе объединяемые геологическим термином "гляциальные зоны" (ледовые районы).

Ресурсы Памира – от лазурита до урана

На геологической карте СССР, где было отмечено распределение полезных ископаемых, в глаза бросались два белых пятна: Памир с Тянь-Шанем и Северо-Восточная Сибирь. Именно эти два региона современные американские геологи выделяют как наиболее перспективные для разведки и добычи. Среди других горных систем ни исхоженный геологами Кавказ, ни малоисследованные Гималаи не могут тягаться с этими кладовыми. Памирские недра богаты полезными ископаемыми, выявлено более 400 месторождений, содержащих более 70 видов рудных и нерудных полезных ископаемых. Более 100 месторождений эксплуатируются, на них добывается 36 видов минерального сырья. По сообщению специалистов госкомпании "Барки Точик", на таджикском Памире готовы к освоению месторождения серебра (750 млн. т руды, 40 тыс. т чистого металла), свинца (5 млн. т), цинка (4,5 млн. т), никеля (близкого по составу к норильскому никелю), олова (13 тыс. т), ртути (5 тыс. т), сурьмы (290 тыс. т), меди (123 тыс. т), висмута, вольфрама (17 тыс. т), молибдена, бора, стронция, мышьяка, каменного угля (400 млн. т), сверхчистых малозольных антрацитов (300 млн. т), золота (200 т), благородного камня шпинель-лал, лазурита, рубина и других драгоценных и полудрагоценных камней, плавикового шпата, сырья для строительных материалов, и т.д.

Таджикский алюминиевый завод (ТАЗ) выпускает алюминий, его сплавы и обоженные аноды, катанку, прокат, готовые изделия с использованием алюминия (телевизоры, посуду, автозапчасти и т.д.).
Через афганский Бадахшан лежит трасса газопровода от Каспия в Китай. Как считает главный аналитик информационного портала по нефтегазовой промышленности RusEnergy.com Михаил Крутихин, реализация трубопроводных проектов, поддерживаемых западными компаниями, потребует не одного года. Когда в 1997 году американская Unocal возглавила консорциум Central Asia Gas Pipeline Ltd. (CentGas), задача снабжения туркменским газом Пакистана, а возможно и Индии, выглядела гораздо более привлекательной, чем сейчас. В начале 2002 года в Азии вновь всплыл и Unocal, который был одним из главных лоббистов проекта "расчистки трассы афганского газопровода" через Герат, Кандагар к пакистанской Кветте руками талибов. Однако уже с совершенно новым проектом, не имеющим отношения к Туркменистану. Unocal предлагает Бангладеш протянуть в Индию газопровод протяженность 1350 км и стоимостью 900 млн долл., который позволит снабжать газом Дели. Американцы уже выполнили предварительное исследование трассы и теперь дожидаются политического благословения, чтобы приступить к работе над ТЭО. У России в ближайшие годы, считает Михаил Крутихин, сохраняются высокие шансы отстоять ведущие позиции в организации поставок нефти и газа из Каспийско-Среднеазиатского региона, несмотря на изменение геополитической обстановки в этом регионе, но лишь в том случае, если президенты Путин и Ниязов найдут взаимопонимание по согласованному выходу на внешние рынки (Евразийский газовый альянс).
В Согдийской области расположен один из первенцев советской атомной промышленности – производственное объединение "Восточный комбинат редких металлов" (ПО "Востокредмет"). "Востокредмет" занимается выщелачиванием металлов, производя закись-окись урана (мощность по руде 1 млн. т), особо чистую пятиокись ванадия (мощность до 1200 т, реальное производство несколько десятков тонн), золото, серебро и т.д. В него входят Гидрометаллургический завод, Чкаловский машиностроительный завод, рудоуправление, рудник открытой добычи, НИИ. Таджикский "Востокредмет" в настоящее время практически не работает, так как предприятия атомной промышленности в Средней Азии были рассчитаны на работу в едином комплексе, и после распада СССР выйти на мировой рынок и успешно там торговать удалось лишь узбекам (Навоийский ГМК) и казахам (Ульбинский металлургический завод). Тем не менее, по оценкам некоторых независимых экспертов, данные по запасам урана сильно искажены в сторону преуменьшения, и перспективные месторождения сосредоточены непосредственно в регионе. Во всяком случае, именно на Памире и Тянь-Шане располагались урановые советские рудники, а практически весь уран Китая сосредоточен на крайнем северо-западе – тех же самых горных системах. Соответственно, "Востокредмет" при соответствующем инвесторе может обрести перспективу.

По автотрассе к Индийскому океану

Как указывает руководитель проекта "Горная геоэкология и устойчивое развитие" профессор Юрий Баденков, перспективные транспортные проекты на Памире тесно связаны с выходом в Китай и в Индийский океан. Высочайшая заинтересованность пакистанцев и таджиков в автотрассе объясняется очень просто – от Душанбе до выхода на Каракорумское шоссе немногим более 1000 километров. Существует два основных варианта автодороги, связывающей Таджикистан с Пакистаном:
1). Душанбе – Хорог (через Куляб – Калаи Хумб) – Мургаб – перевал Кульма (граница Таджикистана с КНР) – выход на Каракорумское шоссе – Ташкурган – перевал Хунджераб (граница КНР с Пакистаном) – Балтит – Гилгит – Карачи;
2). Душанбе – Хорог – Ишкашим (граница Таджикистана с Афганистаном) – перевал Барогиль (граница Афганистана с Пакистаном) – Мастудж – Ласпур – перевал Шандур – Гупис – Гапуч – Гилгит – Карачи.
Нестабильная политическая обстановка в Афганистане препятствует использованию Ваханского коридора (афганского Бадахшана), по крайней мере, в ближайшем будущем.

Строительство дорожной сети Таджикистана финансируется МВБ, АБРР, Исламским банком развития, европейскими и японскими банками и фондами, и т.д. Определенную помощь оказывает Фонд Агахана и другие международные неправительственные организации.

Текущее предвоенное напряжение между Индией и Пакистаном сосредоточило внимание экспертов на южных памирских рубежах. Техасское агентство стратегического прогнозирования (Stratfor) озвучивает американскую точку зрения на Кашмирский кризис: "Любое соглашение, выработанное лишь руководителями Индии и Пакистана, обречено на провал из-за противодействия кашмирцев. И лишь в случае привлечения представителей кашмирцев к будущему переговорному процессу, такие переговоры имели бы более серьезный тон и большие шансы на окончательное урегулирование, в случае, если будет найдена общая позиция". Однако, в случае реализации американских идей по включению в переговорный процесс между Дели и Исламабадом еще и представителей от "Азад Кашмира", фактическим образом будет закреплена и легитимизирована в дальнейшем де-юре существующая сейчас лишь де-факто пакистано-китайская граница. Иными словами, любые даже малейшие индийские уступки могут навсегда отрезать Индию от собственного выхода на север. В то же время в прошедшие годы были озвучены некоторыми индийскими экспертами по внешней политике предложения о поиске индийско-китайского взаимопонимания по границе в спорных горных районах. Вполне может оказаться, что спустя какое-то "горячее" время такие трезвые голоса будут услышаны в Дели и Пекине, и одним из компромиссов может стать взаимопонимание по стратегическим транспортным коридорам, с соединением китайской и индийской автодорожной сети, с выходом Индии через Синьцзян в Среднюю Азию, а Китая через индийскую территорию ныне оккупированного "Азад Кашмира" к порту Карачи. Сближение позиций можно проводить в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), отдельные вопросы можно прорабатывать в рамках ШОС, ЕврАзЭС или других международных объединений. Такое парадоксальное на сегодняшний день транспортное взаимопонимание Дели и Пекина резко ослабит угрозу "высокогорного" экстремизма для обоих государств и единственно сможет обеспечить американским корпорациям безопасность амбициозных проектов доставки углеводородного сырья от Каспия в Китай и Индию.

Вода Таджикистана – это жизнь Узбекистана

На территорию Таджикистана приходится около 50% площади оледенения всей Центральной Азии. В ледниках Таджикистана сосредоточено около 460 куб. км. пресной воды. По абсолютной водоносности самыми крупными реками являются Вахш, Зеравшан, Кафарниган и, конечно же, пограничный Пяндж. Заведующий отделом Казахстана и Средней Азии Института этнологии и антропологии РАН Валентин Бушков так подытожил ситуацию: "горные республики Таджикистан и Киргизия монопольно обладают водой и гидроэнергией (соответственно, 51% и 25% от общих ресурсов Средней Азии), хозяйственные комплексы Узбекистана и Казахстана ее расходуют, при этом никакой ренты на развитие гидроэнергосистем Таджикистан и Киргизия не получают".

Общие потенциальные гидроэнергоресурсы Таджикистана оцениваются в 300 млрд. квт./ч., а в удельном отношении это 4180 млн. квт./ч. на 1 куб.км. речного стока. К этим показателям приближаются только Грузия и Киргизия; Россия, Узбекистан, Казахстан и другие страны СНГ имеют удельные показатели на единицу площади в десятки раз меньше. Наиболее крупным действующей ГЭС является Нурекская на р. Вахш с установленной мощностью 2,7 млн. квт.ч.

Институтом "Таджикгипроводхоз" разработан проект переброски части стока реки Зеравшан в бассейн реки Сырдарьи (воды бассейна Сыр-Дарьи используются уже на 80%, а бассейна Аму-Дарьи – менее 40%). Орошение Шахристанской впадины – 65 тыс. га и Кеизилинского массива – 35 тыс. га можно будет осуществить водными ресурсами реки Зеравшан путем прокладки туннеля через Туркестанский хребет длиной 26 км. с расходом воды 50 куб.м/сек. Деньги под этот проект вице-премьер Таджикистана Козидавлат Коимдодов надеется получить от МВБ. Завершение строительства Рогунской и Сангтудинской гидроэлектростанций также требует соответствующих внешних инвестиций.

1 июня 2002 года президент Пакистана Парвез Мушарраф и президент Таджикистана Эмомали Рахмонов обсудили вопросы сотрудничества в экономической области, в частности, в энергетическом комплексе. Обсуждался вопрос строительства автодороги из Таджикистана в Пакистан через через ГБАО и афганский Бадахшан протяженностью в 1700 км. "Мы решили провести технико-экономическое обоснование проектов строительства автодорог и Рогунской ГЭС. Мы должны провести ТЭО, чтобы знать, насколько строительство Рогунской ГЭС выгодно для нас, сколько будет стоить ее электричество в Пакистане" – заявил президент Пакистана. Эмомали Рахмонов сказал, что в ходе недавнего визита в Таджикистан Президента МВБ Джеймса Вульфенсона, последний заявил, что проект строительства ГЭС будет поддержан финансово, если в регионе найдутся потребители таджикского электричества. "Потребители – это Синьцзян-Уйгурский автономный округ КНР, Афганистан и Пакистан", – отметил президент Рахмонов. Пакистанцам и таджикам придется привлекать и другие страны к проекту Рогунской ГЭС, так как кредит требуется более 1 млрд. долларов, что невозможно без создания энергетического консорциума.

Профессор Ганковский считает, что не использован в правильной мере потенциал сближения российских и пакистанских позиций. А президент Парвез Мушарраф, продолжает Юрий Ганковский, политик предсказуемый и ответственный. В армии и спецслужбах Пакистана основной тон задают панджабцы (около 80% генералов, офицеров и солдат) и пуштуны (остальные 20%), прочих, в частности, урдуязычных мухаджиров, – единицы. Президент Парвез Мушарраф – единственный глава государства из мухаджиров, если не считать первого руководителя Пакистана Каид-и азама (великого лидера) Мухаммада Али Джинну, умершего в 1948 году. Генерал Мушарраф – мухаджир, привезли его родители из Уттар-Прадеша, из Северной Индии, еще маленьким ребенком, вырос он уже в Пакистане.
Следует отметить также, считает известный российский специалист по проблемам безопасности в Азиатском регионе Рашид Каримов, что цели, преследуемые в Афганистане пакистанской правящей элитой и фундаменталистами, за последние 20 лет остались в своей основе неизменными: закрепление доминирующей роли Пакистана по обе стороны линии Дюранда и последовательная исламизация региона под эгидой пакистанских суннитских авторитетов. Все новые сотни тысяч афганцев, представляющих национальные и религиозные меньшинства, включая шиитов и исмаилитов, вынуждены эмигрировать в Иран, Пакистан и республики Средней Азии. Шииты обеспокоены, добавляет Рашид Каримов, созданием в Кандагаре антишиитской экстремистской группы Ахл-е-Сунна-валь-Джаммат, цель которой – теракты на территории Афганистана и Ирана.
Исламские объединения в Пакистане – Джамаат-и ислами, Джамиат ул-улама-и ислам, Джамиат ул-улама-и Пакистан, разжигают смертельную вражду между суннитами, которые составляют примерно 85% населения Пакистана, и шиитами, которые населяют в основном юго-западные округа Панджаба. Там происходят кровавые погромы, боевики с автоматами врываются в мечети, убивают молящихся, убивают имамов. Естественно, считает Юрий Ганковский, в этих условиях надо отдавать предпочтение Мушаррафу, политику, который главной своей заслугой считает нормализацию экономической жизни Пакистана и пользуется, соответственно, полным доверием пакистанских деловых кругов.

Китай – не пустить США в Бадахшан

Китай, понимающий всю опасность размещения американских войск на среднеазиатских аэродромах для возможного мятежа уйгурских сепаратистов в СУАР КНР, продолжает деятельность по привлечению к антитеррористической кампании структур евразийских блоков ЕврАзЭС и ШОС с целью недопущения американского контроля над Ваханским проходом (афганская провинция Бадахшан). 26 февраля 2002 года на участке Мургабского пограничного отряда (в ГБАО) проведена погранпредставительская встреча РФ-КНР на уровне погранпредставителей полковника Ким Хуа и подполковника Эдуарда Стрышкова, на которой был согласован план взаимодействия и рассмотрен вопрос поддержания отношений по охране совместного участка границы.

Секретарь Кашгарского окружного комитета КПК Яо Юнфэн сказал в марте 2002 года: "Кашгар граничит с Афганистаном и имеет с ним общую границу длинной в 92 километра. Население округа Кашгара, которое поддерживает традиционную дружбу с афганским народом, озабочено политической ситуацией в Афганистане и в то же время с большим вниманием следит за ходом восстановительных работ в Афганистане. Восстановление Афганистана есть длительная задача. Объем работ громоздок. Кашгар с развитой отраслью строительства и обилием материалов может поставлять Афганистану настоятельно необходимые ему материалы по китайско-пакистанской автомобильной магистрали".

Таким образом, неназойливо мировому сообществу в целом, а блоку ШОС в частности, предлагают принять китайское участие в основных региональных проектах с постепенным признанием легитимности китайско-пакистанской автомагистрали и, позже, государственной границы. Это нужно понимать правильно.

Агахан после 11.09.2001 – "трудно быть иранцем или иракцем"

После событий 11 сентября, когда многие мусульманские лидеры заколебались под агрессивной антитеррористической риторикой США, Агахан однозначно осудил попытку отождествить понятия "ислам" и "терроризм". Так, 2 февраля этого года в Канаде имам времени, в обычное время старающийся держаться подальше от политических оценок, заявил в адрес тех западных лидеров, кто вслед за Джорджем Бушем видит в мусульманах врагов: "Мне было бы очень трудно морально осудить всех иранцев или всех иракцев. Я бы просто не стал этого делать. Неужели неясно, насколько болезненно любому иранцу осознавать – "президент самой могущественной страны мира заклеймил меня как носителя зла"…?! Я бы не стал клеймить целые народы как воплощение зла, будь то мусульмане, христиане, иудеи или индуисты…".

В том же февральском интервью Агахан высказался и по необходимости восстановления Афганистана: "Проблема №1 – как обеспечить безопасность. Проблема №2 – как накормить людей. Проблема №3 – как восстановить то, что может быть восстановлено, причем в такие жесткие сроки, чтобы можно было обратить вспять процесс сползания в коллапс". Агахан подтвердил финансово свою позицию по Афганистану – заявил о готовности выделить на восстановление Афганистана $75 млн. 23 марта он встретился в Кабуле с главой Временной Администрации Хамидом Карзаем и подписал "Соглашение о содействии развитию", которое должно создать инфраструктуру для внедрения в Афганистане программ развития, опробованных ранее в других развивающихся странах.

Опробованных и закончившихся в азиатских и африканских странах, напомним, присоединением общин к "Совету низаритов-исмаилитов", т.е. переходом общин под внешний – лондонский – контроль. В Таджикистане, члене ДКБ и ЕврАзЭС, речь пока что идет только об экономической помощи. Вопрос о присоединении афганских и таджикских исмаилитов к системе "Советов" и распространении на них положений "Основного закона 1986 года", по которому живет большинство исмаилитов мира, еще не затрагивался, но в ближайшие годы это может произойти. Вместе с деятельностью Университета Центральной Азии это будет означать, прежде всего, потерю пока еще сильных позиций русской культуры в ГБАО и одновременно – значительное уменьшение возможностей России влиять на ситуацию в афганском Бадахшане.

Путин и Агахан

Последняя по времени, идущая в настоящее время, попытка выдавить русских из Памира связана уже с англо-саксонской глобальной экспансией. После 11 сентября 2001 года таджики-исмаилиты по обе стороны границы были одними из немногих, кто не поддержал однозначно США. Как долго России удастся удержать их в зоне своего влияния, зависит теперь уже не от привычных "силовых" мер (борьба с наркотиками, присутствие российских пограничников и т.д.) и не от традиционно сильных позиций русской культуры: многое зависит от того, найдутся ли в России силы, способные повести долгий и кропотливый диалог с Агаханом по согласованию интересов развития Памира и исмаилитских общин с российскими геоэкономическими интересами в регионе. В такой диалог надо заложить лишь два императива – Агахан вернулся на Памир, Россия оттуда уходить не будет.

30 апреля этого года президент Путин и духовный лидер исмаилитов Агахан встретились в Москве и обсудили процесс мирного обустройства Афганистана. "В ходе продолжительной и дружественной дискуссии", как сообщила Би-Би-Си со ссылкой на пресс-службу администрации президента РФ, "Путин и Агахан согласились, что необходимо и дальше консолидировать усилия международного сообщества в процессе восстановления социальной сферы и экономики Афганистана". Более того, и в данном случае это важно, две стороны обсудили региональные проблемы, включая разрешение конфликтов.

15 марта этого года эксперты влиятельной на Западе Международной Антикризисной группы, которая работает по Средней Азии и Афганистану из киргизского г.Ош, подготовили очередной доклад по Афганистану, где указывается, что для обеспечения стабильности в Афганистане следует нарастить международную группировку с 4500 человек до 25-30 тысяч. Что означает на военном языке готовность рискнуть повторить советский опыт вторжения. В случае подобного наращивания войск западной коалиции России придется опереться на таджиков по обе стороны афганской границы.

Выводы. Проект "Россия на Памире"

Сегодня, чтобы сохранить Бадахшан в сфере своих интересов, России необходима новая, всесторонне разработанная, понятная и приемлемая (прежде всего, для местного населения, а не для душанбинских или московских чиновников) политика в регионе. В случае, если Россия наряду с продолжением американской "Большой антитеррористической игры" начнет в Центральной Евразии и собственную "Большую экономическую игру", то она могла бы включить в себя:

1) Развитие горных районов Евразии
Горная хартия СНГ 1997 г., которая регулирует межгосударственное сотрудничество в области изучения, разведки, использования и охраны недр горных территорий, формирует достаточные базовые условия сотрудничества российского государства и исмаилитских организаций на Памире (скажем, Минприроды РФ, соответствующие министерства Киргизии и Таджикистана, Университет Центральной Азии и "организации по развитию" со стороны Агахана).

2) Защитный барьер от экстремистов
Держать границу по горным ущельям и перевалам дорого, но дешевле, чем держать оборону на российско-казахском рубеже в случае победы экстремистов в Средней Азии. Поэтому присутствие России в Бадахшане служит безопасности Российского государства. Пока, худо-бедно, но пограничники удерживают "золотые наркотические трассы" Хорог-Ош и Хорог-Душанбе. Присутствие России в Бадахшане защищает наши города от потока наркотиков.

3) Сотрудничество с ключевыми для России странами
Больше ста лет назад Россия крепко встала на "Крыше Мира", чтобы когда-нибудь спуститься вниз по другому памирскому склону – в индийский Кашмир и китайский Кашгар. Пусть не сейчас. Важно – уйдя с Памира, обратно Россия не вернется. Придут другие.

4) Включение России в проект ККЖД
Трасса ККЖД (Китайско-Киргизской железной дороги Кашгар-Андижан) позволит закрепить экономически власть Пекина в мусульманских (тюркских) регионах КНР, но самое главное – позволит России и Китаю начать совместные со среднеазиатскими республиками проекты ресурсного освоения гор.

5) Сохранение в списке лидеров "ресурсной гонки"
Кто будет контролировать Памир, тот будет контролировать в XXI веке энергопотребление Китая и Индии.

Намеренно обойдены стороной два вопроса – исламистский экстремизм и наркоторговля, так как за ними стоят определенные экономические интересы Пакистана и других государств. Возможно, что в "Большой игре" наступит очередное равновесие, теперь уже с учетом глобальной экономики. Глобализация означает, применительно к горным районам Центральной Евразии, что та сторона, американцы или русские, которая будет политически контролировать добычу и транспортировку энергоресурсов на Памире и через Памир, а также транспортные и коммуникационные потоки, вынуждена будет допустить к экономическому продвижению на тех или иных условиях и вторую сторону (и третью китайскую, пока молчаливую). В ином случае американцы, закрепившись на Памире, вынудят Россию уйти и из остальной Средней Азии.
Высокогорный регион, где проживает лишь несколько сот тысяч человек, позволит контролировать экономики окружающих территорий Индии, Китая, Пакистана, Таджикистана, Узбекистана, Киргизии с населением десятки миллионов человек, что является оптимальной из возможных среднеазиатской стратегией России, при ее финансовой слабости и военной силе. И если российской стороне удастся решить сверхзадачу – предоставить Пакистану доступ в Среднюю Азию и сохранить полный контроль над Памиром, при этом не ущемив интересов главного индийского стратегического союзника в вопросе статуса оккупированных северных территорий штата Джамму и Кашмир, может так получиться, что англо-саксонская сторона в лице духовного лидера исмаилитов Агахана и русская сторона в лице исмаилитов ГБАО и российской исмаилитской диаспоры помогут закончить нынешний тайм "Большой игры" вничью.

И тогда:
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?
(Р.Киплинг)

От авторов: наиболее полным источником по истории и логике "Большой игры" России и Великобритании на Памире в XIX в. является монография А.В. Постникова "Схватка на "Крыше мира". М.: "Памятники исторической мысли", 2001. В статье использованы факты, взятые из этой книги.

Опубликовано: "Саясат/Policy", 2002, № 8 (август), с. 57-64.
Журнал издается Институтом развития Казахстана.

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1052379060
Новости Казахстана

  Обсуждение. Сообщений [ - ]Добавить сообщение  
  © www.centrasia.ruВверх